Содержание

10 знаменитых проектов Ээро Сааринена ко дню его рождения

Ээро Сааринен родился в Финляндии, в 1910 году, в семье архитектора Элиеля Сааринена (впоследствии директора американской Академии искусств Cranbrook) и его жены Лойи, художницы по тканям. В возрасте 13 лет, Ээро с родителями эмигрировал в США.

Ээро Сааринен (в центре) с единомышленником и лучшим другом со студенческих лет Чарльзом Имсом (слева)

Будущий мэтр архитектуры и дизайна изучал скульптуру в Париже и архитектуру в Йельском университете. Первые опыты в проектировании мебели молодой человек проводил вместе с легендарным Норманом Беллом Геддесом, создателем первого в Америке бюро промышленного дизайна. Первые шаги в архитектуре Сааринен совершал в Мичигане под руководством отца.

1 Кресло Womb для Knoll, 1948

Кресло Womb (в переводе — чрево) с пуфом для ног, до сих пор одна из самых популярных моделей производимых фабрикой Konll International, www.knoll-int.com

За недолгую жизнь Ээро Сааринен создал целую плеяду выдающихся проектов в архитектуре и дизайне, вошедших в золотой фонд культурного наследия ХХ века.

2 Мемориал Арка в Сент-Луисе, 1963-1965

Gateway Arch величественно отражается в водах реки Миссисипи. Мемориал «Врата на запад», также известный как Арка в Сент-Луисе — визитная карточка города в штате Миссури

Арка высотой 192 метра и шириной основания 192 метра была построена в 1963-65 годах и является самым высоким памятником в США. Смотровая площадка на его вершине открывает восхитительный вид на город и окресности. Здание открылось для посетителей в 1967 году, Ээро Сааринен умер за четыре года до завершения строительства. Незадолго до ухода он решил установить в башню лифт, чтобы посетителям не приходилось преодолевать более тысячи ступенек. Обычные модели лифтов не подходили для округлой контрукции. Несколько лифтостроительных компаний не смогли подобрать подходящий вариант. В 1968 году с задачей справился инженер, объединивший стандартный тросовый лифт и кабину колеса обозрения на карданной подвеске.

3 Стол Saarinen Tulip, 1957

Оригинальная модель стола Saarinen Tulip представлена в коллекции музея дизайна MoMA в Нью-Йорке. Недавно компания Knoll выпустила эту модель в составе коллекции садовой мебели, www.knoll-int.com

На заре карьеры Ээро Сааринен разрабатывал предметный дизайн вместе со своим студенческим другом, выпускником академии Cranbrook Чарльзом Имзом. Наряду с креслами и стульями, молодые люди конструировали медицинские ортопедические шины из гнутой фанеры для солдат, участников Второй мировой войны.

4 Терминал TWA в аэропорту Джона Кеннеди, 1955-1962

Открытое пространство и «текучие» формы интерьера терминала TWA символизируют постоянное движение. Здесь нет острых углов и прямых стен, доминируют округлые линии

Терминал TWA Flight Center был открыт в 1962 году в новом аэропорту Айдлуайлд под Нью-Йорком. В 1963 году, спустя месяц после убийства президента Дж. Ф. Кеннеди, аэропорт переименовали в его честь. На момент создания, здание терминала считалось одним из самых оригинальных аэровокзалов в мире.

крыша терминала TWA в форме большой белой птицы с раскинутыми крыльями состоит из изгибов, обтекаемых форм и плавных переходов

По замыслу автора, форма купола олицетворяла «абстрактый символ полета», он и правда как-будто парит над землей. Футуристичный дизайн придает массивной бетонной конструкции ощущение невесомости и полета. С упадком авиакомпании TWA терминал был закрыт на реконструкцию. После ее окончания, в 2008 году здание терминала перешло к авиакомпании Jet Blue Airways.

5 Кресло Grasshopper, 1946

Кресло Grasshopper (в переводе -кузнечик) стало первой работой Сааринена для для мебельной компании Knoll. Фабрика выпускала эту модель в течение 19 лет. Сегодня кресло Grasshopper производят менее известные американские и скандинавские бренды

Дружеские отношения с Флоренс Нолл (в девичестве Шуст) связывали Ээро со студенческих лет. Его отец Элиэль Сааринен, директор академии Canbrook выделял талантливую ученицу, считая ее своей протеже. В юности Флоренс проводила много времени с семьей Саариненов, включая летние каникулы в Финляндии. По признанию Флоренс, они с Ээро были друг для друга самыми честными критиками и поддерживали близкие, братско-сестринские отношения всю жизнь. Когда в 1940 году Флоренс Нолл пришла работать в семейную компанию Knoll, она пригласила Ээро создавать дизайн мебели вместе.

6 Мемориальный центр в Арт-музее Милуоки (Milwaukee Art Museum), 1959

Мемориальный Центр Второй мировой войны (War Memorial Center) «парит» над берегом озера Мичиган

Сегодня комплекс Арт-Музея Милуоки образуют три здания, возведенные в разное время Ээро Саариненом, Дэвидом Кэлером и Сантьяго Калатравой. Строительство мемориального Центра Второй Мировой (War Memorial Center) начал Элиэль Сааринен. После его кончины в 1950 году, Ээро Сааринен продолжил работу отца. Проект разработан под большим влиянием модернистской архитектуры Ле Корбюзье.

7 Кресла Organic Chair, 1940

Кресла Organic Chair — совместный проект лучших друзей и соратников Ээро Сааринена и Чарльза Имза. Оригинальные предметы коллекции Organic представлены в экспозиции музея дизайна MoMA в Нью-Йорке. В наши дни модель выпускает швейцарская фабрика Vitra, www.vitra.com

8 Юридическая библиотека университета Чикаго, 1959

Стеклянный фасад придает зданию библиотеки визуальную легкость. «Гофрированная» стеклянная стена эффектно отражается в огромном бассейне, расположенном у подножия здания. Отражение в водной глади зрительно удваивает высоту постройки

9 Стул Saarinen Tulip для Knoll, 1957

Плавные формы Tulip Chair — следствие подражания природным формам. Сегодня компания Knoll выпускает обе версии Tulip Chair — с подлокотниками и без

Стол и стулья Tulip — результат опытов Сааринена с новым материалом стеклопластиком, хотя в то время сделать их целиком из него не удалось. Для прочности ножка была отлита из алюминия и покрыта стеклопластиковым волокном. Новаторская мебель была с восторгом принята профессионалами и покупателями. В 1960-70 годы футуристические Tulip Chair украшали страницы модных журналов и интерьеры фильмов. Столовую группу Tulip можно увидеть в «Солярисе» Тарковского и в культовом сериале Star Trek.

10 Аэропорт имени Даллеса в Вашингтоне, 1958-1962

Аэропорт имени Даллеса в Вашингтоне сегодня обслуживает до 20 миллионов человек в год

Здание терминала и диспетчерскую вышку аэропорта в Вашингтоне Сааринен считал лучшим творением своей жизни. Стены из стекла и бетона поддерживают изящно изогнутую, словно летящую крышу. В 1966 году проект был удостоен первой премии Американского института архитекторов, почетной награды профессионального сообщества.

Elle Decoration

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

www.elledecoration.ru

Готлиб Элиэль Сааринен – биография и творчество

Готлиб Элиэль Сааринен — финский архитектор, градостроитель и дизайнер; основоположник и крупнейший представитель национального романтизма в Финляндии, впервые принесшего ей мировую известность; с его именем связаны первые принципиальные эксперименты в градостроительстве страны, повлиявшие на развитие европейского градостроительства в середине ХХ века; в 1923 году эмигрировал в США после получения второй премии в конкурсе 1922 года на проект небоскреба для редакции газеты «Чикаго трибюн».

Неосуществленный проект, соединивший дисциплину классической композиции с экспрессивностью неоготики, весьма сильно повлиял на архитектуру небоскребов, предвосхитив возникновение ар-деко.

Дом Тальберга. Хельсинки, Финляндия

В последнем периоде творчества Сааринену стали близки идеи функционализма, архитектор стремился соединить его с романтической традицией.

Элиэль Сааринен — один из трех самых известных в мире финских архитекторов наряду с сыном Ээро Саариненом и Алваром Аалто. По мнению финнов, они входят в сонм наиболее выдающихся людей, прославивших Финляндию. Такая высокая оценка общества Сааринена-отца в немалой степени обусловлена тем фактом, что финский архитектор, переехав в пятидесятилетнем возрасте в США, и там достиг широкой известности и исключительных высот в профессиональной карьере.

Сааринен был лидером знаменитого творческого объединения «ГЛС» (Гезеллиус — Линдгрен — Сааринен), куда кроме него входили его соотечественники и ровесники — архитекторы Армас Линдгрен (1874–1929) и Герман Гезеллиус (1874–1916). Вместе с ними и самостоятельно он создал выдающиеся произведения финского национального романтизма, так называемого в дореволюционной России финляндского стиля. Творческое наследие Элиэля Сааринена очень велико — возможно, ни один архитектор не оставил после себя такого количества работ.

Здание страхового общества «Похьола». Общий вид. Хельсинки, Финляндия

И не меньший интерес, чем его произведения, представляет его творческий путь. Большинство зодчих-лидеров, стоявших у истоков новой архитектуры в 1890-х годах, рано или поздно вынуждены были уступить дорогу мастерам нового направления ХХ века. И лишь некоторые — и в их числе Сааринен — смогли вписаться в современный контекст. По образному сравнению К. Оландера, в его творческом пути, как в «продольном разрезе», отразилась вся бурная история зодчества первой половины ХХ века, сквозь перипетии которой мастер пронес свой мощный созидательных дух.

Начало карьеры

Родился будущий архитектор 20 августа 1873 года в Рантасалми, в Финляндии, а в 1875 году семья переехала в Ингерманландию, в деревню Сеппаля (ныне Шпаньково) под Гатчиной Санкт-Петербургской губернии, где тогда жило много финнов. В 1900 году Сааринен, уже будучи известным архитектором, займется реконструкцией своего скромного дома детства. Отец Юха Сааринен (1846–1920) служил пастором в местном лютеранском приходе. Элиэль внешне очень походил на свою мать Селму Сааринен (1845–1914), урожденную Бромс, шведку по происхождению.

Родители Сааринена происходили из семей среднего класса, среди них не было художников, но многие их члены имели музыкальные способности (всю жизнь сам Сааринен занимался музыкой) и способности к изучению иностранных языков: кроме финского Сааринены говорили на русском, немецком и французском. (Определенно художественно одаренным был младший брат Элиэля — Эйнар, однако он не стал художником, как и две их сестры, Сивиа и Хельми.) Кроме того, как пишет биограф зодчего М. Хаусен, оптимизм был отличительной чертой всего семейства.

Здание страхового общества «Похьола». Декоративные детали

После гатчинской прогимназии Сааринен учился в лицее в Выборге, а добирался туда через Петербург. И кто знает, возможно, именно столичный Петербург оказал в свое время определенное влияние на грандиозность проекта генерального плана будущей столицы Австралии Канберры. По воспоминаниям Сааринена, когда он был в десятилетнем возрасте, на него огромное впечатление производила коллекция Эрмитажа. В музей его приводили родители, приезжавшие в Петербург по делам. Здесь зародились его мечты о художественном образовании. В лицее Сааринен учился вполне успешно, но самым важным для него предметом был рисунок — уже тогда мальчик увлекался акварелью. К счастью, ему попались понимающие учителя, они поддерживали стремления юноши. Сохранился альбом его детских эскизов, набросков (1891), где запечатлены монументальные здания, городские и природные пейзажи, руины замка Каприо в Ингерманландии…

Сааринен после окончания реальной школы в Тампере (1890–1893) поступил в столице Великого княжества Финляндского Гельсингфорсе (ныне Хельсинки) одновременно в два учебных заведения: университет и техническое училище (позже названное Политехническим институтом). В первом заведении он брал уроки живописи, во втором — изучал архитектуру. Недаром в его последующей работе архитектора и дизайнера архитектурная графика всегда занимала важное место. Он любил и умел изображать перспективный вид сооружений, интерьеры и мебель в легкой акварельной технике — это подлинные шедевры архитектурной графики, настоящие картины. Педагогом в университете у него был художник Ф. Алтедст, представитель реализма, хотя в художественном мире того времени уже существовал интерес к символизму.

«Дом врачей». Общий вид. Хельсинки, Финляндия

В годы учебы будущего архитектора в Политехническом институте (1893–1897) студенты не были чужды политической активности, и Сааринен и здесь занимал позицию лидера, что сказалось на его творческих интересах.

Конец XIX века отмечен активными переменами в исторической и социально-общественной жизни Финляндии, как и ряда других стран, зависимых от более сильных держав. Усилилось стремление к национальной и культурной самоидентификации народов, что естественно питало архитектурно-художественные перемены. В искусстве модерна в пору его распространения и утверждения на рубеже XIX–ХХ веков отчетливо обозначилась тенденция выявлять собственные исторические корни художника и его народа. Особенно настойчиво она заявляла о себе в странах Северной Европы. Учитывая политику русификации Финляндии с 1890-х годов, поиски пути развития собственной архитектурной школы оказались болезненно необходимыми. К середине 1890-х и в 1900-е годы архитектура в Финляндии стала частью национального проекта — поиска финской идентичности.

В русле плодотворных и многообещающих для творческих открытий общественных перемен Сааринен изменил вектор интересов с живописи на архитектуру. Однако и впоследствии он продолжал заниматься живописью: так, в 1896 и 1897 годах, работая уже в собственном архитектурном бюро «ГЛС», брал уроки у акварелиста В. Топпелиуса.

«Дом врачей». Фрагмент фасада. Балкон

Период учебы Сааринена в Политехническом пришелся на расцвет института, хотя к моменту его поступления архитектуру там преподавали уже двадцать лет. Имена всех преподавателей доподлинно не установлены, но самым известным среди них был архитектор Г. Нюстрем. Впоследствии Сааринен дал понять, что не был в полной мере доволен обучением. Их в первую очередь учили классическим основам, в то время как Сааринен жадно интересовался новыми веяниями. Однако воспринятые в студенчестве традиции реализма подспудно присутствовали в творчестве мастера всю жизнь. Общепризнано, что молодые финские архитекторы, и Сааринен не исключение, не отбрасывали опыт предшествующих поколений, и именно с этим связана уникальная солидарность профессионального архитектурного круга в современной Финляндии.

Деятельность Сааринена в Финляндии

Со своими будущими близкими друзьями и единомышленниками Армасом Линдгреном и Германом Гезеллиусом Сааринен сблизился во время учебы в Политехническом институте. Они были однокурсниками, разделяли общие интересы. Деятельность Сааринена в Финляндии делится на два этапа: первый — это сотрудничество в архитектурном бюро «ГЛС» в 1896–1905 годах и сотрудничество с Гезеллиусом в 1905–1907 годах, и второй этап — самостоятельная работа в 1907–1923 годах до отъезда в США. Первый этап был коротким, но чрезвычайно важным.

На втором этапе Сааринен создал множество архитектурных произведений, в том числе важные в градостроительном аспекте общественные здания — вокзалы, ратуши, парламенты, церкви, а также градостроительные проекты. В наше время Сааринена называют крупнейшим в Финляндии градостроителем-новатором начала ХХ века, считается, что именно в этой области его достижения особенно велики. Архитектура второго этапа значительно отличается от архитектуры первого, но не распад содружества «ГЛС» был причиной изменений — они созрели еще «внутри» первого этапа. Этого требовало время, был нужен современный подход к структуре здания, к организации его пространства на основе нового архитектурного языка, новых технологий и конструктивных возможностей.

Дом «Олофсборг». Общий вид. Хельсинки, Финляндия

Одной из индивидуальных черт Сааринена как художника была фантазийность мышления (о чем говорят и его эскизы в жанре архитектурной фантазии), несмотря на присущие ему в той же мере логика и рациональность. При этом он удивительным образом умел претворять свои мечты в реальность. Может, поэтому некоторые критики считают, что Сааринен не был романтиком? Полностью реализовать свои фантазии он смог, только когда стал работать самостоятельно. Одним из грандиозных строений второго этапа в Финляндии наряду с железнодорожным вокзалом в Хельсинки, определившим вектор развития творческого метода зодчего в дальнейшем, стал сейм Финляндии 1908 года (проект не осуществлен) — самобытное произведение и кульминация творческого пути архитектора.

Вторым нереализованным проектом этого рода стал так называемый Дом Калевалы — музей и центр изучения финской культуры и быта, заказанный обществом «Калевала» в 1921 году. Фантастичный, загадочный образ сооружения отвечал главной задаче — создать памятник воинам и героям Финляндии. Общество было одержимо идеей уникальности пути Финляндии, но разделял ли эту идею Сааринен? Вряд ли, хотя отдал проекту много сил. План комплекса в виде «двойной крепости» с башней был в некоторой мере типичным для своего времени, не обошлось без влияния немецкой архитектуры. Дом Калевалы можно рассматривать как «бегство в прошлое», в национальный романтизм, который к этому времени исчерпал себя.

Еще будучи студентами последнего курса, в декабре 1896 года, Сааринен, Гезеллиус и Линдгрен организовали собственное архитектурное бюро «ГЛС». Значение этого творческого содружества для финской архитектуры нельзя переоценить. Сааринен играл в нем лидирующую роль, однако важно помнить, что отношения молодых талантливых архитекторов в начале карьеры были взаимообогащающими.

Дом «Эол». Общий вид. Хельсинки, Финляндия

Имеет смысл сказать несколько слов о ближайших соратниках и друзьях Сааринена, вместе с которыми он создал более сорока произведений архитектуры в «финляндском стиле».

Гезеллиус хотел стать инженером-конструктором и даже успел поработать практикантом на заводе Нобеля в Петербурге. Однако судьба повернула его к архитектуре. Линдгрен до поступления в институт, серьезно интересуясь рисунком и живописью, специализировался в реставрации религиозной живописи, работал художникомграфиком в газетах, журналах, других периодических изданиях. Он мечтал преподавать историю искусств и в 1899 году был приглашен лектором на соответствующий курс. С 1905 года, когда содружество с Саариненом и Гезеллиусом распалось, покинул их общий дом-ателье Виттреск и стал преподавать в Политехническом институте.

Единомышленниками Сааринена были также выпускники-политехники Б. Юнг, Ю. Бломстедт, В. Суксдорф. Их горячо волновали проблемы национально-финских традиций, поиски аутентичного стиля, прообразы которого они искали в Восточной Финляндии и Карелии. Надо признать, что «три товарища» не очень интересовались Карелией, хотя Сааринен еще в 1893 году ознакомился с «карелианизмом» в виде проекта дома-ателье скульптора Э. Викстрёма в Висаувори.

Народный дом Лютера. Таллин, Эстония

Так сложилось, что два будущих лидера национального романтизма в Финляндии — Элиэль Сааринен и Ларс Сонк — учились практически в одно и то же время в одних стенах, однако они не были близки.

Всегда важно определить роль каждого в авторском коллективе. Финские биографы Сааринена также попытались решить эту задачу. Сохранился сборник эскизов Линдгрена, поэтому поначалу считалось, что именно он являлся основным автором, однако впоследствии было установлено, что эскизов Сааринена по разным причинам сохранилось чрезвычайно мало. Несомненно, что Сааринен координировал работу над проектами и создавал образ сооружения. По предположению историка искусств В. Лисовского, глубоко исследовавшего творчество «ГЛС», роль Сааринена становилась значительнее по мере приближения к окончанию проектирования, когда требовалось наиболее полно раскрыть художественный замысел произведения. По-видимому, именно Сааринен в большей степени, чем его соавторы, обладал талантом «доводить» общий проектный замысел до полного завершения — причем в столь наглядной и убедительной графической форме, что это устраивало заказчиков.

Все «три товарища» были талантливыми акварелистами, и сначала их произведения имели сходство, но потом каждый стал проявлять творческую индивидуальность. Ранние работы Сааринена похожи на работы шведского художника К. Ларсона. Рисунки интерьеров всех троих получили большую известность в немецких журналах, в Финляндии они были опубликованы в журнале «Атениум», а их архитектурная графика экспонировалась на выставках.

Церковь Святого Павла. Тарту, Эстония

По мнению финских ученых, в Финляндии архитекторы находились под влиянием других стран более, чем в других северных странах. Параллельно многим европейцам молодые финны самостоятельно искали новые способы выражения в архитектуре, но и легко впитывали зарубежные веяния, преуспевая в реализации идей, которые «носились в воздухе». Сааринен и его товарищи много путешествовали по Европе, из поездок привозили ценные для дальнейшей работы впечатления.

Сааринен ездил в другие страны к родственникам и друзьям, в 1897 году посетил выставку промышленного искусства в Стокгольме, а в 1898 году получил специальную стипендию для поездки в Швецию и Германию.

О поездках Гезеллиуса известно, что он побывал в Германии, где провел в 1898 году свой медовый месяц, а в 1899-м — в Италии. Линдгрен в 1898–1899 годах ездил в Шотландию, Англию, Голландию, Швецию, Германию и Данию.

Кредитный банк. Главный фасад. Таллин, Эстония

Семейная жизнь

Первый раз Сааринен женился в Выборге в 1899 году на Матильде Гульден. Молодожены сразу поехали в Париж, где уже шла напряженная работа по возведению павильона под надзором Гезеллиуса. Там они жили до весны, и Сааринен не упустил возможности позаниматься живописью в Академии художеств. На обратном пути супруги посетили Италию. Брак был недолгим и не очень счастливым, в 1904 году они расстались, и Элиэль вновь женился — на сестре Гезеллиуса Луизе (1879–1968). С замужеством Лое, так ее звали в домашнем кругу, пришлось оставить свои занятия скульптурой, однако она сумела реализовать себя на поприще художника по тканям для интерьеров вилл, которые Сааринен создавал в Финляндии, и — позже — для объектов мужа в США. В этом браке, продлившемся сорок шесть лет, родились дочь Пипса и сын Ээро (1910–1961), знаменитый в будущем архитектор, с которым Элиэль плодотворно сотрудничал с 1937 года до конца своей жизни в США.

Архитектурное бюро “ГЛС”

В архитектурном бюро «ГЛС» трудились многие знакомые «трем товарищам» архитекторы, некоторые работали вместе по многу лет: Г. Стренгелл, Л. Малландер, Д. Фрёландер-Улф, Ю. Вааранта. В 1900 году мастерская насчитывала семь-восемь, в 1901-м — одиннадцать человек. По общему мнению критиков, вровень с бюро работал только Л. Сонк.

Первые годы существования «ГЛС» не были легкими: мелкие заказы, необходимость постоянно участвовать во всех конкурсах, больших и маленьких. По воспоминаниям друзей, когда им нужно было сдавать конкурсные работы, они работали по пятнадцать-шестнадцать часов в сутки.

Национальный акционерный банк и Финляндский банк («Дом Леандера»). Сортавала, Карелия, Россия

Первый крупный успех пришел к ним 1 августа 1898 года, когда они получили Первую премию за проект павильона Финляндии на Всемирной выставке в Париже в 1900 году. Задачей авторов было заявить о самобытности финской культуры, создать символ национальной независимости. Павильон стал программным произведением финского национального романтизма, его облик смело соединял обращение к финским традициям и новаторскому опыту рубежа XIX–ХХ веков американских архитекторов Г. Ричардсона, Л. Салливена, мастеров европейского модерна. Работа была, с одной стороны, очень финской, а с другой — в ней проявились интернациональные темы и тенденции. Павильон получил высокую оценку профессиональной критики. Таким образом архитектура этой маленькой северной страны впервые обрела международное признание, а новое архитектурное направление получило признание и в самой Финляндии.

После того как архитектурное «трио» «проснулось знаменитым», Сааринен установил важные контакты, которыми смог разумно воспользоваться.

Крупнейшим конкурсом в Финляндии, разговоры о необходимости которого велись с 1890-х, был конкурс на проект Национального музея в Хельсинки 1902 года. Музей должен был стать символом самостоятельности государства, сам статус «национальный» говорил за себя. Победа бюро «ГЛС» оказалась столь убедительной, что их проект был поставлен вне конкурса. Будучи известными за границей, с Национальным музеем «три товарища» стали таковыми и в своей стране. По переработанному позже проекту строительство велось в 1905–1910 годах под руководством Линдгрена. Приемы архаизированной «ричардсоновской романики», эффектно использованные авторами в композиции здания страхового общества «Похьола» (1899–1901), нашли и здесь свое применение. Сложный план живописного асимметричного здания сочетает анфиладный принцип расположения помещений с выделением самого крупного зала в центре. Стилизованные элементы внешнего облика и интерьеров навевают на зрителя мысли о живописных романтических замках и крепостях. Доминантой, объединяющей динамично сочетающиеся объемы, служит традиционная для Средневековья высокая башня.

Этот композиционный прием контрастного сочетания скульптурно обработанного ступенчатого башенного объема, взметнувшегося или же монументального, подобного глыбе, с горизонтальным массивом здания становится у Сааринена излюбленным. Он использован в железнодорожных вокзалах в Хельсинки (1904–1914) и Выборге (1904), в городских ратушах в Лапеенранте (1906), Йоэнсуу (1909), Лахти (1911), Таллине (1912), Турку (1917), в Доме труда (1904), в Банке северных стран в Хельсинки (1904), во Дворце мира в Гааге (1905), сейме Финляндии, парламенте Австралии (1914), музейно-научном центре «Калевала» в Хельсинки (1921), дворце Лиги Наций в Женеве (1927) и, конечно, в церквях — градостроительно значимых общественных сооружениях.

Национальный музей. Общий вид. Хельсинки, Финляндия

А также во множестве других, менее патетичных формах построек, в том числе и в Америке до 1940-х годов, для которых характерны асимметрично расположенные башни. И везде башня, условно говоря, «принадлежит» не только зданию, но и всему городу, становясь выразительной архитектурной доминантой. Тема стремления архитектурных масс ввысь в произведениях Сааринена повторяется бесчисленное количество раз, он проводит ее с поразительным упорством и постоянно ищет новую форму и на какой-то миг в глазах современников ее находит. Период, длившийся до середины 1920-х годов, можно назвать периодом развития самобытного «монументального стиля» зодчего.

Деятельность архитектора в России

Но вернемся к рубежу XIX–ХХ веков. Тогда между Хельсинки и Петербургом были весьма оживленные культурные связи. Сааринен являлся членом Петербургской академии художеств и общества «Мир искусства», нередко бывал в столице Российской империи и поддерживал дружеские связи с С. Дягилевым, И. Грабарем, Л. Андреевым, Н. Рерихом, М. Горьким.

Более десяти произведений разработал Сааринен для тогдашней России.

Национальный музей. Входная терраса

В 1912 году в семи километрах от города Сартавала Сааринен построил виллу доктора Г. Й. Винтера (проект 1908 года), сохранившуюся и поныне на территории России в Карелии. Знаменита она еще и тем, что здесь бывал и работал Н. Рерих. Вилла расположена на мысе Таруниеме (Сказочном) и отличается от своих предшественниц рациональностью объема. Двух-трехэтажное террасообразное здание венчает холм, от озера и со двора к нему ведут крутые лестницы. Компактный центральный объем, стоящий как бы на валунном подиуме, «обнимает» с двух сторон двухуровневая широкая терраса. Материалам традиционно придается исключительное значение: стены цокольного этажа-подиума виллы, приземистые колонны имитируют мощную валунную кладку, фасады второго этажа и ограждения террас сплошь отделаны гонтом, придающим легкую округлость углам сооружения.

В 1903 году Сааринен разработал проект здания Национального акционерного банка и Финляндского банка в Сартавала, известного как «Дом Леандера» (1905). Здесь кроме фасадов он занимался и интерьерами квартиры управляющего банком, коим являлся родной брат архитектора — Ханнес Сааринен. Квартиру украшают цветные изразцовые печи, выполненные по типовым моделям, из них около полутора десятка создано «ГЛС». Печной и мебельный дизайн был еще одним художественно полноценным направлением деятельности Сааринена.

Укажем еще на два проекта Сааринена для Петербурга: проект доходного дома страхового общества «Саламандра», намеченного к постройке на улице Гороховой (1907), и проект реконструкции и расширения зданий финского прихода церкви Святой Марии на Большой Конюшенной (1913–1914). В одном из зданий ныне располагается Институт Финляндии в Санкт-Петербурге (дом № 8). В приходе Святой Марии в свое время служил настоятелем отец Сааринена, поэтому, по всей видимости, зодчий и занимался этим утилитарным заказом. Реализации проекта помешала Первая мировая война.

Национальный музей. Фрагмент фасада. Угловой эркер с шатровым завершением, декор

Проект Сааринена для «Саламандры» был признан лучшим, хотя в результате здание все же возведено по проекту архитектора Н. Веревкина. Сааринен решил фасад в теме «вертикализма». Элегантный фасад в плотном ряду застройки Гороховой улицы имеет ось симметрии в виде выраженной вертикальной доминанты, все композиционное решение строится на подчеркнуто вертикальном членении. Последующими своими работами 1910-х годов Сааринен развивал аналогичную фасадную тему: доходный дом страховой компании «Суоми» («Финляндия», 1909) и доходный дом компании по недвижимости Р. Хубера в Хельсинки (1910), кредитный банк с квартирами для служащих в Таллине на Пярнуском шоссе (1912) и другие.

Архитектурное бюро «ГЛС» было создано для участия в конкурсе 1896 года на проект четырехэтажного доходного дома коммерсанта Ю. Тальберга в районе Катаянокка в Хельсинки, построенного в 1898 году. Это произведение «переходного» стиля от романтизированной эклектики к модерну. Сааринен, став любимым архитектором Тальберга, получил его покровительство. Например, бизнесмен заказал и оплатил судьбоносный для Сааринена проект генерального плана «Большой Хельсинки».

В планировках городских жилых рядовых построек Хельсинки периода 1900–1903 годов «ГЛС» так же мечтало отказаться от регулярности, стремилось оставаться столь же свободным и самобытным, как и в загородных виллах. Рисунки Б. Юнга, такие как «Старый Стокгольм» (1897) или «Старый Париж» (1900), опубликованные в «Атениуме», тоже не остались без внимания. В стесненных условиях выделенных участков размещение крупных жилых домов со свободной планировкой было невозможно, и авторы сосредоточили свои усилия на создании исключительно индивидуализированных форм и фасадов с разнообразными окнами и порталами, силуэтами эркеров и фронтонов, башен и крыш. Первым домом в стиле финского модерна стал пятиэтажный «Дом врачей» по Фабианинкату, 17 (1901), со своеобразной пластичностью общей формы и характерной динамичностью силуэта, вариант «архитектуры-скульптуры», украшенной к тому же превосходными образцами декоративной пластики.

Национальный музей. Фрагмент фасада, декор

Два других жилых дома, «Олофсборг» (1900–1902) и «Эол» (1901–1903), расположились в том же районе Катаянокка, что и дом Тальберга. Трактовка исключительно обобщенных архитектурных форм, напоминающих скульптуру, из той же палитры художественного языка, что и «Дом врачей». При этом заметим, «Олофсборг» (крепость Олофа) — это средневековый замок, служащий образцом для освоения национальных традиций, что и повлекло использование таких приемов формообразования, которые олицетворяли бы старинное фортификационное и народное искусство страны. Национальный романтизм с успехом был реализован и в этом типе зданий.

Градостроительная практика

На рубеже XIX–ХХ веков масштабы градостроительной практики в Финляндии были весьма скромными, в это время в городах проживало не более 10% населения. С градостроительной проблематикой Сааринен столкнулся относительно поздно, в 1910 году, когда занял пост в фирме «Стениус» и получил первый заказ на проект генерального плана района Мунккиниеми-Хаага, северо-западного пригорода Хельсинки. Сааринен заинтересовался идеями «городов будущего», теоретическими работами А. Серда и Й. Штуббена, К. Зитте, английскими городами-садами.

С фирмой «Стениус» архитектор путешествовал по Европе, изучая градостроительную теорию и практику в Стокгольме, Копенгагене, Гамбурге, Карлсруэ, Мюнхене и Берлине. В течение пяти лет он работал над планом Мунккиниеми-Хаага, продумав даже фасады зданий и детальные чертежи (версии плана были завершены в 1911, 1915 и 1918 годах). Следование приемам парадно-монументального градостроительства, идущим от работ Османа, сочеталось с вниманием к экологическим сторонам планировки и организации транспорта. В результате глубоко проработанный проект был издан с приложением большого макета. Кроме философского труда «Поиски формы» (1948) Сааринен написал книгу, посвященную городу: «Город, его рост, его распад, его будущее» (1943), и то, и другое издано в Нью-Йорке.

Параллельно с генеральным планом Мунккиниеми-Хаага в 1911 году Сааринен в рамках магистерской диссертации разработал план реконструкции Будапешта и принял участие в двух крупных международных конкурсах: в 1912 году — на генеральный план Канберры на 25 000 жителей, заняв там среди 138 участников второе место, и в этом же году — в конкурсе на генеральный план Таллина, где его проект получил первую премию из пяти представленных работ.

Канберра была новым городом, и архитекторы могли свободно развивать свои идеи, формируя образ столицы демократического общества будущего. По мнению эстонской исследовательницы Карин Халлас-Мурулы, именно в последнем смысле участие в конкурсе Канберры был для Сааринена важным. Сааринен создал образ города идеального демократического общества с благоустроенными жилыми районами, общедоступными общественными пространствами.

Усадьба Винтера. Общий вид

По сравнению с Канберрой Таллин, как всякий исторически сложившийся город, не позволял развивать градостроительную композицию, свободную от существующей застройки. Однако, организуя перспективу Таллина, Сааринен во многом продолжил монументальную линию, начатую в проекте Канберры. Следуя идеям О. Вагнера, он предложил схему спутниковых центров и магистральных транспортных осей.

Особое внимание в проекте «Большой Таллин» уделено социально-демографическим вопросам: Старый город был оставлен рабочим, а благоустроенные районы для людей побогаче развернуты в Ласнамяэ, где была возможность проектировать новые кварталы с зелеными садами и дворами. В «Большом Таллине» заметно влияние эстетики К. Зитте, что выражалось в уважении к Старому городу и в тщательно спланированных площадях, ставших локальными центрами отдельных районов города.

Принцип планировочной децентрализации, который уже к середине ХХ века стал основополагающим, не является «изобретением» одного человека, ему предшествовали идеи городов-садов и многое другое. Но настолько совершенного и конкретного выражения идеи децентрализации, как в плане «Большого Хельсинки», главного произведения Сааринена в области градостроительства, никто ранее не добивался. Генеральный план «Большой Хельсинки» разрабатывался Саариненом в сотрудничестве с Б. Юнгом в 1915–1918 годах. При геометрически четкой организации частей и монументальном характере трактовки отдельных узлов этот план выражал последовательный и конкретный принцип децентрализованного развития мегаполиса. В отличие от Э. Говарда и Р. Энвина Сааринен предложил не самостоятельные города-спутники, а образовать непосредственно на периферии города систему обособленных, но не оторванных от него, полуавтономных жилых районов.

В плане Сааринена в северных материковых окрестностях столицы повторялась градостроительная структура ее южных окраин, лежащих на разделенных водными протоками островах. Новые районы мастер размещал дугой, которая охватывала северную часть полуострова, где находится историческое ядро города, и связывал с ними и между собой системой дорог, проложенных через зеленые пояса, разделяющие селитебную территорию на отдельные «островки». Проект «Большого Хельсинки» — наиболее раннее конкретное предложение развития европейской столицы на основе идеи децентрализации, создания расчлененной структуры, заменяющей рост аморфного сплошного массива.

Как и проект Мунккиниеми-Хаага, он не был реализован, но явился существенным вкладом в теорию и практику градостроительства. «Большой Хельсинки» повлиял на генеральные планы Хельсинки, Стокгольма, Гётеборга, Осло и других европейских городов, восстававших из руин после Второй мировой войны. Свои градостроительные идеи Сааринен развивал и пропагандировал до конца жизни, в том числе и студентам.

Архитектор нередко выступал экспертом, консультантом, членом различных комитетов и жюри по самым разнообразным объектам и темам. Так, в 1918–1920 годах он был членом комитета по реорганизации архитектурного образования в Финляндии, которое волновало его всю жизнь.

Умер Элиэль Сааринен 1 июля 1950 года в Блумфилд-Хиллс (Мичиган, США).

Самой точной характеристикой творчества Сааринена могут служить слова другого выдающегося архитектора Финляндии А. Аалто, сказанные в день, когда прах Элиэля был привезен на родину и погребен в скалах его родного Виттреска: «Совершенно независимо от того, какой общественный строй господствует в мире, рука, которая лепит человеческие общежития, города и даже мелкие вещи, должна быть мягкой, гуманной, чтобы сделать их приятными для человека. Эти факторы настолько расширили круг архитектуры, что теперь мы можем говорить о более грандиозной, чем когда бы то ни было, общемировой и культурной задаче архитектурного искусства. В ней должно быть социальное понимание, сочувствие к трагедии человека. Она должна быть тесно связана с жизнью и условиями. Она требует тонкого понимания формы, знания эмоциональной стороны жизни человека. Это как раз те черты, которые и характеризуют труды Элиэля Сааринена».

Смотрите также:

delovoy-kvartal.ru

Ээро Сааринен: ТОП 10 лучших проектов архитектора и дизайнера мебели

 

Ээро Сааринен (1910 – 1961), родившийся в Финляндии и в возрасте 30 лет переехавший в США, признан одним из наиболее влиятельных архитекторов Америки в ХХ столетии. Его недолгая (всего 20 лет), но блестящая карьера является примером подлинной страсти к дизайну и проявлением истинного таланта.

 

Сын архитектора Элиэля Сааринена, Ээро продолжил дело отца, построив многочисленные корпоративные, образовательные, культурные, общественные и частные здания, в том числе такие узнаваемые как гигантская арка «Ворота Запада» в Сент-Луисе и Терминал Всемирных Авиалиний (TWA terminal) в виде белой птицы. Его произведения разрушали технологические и эстетические границы, а мебельные разработки стул-тюльпан и кресло-чрево до сих пор востребованы и производятся компанией Knoll.

 

 

Поскольку впервые Сааринен привлек к себе внимание именно как дизайнер мебели, нельзя не упомянуть его самые культовые разработки: кресло-кузнечик, кресло-чрево и «семейство тюльпановых».

 

Кресло «Кузнечик» (Grasshopper Chair), 1946 г.

 

Изящное, но невероятно крепкое кресло кажется довольно хрупким на вид. Его ножки и подлокотники образуют непрерывную изогнутую линию и очень напоминают лапки кузнечика. Предназначенное для отдыха, это кресло удивительно крепкое и устойчивое, с хорошей опорой для спины. Grasshopper chair стала первой разработкой Сааринена для американской мебельной компании Knoll. Мануфактура выпускала это кресло в течение девятнадцати лет, и прекратила его производство в 1965 году.

 

 

Кресло «Чрево» (Womb Chair), 1948 г.

 

 

Это кресло, как и многие другие разработки Сааринена, иллюстрирует экспериментаторский дух дизайнера и готовность работать с самыми новыми и революционными материалами. Глава компании Knoll, Флоренс Кнолл, попросила Сааринена создать «кресло, похожее на корзину, полную подушек, чтобы в нем хотелось свернуться калачиком». Дизайнер разработал твердую основу из стекловолокна (нового на тот момент материала), которая обволакивала сидящего, создавая чувство безопасности и защищенности, словно в материнском чреве.

 

 

Стол, стул и кресло «Тюльпан» (Tulip ), 1953-58 г.г.

 

Сложно поверить, что эту коллекцию из белого пластика на алюминиевой основе Сааринен создал 60 лет назад. Может быть потому, что до сих пор стулья, кресла и столы из серии Tulip украшают современные интерьеры во всем мире. «Мне не нравится огромное количество ног у столов и стульев, которые создают в интерьере настоящие запутанные дебри», — сказал Ээро Сааринен и создал стул всего на одной ноге! В итоге скульптурный революционный объект мебели попал на обложку журнала Time в 1956 году и завоевал множество дизайнерских наград.

 

 

Терминал TWA в аэропорту Кеннеди, Нью-Йорк, 1962 г.

 

 

Белоснежный павильон терминала, достроенный уже после смерти автора проекта, в свое время считался одним из самых необычных аэропортов мира. Задумав терминал как абстрактный символ полета, Сааринен работал над проектом с 1955 по 1957 г.г. К сожалению, работа терминала сейчас остановлена, и здание, за 50 лет не изменившее свой облик, превратилось в памятник футуристической архитектурной мысли 60-х.

 

 

 

 

Арка «Ворота Запада», Сент-Луис, 1965 г.

 

 

Спроектированный Ээро Саариненом еще в 1947 году в виде огромной арки (часть мемориала Джефферсона), этот проект ждал своего воплощения почти 20 лет. Еще немного интересных цифр: высота арки составляет 192 м и равна ширине ее основания. В ясный день видимость с обзорной площадки на вершине самого высокого памятника США составляет 48 км.

 

 

Вашингтонский аэропорт имени Даллеса, Даллес, 1962 г.

 

 

Сам Сааринен называл этот проект лучшим в своей карьере. Изогнутая крыша здания имитирует линию взлета самолета и образует «небо внутри». Впервые в США архитектор применил принцип разделения «наземных» и «воздушных» функций аэропорта, отдав первый этаж для вылетающих пассажиров, билетов и регистрации, а второй для прибывающих гостей, багажа и наземного транспорта.

 

 

Северная христианская церковь, Коламбус, 1964 г.

 

 

Проект церкви в штате Индиана был последним, над которым работал Ээро Сааринен. Как и многие другие архитектурные объекты, эта постройка была завершена уже после смерти автора. Шестиугольное в плане здание увенчано 59-метровым шпилем. Прямо под ним в главном зале храма располагается световой люк, освещающий алтарь. Места для прихожан разделены  сектора и размещены по принципу амфитеатра.

 

 

 

Каток «Йельский кит», Нью-Хэйвен, 1958 г.

 

 

Возведение хоккейного катка для Йельского университета обошлось в рекордную по тем временам сумму — 1,5 млн долларов, что в два раза превысило первоначальную смету. Зато в этом здании, прозванном «Йельским китом», применили инновационные структурные системы с 90-метровой железобетонной аркой, чтобы сформировать крышу двойной кривизны. В 2007 году эта постройка была включена Американским институтом архитекторов в список «Любимых архитектурных объектов США».

 

 

 

Библиотека юридического факультета Чикагского университета, 1959 г.

 

 

В конце 50-х кампус Юридического факультета университета Чикаго пополнился модернистским творением Ээро Сааринена — обширную и постоянно растущую библиотеку «поселили» в стеклянном здании с гофрированным фасадом. Эффект стеклянного фасада был усилен большим бассейном, в котором целиком отражается корпус библиотеки. В 2007 году была проведена капитальная реконструкция здания и водоема.

 

 

 

Технический центр «Дженерал моторс», Уоррен,1955 г.

 

 

Этот архитектурный комплекс принято считать первой крупной работой , принесшей Сааринену известность.  В архитектурной печати ансамбль зданий в Уоррене был назван «промышленным Версалем». Работа над масштабным проектом была начата еще при жизни Сааринена-старшего, но после смерти отца Ээро создает совершенно новый вариант проекта. В 2000 году технический центр «Дженерал моторс» вошел в Национальный регистр исторических мест США.

 

 

После открытия архитектурного ансамбля в 1955 году лицо Ээро Сааринена появилось на обложке журнала Time за 2 июля 1956 года:

 

 

thearchitect.pro

яркая комета послевоенного дизайна • Имя • Дизайн • Интерьер+Дизайн

Выдающийся американский архитектор Ээро Сааринен (20.08.1910 – 1.09.1961) навсегда вошел в историю послевоенного дизайна. За свою недолгую (51 год) жизнь он не только сформировал новый архитектурный язык страны, но и значительным образом повлиял на мировую дизайнерскую практику. 

По теме: Терминал по проекту Ээро Сааринена стал отелем премиум-класса

Сааринен родился в Финляндии, в семье известного архитектора, одного из основоположника финского архитектурного романтизма, Элиеля Сааринена и дизайнера по текстилю Лои Сааринен. Его мать была также скульптором, и очень серьезно относилась к художественным занятиям сына. Все детство Ээро глубоко изучал рисунок и живопись. Когда ему было 13 лет, семья переехала в Америку.

Терминал TWA им. Кеннеди, 1962, Нью-Йорк

В Крэнбруке в художественной академии, где преподавал его отец, Сааринен встретил Чарльза и Рэй Имзов. Они сразу подружились, и пронесли эту дружбу через всю жизнь. Позже студенткой этой академии стала Флоренс Нолл. Братско-сестринские отношения, длившиеся всю жизнь, очень сильно повлияли на становление как Ээро, так и Флоренс. 

Флоренс Нолл и Ээро Сааринен.

Известно, что молодой Сааринен был фантастически азартным и обожал соревнования и конкурсы. Однажды, в 12 лет, еще до переезда в Америку, он выиграл конкурс на лучший дизайн спичек, организованный шведской газетой. Сначала он мечтал быть скульптором: около года (1929 –1930) молодой Сааринен изучал скульптуру в парижской Академии де ла Гранд Шомьер. Однако переключился на освоение архитектуры в Йельском университете. В 1934 году, после его окончания, Сааринен на два года уезжает в Европу, где знакомится с новейшими архитектурными направлениями.

Ээро Сааринен в одном из первых вариантов кресла Womb.

Сааринен был восхищен европейским путем развития архитектуры — она мало походила на американскую эклектику. В США он вернулся убежденным сторонником функционализма, со второй половины 1930-х годов все больше влиявшего на американскую архитектуру. Архитектурную практику Сааринен проходил под руководством отца. 

Всего за десять с небольшим лет Сааринену удалось создать ряд выдающихся проектов, которые задали векторы развития современной архитектуры.

War Memorial Center, Милуоки, 1959.

Первый самостоятельный и беспрецедентный архитектурный проект молодого Сааринена  — мемориал «Ворота Запада» или Jefferson National Expansion в Сент-Луисе, победивший в архитектурном конкурсе 1948 года. Высота сооружения и ширина его основания составили 192 метра. Заявки на конкурс подали оба Сааринена — и сын, и отец, независимо друг от друга. Сначала пришла телеграмма о том, что выиграл проект Элиэль и ему причитается сумма 40000 долл.. И лишь несколькими днями спустя стало известно, что выиграл не отец, а сын.

Мемориал «Ворота Запада» в Сент-Луисе, штат Миссури, США. Набросок Ээро Сааринена.

Мемориал «Ворота Запада» в Сент-Луисе, штат Миссури, США.

Следующей крупной работой, принесшей Сааринену широкую известность, стал комплекс  для «Дженерал-моторс» в Уоррене, штат Мичиган (1951-1955), названный журналистами «промышленным Версалем». Затем Ээро Сааринен проектирует аудиторию Массачусетсского технологического института (1955) и применяет новаторский прием: внешняя оболочка здания представляет собой одну восьмую шара и опирается на три точки, отчего возникает ощущение единого пространства внутри. Однако внутри здание разделено на два этажа с несколькими помещениями. 

Юридическая библиотека университета Чикаго, 1959

В это же время Сааринен активно разрабатывает принципы органической архитектуры, заложенные Фрэнком Ллойдом Райтом. Развитие архитектурной композиции Сааринен уподоблял развитию биологического организма на основе заложенного в нем генетического кода. По этому принципу Ээро Сааринен создает здания аэропорта им. Дж. Кеннеди в Нью-Йорке (1956-1962), аэропорта им. Даллеса в Вашингтоне (1958-1962) и крытого хоккейного стадиона Йельского университета (1958).

В 1956 году его портрет появился на обложке журнала Time — настоящее событие для архитектора, свидетельствовавшее об его огромной популярности при жизни. Кстати, на арт-критике, написавшей о нем статью в Time, он позже женился.

Посольство США в Лондоне, 1960

Со временем заметно, как расширяется стилистический диапазон архитектора. Он сочетает криволинейные железобетонные опоры и сложные своды, чтобы создать образ взлетающей птицы (аэровокзал в Нью-Йорке). Он отдает дань неоакадемизму в зданиях американских посольств в Лондоне и Осло и оригинально трактует готику в жилом комплексе Йельского университета (1962)…

Технический центр General Motors, США, 1955

Многим Ээро Сааринен известен не как гениальный архитектор, а как дизайнер, создатель популярных икон модернизма — самой узнаваемой и часто копируемой мебели в мире. 

Первые опыты в проектировании мебели молодой человек проводил в студии легендарного Нормана Бела Геддеса, создателя первого в Америке бюро промышленного дизайна, человека, перенесшего принципы европейского дизайна в Америку. Именно у Геддеса Сааринен научился проектированию обтекаемых форм и довел его до совершенства.

Студия Сааринена: синий стул Womb, белый стул Tulip.

Сааринен применял к мебели скульптурный подход. Его метод проектирования был весьма примечателен: он одержимо создавал сотни вариантов одного предмета, делал полномасштабные модели, чтобы добиться одного — наиболее правильного и выразительного изгиба.

Автомобили, стиральные машины, холодильники, радиоприемники, бытовые электроприборы уже в 1920-е годы стали доступны большинству американцев. Однако с приближением кризиса 30-х годов производители сталкивались с растущими трудностями при продаже своих товаров.

Стул Tulip (1957) — один из самых популярных и копируемых в мире.

Сааринен навсегда изменил отношение к предметам домашнего обихода. Когда Флоренс Нолл пригласила его работать в компании Knoll в 1940 году, у Сааринена уже был огромный опыт проектирования.

Кресло Grasshopper, 1946 — первая работа Сааринена для мебельной компании Knoll.

На протяжении последующих 15 лет Сааринен создал большинство узнаваемых вещей для этой компании — в том числе стул Tulip (1957) и кресла Womb («Чрево», 1948) и Grasshopper («Кузнечик», 1946).

Кресло Womb, 1948, Knoll

Один из таких показательных экспериментов — разработка Organic сhair (1940) «органического кресла», спроектирвоаннаго совместно с Чарльзом Имзом. Модель создавалась специально для конкурса MoMA «Органический дизайн в домашней обстановке».

Organic Chair — проект Ээро Сааринена и Чарльза Имза. Выпускает Vitra.

Примечательно, что спинку и сиденье изготавливали именно из гнутой фанеры: в 1940 году пластик был еще на вес золота, а виниловая обивка стоила дороже, чем кожаная. Нужной формы дизайнеры добивались на самодельном аппарате, позволяющем придать фанере объем. Предмет стал победителем конкурса, однако военное время не позволило запустить его в производство. Объект увидел свет только в 2006 году, когда его переиздала компания Vitra. 

Северная Христианская церковь в Индиане, 1964

Инновационные для тех лет материалы, формы, инженерные решения оставили в истории имя Ээро Сааринена, ушедшего из жизни на пике своей карьеры в 1961 году. В 1962 году Сааринен был посмертно награжден Золотой медалью Американского Института Архитекторов. На момент его смерти десять из его знаменитых построек еще не были завершены.

www.interior.ru

Архитектор Ээро Сааринен | Fresher

В послевоенные годы американские архитекторы и строители занялись переосмыслением архитектурного модернизма с учётом современных материалов и новых строительных технологий. Особых успехов на этом поприще добился американский архитектор финского происхождения Ээро Сааринен (Eero Saarinen), который занимался как крупными (Арка в Сент-Луисе, терминал Trans World Airlines в аэропорту Джона Кеннеди), так и мелкими проектами (церкви, особняки).

C Саариненом сотрудничал Бальтазар Кораб (Balthazar Korab), который мастерски фотографировал архитектурные детали его сооружений и сам процесс строительства. Бальтазар Кораб, заслуживший репутацию уважаемого архитектурного фотографа, ушел из жизни в 2013 году. В 2007 году Кораб подарил Библиотеке Конгресса около 800 снимков архитектурных сооружений Ээро Сааринена.

Арка в Сент-Луисе, 1968 год.

Ээро Сааринен возле макета Арки в Сент-Луисе, между 1947 – 1961 годами.

Строительство Арки в Сент-Луисе, спроектированной Ээро Саариненом, примерно 1964 года.

Интерьер Технического центра General Motors в Уоррене, штат Мичиган, 1945 год.

Водонапорная башня возле Технического центра General Motors, Уоррен, штат Мичиган, 1945 год.

Художественный музей в Милуоки, штат Висконсин, между 1952 – 1957 годами.

Макет конференц-зала и часовни Массачусетского технологического института в Кеймбридже, штат Массачусетс, примерно 1950 года.

Конференц-зал и часовня Массачусетского технологического института в Кеймбридже, штат Массачусетс, примерно 1955 года.

Архитектурный макет особняка Miller House в Колумбусе, штат Индиана, около 1953 года.

Особняк Miller House в Колумбусе, штат Индиана, примерно 1957 года.

Деталь экстерьера особняка Miller House в Колумбусе, штат Индиана, примерно 1957 года.

Макет катка Йельского университета, Нью-Хейвен, Коннектикут, примерно 1956 года.

Интерьер макета катка Йельского университета, Нью-Хейвен, Коннектикут, примерно 1956 года.

Строительство катка для Йельского университета, Нью-Хейвен, Коннектикут, примерно 1959 года.

Каток Йельского университета, примерно 1959 года.

Теологическая семинария Конкордия в городе Форт-Уэйн, Индиана, примерно 1958 года.

Интерьер часовни возле Теологической семинарии Конкордия в городе Форт-Уэйн, Индиана, примерно 1958 года.

Макет здания посольства США в Лондоне, примерно 1955 года.

Здание посольства США в Лондоне, примерно 1960 года.

Интерьер терминала Trans World Airlines в аэропорту Джона Кеннеди, примерно 1962 года.

Вид Вашингтонского аэропорта имени Даллеса, примерно 1963 года

Архитектурная деталь интерьера терминала Trans World Airlines в аэропорту Джона Кеннеди в Нью-Йорке, примерно 1962 года.

Масштабная модель терминала Trans World Airlines в аэропорту Джона Кеннеди в Нью-Йорке, примерно 1956 года.

Создание макета терминала Trans World Airlines, примерно 1956 года.

Макет терминала Trans World Airlines, примерно 1956 года.

Создание макета терминала Trans World Airlines, примерно 1956 года.

Интерьер модели терминала Trans World Airlines, примерно 1956 года.

Фотограф Бальтазар Кораб (Balthazar Korab) возле модели терминала Trans World Airlines, примерно 1956 года.

Строительство терминала Trans World Airlines в аэропорту Джона Кеннеди, примерно 1960 года.

Строительство терминала Trans World Airlines в аэропорту Джона Кеннеди, примерно 1960 года.

Строительство терминала Trans World Airlines, примерно 1960 года.

Интерьер терминала Trans World Airlines в аэропорту Джона Кеннеди, примерно 1962 года.

Интерьер терминала Trans World Airlines в аэропорту Джона Кеннеди, примерно 1962 года.

Справочная терминала Trans World Airlines, примерно 1962 года.

Интерьер терминала Trans World Airlines в аэропорту Джона Кеннеди, примерно 1962 года.

Интерьер открывшегося терминала Trans World Airlines в аэропорту Джона Кеннеди, примерно 1962 года.

Модель Вашингтонского аэропорта имени Даллеса, примерно 1958 года.

Фотографирование интерьера модели Вашингтонского аэропорта имени Даллеса, примерно 1958 года.

Интерьер модели Вашингтонского аэропорта имени Даллеса, примерно 1958 года.

Строительство Вашингтонского аэропорта имени Даллеса, примерно 1962 года.

Строительство Вашингтонского аэропорта имени Даллеса, 1958 – 1963 года.

Вашингтонский аэропорт имени Даллеса в штате Виргиния, примерно 1963 год.

Транспортёры PTV возле Вашингтонского аэропорта имени Даллеса, примерно 1963 год.

www.fresher.ru

Финский архитектор Элиэль Сааринен | ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНЫЙ И ПРИРОДНЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК «ПАРК МОНРЕПО»

Элиэль Сааринен (1873-1950) – знаменитый финский архитектор и дизайнер – родился в семье настоятеля лютеранского прихода Юхи Сааринена, часть детства провёл в деревне Шпаньково под Гатчиной. С 1893 по 1897 учился живописи и архитектуре в Гельсингфорском университете и Политехническом институте. Основоположник стиля модерн («национальный романтизм») в финской архитектуре.

            С 1903 по 1923 годы жил и работал на собственной вилле Виттреск (Hvitträsk) под Хельсинки, первоначально вместе со своими компаньонами по архитектурному бюро Армасом Линдгреном и Германом Гезеллиусом. Бюро было создано по окончании учёбы в 1898 г. Первый успех пришел после демонстрации павильона Финляндии на Всемирной выставке в Париже 1900 года. Произведение финского трио оказалось ярким манифестом новой архитектуры.

            Обращение к приёмам народного творчества и его специфическим материалам (дерево, гранит), фольклорным мотивам, идеям немецкого югендстиля и английской архитектуры конца XIX века (Г. Ричардсон, Ф. Уэбб) породило новое стилевое направление «национальный романтизм», ставшее на несколько лет магистральным в Финляндии и распространившееся в соседние регионы Российской империи («северный модерн» в Санкт-Петербурге, «национальный романтизм» в Латвии).

            На волне успеха зодчие строят ряд многоквартирных домов в финской столице и роскошные виллы под Гельсингфорсом и Выборгом. В декабре 1903 года был объявлен конкурс на проект нового здания вокзала в Гельсингфорсе. Первая премия – Э. Сааринену (проект – 1904, строительство – 1910-1914). Этот проект стал крупнейшим и завершающим произведением финской национальной романтики.

            Сотрудничество компаньонов продолжалось до 1905 года, когда из состава бюро вышел Армас Линдгрен. Совместно с Г. Гезеллиусом Сааринен создаёт проект вокзала в Выборге (строительство – 1910-1913) в стиле арт-деко. (Взорван Красной Армией при отступлении в 1941 году. Сохранился багажный корпус и две гранитные скульптуры медведей с фасада здания). В этот же период он пробует себя в области градостроительства, выполняя проекты планировки Будапешта, Канберры, Талинна и Гельсингфорса. Один из таких проектов – «Большой Гельсингфорс» (1915-1918), основанный на принципе рассредоточения городской структуры, оказал значительное влияние на теорию и практику градостроительства в Финляндии и скандинавских странах после Второй мировой войны.

            В фондах музея-заповедника «Парк Монрепо» хранится книга «Мункснэс-Хага и Большой Гельсингфорс: эскиз и проект городского плана» (1915 г., на шведском языке). Поступила из Публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина. Книга снабжена большим количеством старых фотографий и рисунков. Реставрировалась в 2004-2005 годах.

            На волне интереса к своей личности в 1923 году Сааринен с семьёй эмигрировал в США, где первоначально занимал должность профессора Университета в штате Мичиган. В 1924 году его пригласили основать и возглавить художественную академию Кранбрук (Cranbrook). В последующем вся энергия Сааринена как президента академии и главы архитектурного отделения была направлена на организационную и преподавательскую деятельность, а также строительство на территории академии.

            В 30-е и 40-е годы Элиэль Сааринен возвращается к коммерческому конкурсному и практическому проектированию, теперь уже в союзе со своим сыном Ээро и женой Луизой (Лойя) в качестве дизайнера. Последней работой, в которой принял участие Элиэль Сааринен, стало проектирование масштабного выставочного центра General Motors в Детройте, по сути, уже самостоятельного произведения Ээро Сааринена.

            Музеями, посвящёнными Элиэлю Сааринену, сегодня являются вилла Виттреск (Hvitträsk) в Финляндии и дом-музей в Кранбуке (США).

 

Материал подготовила Т.Л. Просина,
хранитель музейных предметов ГБУК ЛО «ГИАПМЗ «Парк Монрепо»

www.parkmonrepos.org

Американский дизайн 40-50-е. часть 1. Готтлиб Элиэль Сааринен

Американский дизайн 40-50- е
Готтлиб Элиэль Сааринен (Gottlieb Eliel Saarinen) и Cranbrook Academy of Art, его ученики: Чарльз и Рэй Имзы (Charles & Ray Eames), Флоренс Нолль (Florence Knoll), Ээро Сааринен (Eero Saarinen). Фирмы Knoll и Herman Miller. Джордж Нельсон (George Nelson). Гарри Бертойя (Harry Bertoia). Исаму Ногучи (Isamu Noguchi).

Дизайнеры существенно отличаются от этих представителей: Норман Бел Геддес, Уолтер Дорвин Тиг, Генри Дрейфус, Раймонд Лоуи; Джилберт Роде, Рассел Райт, несколько дизайнеров «местного значения»: Джон Гордон Риду и Гарольд ван Дорен, Дональд Дески, Грета фон Нессен, Кем Вебер, Клиффорд Брукс Стивенс.

Все дизайнеры учились по специальности архитектор, художник, их стиль отличался…
сочетание сюрреализма с  арт-деко,  модерн. авангард, проектирование скульптурных сюрреалистических элементов.

Готтлиб Элиэль Сааринен
Финляндия  (1873 — 1950)
–архитектор, дизайнер, теоретик архитектуры. Окончил Политехнический университет в Гельсингфорсе (Хельсинки).
Работал: Хельсинки, Выборг, Сортавала, Таллин и…
Стиль: модерн. Арт-деко

Постройки:                
Павильон «Финляндия»                             Ратуша в Йоэнсуу


                                                      Ж/д вокзал Хельсинки
также:

Здание компании Pohjola
ж/д вокзал Выборга
Виллы Виттреск и Суур-Мерийоки

Сааринен был одним из основоположников стиля романтизм в финской архитектуре. В его строениях чувствуется влияние и элементы американской, английской и немецкой архитектуры конца 19 века. В то же время мастер с трепетом относился к национальному стилю – обращался к традициям финского народного зодчества, применял местные строительные материалы (дерево, гранит), нарядный, геометрически чёткий орнаментальный декор, стремился к рациональной организации пространства (знаменитый Центральный вокзал в Гельсингфорсе).
Во время учебы свел знакомство с Армасом Линдгреном и с Германом Гезеллиусом, с которыми в 1898 году организовал архитектурное бюро Gesellius-Lindgren-Saarinen. Вскоре финское трио приобрело международный успех после демонстрации павильона Финляндии на Всемирной выставке в Париже 1900 года.
Работая в 1896-1905 гг. в архитектурном бюро Гезеллиус, Линдгрен, Сааринен («Geselius, Lindgren, Saarinen» toimisto), и , А.Линдгрен, спроектировали значительное количество моделей печей и каминов для завода Вильгельма Андстена в Гельсингфорсе.

Дом О. Леандера

Здание было построено в 1905 году, и в его облике присутствуют все элементы, свойственные стилю «модерн». Это и ассиметричное решение фасадов, свободная планировка помещений, крутые кровли, высокие печные трубы яркие элементы созданного образа. А если добавить наличие эркеров, многообразность окон с мелкой расстекловкой, а так же использование «растительного» орнамента на фасадах, то получится яркий представитель северного модерна.
1907 Сааринен пробует себя в области градостроительства, выполняя проекты планировки Будапешта, Канберры, Таллина и районов Хельсинки.
В 1922 году Сааринен, наряду с такими известными европейскими архитекторами как Адольф Лоос и Вальтер Гропиус, направил проект в США на конкурс для главного офиса газеты Chicago Tribune в Чикаго.
Проект Сааринена занял второе место, Однако хвалебная критика, в том числе от Луиса Салливена, привлекла внимание американских архитекторов к этой работе. В итоге облик высотного здания в проекте Сааринена ощутимо повлиял на узнаваемый сегодня вид американских небоскребов 20-х годов в стиле арт-деко.
Позже переезжает в США и  возглавляет Академию искусств Кранбрук (Cranbrook)
Музеями, посвященными Элиэлю Сааринену, сегодня являются вилла Виттреск (Hvitträsk) в Кирконумми (Финляндия) и дом-музей в Кранбруке (Cranbrook).

В следующей части  о Ээро Сааринене

no-vu.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о