Содержание

«простые дома» для миллиардеров • Имя • Дизайн • Интерьер+Дизайн

Тадао Андо (Tadao Ando, р. 13 сентября 1941) — японский архитектор, притцкеровский лауреат, настоящий поэт бетона, как никто умеет обращаться с пространством. Кто хоть раз был в построенном им здании, не забудет этот опыт никогда. Его имя у всех на устах, ведь в ближайшее время ему предстоит перестройка здания парижской Биржи для французского миллиардера Франсуа Пино.

По теме: Франсуа Пино (Francois Pinault) празднует 80-летие

Архитектор проектирует очень много, сегодня полный список проектов, от крупных до самых крошечных, давно перевалил за 150. Масштаб его дарования и уникальность подхода очевидны. Все, построенное Тадао Андо, можно разделить на четыре большие группы: жилые дома, храмы, музеи и грандиозные эффектные реконструкции, сделанные по заказу Франсуа Пино.

Парижская Биржа, реконструкция Тадао Андо.

Помимо традиционных японских храмов, Тадао Андо создал несколько построек для христианских общин. Например, «Церковь Света», построенная в 1989 году в маленьком городке Ибараки, и церковь в Таруми. «Церковь Света» — три бетонных куба со стенами толщиной 38 см. В кубе, в котором расположен собственно зал для литургии, крест образует узкие отверстия в стене, через них бьет яркий дневной свет, и внутри этот архитектурный прием читается как очевидный христианский символ.

Иногда Тадао Андо может сделать ставку на простую бинарность и получить неожиданно выразительный образ — так случилось в техасском Музее современного искусства в Форт Ворте: архитектор возвел два абсолютно одинаковых павильона. Тадао Андо умеет создавать «простые дома» — известно, что построенные им жилые комплексы Рокко (Rokko Housing One, 1983, и Rokko Housing Two, 1993) в Кобэ — бетонные домики-ячейки, не пострадали во время землетрясения 1995 года.

Храм воды на острове Авадзи, проект Т. Андо.

Конечно, работа в Венеции над двумя музейными площадками для фонда Франсуа Пино вписала особую главу в карьеру Тадао Андо. Сначала архитектор невероятно тонко обошелся с Палаццо Грасси (2006). В исторический интерьер деликатно ввел бетон, стеклянные двери, суперавангардную металлическую фурнитуру — и при этом продемонстрировал подчеркнуто бережное отношение к аутентичным стенам XVIII века.

The Poly Grand Theatre в Шанхае, 2017.

«Я думаю, что архитектура — это всегда борьба».

За палаццо Грасси последовал второй венецианский проект для Франсуа Пино — экспозиционная площадка Пунта делла Догана (2009) — реконструкция здания венецианской Таможни потребовала еще большего драйва и изобретательности. Архитектор справился блестяще: никакое выставленное там современное искусство, даже самое пронзительное или эстетское не способно заглушить архитектурный образ. Что бы там ни демонстрировали кураторы Пино, архитектура всегда производит более сильное впечатление. Именно поэтому французы ждут, что именно сделает японский мастер с историческим зданием Биржи, Пале Броньяр зданием, построенном в 1807-1826 архитектором-неоклассиком Александром-Теодором Броньяром — важным памятником парижской архитектуры первой половины XIX века.

О бетоне Тадао Андо иногда говорят, что он гладкий, как шелк. Архитектор объясняет, что качество конструкции не зависит от самого состава, а зависит от формы, в которую бетон влит. Благодаря развитой традиции деревянной архитектуры в стране уровень ремесленного мастерства в Японии очень высок. Деревянная форма может быть настолько идеальной, что ни одна капля не вытечет из швов. Необходимы водонепроницаемые формы, иначе будут появляться полости, и поверхность может дать трещину.

Музей современного искусства Benesse Museum, Япония, 1992. Внутри — открытый овальный двор для медитаций с прудом посередине. Крыша засажена травой.

Именно благодаря безупречным формам, которые делают японские столяры, бетон Тадао Андо выглядит, как шелк. А круглые отверстия, оставленные в бетоне болтами, которые держат опалубку вместе, давно стали фирменным знаком архитектора — будь то Павильон для медитаций в саду UNESCO (1995, Париж) или Павильон для конференций на кампусе швейцарской компании Vitra (1993, Вайль-на-Райне, первая постройка Тадао Андо в Европе).  Эксперты признают, что бетон Тадао Андо — это всегда конструкция и поверхность и никогда не камуфляж или штукатурка. Тадао Андо любит материал, который совсем не характерен для Японии.

Музей искусств префектуры Акита (Akita Prefectural Museum of Art), проект Т. Андо, 1967. На стене отлично видны фирменные круглые отверстия.

«Большинство домов в Японии строятся из дерева или картона: в том числе и мой собственный, — говорит архитектор. — Я живу в нем с детства, это моя пещера, мне в ней комфортно». (У Тадао Андо был брат близнец, но Тадао родился первым. Когда братьям было два года, семья решила, что Тадао заберет бабушка, он взял ее фамилию Андо. Сначала они поселились недалеко от порта Осаки, а потом перебрались в дом, где Тадао живет и сейчас). В детстве Тадао Андо наблюдал за работой столяра, ему нравилось придавать дереву форму. Он подмечал, как растет дерево, что с ним делает солнце, научился определять качество древесины. И, по собственным словам, постепенно начал понимать связь между формой и материалом, из которого она сделана.

Интересно, что Тадао Андо — полный автодидакт. Выучился профессии самостоятельно. В детстве Тадао Андо много времени проводил на улице и загородом на природе. С 10 до 17 лет увлеченно клеил модeли кораблей, аэропланов, много лепил, учился у столяра, мастерская которого находилась через дорогу от его дома. В юности попробовал начать карьеру боксера, не пошло. Потом занялся самообразованием и овладевал умениями, работая у профессионалов, дизайнеров и архитекторов-градостроителей.

По теме: Архитектор без образования: пять великих самоучек

«Я никогда не был хорошим студентом и всегда предпочитал изучать предмет самостоятельно, вне школьных стен. В 18 лет я начал последовательно объезжать храмы в Киото и Наре, городах, которые славятся обилием памятников традиционной японской архитектуры». Известно, что еще раньше со школьной экскурсией Тадао Андо посетил Императорский отель в Токио, и знаменитый корпус отеля, построенный по проекту Фрэнка Ллойда Райта, произвел на него сильное впечатление.

«Вообще я изучал архитектуру, находясь в самих зданиях и читая о них книги». В 1960-х годах Тадао Андо совершил путешествия в Европу и США  для того, чтобы также своими глазами увидеть и проанализировать все важнейшие памятники западной архитектуры. Во время этих вояжей он выработал привычку делать зарисовки в блокнотах и продолжает вести такие дневники архитектурных впечатлений до сих пор.

«Во всех моих работах свет является важным фактором. Я создаю замкнутые пространства с толстыми бетонными стенами. Отгороженный от городской жизни интерьер должен быть самодостаточным».

Однажды в букинистическом магазине в Осаке Тадао Андо попалась книга о Ле Корбюзье. Чтобы ее купить, молодому человеку пришлось копить деньги несколько недель. «Я рассматривал его чертежи так часто, пока страницы не почернели. Тадао Андо признавался, что в его сознании Корбюзье — эталон, он как бы все время смотрит на проекты и архитектуру его глазами, прикидывает, что Корбюзье сказал бы о том или ином проекте. Когда Тадао Андо приехал в Марсель, разумеется, он отправился смотреть «Жилую единицу» легендарного Корбю и был поражен динамикой, которой обладал бетон в трактовке Корбюзье. Бетон, сталь и стекло — любимые материалы Тадо Андо. Дерево он использовал всего в нескольких проектах, в том числе в Павильоне Японии на Expo 92 в Испании. Вернувшись в Осаку в 1968 году, он основал собственное архитектурное бюро Tadao Ando Architects and Associates.

www.interior.ru

Тадао Андо — Архитекторы дизайнеры — Дизайн и архитектура растут здесь

Геометрия стен  

Архитектура Тадао Андо — это архитектура стен. Пример тому — самонесущая стена, организующая вокруг себя природное окружение в Церкви на воде в Юфуцу на Хоккайдо. В Церкви света в Осаке стена по диагонали пересекает бетонный куб. В Художественном музее Титю на острове Наосима четко очерченная и ориентированная по горизотнали стена окружает внутренний двор на манер средневековой крепостной стены. Во время своих исследований декоративных свойств бетона Андо создал множество благородных пространств, стены в них всегда играли решающую роль.

Творения Андо требуют ограниченного набора материалов и выявляют текстуру последних. Чрезмерное внимание архитектора является одним из объяснений напряжения и аскетизма, характерных для его работ. Стены построек Андо лишены декора, они выглядят могущественными и тяжелыми, даже молчаливыми. Используемые для них в чистом виде материалы конкретизируют его намерения. Они выражают внутреннюю силу, и именно в них можно обнаружить убеждения архитектора. 

Первыми творениями Андо были «бетонные коробки». В середине его карьеры стены зданий приняли более лиричный вид. Самодостаточные «коробки» постепенно раскрылись, чтобы впустить свет, проникающий по углам и освещающий стены построек. Простые геометрические формы зданий Андо открылись природе и свету, трансформировав и усложнив создаваемые архитектором пространства. Андо ввел в употребление незабываемые архитектурные панели, вставляя плоские поверхности, которые прорезают небо и отражают воду. 

«То, что я пытаюсь выразить, используя бетон, не является суровостью Ле Кобюзье, — это нечно более утонченное». Ключ к трактовке бетона в творчестве Андо кроется в ритме повседневной жизни, в характерной для Японии эстетике. Любовь к материалам, проявившаяся уже в первых сооружениях Андо, основана на его детских впечатлениях. Архитектор, несомненно, является одним из мастеров литого бетона, но в тех местах, которые контактируют с человеком, он обратил свой взор и к природным материалам. Андо всегда использует натуральное дерево для полов, дверей и мебели. 

Геометрия неба 

Природа и, в частности, небо играют решающую роль в архитектуре Андо. Он подчиняет ее своим целям. «Для того чтобы избежать основополагающего состояния замкнутого пространства, которое присуще архитектуре, я опираюсь на небо как естественный элемент, который более всего влияет на архитектурный интерьер». Таким образом, небо становится основополагающим пространственно-структурным элементом в архитектуре Андо. Если небо начинает петь, все здание подхватывает его песню. Когда Андо проектирует жилой дом, торговое или офисное здание, он всегда концентрируется на том, как небо, в конце концов, будет сопрягаться с постройкой. Взаимодействие тени и света, обеспечиваемое ограниченным фрагментом неба и трехмерными формами, выраженными в бетонных стенах, лежит в основе магнетизма его архитектуры. 

Небо у Андо также является основным компонентом наружных пространств, наиболее искусно оживляя асимметричные или наклонные части построек. Интуитивная способность Андо читать ландшафт феноменальна. Выявляя латентный характер местности, он учитывает также множественные факторы, как географическая ориентация, направление ветра, света, дождя, стоков воды, расположенные рядом стены, возраст соседних зданий и движение людских потоков. Свою технику разработки участка по трем измерениям Андо называет термином «сайткрафт». Архитектор создает трехмерную скульптуру из обычного воздуха, всегда наделяя пустое пространство размерностью. При этом самым живым и наоболее близким к природе элементом организованного пространства является небо. Нейтральное пространство, замкнутое в пределах определенного участка, приобретает динамизм. Андо использует все самые маленькие фрагменты разрабатываемого участка. В его архитектуре нет мертвых пространств.

Андо применяет свою технику работы с местностью при проектировании как жилых комплексов, так и торговых предприятий. В последних, в частности, он создает очень практичные структуры, стирая границы между внешним и внутренним пространствами. Его умение переплести между собой внутреннее и внешнее позволяет сделать дороги, внутренние дворы, небо и городское освещение элементами интимного внутреннего пространства. Центральной темой Андо при его работе с наружным пространством является архитектурное толкование городского контекста. 

Эстетика отсутствия

Когда-то Андо назвал свой Роу-хаус в Сумиёси «вызывающей коробкой», и он так объясняет эту свою архитектурную позицию: «На первый взгляд моя архитектура означает обнажение, как если бы я хотел создать некое абстрактное пространство, получаемое в результате исключения всего человеческого, функционального и практического. В действительности я интересуюсь не абстрактными пространствами, а архетипом пространства».

Эта простая и сильная архитектура одновременно является воплощением легкости. Она соединяет простоту форм со сложностью пространства. Она использует материалы без отделки, но приятные на ощупь. Сверх всего этого она предлагает ясную картину жизни посредством формальной простоты. Этот момент является основополагающим. Ясная геометрия формирует этот простой образ. В архитектуре Андо всегда содержатся  смелые предложения в отношении способа жизни или резкие элементы социальной критики. Философия его архитектуры всегда понятна, с первых его работ и до самых последних. Его архитектура не является минималистской. Если и правда то, что в ее основе лежит «коробка» без украшений, то голые стены этой «коробки» стимулируют воображение. Сооружения Андо вызывают переживания у зрителя именно потому, что они не имеют отделки. Их молчаливые стены стимулируют чувства тех, кто на них смотрит, и завладевают их взором.Его стиль за простоту форм был охарактеризован как «критический регионализм«.

artishock.org

Портрет архитектора: Тадао Андо

Архитектор-самоучка, ставший лауреатом Притцкеровской премии, дал интервью журналу Port, в котором рассказал, как бороться с предубеждениями в профессии и почему сегодня общество не нуждается в таком количестве архитекторов, как в 19 и 20 веках.

Тадао Андо спроектировал здание, в котором располагается его студия в Осаке, в 1973 году. Оно было предназначено для молодой семьи. Когда строительство близилось к завершению, заказчики узнали, что ждут близнецов, и архитектор понял, что здание слишком мало для них. Поэтому он решил использовать его для собственных нужд. «Это научило меня тому, что жизнь не всегда идет по плану», – говорит Андо, удивительная карьера которого развивалась, по его словам, методом проб и ошибок. Студия трижды расширялась и наконец в 1991 году была перестроена, чтобы вместить расширившуюся команду Андо. Она воплощает в себе ключевые принципы, характерные для работ 74-летнего архитектора.

Тактильность ее гладких бетонных стен подчеркивается естественным светом, струящимся через точно размещенные окна и световые люки, а расположение взаимосвязанных геометрических пространств создает эффект постоянно меняющейся перспективы. Это мастерство работы с пространством, светом и материалом чувствуется во всех проектах Андо, детали которых всегда тщательно проработаны.

Карьера знаменитого архитектора-самоучки началась в 1969-м; с тех пор Андо построил более 200 зданий, среди которых жилой комплекс Рокко в Кобе (1983–1999), церковь Света в Осаке (1989), Пулитцеровский фонд искусств в Сент-Луисе (2001) и Музей современного искусства в Форт-Уорте (2002).

Пулитцеровский фонд искусств в Сент-Луисе

Жилой комплекс Рокко в Кобе

За свою способность создавать функциональные, но при этом легкие и изящные здания, будящие в зрителях эмоциональный отклик, в 1995-м Андо получил самую престижную награду в сфере архитектуры – Притцкеровскую премию. Саму премию – 100 000 долларов – он пожертвовал пострадавшим от землетрясения в Кобе.

Несмотря на свой успех, Андо невероятно скромен. Он говорит, что ни одну из его работ не удалось бы завершить без множества других талантливых и целеустремленных людей. Его команда продолжает работу над проектами самого разного масштаба и профиля по всему миру, и Андо отмечает, что за прошедшие полвека его подход особо не изменился: он по-прежнему старается создавать здания, которые должны стать «домом для человеческих сердец».

Я бы хотел начать с простого вопроса: почему архитектура – это важно?

Настоящая важность архитектуры в том, что она способна глубоко трогать сердца людей. Я стараюсь создавать пространства, где люди могли бы собираться и общаться друг с другом.

Ваши здания часто выделяются чистыми геометрическими формами и использованием необлицованного бетона. Как вы добиваетесь подобной человечности, используя такие простые формы и материалы?

Моя задача – создать определенное пространство, неотделимое от своего расположения, используя самые обычные материалы, которые можно найти в любом уголке мира. Такие как бетон, состоящий из песка, камня и цемента. Я считаю, что эмоциональное воздействие в архитектуре зависит от того, как в архитектурном пространстве используются естественные элементы. Поэтому, вместо того чтобы создавать сложные формы, я выбираю простые геометрические фигуры, чтобы создать тонкую, но эффектную игру света и тени в пространстве.

На видео – корпус мексиканского университета в Монтеррее

Существует ли проект, воплощающий все принципы, которыми вы руководствовались на протяжении своей карьеры?

Да, я бы сказал, что это церковь Света в Ибараки, построенная в 1989 году. Это простой необлицованный бетонный бокс прямоугольной формы, шесть метров в длину и восемнадцать в ширину. Бюджет был ограничен, поэтому мы экономили на отделке. Получилось пространство из голого, необлицованного бетона, в которое свет поступает через крестообразную щель в передней стене. Степень освещенности меняется в зависимости от сезона и времени суток, и благодаря естественному освещению все пространство приобретает вид святилища.

Ваши здания называют типично японскими, но при этом вы используете западные материалы и методы строительства. Какие особенности своих построек вы бы сами назвали типично японскими?

Я хочу создавать пространства, передающие японское видение мира средствами современной архитектуры. Например, целостность внутреннего и наружного пространства – типичная особенность традиционной японской архитектуры. В моих проектах часто используется зона, находящаяся между внутренним помещением и наружным пространством, напоминающая энгава, традиционную японскую веранду.

Музей современного искусства Форт-Уорта

Большую часть своей жизни вы старались бросать вызов стереотипам: начали как самоучка и объединили в своем творчестве влияния разных культур. Как этот необычный подход повлиял на вашу карьеру?

Я считаю, что люди должны сами определять, как им жить. Я боролся против стереотипов, ограничивающих свободу в мире, стремящемся к единообразию, с самого начала своей карьеры. Я считаю, что важно сохранять некоторое внутреннее напряжение, которое делает мои работы живыми. С другой стороны, я пытаюсь обнаруживать в традициях важные всеобщие принципы. Одна из функций архитектора – обнаруживать принципы, по которым существуют общественные конвенции, и использовать их в создании современной архитектуры.

Как бы вы описали текущее состояние архитектурного дела в целом? По сравнению с другими периодами, в которые вам приходилось работать, сегодня быть архитектором легче или тяжелее?

Мне кажется, что сегодня общество не нуждается в таком количестве архитекторов, как в 19 и 20 веках, и особенно это касается развитых стран. Я верю в то, что архитекторы должны создавать места, которые могли бы стать опорой и компасом для людских сердец. Но в последние годы из-за экономического давления масштабы и скорость строительства возросли по всему миру, и важность роли, которую архитекторы играли в обществе, снизилась. Но даже в такое сложное время я, как архитектор, хочу давать пристанище людским сердцам.

Где вы ищете источник вдохновения помимо работ великих архитекторов, которыми восхищаетесь?

Вдохновение на создание нового здания можно найти где угодно. Это может быть предложение или даже слово из романа, который я читаю, сцена из фильма или воспоминания о путешествии в пещеры Индии или древние руины. Пока мы открыты новому, ключи вдохновения к творчеству можно найти всегда. На протяжении всей карьеры мне выпадала честь работать с многими влиятельными художниками, они стали моими клиентами, творческими партнерами и друзьями. Несколько заказов у меня сделали фэшн-дизайнеры, такие как Иссей Мияке, Джорджио Армани и Том Форд. Я поддерживаю отношения с выдающимися современными художниками, с которыми сотрудничал. Среди них Дэмиен Херст, Эллсуорт Келли и Ричард Серра. Их эстетика и оригинальный взгляд всегда вдохновляют меня и мотивируют на то, чтобы творить.

Ранчо Тома Форда в Санта-Фе, штат Нью-Мексико, США

Интересно, как сказался возраст на вашей творческой манере и, если говорить о прагматической стороне дела, на масштабе ваших проектов?

С возрастом диапазон масштабности проектов и типов зданий, с которыми я работаю, расширился от маленьких частных домов до городских застроек. Но мне кажется, что в главном мой подход к архитектуре не изменился. Все проекты нашей фирмы осуществлялись под моим руководством, и я ответственно относился к делу. Со временем мои работы стали более зрелыми. И я горжусь, что сохраняю добрые отношения с клиентами даже спустя десятилетия после завершения проектов и всегда забочусь о состоянии стареющих зданий.

Жилой дом в Нью-Йорке

Чего вы хотите достичь за оставшиеся годы вашей карьеры? Каковы ваши амбиции?

Я и впредь буду прилагать все усилия, чтобы до конца всей жизни создавать запоминающиеся архитектурные работы для людей.

Текст: Алан Гриффитс для журнала Port.

exteriorcenter.ru

U.V.W: ТОП 10: лучшие работы Тадао Андо

Японский архитектор Тадао Андо (1941 г.р.) равнодушен к исключительно интеллектуальной архитектуре. Он отрекается от манипулирования сознанием зрителя и формальных игр. Его архитектурный путь нетрадиционен – учёбе в соответствующих заведениях он предпочёл кругосветное путешествие с целью практического изучения архитектуры. В возрасте 28 лет он основывает собственное архитектурное агентство в Осаке и начинает профессиональную деятельность.

С днем рождения, Тадао Андо и ТОП 10 лучших работ известного архитектора

1. Роу-хаус (Сумиёси, Осака, 1975-1976г.)

Архитектор Андо начинался здесь, в кварталах Осаки. Одновременное сочетание в проектах традиций и современности, пожеланий и бюджетных возможностей заказчика, индивидуальных запросов и эстетических требований среды – вот авторский стиль Тадао Андо. Роу-хаус – это сложная пространственная композиция в нарочито простой бетонной оболочке.

2. Церковь света (Ибараки, Осака,1987-1989г.)

Темой проекта был свет. Чтобы успешно реализовать тут эту идею, Андо создаёт тёмную, монолитную среду и впускает в неё строго срежиссированное освещение. Бюджетные ограничения вынудили архитектора выполнить пол и скамьи в грубом дереве. Однако текстура подошла более чем удачно. Тадао Андо адепт вещественности, контактности материала, что ясно прослеживается в его работах.

3. Фабрика (Тревизо, Италия, 1992-2000г.)

Андо приступил к реставрации виллы Лучано Беннетона, не зная ни одного слова по-английски. Всеми возможными графическими средствами архитектор строил общение с заказчиком, и в результате их совместного труда мы видим удивительный, гармонично выстроенный объект с собственным характером. Снова звучит главная тема Андо – тема света и воздуха.



4. Chichu Art Museum (Наосима, Кагава, 2004г.)

Вопрос экспозиции объекта очень занимает Андо. В проекте музея он решает «утопить» пространство в тело холма. И всё же внутри помещений он мастерски применяет проникающее освещение – залы не выглядят мрачными. Спокойная фактура служит отличным фоном для выставки любого объекта.


5. Храм воды (Цуна, Хёго, 1989-1991г.)

Священник погружается вглубь бассейна, покрытого цветками лотоса. Андо запроектировал эту эллиптическую форму размером 30×40 м, организовав внутри таинственные залы (круглый – 14м в диаметре, квадратный – со стороной 17,4м). Уникальный пространственный опыт получает посетитель храма, прежде чем оказаться у бассейна. Пройдя по песчаной дорожке, человек упирается в бетонную стену, которая однозначно разделяет повседневный мир и тот буддийский рай, который создан Андо.

6. Дом 4 × 4 (Кобе, Хёго, 2001-2003г.)

На берегу Внутреннего Японского моря возник ещё один интересный проект – компактный дом-башня, состоящий из двух простых архитектурных объёмов. В этом проекте Андо играет в пространственный конструктор – ему удаётся организовать на ограниченной территории сложную и удобную для жизни среду. Из верхнего объёма открывается замечательный вид на водную гладь.




7. Дом и мастерская Косино (Асия, Хёго, 1979-1984г.)

Внутренне пространство дома перетекает во внешнее – Андо использует каждую пядь земельного участка. Тщательно выверенная планировка внутренних пространств, драматичное освещение, мягкое взаимодействие с рельефом отличают этот проект японского архитектора.


8. Modern Art Museum (Форт-Уэрта, 1997-2003г.)

Музей представляет собой взаимодействие пяти прямоугольных блоков общей площадью 4900 м². Структурность, свет и использование отражающей способности воды делают этот проект уникальным в своём роде.

9. Дом Пьера Пренжье (Шри-Ланка, 2010г.)

Ещё один частный проект и ещё один дом на побережье. Дом имеет три крыла, скомпонованных вокруг центрального патио. Брутальный монолитный бетон применён очень деликатно, отвечая лирике пейзажа.






10. Центр современного искусства Пунта делла Догана (Венеция, Италия, 2009г.)

Может создаться впечатление, что Андо – архитектор свободных пространств и сознательно избегает городского контекста. Но проект музея в Венеции опровергает это мнение. Объект спроектирован на стрелке между Канале Гранде и Канале делла Джудекка. Треугольный в плане комплекс по-настоящему органично вписан в историческую городскую среду.




Пространство для Андо – это воплощение физической мудрости. Во всём, на его взгляд, должны быть душа и смысл. Тадао Андо говорит: «Город похож на шкатулку для драгоценностей, а здания — драгоценные камни в нем. Я хочу наполнять шкатулки драгоценными камнями».

Написала Nina Belaya
Источник: http://architector.ua

uvw-architecture.blogspot.com

ТОП 10: лучшие проекты Тадао Андо

Японский архитектор Тадао Андо (1941 г.р.) и лауреат притцкеровской премии равнодушен к исключительно интеллектуальной архитектуре. Он отрекается от манипулирования сознанием зрителя и формальных игр. Его архитектурный путь нетрадиционен – учёбе в соответствующих заведениях он предпочёл кругосветное путешествие с целью практического изучения архитектуры. В возрасте 28 лет он основывает собственное архитектурное агентство в Осаке и начинает профессиональную деятельность.

 

Роу-хаус (Сумиёси, Осака, 1975-1976г.)

Архитектор Тадао Андо начинался здесь, в кварталах Осаки. Одновременное сочетание в проектах традиций и современности, пожеланий и бюджетных возможностей заказчика, индивидуальных запросов и эстетических требований среды – вот авторский стиль Тадао Андо. Роу-хаус – это сложная пространственная композиция в нарочито простой бетонной оболочке.

 

 

 

Церковь света (Ибараки, Осака,1987-1989г.)

Темой проекта был свет. Чтобы успешно реализовать тут эту идею, Андо создаёт тёмную, монолитную среду и впускает в неё строго срежиссированное освещение. Бюджетные ограничения вынудили архитектора выполнить пол и скамьи в грубом дереве. Однако текстура подошла более чем удачно. Тадао Андо адепт вещественности, контактности материала, что ясно прослеживается в его работах.

 

 

 

Фабрика (Тревизо, Италия, 1992-2000г.)

Архитектор Тадао Андо приступил к реставрации виллы Лучано Беннетона, не зная ни одного слова по-английски. Всеми возможными графическими средствами архитектор строил общение с заказчиком, и в результате их совместного труда мы видим удивительный, гармонично выстроенный объект с собственным характером. Снова звучит главная тема Андо – тема света и воздуха.

 

Chichu Art Museum (Наосима, Кагава, 2004г.)

Вопрос экспозиции объекта очень занимает архитектора Тадао Андо. В проекте музея он решает «утопить» пространство в тело холма. И всё же внутри помещений он мастерски применяет проникающее освещение – залы не выглядят мрачными. Спокойная фактура служит отличным фоном для выставки любого объекта.

 

 

Храм воды (Цуна, Хёго, 1989-1991г.)

Священник погружается вглубь бассейна, покрытого цветками лотоса. Архитекторов Тадао Андо запроектировал эту эллиптическую форму размером 30×40 м, организовав внутри таинственные залы (круглый – 14 м. в диаметре, квадратный – со стороной 17,4 м.). Уникальный пространственный опыт получает посетитель храма, прежде чем оказаться у бассейна. Пройдя по песчаной дорожке, человек упирается в бетонную стену, которая однозначно разделяет повседневный мир и тот буддийский рай, который создан Тадао Андо.

 

 

Дом 4 × 4 (Кобе, Хёго, 2001-2003г.)

На берегу Внутреннего Японского моря возник ещё один интересный проект – компактный дом-башня 4х4, состоящий из двух простых архитектурных объёмов в виде куба. В этом проекте Тадао Андо играет в пространственный конструктор – ему удаётся организовать на ограниченной территории сложную и удобную для жизни среду. Из верхнего объёма открывается замечательный вид на водную гладь.

 

 

Дом и мастерская Косино (Асия, Хёго, 1979-1984г.)

Внутренне пространство дома перетекает во внешнее – Андо использует каждую пядь земельного участка. Тщательно выверенная планировка внутренних пространств, драматичное освещение, мягкое взаимодействие с рельефом отличают этот проект японского архитектора.

 

 

Modern Art Museum (Форт-Уэрта, 1997-2003г.)

Музей представляет собой взаимодействие пяти прямоугольных блоков общей площадью 4900 м². Структурность, свет и использование отражающей способности воды делают этот проект уникальным в своём роде.

 

 

Дом Пьера Пренжье (Шри-Ланка, 2010г.)

Ещё один частный проект и ещё один дом на побережье. Дом имеет три крыла, скомпонованных вокруг центрального патио. Брутальный монолитный бетон применён очень деликатно, отвечая лирике пейзажа.

 

 

Центр современного искусства Пунта делла Догана (Венеция, Италия, 2009г.)

Может создаться впечатление, что Андо – архитектор свободных пространств и сознательно избегает городского контекста. Но проект музея в Венеции опровергает это мнение. Объект спроектирован на стрелке между Канале Гранде и Канале делла Джудекка. Треугольный в плане комплекс по-настоящему органично вписан в историческую городскую среду.

 

 

Пространство для Тадао Андо – это воплощение физической мудрости. Во всём, на его взгляд, должны быть душа и смысл. Тадао Андо говорит: «Город похож на шкатулку для драгоценностей, а здания — драгоценные камни в нем. Я хочу наполнять шкатулки драгоценными камнями».

 

thearchitect.pro

Тадао Андо, архитектор и дизайнер | Блогер alfa-omega на сайте SPLETNIK.RU 14 апреля 2018

Тадао Андо (родился 13 сентября 1941 года в Осака) — японский архитектор, лауреат Притцкеровской премии, последователь Алвара Аалто. Стиль этого японского архитектора был охарактеризован как «критический регионализм».

У Тадао Андо довольно разнообразный жизненный опыт. Он работал водителем грузовика и даже был боксёром. Невзирая на отсутствие специализированного архитектурного образования, он всё-таки стал известным в этой области.

Тадао Андо воспитывался бабушкой и большую часть времени в детстве проводил на свежем воздухе. С десяти до семнадцати лет Андо работал подмастерьем у местного плотника, где научился работать с древесиной и создавать модели самолетов и судов. «Я никогда не был хорошим студентом. Я всегда предпочитал изучать предметы самостоятельно за пределами класса. Когда мне было около восемнадцати, я начал посещать храмы, святыни и чайные дома в Киото. Я изучал архитектуру, видя конкретные здания и читая о них книги».

Первый интерес к архитектуре у Тадао Андо возник в пятнадцать лет после приобретения книги с подробными эскизами Ле Корбюзье. «Я просматривал эскизы его раннего периода столько раз, что все страницы стали черными». По словам Андо в своей работе он часто задается вопросом, а как Ле Корбюзье думал бы об этом проекте (на фото: Часовня Нотр-Дам-Дю-О, Роншамп, Франция, Ле Корбюзье).

Между 1962-м и 1969-м годом Тадао Андо путешествует по США, Европе и Африке. Эти поездки формирует его собственные идеи и представления об архитектурном дизайне. Несмотря на отсутствие специализированного архитектурного образования, благодаря природному таланту и опыту он становится известным в этой области. 

В 1969 Тадао основал архитектурную мастерскую «Tadao Ando Architects & Associates».

В 1995 году он был награждён «Притцкеровской премией» за высокие индивидуальные достижения в области архитектуры. Тадао пожертвовал весь свой приз — $100,000 в пользу пострадавших от землетрясения 1995 года в Кобэ.

Работы этого архитектора хорошо известны массированным использованием естественного света, а также использованием натуральных форм ландшафта в архитектуре. Его сооружения часто характеризуются сложными трёхмерными путями циркуляции, которые переплетаются с внешним и внутренним пространством, образуя крупные фигуры.

В своих проектах Андо мастерски использует возможности как естественного, так и искусственного освещения. В основе зданий лежат чистые геометрические формы, которые порой переплетаются, создавая сложные трехмерные фигуры. Объект проектирования вписывается в естественный ландшафт, дабы не подвергать изменению то, что создано природой.

На фото: холм Будды

Любимый материал – бетон. Он используется и как строительный и как отделочный материал, причем как снаружи здания, так и при внутренней отделке. «Я обязан Ле Корбюзье и Людвигу Мису Ван дер Роэ. Идя по тому же пути, я беру то, что они сделали, и интерпретирую своим собственным способом».

Особенно примечателен его проект здания «Row House in Sumiyoshi», монолитный бетонный двухэтажный дом, завершенный в 1976 году. Это одна из его ранних работ, где уже проявляется его будущий стиль. Дом состоит из трёх секций: две закрытые части здания разделены открытым двором.

Жилой комплекс в районе Рокко, недалеко от Кобэ, представляет собой сложный лабиринт террас, атриумов и балконов. Дизайн Rokko Housing One (1983) и Rokko Housing Two (1993) иллюстрирует применение традиционных архитектурных приёмов — твёрдых и мягких материалов, контраста света и темноты, противостояния открытого и закрытого. Примечательно, что эти кластерные здания устояли от землетрясений 1995 года в Кобэ.

Тадао Андо пытается применять национальные эстетические ценности к архитектуре современных зданий. По его мнению, архитектор должен следовать естественному ландшафту, а не менять его. В интерьерах он мастерски использует возможности естественного и искусственного освещения (Церковь Света, 1989)

Основные работы (помимо указанных выше):

Дом Хосино (Koshino House)

Дом “4х4″

На крошечном клочке земли всего четыре на четыре метра, он строит элегантную башню, увенчанную небольшим «пентхаусом» с видом на море через огромные панорамные окна. Проект ироничен, но при этом более чем функционален. Во внутренней отделке, как и в отделке фасадов, используется бетон.

Музей современного искусства на острове Наосин

«Фабрика» в Венеции для Бенеттона

Здание Пулитцеровского центра искусств в Миссури, США, 2001

Зал Teatrino в Палаццо Грасси в Венеции (2005)

www.spletnik.ru

Шкатулка для драгоценностей. ТАДАО АНДО


Текст Наиры Аматуни

АНДО ТАДАО
(р. 13 сентября 1941 г. в Осака),
Японский архитектор

«Город похож на шкатулку для драгоценностей, а здания – драгоценные камни в нем. Я хочу наполнять шкатулки драгоценными камнями». Это ставшие хрестоматийными слова архитектора Андо Тадао, чья мечта – менять облик городов изнутри.

У Тадао Андо был довольно разнообразный жизненный опыт. Он работал водителем грузовика и даже был боксером, но в итоге стал всемирно известным архитектором. Мало того, не имея специального образования (что в его случае играет позитивную роль, поскольку над художником не довлеют каноны различных школ и стилей), он не только стал признанным архитектором и основал собственную архитектурную мастерскую, но и умудрился получить

Притцкеровскую премию за высокие индивидуальные достижения в области архитектуры. Андо заслуженно получил этот трофей, ведь его архитектура ломает все известные представления о пространстве и материалах.

Архитектор пожертвовал весь свой приз – $100,000 – в пользу пострадавших от землетрясения 1995 года в Кобэ. Творчество Андо было отмечено множеством национальных и зарубежных наград, в том числе Золотой медалью Французской академии архитектуры. В течение ряда лет он преподавал в Йельском, Колумбийском и Гарвардском университетах в США.

В специальной литературе его называют последователем Алвара Аалто, а стиль характеризуют как «критический регионализм». Архитектурные проекты Андо всегда символизируют связь с природой, доступ к естественному свету. Они созданы как бы для наслаждения дождем и ветром, переменами времен года, что характерно не только для традиционной японской архитектуры, но и вообще всего японского жизнеустройства.

Здания, спланированные им, напоминают о японских традициях, но без слепого подражания традиционным стилям. Как истинный японец Тадао Андо чрезвычайно аккуратно и внимательно относится к мельчайшим мелочам интерьера и для этого отказывается от несущественных деталей.

Он не успокаивается, пока не добьется, чтобы все элементы пространства были приведены к изначальной простоте форм. Его стремление к совершенству преобладает над все ми силуэтами и пропорциями. Эти его принципы можно проследить, начиная с его ранних работ и заканчивая его проектом Церкви на Воде, возведенной на острове Хоккайдо.

Несмотря на большое количество частных резиденций в портфолио (например, дом для Тома Форда), все же любимым детищем Андо являются музеи, которых он создал бесчисленное количество. Также особо стоит отметить библиотеки, храмы и церкви. Работы этого архитектора хорошо известны массированным применением естественного света, удачно сочетающегося с искусственным, а также использованиеим натуральных форм ландшафта в архитектуре.

В своих постройках он добивается особой открытости внутреннего пространства, специальным образом выстраивая освещение интерьеров. Для его зданий характерно сложное трехмерное строение, пространства которого переплетаются как внутри, так и снаружи, образуя большие фигуры. Известный проект Row House in Sumiyoshi представляет собой двухэтажный монолитный бетонный дом, который был построен в 1976 году. В этой его ранней работе уже проступают элементы присущего ему стиля. Этот небольшой дом состоит из трех равных частей, из которых две закрытые части разделены открытым двориком.

Жилой комплекс в Рокко, расположенный недалеко от Кобэ, является сложным лабиринтом атриумов, террас и балконов. Тадао Андо создает монолитные здания из бетона и стекла, которые необыкновенно просты и спокойны. Яркой иллюстрацией сказанного может служить Храм Воды. Основным инструментом архитектуры церкви является окружающая природа. Бетонные стены лишь правильно обрамляют и подают природную красоту зрителю. При входе в часовню посетителю открывается самый эмоциональный вид: пруд, окруженный деревьями, и распятие, установленное прямо на воде.

Свое творчество архитектор рассматривает как источник для изучения человеческой жизни. Он противопоставляет простоту – сложности, упорядоченность – хаосу, легкость – трудности. А в дизайне своих строений Андо умещает весь спектр терминов и определений, которые содержатся в архитектурном словаре: полый и твердый, закрытый и открытый, темнота и свет, альтернатива и контраст. Архитектор считает, что в работе каждого строителя на первом месте должно стоять желание не нарушить природный ландшафт, который никто не вправе изменять, и в архитектуре современных зданий старается использовать национальные художественные ценности.

При этом ему удается продемонстрировать свое уважение к дереву, камню, воде и свету. Для него судьба живых деревьев не менее значима, чем судьба архитектурных сооружений. И вполне закономерно, что в 90-х годах он спроектировал одно их своих самых впечатляющих строений из дерева в Хиого, где начиная с 1950 года проводился фестиваль, посвященный памяти уничтоженных во время войны лесов. Это Музей дерева.

Понимание архитектором связи с природой лишено сентиментальности: это не снисхождение к беззащитным травкам и цветочкам, а восхождение к стоическому мужеству естественного бытия. Поэтому здание музея, построенное из дерева в сочетании со стальным каркасом и железобетоном, не вызывает прямых литературных ассоциаций.

Все его работы необычайно просты, но, тем не менее, способны создать мощное эмоциональное потрясение. Лаконичные формы, словно высеченные рукой гиганта, игра светотени, выверенные пропорции и умение невероятно органично вписать архитектурное сооружение в окружающий ландшафт – вот то, что делает творчество этого человека незабываемым.

В случае копирования и размещения материалов ссылка на журнал и сайт www.designdeluxe.am должна быть активной и является обязательной.


designdeluxegroup.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о