Венецианская биеннале 2019: 7 самых впечатляющих проектов • Интерьер+Дизайн

Содержание

7 самых впечатляющих проектов • Интерьер+Дизайн

Павильон Франции, где расположилась тотальная инсталляция Лор Пруво.

Состоялось превью 58-ой Венецианской арт-биеннале. Арсенал, национальные павильоны, палаццо и церкви уже открыты для публики. Вот 7 самых впечатляющих проектов Венецианской биеннале 2019,  если нет времени посетить все экспозиции. 

статья по теме: Арт-биеннале в Венеции: мода и Нидермайер

Психоделический грот в павильоне Исландии

Проект Chromo Sapiens художницs Храфнхилдор Арнадоттир в павильоне Исландии на Джудекке

Динамичная и темпераментная художница с псевдонимом Shoplifter (Храфнхилдор Арнадоттир, Hrafnhildur Arnardóttir) устроила на Биеннале 2019 тотальную инсталляцию в павильоне Исландии на Джудекке. Пространство Chromo Sapiens представляет собой коридор из цветного меха с очень длинным ворсом. Меховые комнаты уже не раз выстраивались художниками, но чтобы все было решено в таком ярком цвете — впервые.

• Spazio Punch, Giudecca

Осьминог в павильоне Франции

Самый популярный павильон в Джардини — павильон Франции, где расположилась тотальная инсталляция Лор Пруво: в финальной части впечатляющая видео-проекция с осьминогами

Самый популярный национальный павильон во время превью венецианской биеннале. Дымовая завеса перед фасадом, часовые очереди на вход, маски-осьминоги на выходе, и внутри – Deep See Blue Surrounding You, впечатляющая иммерсивная инсталляция Лор Пруво, которая выстроила целый подводный мир из муранского стекла, скульптур, видео-проекций и прочих мультимедийных приемов.  Кстати, наиболее внимательные заметят кучу земли, которая возвышается около черного входа в павильон: художница задумала прорыть тоннель между павильонами Франции и Великобритании. • Павильон Франции, Джардини

Кораблекрушение в Арсенале

Проект Barca Nostra Кристофа Бюшела.

Проект Barca Nostra — наиболее отрезвляющий проект Биеннале искусства. В верфях Дарсены выставлены останки корабля, в 2015 году потерпевшего крушение у берегов Италии. Корабль перевозил мигрантов, и большинство из них погибли в той катастрофе. Художник Кристоф Бюшел (Christoph Büchel) добился разрешения перевезти останки корабля из мемориального музея — после окончания биеннале они будут возращены на место. Швейцарец уверен, что тема мигрантов стоит в современном мире слишком остро, чтобы говорить о ней опосредованными средствами. 

Дэвид Аджайе для павильона Ганы

Павильон Ганы Ghana Freedom по проекту Дэвида Аджайе.

В этом году впервые в истории Биеннале в Венеции открылся павильон Ганы. Для его экспозиции и сценографии пригласили самого известного архитектора африканского происхождения — Дэвида Аджайе. Для коллективной выставки нескольких художников он возвел радиальные коридоры в терракотовых тонах. Общая сумеречная атмосфера подчеркивается редкими яркими пятнами экспозиции. В целом же будьте готовы изучать исторические архивы, закопченые рыболовные сети, старую одежду, грубые деревянные конструкции — по разнообразию фактуры этот павильон, вероятно, превосходит все остальные.

«Гане как государству всего 60 лет, она младше столетней истории самой Биеннале — для нас было важным показать достойно всю историю страны и ее борьбу за свободу». • Павильон Ганы, Арсенал

Взгляд сверху — проект Филиппин

Павильон Филлипин в Арсенале: вид на инсталляцию Island Weather Марка Джустиниани (Mark Justiniani).

Кто неленивый и доберется до конца Арсенала, где находится экспозиция Филлипин, сможет скинуть обувь и зайти прямо внутрь инсталляции Island Weather Марка Джустиниани (Mark Justiniani). Точнее, придется подняться над инсталляцией, чтобы увидеть все отражения, которые задумал художник. Он представил Филиппинские острова в виде зеркальных объектов. Обзорная вышка над одним из них символизирует первую в этой части планеты обсерваторию — ее построили именно на Филиппинах.  

• Павильон Филлипин, Арсенал

Лучшее из коллеции Пино в Punta della Dogana

Punta della Dogana: инсталляция Феликса Гонсалеса Торреса

Посетителям Punta della Dogana, где расположилась огромная выставка 36 художников под названием Luogo e Segni («Места и знаки»), нужно для начала пройти через масштабную красную занавеску, созданную Фелисом Гонсалесом Торресом. Эту инициацию задумал куратор выставки Мартин Бетено, он же директор Палаццо Грасси. Было решено показать лучшее с момента открытия музея французского миллиардера Франсуа Пино в 2009 году — всего около 100 работ. Можно любоваться необычными контейнерами с заключенными в них растениями Хичема Беррады, полупрозрачными объектами Рони Хорна, световыми аттракционами. 

• Punta Della Dogana

Крашеные автомобильные покрышки в Ca’Rezzonico

Проект Ренаты Моралес Invasor в Ca’Rezzonico: крашеные покрышки и керамические скульптуры, которые художница делала в течение двух лет

Монреальская кураторская организация Phi Centre, специализирующаяся на культурных проектах, пригласила двух художниц (Ренату Моралес и Марину Абрамович) для того, чтобы исследовать взаимоотношения между искусством и технологиями. В галерее Ca’ Rezzonico — двухлетний результат труда Ренаты Моралес, которая все это время создавала из керамики женские фигуры, животных, динозавров.

Скульптуры перемешаны с разнообразным выкрашенным в яркие цвета мусором, который художница перевезла в Венецию на биеннале исккусства из своей студии в Гвадалахаре. Эта инсталляция называется Invasior.  • До 28 июля, Ca’Rezzonico

Проект Chromo Sapiens художницs Храфнхилдор Арнадоттир в павильоне Исландии на Джудекке. Павильон Ганы: инсталляция Ибрагима Махамы. Punta della Dogana: инсталляция Хичема Беррады (Hicham Berrada) Mesk-Ellil (2015-2019). Punta della Dogana: Рони Хорн (Roni Horn), инсталляция Well and Truly (2009-2010). Павильон Франции, где расположилась тотальная инсталляция Лор Пруво. Павильон Ганы Ghana Freedom по проекту Дэвида Аджайе. Punta della Dogana: фрагмент экспозиции. Проект Ренаты Моралес Invasor в Ca’Rezzonico

искусство как средство от проклятия • Интерьер+Дизайн

С 11 мая по 24 ноября в Венеции пройдет Биеннале современного искусства 2019.

Ее куратор Ральф Ругофф, директор лондонской Hayward Gallery, выбрал темой китайское изречение May you live in interesting times («чтоб вам жить в интересные времена»), что на русском звучит как «не дай вам бог жить в эпоху перемен».

По теме: Важные выставки 2019 года: 9 художников

«Искусство должно помочь в осмыслении и принятии нынешней эпохи неопределенности, когда любой факт может оказаться фальшивым, — говорит Ральф Ругофф, — Нужно остановиться и подумать о происходящем в частной, политической и общественной жизни. Когда один кризис следует за другим, и каждый день приносит новые беспокойства, искусство должно помочь адаптироваться к новой реальности».

Ральф Ругофф, куратор Венецианской биеннале 2019 года.

Арт-биеннале в Венеции 2019 года уже окрестили Biennale Donna. Помогать публике справляться с зыбкостью и изменчивостью современного мира будут прежде всего женщины. Женщины-художники и женщины-кураторы работают над смысловым и визуальным наполнением павильонов Дании, Австралии, Франции, Австрии, Великобритании, Австралии, Нидерландов, Аргентины, Ирландии и других стран.

Гарри Кампианн. Портрет Лор Пруво, 2017.

Францию на Биеннале 2019 представит Лор Пруво, известная мульти-медиа-проектами. За всю историю это третья художница (после Аннет Месажер в 2005 и Софи Калль в 2007), которая выступит в павильоне с сольной выставкой. Этот год для Пруво оказался урожайным: в сентябре в Пале-де-Токио закончилась ее первая большая персональная выставка. Куратор Марта Кирзенбаум отмечает, что художница наиболее ярко отражает динамичное развитие французского современного искусства. 

Рената Бертльман, Richard Soultan Gallery.

В павильоне Австрии выступит известная своими феминистскими высказываниями Рената Бертльман, «классик» современного искусства. Когда-то в своей провокативной работе Pregnant Bride with Collection Bag (1979) она разгуливала в подвенечном платье,  имитируя беременную, и собирала в сумку пожертвования для «реликвии», оказавшейся фаллической скульптурой. Куратор павильона Фелиситас Тун-Гогенштайн отмечает, что выбор Бертльман обусловлен именно ее провокативностью, которая свойственна биеннале в Венеции в целом.

 

Кэти Уилкс. Untitled (2012). MoMA PS1. Фото Pablo Enriquez.

В павильоне Британии мы увидим работы художницы из Северной Ирландии Кэти Уилкс под кураторством Зое Уитли. Скорей всего, это будут уже принесшие ей славу меланхоличные скульптуры из нарочито скромных материалов: заплесневелых банок от джема, ситечек для чая, истрепанных листков и т.д. 

По теме: Шарлотта Проджер получила премию Тернера

Еще одна скульптурная композиция ждет в павильоне Ирландии. Ева Ротшильд и куратор Мэри Кремин обещают создать среду, говорящую о переменах в современном обществе. Можно ожидать впечатляющую композицию: в 2009 году Ротшильд показала в Тейт скульптуру-зигзаг из 26 больших металлических треугольников. 

Анжелики Месити, фото Josh Raymond.

В павильоне Австралии выставят работы Анжелики Месити, известной своими масштабными видео, а также перформансами в составе группы The King Pins. Курировать павильон будет Джулиана Энгберг.

Российский павильон, комиссаром которого и в этот раз будет ректор Санкт-Петербургского института им. Репина Семен Михайловский, представит проект совместно с Государственным  Эрмитажем. 

Швейцарию представляют Полин Бодри и Рената Лоренц. На фото: Opaque, 2014. Marcelle Alix.

Ральф Ругофф подчеркивает, что актуальный акцент в искусстве делается сейчас не столько на самом арт-объекте, а на той дискуссии и общественной реакции, которые разворачиваются вокруг него. 

Исландию представляет Храфнилдор Арнадоттер (Hrafnhildur Arnardóttir)/Shoplifter.

На современных биеннале, в том числе Биеннале Венеция 2019, уже важно не столько то, что показывают, а то, как публика может трансформировать свои впечатления и ощущения от выставки в повседневную реальность. Как сможет использовать этот чувственный опыт в противостоянии потоку повседневных дел. 

Биеннале для ″чайников″: что смотреть в Венеции в 2019 году | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Про все, что сейчас можно посмотреть в Венеции, написать физически невозможно, да и кто бы стал это читать, поэтому выделим пять пунктов, на которых нам хотелось бы сосредоточить ваше внимание.

1. Искусство в эпоху перемен.
Девиз основного проекта биеннале, который развернется в центральном павильоне садов Джардини и в Арсенале, — «May you live in interesting times». На русский можно перевести как «Чтоб ты жил во времена перемен». И этому «проклятию» полностью соответствует политически и экологически ангажированная тематика представленных произведений. В главном проекте участвуют 79 художников из разных стран. Посмотреть их работы надо обязательно!

2. Инсталляцияпровокация.
Швейцарец Кристоф Бюхель (Christoph Büchel) привез в Венецию остатки судна, затонувшего по пути из Ливии в Италию в 2015 году с более чем 800 пассажирами на борту. Бюхель известен своими масштабными инсталляциями, критикующими глобальный капитализм, беспринципное потребление, религиозный консерватизм и т.д. Судно, ставшее частью экспозиции, должно напомнить «высшему обществу» Италии, собирающемуся на открытии биеннале, о той трагедии.

Инсталляция Кристофа Бюхеля

3. Робот-кровосос.
Скандально известный дуэт из Китая Сунь Юань и Пэн Юй показывают в рамках основного проекта биеннале свое творение под названием «Can’t Help Myself»: робот, убирающий кровь с пола на глазах у изумленной публики. Китайцы известны использованием в своих работах биологических материалов. В свое время их видео с собаками (в инсталляции участвовали восемь питбультерьеров, прикованных друг против друга к работающим беговым дорожкам) запретили показывать в нью-йоркском Музее Гуггенхайма. Робот, представленный в Венеции, согласно замыслу, призывает людей задуматься о проблеме конкуренции между человечеством и искусственным интеллектом. 

Сунь Юань и Пэн Юй, «Can’t Help Myself»

4. Немецкий павильон.
На время биеннале (с 11 мая до 24 ноября 2019 года) площадкой для демонстрации произведений современного искусства фактически становится вся Венеция. Помимо основной экспозиции есть еще национальные павильоны, а также масса площадок по всему городу. Мы обратим ваши взоры в сторону павильона Германии, потому что два года назад именно немецкие художники увезли из Венеции главные призы биеннале.

Наташа Садр Хагигян (Natascha Sadr Haghighian) родилась в Тегеране в 1967 году, живет и работает в Германии, преподает в бременской Высшей школе искусств. Известна скульптурными работами, видео-артом. Ее перформанс и инсталляции — главный вклад Германии на Венецианской биеннале в этом году.

Наташа выступает перед публикой и прессой под псевдонимом и в маске из папье-маше. Ее голова представляет собой огромный серый камень, который, по замыслу художницы, Европа бросает в беженцев, отгораживаясь от них. Собственно, тема миграции и проблем мигрантов — главная тема работы Хагигян. В художественной форме она критикует отказ некоторых европейских стран принимать беженцев, методику «отсева» новоприбывших мигрантов и подчас далекие от нормальных условия труда беженцев.

Наташа Садр Хагигян (справа)

5. Россия на биеннале.
Пушкинский музей совместно со Stella Art Foundation представляют в Венеции проект «В конце пребывает начало. Тайное братство Тинторетто», посвященный 500-летию со дня рождения знаменитого венецианского живописца. Выставка пройдет в церкви Сан-Фантин и будет работать для публики с 11 мая по 11 сентября 2019 года. В экспозиции представлены работы самого Тинторетто, Эмилио Ведова — одного из крупнейших представителей информальной живописи в Италии, а также работы Дмитрия Крымова, Ирины Наховой, Гэри Хилла и других.

Смотрите также:

  • Георг Базелиц: наперекор всем трендам

    Перевернувший искусство

    Георг Базелиц, которому 23 января 2018 года исполняется 80 лет, вполне может быть доволен предварительными итогами своей жизни. Честолюбивый нонконформист, он добился своей цели. Пусть самым дорогим и выставляемым немецким художником он не стал, но востребован и музеями, и рынком. И в истории стилей он оставил след как изобретатель неоэкспрессивного «перевернутого искусства».

  • Георг Базелиц: наперекор всем трендам

    Наперекор всему и всем

    Родился в 1938 году на востоке Германии. Настоящее имя Ханс-Георг Керн. Базелицом стал называться в честь родного города. Отец был учителем и нацистом. Воевал. Сидел. После войны работал мусорщиком. Мать тащила семью на своих плечах. Сын всегда и всем перечил. Потому и решил стать художником, чтобы быть не таким, как все. Художником стал в Берлине, сначала Восточном, а потом Западном.

  • Георг Базелиц: наперекор всем трендам

    Скандальный дебют

    Первая персональная выставка сопровождалась скандалом: полиция убрала из экспозиции две картины, на которых были изображены мальчики с большими пенисами. По нынешним понятиям в картинах не было ничего непристойного: художник сублимировал свои детские воспоминания и страдания нонконфирмистской юной души.

  • Георг Базелиц: наперекор всем трендам

    Вниз головой

    В конце 60-х Базелиц сформулировал свой принцип в искусстве: «Реальность — это сама картина, а не то, что на картине». Отсюда и перевернутые вверх ногами объекты — от деревьев до орлов и людей. Работает над картинами он, кстати, тоже не так, как все, начиная с нижней части, которая у него — верх, и заканчивая верхом, который у него — низ. Холст лежит на полу, и на картине остаются следы от обуви.

  • Георг Базелиц: наперекор всем трендам

    Монументальные антигерои

    В монументальной портретной серии «Герои» (1965-1966) Базелиц обращается к воспоминаниям детства времен Второй мировой войны. На живописных полотнах — серия состоит из 60 картин — изображены изможденные солдаты и грязные работяги. Усталые и грустные антигерои, нарочито уродливые и небрежно написанные, они выбивались из общего тренда в искусстве.

  • Георг Базелиц: наперекор всем трендам

    Неотесанный истукан

    С конца 70-х Базелиц увлекся скульптурой. И именно она помогла ему попасть в обойму мирового арт-рынка. Для Немецкого павильона на Венецианской биеннале в 1980 году Базелиц сотворил деревянного истукана с двусмысленно поднятой к небу рукой. Немцы пришли в ужас. Американцы были в восторге. Цены на Базелица взлетели вверх, увлечение художника скульптурой осталось.

  • Георг Базелиц: наперекор всем трендам

    Урбанистическая экспрессия

    Базелиц и его соратники поносили все гладкое и красивое в искусстве и превозносили дисгармонию и эстетику безобразного. Позже художественные критики назовут это «bad painting» — «плохой живописью», а Базелица — «хорошим художником «плохой живописи». Базелиц стал одним из основоположников движения «Новые дикие». Его представители вернули в живопись экспрессию, яростный мазок, яркие цвета.

  • Георг Базелиц: наперекор всем трендам

    Ленин, Сталин, пропаганда

    Свой опыт жизни в социалистической ГДР художник отразил в монументальном живописном цикле «Русские картины» — «Russenbilder». В общей сложности 60 полотен были созданы им в период между 1998 и 2002 годами: Базелиц переписал в своем стиле ключевые произведения соцреализма. Обласканных партией и правительством художников в ГДР он при случае называл нехорошим словом Arschlöcher — «мразь».

  • Георг Базелиц: наперекор всем трендам

    Невидимые картины

    Для «картин-невидимок» Базелиц так долго смешивает разные краски, пока смесь не приобретет монохромный черный цвет с едва проступающими разноцветными пигментами. На холсте фон и мотив сливаются в одно едва различимое в своих деталях целое. «Не надо искать в этом психологических объяснений или рассматривать это как закат творчества. Это эксперимент», — поясняет Базелиц свой новый стиль.

  • Георг Базелиц: наперекор всем трендам

    Новое и старое

    Начиная с 2005 года главной темой становится он сам как художник: Базелиц переписывает на новый лад собственные картины. А почему бы и нет? «Правила, — как он сам разъяснил, — имеют смысл, но они, как правило, все запрещают. Нарушать эти правила — это единственное, что может представлять интерес для художника».

    Автор: Элла Володина


___________

Хотите читать нас регулярно? Подписывайтесь на наши VK-сообщества «DW на русском» и «DW Учеба и работа» и на Telegram-канал «Что там у немцев?» или читайте насв WhatsApp.

Венецианская Биеннале: о «жизни в эпоху перемен»

На полгода — вплоть до 24 ноября — Венеция в очередной раз стала Меккой современного искусства: здесь стартовала 58 Биеннале. Грандиозный смотр художников со всей планеты проходит под лозунгом «Не дай вам бог жить в эпоху перемен!». Фраза, которую приписываю Конфуцию, звучит как предупреждение или проклятие, отражая тревоги и риски любой перестройки. На Биеннале речь идет о сегодняшней — перестройке в политике, мировоззрении, ценностной парадигме.

Искусство становится свидетелем и сотворцом современности. Подробнее об этом нам рассказывает куратор БиенналеРальф Ругофф: «Думаю, в этом году мы прежде всего выставляем день сегодняшний, пристально всматриваемся в эпоху, в которой живем. День сегодняшний — логическое продолжение нашей истории, он не появился из ниоткуда. И нам пока неясно, к какому будущему он нас приведет. Нынешняя Биеннале — это реакция художников на то, что происходит вокруг».

Среди самых посещаемых на сегодня — французский и британский павильоны. В последнем представлены работы Кэти Уилкс из Северной Ирландии, воспевающей эстетику деформации и потерь.

Еще одна яркая работа — Barca Nostra Кристофа Бюхеля: это обломок судна, затонувшего у берегов Ливии в 2015 году. Художник представляет судно как гигантскую братскую могилу.

Ральф Ругофф комментирует работу так: «Именно художник сделал этот объект предметом искусства, преломил угол зрения. Художники вновь и вновь заимствуют сюжеты, предметы в реальном мире. В данном случае художника потрясло трагическое событие. Его работа заставляет задавать вопросы».

Вопросы, которые задает польский художник Роман Станчак, связаны с еще одним крушением, на этот раз авиационным. Художник вспоминает о катастрофе, в который погиб бывший президент Польши Лех Качинский: «В моей инсталляции зашифровано множество метафор, кодов, они апеллируют к чисто польскому социо-кульутрному контексту, но понятны и представителям любого другого общества. Да, они универсальны. Я хотел представить в своей работе модель мира, в котором мы живем, показать внутренние искания в нем человека. В эпоху технологических прорывов мы по-прежнему опираемся на инстинкты».

Биеннале этого года отмечена активным присутствием женщин. В павильоне Южной Кореи представлены работы трех художниц, которых интерпретируют сюжеты на стыке современности и традиций. Сирен Эун Юнг Тунг рассказывает: «Современность вовсе не так уже современна, в ней переплавлены традиции, опыт. Просто сегодня мы их интерпретируем чуть иначе. Здесь, в Венеции, традициям уделяется особое внимание, для нас это отличная выставочная площадка».

На Биеннале художники приходят в одиночку или объединениями. Например, свои работы привезли номинанты Future Generation Art Prize. Это — первая международная награда для художников до 35 лет, учрежденная киевским Фондом Виктора Пинчука.

Работы молодых художников размещены в величественном «палаццо» 16 века, что, по мнению арт- — директора Центра Пинчука и куратора премии в рамках Биеннале Бьорна Гельдхофа, «дает очень интересную перспективу: сосуществование радикального поиска, современных решений и глубоких традиций в искусстве».

Победителем премии фонда Пинчука в этом году стала литовский мастер Эмилия Шкарнулите с ее видеопреоктом, реализованном на стыке документалистики и художественного видео. Работа посвящена литовской АЭС, сестре злополучный станции в Чернобыле. Победительница так определяет сферу своих художественных интересов: «Меня интересует археология будущего, я смотрю на эти оставляемые человеком шрамы, зарубки через призму научного прогресса и мифологию Холодной войны».

Выставки Венецианской биеннале-2019, которые нельзя пропустить

Рассказываем, куда сходить во время проведения главного мирового арт-смотра, чтобы увидеть самые обсуждаемые, дорогие, провокационные, загадочные и интеллектуальные работы современных художников, если вы планируете посетить Венецию до 24 ноября.

«May you live in interesting times» («Чтоб ты жил в эпоху перемен». — Прим. InStyle), — объявил тему 58-й Венецианской биеннале ее куратор, директор влиятельной лондонской галереи современного искусства Hayward Ральф Ругофф. Чтобы изучить арт-послание в этом году, сооснователь Why Not Agency и коллекционер современного искусства Евгения Попова предлагает надеть удобную обувь и приготовиться к длительным пешим прогулкам во имя искусства. В ее гиде — 10 обязательных пунктов венецианской программы, а также один ресторан, где приятно вести диалоги об искусстве с единомышленниками. 

Сады Джардини (Giardini Veneziani) и Арсенал (Arsenale di Venezia) 

Парк, разбитый по приказу Наполеона Бонапарта, и бывший кораблестроительный завод — он же символ производственной мощи Венеции — более столетия являются главными площадками Венецианской биеннале. Первые выставки проводились в Джардини в павильоне, который сейчас является центральным, впоследствии странам-участницам было предложено выстроить собственные — на сегодняшний день их здесь 29. Арсенал же, как площадку, присоединили позднее, в рамках открытия первой Международной архитектурной биеннале — так в старинном здании конца XVI века, спроектированном Антонио де Понте, появились павильоны 23 стран, в том числе и самой Италии.

В этом году к постоянным участникам добавились Алжир, Гана, Мадагаскар, Малайзия и Пакистан, а Доминиканская Республика, бывшая ранее одним из экспонентов павильона Латинской Америки, впервые представила самостоятельный проект. Однако особенно примечательны в этом году французский, американский, бельгийский, израильский, японский и литовский павильоны. Последний, к слову, получил главного «Золотого льва» за экологическую оперу-перформанс «Солнце и море» (до 31 октября), посвященную проблеме глобального потепления. Более 20 оперных певцов изображают отдыхающих на пляже (в павильон привезли 35 тонн песка) людей, которые жалуются не только на свои проблемы, но и на изменения в окружающей среде.

Российский павильон

В этом году его впервые курирует не конкретное лицо, а институция — Государственный Эрмитаж. Верхний этаж отдан кинорежиссеру Александру Сокурову и его пронзительному диалогу с Рембрандтом, чей шедевр «Возвращение блудного сына» он переосмыслил в своей мультимедийной инсталляции. Нижний — художнику Александру Шишкину-Хокусай, который представил интерактивную фанерную инсталляцию — «берестяной Эрмитаж» с искаженными копиями работ фламандских живописцев из музейной коллекции и исполняющими замысловатый танец человечками. И пока одни говорят, что Эрмитаж оперирует образами прошлого, показывая Рембрандта и Фламандскую школу, другие настаивают на том, что это взгляд в будущее и отсылка к предстоящей в Петербурге выставке «Искусственный интеллект и диалог культур», которая была анонсирована в дни открытия павильона. 

«В конце пребывает начало. Тайное братство Тинторетто» Пушкинского музея и Stella Art Foundation в церкви Сан-Фантин (San Fantin)

В честь 500-летия знаменитого венецианского живописца Тинторетто театральный художник Дмитрий Крымов придумал инсталляцию-перформанс по мотивам «Тайной вечери», художница-концептуалист Ирина Нахова — медиаинсталляцию, в которой библейские сюжеты переосмыслены в контексте новейшей истории, а американский художник Гэри Хилл разложил элементы живописи на спектры и нейроны. И все это в формате современной мессы-спектакля, сочиненной кураторами выставки Мариной Лошак и Ольгой Шишко, в самом загадочном месте города, где когда-то хранились полотна великого венецианца.

The Battle between Carnival and Feast Адриана Гени в палаццо Чини (Palazzo Cini)

Выставка популярного румынского художника, чей стиль зачастую сравнивают с Фрэнсисом Бэконом, стала в этом году одной из самых обсуждаемых. И дело не только в провокационном названии, отчасти заимствованном у Питера Брейгеля, но и в технике работы над полотнами. Гени отказывается от традиционных инструментов в пользу мастихина и трафарета, а также царапает свои уже написанные картины.

Ретроспектива Георга Базелица в Галерее Академии (Galleria dell’Accademia)

Впервые в стенах музея, где хранится самая большая коллекция венецианской живописи XIV–XVIII веков, проходит ретроспективная выставка ныне живущего художника, яркого представителя немецкого постмодернизма, который к тому же является одним из самых дорогих в мире. Это уникальная возможность увидеть не только известные картины Базелица с перевернутыми фигурами людей, но и его редкие работы, созданные за последние 60 лет.

Human Шона Скалли в соборе Сан-Джорджо Маджоре (S. Giorgio Maggiore)

Один из самых дорогих современных художников, абстракционист Шон Скалли решил превратить бенедиктинскую церковь в место для медитации и размышлений о человеческих состояниях. На входе посетителей ждет мгновенный вау-эффект в виде десятиметровой скульптуры из цветного войлока, внутрь которой можно зайти, а затем типичная для творчества Скалли абстракция, которая неожиданно переходит в фигуратив.

Ретроспектива Аршила Горки во дворце Ка-Пезаро (Ca’Pesaro)

Первая в Италии выставка одного из самых влиятельных американских художников ХХ века и редкая возможность увидеть становление и развитие человека, стоявшего у истоков абстрактного экспрессионизма и вдохновившего Джексона Поллока, Марка Ротко, Виллема де Кунинга и многих других.

Dysfunctional во дворце Ка-д’Оро (Ca’d’Oro)

Выставка коллекционного дизайна Carpenters Workshop Gallery и Lombard Odier, которой очаровываешься с первого взгляда, проходит в Галерее Джорджо Франкетти и предлагает зрителям исследовать тонкую грань между искусством и дизайном. Изучая экспонаты, невольно осознаешь, что вопрос «Где заканчивается искусство и начинается дизайн?» по сей день остается открытым. Кстати, среди работ можно увидеть коллекцию «тонущей» мебели Alaska Вирджила Абло, которая призывает задуматься о климатических изменениях и повышении уровня Мирового океана. 

Entropy фонда Faurschou в соборе Сан-Джорджо Маджоре (S. Giorgio Maggiore)

Хотите узнать, что такое допустимая в искусстве мера рассеивания энергии и познакомиться с современной китайской арт-сценой? Тогда вам однозначно сюда. Удивление, негодование, радость и смятение — вот лишь немногое из того, что испытывают гости групповой выставки при виде инсталляций Лю Вэя, Ян Фудуна и еще пяти художников из Китая.

Фонд Прада (Foundazione Prada), Палаццо Грасси (Palazzo Grassi), Пунта делла Догана (Punta della Dogana) и музей Пегги Гуггенхайм (Peggy Guggenheim)

На венецианские музеи, которые традиционно проводят собственные — не менее интересные — выставки параллельно с Биеннале, тоже стоит выделить отдельное время. В Фонде Прада показывают ретроспективу героя итальянского arte povera («бедного искусства») Янниса Кунеллиса. В Палаццо Грасси, частном музее французского миллиардера-коллекционера Франсуа Пино, открылась эффектная выставка бельгийского живописца Люка Тюйманса, включающая больше 80 работ. Другая арт-резиденция Пино, Пунта-делла-Догана, демонстрирует сборную экспозицию Luogno e Segni («Места и знаки»), в которую в том числе вошли работы Константина Бранкузи, Луизы Буржуа и Анри Сала. А в Музей Пегги Гуггенхайм стоит сходить ради выставки французского художника, скульптора и поэта Жана Арпа.

Ресторан AcquaPazza

Шумное и веселое, абсолютно не туристическое, но горячо любимое арт-общественностью заведение на площади Сан-Марко. Сюда приходят общаться и обсуждать увиденное, спорить и дискутировать, анализировать и придумывать новое. И все это под домашние дижестивы, эспрессо и один из лучших в городе десертов — мороженое в цельных фруктах. Идеальное завершение сложной и насыщенной венецианской программы.

Подготовила: Злата Фетисова

Источник фотографий: архивы пресс-служб, Instagram

Немецкий павильон Венецианской биеннале-2019: Германия – моя крепость

Главной темой ее проекта стала миграция и беженцы, точнее то, как отдельные общественные и политические слои Европы и Германии от них в последнее время все сильнее отгораживаются.

Немецкий павильон превратился в сортировочный лагерь

Тема Венецианской биеннале в этом году – «May you Live in Interesting Times» («Можете ли вы жить в интересные времена»). Куратором выставки стал Ральф Ругофф (Ralph Rugoff), который с 2006 года возглавляет лондонскую Hayward Gallery. Немецкий павильон в Венеции получил название Ankersentrum – по аналогии с Ankerzentrum, специальным «сортировочным» центром приема беженцев в Баварии. Там переселенцы ожидают решения о своей дальнейшей судьбе – возможном предоставлении статуса беженца и отправке в местный лагерь для дальнейшего ожидания либо депортации.

Альтер-эго художницы

За творческую реализацию проекта отвечала немецкая художница иранского происхождения Наташа Садр Хагинян (Natascha Sadr Haghighian). Ради биеннале художница, озабоченная вопросами идентичности и чрезмерной самопрезентации, решила изменить свое настоящее имя и выступает под  «онемеченным» псевдонимом Наташа Зюдер Хаппельманн (Natascha Süder Happelmann), возникший в результате многочисленных искажений ее имени немецкими госорганами. Художница, которая также занимает должность профессора скульптуры в Бременской высшей школе искусств, общается с журналистами через своего пресс-секретаря, а на публике появляется в маске – огромном сером камне из папье-маше на голове.

Европа за бетонным забором

В своем художественном проекте для биеннале, посвященном миграционному кризису, Хаппельманн  сочетает строительные, скульптурные и звуковые элементы. Металлические ограждающие конструкции, дамбы, звуки Средиземного моря, где ежемесячно тонут взрослые и дети, ящики с помидорами, которые нелегальные мигранты собирают в тяжелых условиях – художница использует различные средства, чтобы показать, как Европа все сильнее ограждается от беженцев, а финансово стабильная Германия превращается в ее самую труднодоступную крепость.

Куратором немецкого павильона на Венецианской биеннале в этом году выступила Франциска Зольом (Franziska Zólyom), которая последние семь лет возглавляла лейпцигскую Галерею современного искусства (Galerie für Zeitgenössische Kunst). Ранее она также работала в берлинском музее современного искусства Гамбургский вокзал (Hamburger Bahnhof) и Институте современного искусства в венгерском Дунауйвароше.

Павильон Литвы получил «Золотого льва»

«Золотой лев» биеннале за лучший национальный павильон в этом году получила Литва за проект «Солнце и море (Марина)», посвященный проблеме изменения климата. Высшей награды также удостоился американский художник Артур Джафа.

Наряду с выставкой Documenta Венецианская биеннале считается одним из престижнейших смотров современного искусства в мире и проходит раз в два года, чередуясь с архитектурной биеннале. Немецкий павильон на биеннале был построен еще в 1908 году, позднее был перестроен национал-социалистами и использовался в целях пропаганды. Всего главной награды венецианского смотра немецкий павильон удостаивался четырежды в своей истории – в 1993, 2001 и 2011 годах, а также в 2017 году, когда «Золотого льва» за лучший национальный павильон получили куратор Сюзанне Пфеффер (Susanne Pfeffer) и художница Анне Имхоф (Anne Imhof) за проект «Фауст».

Павильон Германии на Венецианской биеннале разрабатывается по заказу МИД Германии, а его реализация проходит в сотрудничестве с Институтом международных отношений ifa (Institut für Auslansbeziehungen).

58-я международная художественная выставка La Biennale di Venezia продлится в Венеции до 24 ноября 2019 года. Сайт немецкого павильона: deutscher-pavillon.org

Ирина Михайлина

58-я Венецианская биеннале: павильон Северных стран

26 июня 2019 г.

В 2019 году темой Венецианской биеннале, выбранной куратором Ральфом Ругоф (Ralph Rugoff), стала английская фраза «May you live in interesting times» (Не дай вам бог жить в эпоху перемен). Долгое время она считалась китайским проклятием, связанным с периодами кризиса и беспорядков, «интересных времён», таких, какие мы сейчас переживаем. Куратор также заявил: «Биеннале включает в себя, без сомнения, произведения искусства, которые отражают все нестабильные аспекты нашего существования, включая многочисленные угрозы основополагающим традициям, институтам и отношениям «послевоенного порядка». При этом, все участники были призваны представить проекты, которые могут стать проводниками, помощниками в эти «интересные времена». Мы расскажем о павильонах разных стран, которые рассматривают множество граней современности, времён, в которые мы живём.

Павильон Северных стран

Павильон Северных стран, расположенный в Садах Биеннале, посвятил своё пространство проблемам экологии, глобальному потеплению и изменению климата. Выставка, которую представили в Венеции Финляндия, Швеция и Норвегия, называется Weather Report: Forecasting the Future (Прогноз погоды: представляя будущее). Основное внимание кураторов и художников сосредоточено на сложных отношениях между человеком и окружающим его миром в период, когда изменение климата и массовое вымирание различных видов животных и растений угрожают будущему жизни на Земле. 

Выставка начинается с предположения о том, что зачастую люди не замечают формы жизни, которые существуют в масштабе, отличном от их собственного (например, микроскопические организмы или длительные процессы разложения органических веществ). Каждый элемент в пространстве павильона представлен с целью познакомить зрителя с материальностью пространства и помочь установить связь с другими, живыми и неживыми существами. Такая установка выбрана не случайно, Сады Биеннале окружены Венецианской лагуной, сам город кишит туристами и имеет круизный морской порт. Всё это стимулировало размышления художников об экологическом кризисе, эрозии, вызванной столетиями массового туризма, и перспективах выживания местных морских видов лагуны, которые конкурируют за жизненное пространство с внушительными круизными лайнерами. Даже сам павильон восприимчив к внешним условиям: паводки (acqua alta) и переменчивая погода также могут оказать своё влияние на выставку.

Художниками, приглашёнными для создания концепции павильона для 58-ой Биеннале, являются финский дуэт nabbteeri, норвежская художница Ane Graff (Энн Граф) и Ingela Ihrman (Инжела Ирман) из Швеции. Художественную деятельность всех четверых характеризует сочетание искусства, гуманитарных и естественных наук в их работах и творческий процесс, основанный на сотрудничестве или междисциплинарном диалоге. Благодаря такому подходу выставка Weather Report: Forecasting Future чётко формулирует, как люди могут пересмотреть свои взаимоотношения с окружающей средой и с другими формами жизни, населяющими нашу планету.

Nabbteeri, Compost (Компост)

Создание своих проектов художественный коллектив nabbteeri обычно начинает с анализа места, где они будут установлены и сбора материалов в этом месте, включая также и переработанные объекты. Таким образом, рождаются многослойные преобразованные инсталляции, созданные на основе взаимодействий и слияний между художниками и остальными вещами, включая маленькие формы жизни, неживую и живую природу. На территории Павильона Северных стран nabbteeri создал Компост – живую и самодостаточную экосистему. Вегетативные формы жизни поддерживаются в здании павильона путём подрезки и сбора растительных отходов в Садах Биеннале, помещённых в контейнеры, заполненные песком.

Ane Graff, The States of Inflammation (Состояния Воспаления)

Черпая вдохновение из переосмысления реальности нового материалистического феминизма, Энн Графф создаёт инсталляции, которые объединяют её исследования и поиски в различных дисциплинах, таких как микробиология и химия. The States of Inflammation, работа, которую художница представила в Венеции, делает видимым, как человеческое тело и его текущее воспалительное состояние связаны с внешними агентами, например, бактериями или токсичностью окружающей среды.

Ingela Ihrman, A great Seaweed Day (Великий день водорослей)

Подобно водорослям, инсталляции Ингелы Ирман рассказывают историю жидкостей и их связи с происхождением человеческого тела, а также связи между различными формами жизни. Представленная в Венеции инсталляция, состоящая из больших и немых объектов, приглашает посетителей павильона Северных стран принять участие в телесном опыте, разрушить стереотипы и ограничения и пересмотреть понятия принадлежности и сосуществования.

Biennale Arte 2019 | 58-я выставка

«Название этой выставки можно интерпретировать как своего рода проклятие, — заявил президент Паоло Баратта , — где выражение« интересные времена »вызывает идею сложных или даже« угрожающих »времен, но это также может быть просто приглашение всегда видеть и рассматривать ход человеческих событий в их сложности, приглашение, таким образом, кажется особенно важным во времена, когда слишком часто кажется, что преобладает чрезмерное упрощение, порожденное конформизмом или страхом.И я считаю, что выставка искусства заслуживает нашего внимания, прежде всего, если она направлена ​​на то, чтобы представить нам искусство и художников как решающий вызов всем чрезмерно упрощенным взглядам ».

«Прошло 20 лет с тех пор, как в этом же месте я представил свою первую выставку, — сказал президент , — после того, как биеннале претерпела серьезные реформы в 1998 году. Позвольте мне сказать вам, это были очень интересные времена. Вначале нас критиковали за наличие павильонов, которые считались старомодными во времена космополитизма и глобализации, мы живем во времена, когда некоторые люди вызывают сомнения в том, что космополитизм также мог быть путем для самых влиятельных культурных и политических деятелей. реалии наложить этакую ​​ soft power .Мы — международная выставка, которая с тех пор использовала слова «открытое» и «плато человечества» в качестве подзаголовка для всех последующих биеннале ».

«За эти годы мы увеличили количество посетителей и нашли нового партнера. В течение последних лет двойная стоимость транспортировки в лагуне вынудила нас обратиться за дополнительной поддержкой, и наши выражения благодарности и наши настенные наклейки включали многих участников рынка. Увеличение числа наших посетителей позволило нам значительно сократить эту практику, как вы можете видеть по резкому сокращению наших выражений благодарности как при представлении работ, так и в каталогах.Наши посетители стали нашим основным партнером; более половины из них моложе 26 лет. Уведомление об этом результате кажется мне лучшим способом отпраздновать двадцатилетие, прошедшее с 1999 года ».

«Мы хотим предложить им открытый тренажерный зал, — заключает Баратта , — где они могут почувствовать себя вовлеченными в встречи с работами и художниками, в непосредственное открытие« другого », которое предлагает произведение искусства. Для нас важно, что при входе на выставку «публика» становится «посетителями», которые затем становятся «зрителями» работ.Сначала необходимая дезориентация, затем вовлечение, а затем открытие; это почти упражнение по фехтованию. Разделять это направление — одна из причин, по которой мы попросили Ральфа Ругоффа сотрудничать с нами в этот двадцатилетний юбилей ».

Выставка простирается от Центрального павильона (Джардини) до Арсенале и включает 79 участников со всего мира.

Ральф Ругофф заявил: « Пусть вы живете в интересные времена , несомненно, будет включать произведения искусства, отражающие шаткие аспекты современного существования, включая различные угрозы ключевым традициям, институтам и отношениям« послевоенного порядка ». .Но позвольте нам с самого начала признать, что искусство не проявляет свои силы в области политики. Искусство не может, например, остановить рост националистических движений и авторитарных правительств в разных частях мира, а также не может облегчить трагическую судьбу перемещенных лиц по всему миру (численность которых сейчас составляет почти один процент всего населения мира) ».

«Но косвенно, возможно, искусство может быть своего рода руководством к тому, как жить и думать в« интересные времена ».Международная художественная выставка «58 » не будет иметь темы как таковой, но подчеркнет общий подход к созданию искусства и взгляд на социальную функцию искусства как включающую как удовольствие, так и критическое мышление. Выставка будет сосредоточена на работах художников, которые бросают вызов существующим привычкам мышления и открывают наше понимание объектов и образов, жестов и ситуаций. Искусство такого рода вырастает из практики рассмотрения множества точек зрения: удержания в уме кажущихся противоречивыми и несовместимых понятий и манипулирования различными способами осмысления мира.Художники, которые думают таким образом, предлагают альтернативы значению так называемых фактов, предлагая другие способы их связи и контекстуализации. Их работа, вдохновленная безграничным любопытством и остроумием, побуждает нас косо смотреть на все неоспоримые категории, концепции и субъективности. Он предлагает нам рассмотреть множество альтернатив и незнакомых точек зрения, а также выявить способы, которыми «порядок» превратился в одновременное присутствие различных порядков ».

Узнать больше о приглашенных артистах

58-я Венецианская биеннале 2019

Награды международного жюри были вручены со следующими мотивами:

Золотой лев за лучшее национальное участие в Литве за экспериментальный дух павильона и его неожиданное отношение к национальному представительству. На жюри произвело впечатление изобретательное использование зала для представления брехтианской оперы, а также взаимодействие Павильона с Венецией и ее жителями. «Солнце и море» (Марина) — это критика досуга и нашего времени в исполнении артистов и волонтеров, изображающих обычных людей.

Специальное упоминание как национальное участие в Бельгии . Безжалостный в своем юморе Бельгийский павильон предложил альтернативный взгляд на недостаточно признанные аспекты социальных отношений в Европе.Зловещая постановка серии вымышленных персонажей в форме механизированных марионеток, основанная на фольклорных стереотипах, позволяет Павильону действовать на нескольких регистрах, создавая при этом две, если не более параллельные реальности.

«Золотой лев» за лучшего участника международной выставки «Желаю тебе жить в интересные времена» Артуру Джафа за его фильм 2019 года «Белый альбом» (место проведения: Центральный павильон, Джардини), который, в равной степени, представляет собой эссе, стихотворения и портреты. Джафа использует специально подобранные и оригинальные кадры, чтобы размышлять о проблеме расы.Точно так же, как фильм критикует момент, полный насилия, нежно изображая друзей и семью художника, он также говорит о нашей способности любить.

Серебряный лев для многообещающей молодой участницы Международной выставки «Желаю вам жизни в интересные времена» Харис Эпаминонда за ее тщательно сконструированные созвездия изображений, объектов, текста, форм и цветов, которые созданы из фрагментированных воспоминаний, историй и воображаемые связи; для того, чтобы показать нам, что личное и историческое можно сжать в мощную, но рыхлую паутину, имеющую множество значений.


В этом году двумя специальными наградами были награждены следующие участники:

Тереза ​​Марголлес за ее острые и острые работы, посвященные тяжелому положению женщин, серьезно пострадавших от торговли наркотиками в ее родной Мексике, а также за создание убедительных свидетельств путем переноса существующих структур из реального мира в выставочные залы.

Отобонг Нканга за ее постоянное и вдохновляющее исследование в средствах массовой информации политики земли, тела и времени.

Венецианская биеннале 2019: лучший из национальных павильонов

Автор Джордж Вебстер, CNNVenice, Италия

Таких мест, как Venice Giardini, не так уж и много. Расположенный на восточной окраине исторического города, сад является домом для десятков павильонов, построенных за долгие годы для демонстрации работ народов, участвующих в Венецианской биеннале — возможно, самой важной в мире выставке современного искусства.

Если вы приехали сюда впервые, это может показаться нереальным.В один момент вы находитесь за пределами британского павильона в итальянском стиле, построенного в разгар империи в 1909 году. Затем вы осматриваете скромный финский павильон — сборный бокс середины века, спроектированный знаменитым архитектором Алваром Аалто.

В Венеции Джардини 30 постоянных павильонов, предлагающих, по крайней мере, ускоренный курс западной архитектуры 20-го века и связанных с ней идеологий. Новым национальным участникам, не имеющим постоянного места, приходится бороться, чтобы арендовать меньшие, а иногда и труднодоступные заведения по всему городу.

То есть на каждой биеннале политика, история и здоровая доза национального соперничества витают в воздухе. И это все, прежде чем вы увидите хоть одно произведение искусства.

В то время как некоторые отвергают установку павильона как устаревшую аномалию, экспонаты этого года показывают, что она все еще может вызывать много откликов. После открытия 58-й Венецианской биеннале на прошлой неделе мы рассмотрим некоторые из самых интересных.

Новый павильон

С начала века это исторически евроцентрическое событие привлекало все большее количество стран со всех континентов.Но Африка по-прежнему явно недопредставлена. Из 87 стран, участвующих в этом году, только восемь из Африки, и из них только Египет и Южная Африка имеют постоянное место.

Итак, было приятно услышать, что наиболее часто задаваемый вопрос на неделе предварительного просмотра был «Где Гана?»

Спроектированный выдающимся британо-ганским архитектором Дэвидом Аджайе и куратор фильма Нана Офориатта Айим (при стратегической поддержке покойного Оквуи Энвезора, первого африканца, курировавшего биеннале в 2015 году), первый павильон Ганы является вступительным заявлением. .

В павильоне Ганы показан фильм Джона Акомфраха. Предоставлено: любезно предоставлено Дэвидом Левеном

Названный «Свобода Ганы» в честь песни ET Mensah, прославляющей независимость от британского колониального господства в 1957 году, павильон исследует «наследие и траектории этой свободы» в работах шести художников трех поколений, согласно к примечаниям к выставке.

Некоторые из них, например скульптор Эль Анацуи, чей мерцающий золотой гобелен, сделанный из сломанных крышек от бутылок, висит на всей стене, уже являются гигантскими фигурами на мировой арене искусства.Другие менее известны, например, Фелисия Аббан, которую считают первой профессиональной женщиной-фотографом Ганы, чьи черно-белые студийные портреты женщин 1960-х годов наверняка получат новое признание за ее работы.

Переплетенные эллиптические стены Аджайе отделаны почвой, импортированной из Ганы, ссылаясь, по его словам, на глиняные хижины, найденные в Сиригу, деревне в Верхнем Восточном регионе страны.

Инсталляция ганского скульптора Эль Анацуи. Предоставлено: любезно предоставлено Эль Анацуи / Дэвидом Левене

В целом павильон предлагает тактильное, связное выражение прошлого, настоящего и будущего Ганы — такое, которое признает опыт страны с колониализмом, но не определяется им.

«Колониальное поселение не является центром нашей истории», — сказал Офориатта Айим. «У нас долгая, долгая история, которая предшествует колониализму, и у нас будет долгое будущее, которое будет продолжаться».

Павильон протеста

Для многих художников Венецианская биеннале дает возможность критиковать политические достижения своей страны перед международной аудиторией.

Один из самых громких примеров из истории этого события произошел в 1993 году, когда немецкий художник Ханс Хааке разбил пол павильона своей страны нацистской эпохи, приглашая посетителей пройти через завалы под зловещими буквами на стене с надписью «Германия» .«

Совсем недавно, на выставке 2013 года под названием« Магия Англии »художник Джереми Деллер нацелился на британский истеблишмент, выпустив серию работ, высмеивающих все, от королевской семьи и Тони Блэра до Range Rovers.

На Венецианской биеннале 2013 года Художник Джереми Деллер высмеивал элементы английской культуры в британском павильоне. Фото: ГАБРИЭЛЬ БУИС / AFP / AFP / Getty Images

Самая интересная демонстрация неповиновения в этом году проводится в бразильском павильоне, чья двухэкранная видеоинсталляция «Swinguerra» отчасти это яркий ответ на гомофобную и расистскую риторику крайне правого президента страны Жаира Болсонару.

С названием, которое объединяет массовое танцевальное движение из северо-востока Бразилии, свингуэйра, с португальским словом «война», «guerra», видео представляет в основном чернокожую небинарную группу танцоров, репетирующих рутины на заброшенной баскетбольной площадке. Создатели этого проекта — давние соавторы Барбара Вагнер и Бенджамин де Бурка — отражают приверженность, конкурентоспособность и творческий талант исполнителей.

На первый взгляд, это воодушевляющее празднование малоизвестного танцевального феномена.Но, конечно, это еще не все.

«Наши работы действительно обращаются к проявлениям поп-культуры, которые очень, очень тесно связаны с формами выживания и сопротивления», — сказал Вагнер, описывая серьезные обстоятельства, с которыми сталкиваются исполнители в стране, где уровень насилия в отношении лесбиянок и геев , бисексуалы и трансгендеры заведомо высоки.

Павильон дружбы

Какое высококультурное глобальное собрание наций было бы полным без искусного (или иного) применения мягкой силы?

Венецианская биеннале представляет собой естественную платформу для стран — особенно бывших колонизаторов, грабителей и агрессоров — чтобы символически исправить прошлые ошибки.

В этом году, например, павильон Финляндии посвящен опыту коренных, но часто маргинализированных саамов. Напротив него в голландском павильоне выставлены работы художников суринамского происхождения (Суринам был колонией Нидерландов до 1975 года), в том числе Ирис Кенсмил, чьи большие портреты темнокожих женщин удерживают взор зрителя, опираясь на традиции утопического черного. феминизм.

Инсталляция канадского павильона на Венецианской биеннале.Предоставлено: любезно предоставлено Национальной галереей Канады / Isuma Distribution International / Francesco Barasciutti

Но наиболее полно реализованный проект исходит из Канады, которая впервые демонстрирует искусство инуитов в Венеции.

Созданный коллективом художников Isuma, выставка посвящена захватывающему фильму одного из соучредителей группы Захариаса Кунука под названием «Один день из жизни Ноя Пьюгаттука». Снятый на Баффиновом острове в Нунавуте, самой северной территории Канады, он воссоздает историю столкновения 1961 года, в результате которого семья инуитов была вынуждена покинуть землю канадским чиновником, известным только как Босс.

Пост-национальный павильон

«В идеальном мире у нас не было бы национальных барьеров», — сказала лауреат премии Тернера художница Лор Провуст, ответственная за французский павильон. «Мы все будем плавать и быть частью одного и того же».

В основе ее чрезвычайно популярного шоу (в одном месте стояли двухчасовые очереди) — 20-минутный фильм о потоке сознания, снятый в основном на iPhone, который показывает ее путешествие из Парижа в Париж. Сама Венецианская биеннале.Это странное путешествие, рассказываемое с разных точек зрения, прыжки между плохо переведенными английским и французским, с моментами арабского, итальянского и голландского.

Provoust предлагает нам задаться вопросом о том, как мы определяем себя со ссылкой на место, язык и воображаемые границы — или, другими словами, нации. (В духе преодоления барьеров она также утверждала, что в качестве побочного проекта роет подземный туннель между французским и британским павильонами).

Может показаться, что это не соответствует идее национального павильона, но, по словам президента Венецианской биеннале Паоло Баратта, именно в этом суть.

«Мы очень хорошо знаем, что география художников полностью отличается от географии государств и народов, — сказала она. — И это искусство принадлежит человечеству».

Венецианская биеннале продлится до 24 ноября 2019 года.

Верхнее изображение: Посетитель смотрит на искусство Ирис Кенсмил в голландском павильоне.

7 самых интересных вещей, которые стоит увидеть

58-я Венецианская биеннале, открывающаяся в эти выходные, включает 90 павильонов и выставку. под куратором Ральфа Ругоффа под названием «Живите в интересные времена», в котором китайское проклятие является отправной точкой для шоу, в котором художники меняют наш мир во время политических потрясений.Но поверьте нам: притча этого лета должна звучать так: «Если в павильоне длинная очередь, обычно стоит подождать». Биеннале, которое продлится до 24 ноября в венецианских садах Джардини и Арсенале и в 21 месте по всему тонущему городу, — это больше, чем просто призыв и ответ на ежедневный цикл новостей. Это издание 2019 года наполнено танцевальными протестами, видеоискусством квирпо, приложением по изменению климата и пещерой из синтетических волос. Вот список самых ярких произведений искусства из Исландии, Тайваня, Бразилии и других стран.

Магазинный воришка в павильоне Исландии

Вид инсталляции * Chromo Sapiens * работы Shoplifter в исландском павильоне на 58-й Международной художественной выставке — Венецианская биеннале, 2019. Фото: Элизабет Давидсдоттир © Hrafnhildur Arnardóttir 9 Davidsdottir 2019

Shoplifter, она же Hrafnhildur Arnardóttir, известна своим сотрудничеством с Бьорк (она разработала обложку альбома Medúlla ), но также известна созданием огромных пушистых инсталляций из синтетических волос. Однако это не обычная брюнетка или блондинка — флуоресцентно-зеленый, пастельно-голубой и розовый украшают стены ее инсталляций, похожих на вулканическую пещеру. Лучшее селфи в Венеции, этот предмет, установленный на складе на острове Джудекка, выглядит как утроба. Он уводит посетителей из тьмы в свет. Это также нарушает правило «не прикасаться к искусству», поскольку посетителей поощряют обнимать пушистые сосульки, свисающие с потолка.

Полин Будри и Ренате Лоренц в швейцарском павильоне

* Движение назад *, Полин Будри и Ренате Лоренц, в швейцарском павильоне на 58-й Международной художественной выставке — La Biennale di Venezia, 2019.Предоставлено художниками. Фото: Анник Веттер.

Этот танцевальный протест с видеоартами — потенциально самый шумный проект биеннале. Moving Backwards , в котором танцоры движутся в ловушку битов и техно наоборот, может стать следующим большим танцевальным движением. Более глубокий смысл? Он символизирует сопротивление регрессивной политике. В письме артистов к зрителям на стене у всех нас спрашивается: «Вы иногда чувствуете, что вас массово заставляют отступить?» Танцоры в видео носят множество шапок, расшитых блестками штанов и юбок, привлекая внимание к небинарной видимости.Эта статья связана с странным теоретиком Хосе Эстебаном Муньосом, который сказал, что сейчас это «тюрьма». Назад — это новый вперед, «или наоборот», — говорят художники.

Шу Леа Чанг в павильоне Тайваня

Пионер интернет-искусства Шу Леа Чанг работает в цифровой сфере еще до того, как родилось большинство миллениалов (начало 1990-х). Теперь она приносит приложение и выставку под названием «3x3x6», что соответствует размеру тюремной камеры. Ее выставка, которая находится в Палаццо делле Приджони (тюрьма XVI века), рассказывает о нынешнем состоянии наблюдения и об опасностях распознавания лиц и смартфонов.В 10 короткометражных фильмах «транссексуалы» она представляет судебные дела, в которых люди были заключены в тюрьму за их гендерное или расовое несоответствие. Это не весь жаргон судьи Джуди: некоторые клипы представляют собой кулинарные курсы в стиле YouTube, а другие — танцевальные вечеринки в спальне. Художник говорит, что они выступают за «самоутверждающее достоинство против репрессий».

Rising Марины Абрамович в Ca ’Rezzonico

Кадр из приложения Марины Абрамович Rising.

Крестная мать перформанса использует самый распространенный цифровой язык: видеоигры.В галерее Ca ’Rezzonico художница привлекает наше внимание к повышению уровня моря своей последней выставкой и приложением Rising . Наденьте гарнитуру виртуальной реальности, чтобы следовать за художником, превратившимся аватаром в сценарии видеоигр, — это персонаж, которого нужно спасти от утонувшего в стеклянном резервуаре в Арктике, окруженного тающими ледяными шапками. Только добрые дела в помощь окружающей среде спасут ее от отчаяния. Также представлены фотографии процесса создания приложения и видеоролики с комментариями.

Барбара Вагнер и Бенджамин де Бурка в павильоне Бразилии

Кадр из * Swinguerra *, 2019 г. , Барбара Вагнер и Бенджамин де Бурка, в павильоне Бразилии на 58-й Международной художественной выставке — La Biennale di Venezia, 2019 г. Фото: Риккардо Тозетто. Предоставлено Fundação Bienal de São Paulo.

Хотя в Бразилии правят консерваторы, национальный павильон страны совсем не такой. Это видео посвящено swinguerra, — танцевальному феномену в городе Ресифи, где молодежные группы сражаются в ежегодных танцевальных состязаниях.Это похоже на постановку музыкального клипа, но свингерра — это еще и соревновательный вид спорта. Сочетая хип-хоп и самбу, это инклюзивное андеграундное сообщество, состоящее в основном из небинарных танцоров. Куратор Габриэль Перес-Баррейро говорит, что это видео лежит в основе «споров страны по поводу видимости, юридических прав и самопредставительства».

Лоренцо Куинн на Арсенале

* Строительство мостов *, работы Лоренцо Куинн, Андреа Бочелли и Лола Астанова, на 58-й Международной художественной выставке — Венецианская биеннале, 2019.

Дэвид М. Бенетт

После успеха на последней Венецианской биеннале художник Лоренцо Куинн (сын мексикано-американского актера Энтони Куинна) вернулся с шестью парами монументальных рук в Арсенале, судоходном доке XII века, для установка под названием Building Bridges . У каждой пары сложенных рук есть свой символ, олицетворяющий человеческие ценности, от дружбы до надежды и веры. Стрелки из полимерного волокна имеют высоту 50 футов, и Андреа Бочелли поднял кулак вместе с художником на церемонии открытия на этой неделе.Куинн вдохновлялся «преодолением различий и построением лучшего мира».

Гана Свобода в павильоне Ганы

Вид инсталляции * Слона в комнате *, 2019, автор Джона Акомфра, на 58-й Международной художественной выставке — La Biennale di Venezia, 2019. Фото Дэвида Левена.

Дэвид Левене

Никогда за 124-летнюю историю Венецианской биеннале в Гане не было павильона до сих пор. Для первой выставки гано-британский архитектор Дэвид Аджайе спроектировал шесть круглых комнат со стенами, покрытыми глиной из Ганы. Шесть артистов представлены в рамках фестиваля «Ghana Freedom», получившего свое название от песни эстрадного певца 1960-х годов E.T. «Менса», написанная после обретения страной свободы в 1957 году. Работы включают портреты художницы Линетт Боаке-Йядом, висящие в салонном стиле; фото Фелиции Аббан; и трехканальный видеоролик Джона Акомфра, который сочетает в себе кадры из сельской местности Ганы с историческими моментами африканской политики. Гана — восьмая африканская страна, принявшая участие в Венецианской биеннале (Мозамбик также впервые принимает участие в 2019 году).

Связано: Куратор с уникальным чутьем принимает участие в Venice Beinnale

Томас Сарасено на Венецианской биеннале 2019 · STUDIO TOMÁS SARACENO

Текущая 58-я Международная художественная выставка — Венецианская биеннале под названием May You Live in Interesting Times (продлится до 24 ноября) представляет Томаса Сарасено в качестве одного из 50 художников, приглашенных куратором этого издания Ральфом Ругоффом. Две новые инсталляции, представленные в Джардини и Гаджандре Арсенала, предоставляют пространство для размышлений и настройки, чтобы проявить нашу чувствительность к запутанности всего сущего.

Паук / Паутина Павильон 7: Чтения Оракула, плетение арахномантии, синантропное будущее: внимание к правам беспозвоночных! , в Джардини, представляет собой нечеловеческий павильон. Превосходя национальное представительство, он заявляет о правах и присутствии беспозвоночных, включая пауков, на Biennale Arte 2019. Spider / Web Pavilion 7 повторяет методы гадания на пауках, применяемые в разных частях мира, и отмечает способность прогнозировать метеорологические события или необычные единицы, наблюдая за поведением других видов.Приглашая наши органы чувств к новым формам воплощенного познания, Паук / Паутина 7, настраивается на невербальный язык, который усиливает нашу способность реагировать друг на друга. Его пол трясется на очень низких частотах, в ритме вибрирующих пауков / паутины, неслышно, но все же воспринимается голосами, которые нам, возможно, необходимо услышать.

В рамках публичной программы Павильона 7 «Паук / Паутина» во время выставки состоится ряд взаимодействий, от различных форм гадания и предсказания будущего с помощью карт арахномантии до междисциплинарных обменов между приглашенными гостями. человек и не человек.В то же время постоянные коллективные усилия по картированию против вымирания стали возможны благодаря запуску приложения Arachnomancy App и онлайн-архива Arachnophilia Archives , посвященного паутине / паутине.

В Gaggiandre в Арсенале Сарасено представляет Aero (s) cene: Когда дыхание становится воздухом, когда атмосфера становится движением эпохи после ископаемого топлива против облаков углеродного капитализма . Оркестрирован вокруг двух основных произведений искусства: скульптурной инсталляции Об исчезновении облаков и звуковой инсталляции Acqua Alta en clave de Sol , Aero (s) cene весь день колеблется в ритме морского побережья, выполняя воздушные движения. хореография воды, воздуха, планет и звезд, связанных циклами трансформации.

Благодаря этой композиции приливы Венеции создают ритмы новой эры, которая позволяет нам слышать за пределами нашего диапазона внимания. По мере того, как углеродные облака становятся читаемыми, становится слышно глобальное потепление, предсказывая множество неотложных сценариев смещения, вызванного их отражением в экосистемах разрушенной планеты.

Приглашая настроиться на наше симпоэтическое будущее, инсталляции на Венецианской биеннале прославляют радикальную взаимосвязь всех вещей, как живых, так и неживых, и служат пространством заботы и внимания, умножают перспективы и объединяют повествования против извлечения и исчезновения .Вместе они действуют как интерфейсы, постоянно модифицируемые различными типами общества, выполняя потребность в повышении осведомленности и восприимчивости к нитям взаимодействия, по которым разворачивается сложность жизни.

Венецианская биеннале играет безопасно и теряется в тумане

ВЕНЕЦИЯ — Каждую вторую весну я приезжаю в этот заболоченный город, беру вапоретто в сад на его восточной окраине и захожу в большое белое здание. В этом году у меня были проблемы с этим.Здесь, в Giardini della Biennale, главном месте самой продолжительной в мире выставки современного искусства, итальянская художница Лара Фаваретто окутала белый центральный павильон плотным облаком искусственного тумана. Слова «La Biennale» над колоннадой растворяются в бесформенности.

Пусть облако г-жи Фаваретто станет логотипом этой разветвленной биеннале, которая объединяет многие из самых известных имен в искусстве сегодня, но никогда не согласовывается. Ральф Ругофф, американский куратор из Лондона, создал шоу, целью которого является подведение итогов нашего туманного общего настоящего, когда общие повествования рушатся, и мы изо всех сил пытаемся сориентироваться.Его шоу кое-где красиво установлено, а где-то до странности безразлично для показа. Он современный, но при этом безопасный и независимый. 58-я Венецианская биеннале — прохладное, туманное издание, и я хотел бы знать, чего она хотела.

Это молодое биеннале, в котором участвуют некоторые из величайших талантов сегодняшнего дня в возрасте до 40 лет, в том числе Нил Белуфа, молодой французско-алжирский художник; Нджидека Акуниили Кросби, нигерийский художник из Лос-Анджелеса; Эд Аткинс, британский видеохудожник; и Кеманг Ва Лехулере, восходящая звезда Южной Африки. Впервые на моей памяти все художники здесь живы. Г-н Ругофф отказался от любых реанимаций забытых пожилых людей, которых кураторы часто используют для составления плана нападения на двухгодичный период.

А вот 79 художников и коллективов здесь почти все известные количества. Ужасающий процент произведений искусства уже был продемонстрирован в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Лондоне или Берлине, а глобализм двух последних выпусков биеннале был отброшен для предварительного одобрения западными учреждениями. Я вышел, открыв для себя ровно двух интересных художников, которых я не знал: Хандивирмана Сапутру, индонезийца, чьи дизъюнктивные скульптуры — в том числе нестандартные колонны и розовые петли, похожие на гигантские резиновые ленты, — демонстрируют удивительные контрасты масштаба, формы и поверхности; и молодой многообещающий индийский фотограф Сохам Гупта, который снимает чуткие, погруженные в ночь портреты тех, кто живет на окраинах Калькутты.

Биеннале, наполненное нынешними победителями из мира искусства, могло бы сработать, я думаю, если бы оно организовало и проанализировало их для новой аудитории — в конце концов, многие откроют для себя их впервые. Этого не произошло на этой легкой выставке. Он разворачивается как разрозненный каскад предметов и изображений, иногда в галереях небрежно развешанных. Если в последних двух изданиях Венеции были сделаны резкие заявления о продвижении искусства (к лучшему в 2015 году и к худшему в 2017 году), биеннале 2019 года выглядит как художественный эквивалент «Top of the Pops»: пассивное изложение полученных вкусов, преобладают США и Великобритания.

Самонадеянность шоу г-на Ругоффа — а на бумаге она хороша — состоит в том, чтобы сократить количество участников и попросить каждого представить как минимум две работы, которые появятся в двух рифмующихся шоу в двух разных местах. В более крупном из них, Арсенале (бывшая военно-морская верфь Венеции), он разработал систему фанерных стен, которая позволяет избежать ощущения крысиного лабиринта, как в некоторых предыдущих изданиях. Большие инсталляции, в том числе работа художника из Лос-Анджелеса Каари Апсон, которая исследует психологическое давление жилья с помощью уретановых слепков мебели и видеоспектаклей с кукушкой, имеют достаточно места для передышки.

Но в затуманенном центральном павильоне Джардини те же 79 художников занимают менее трети площади. Слишком много искусства заполняет слишком мало галерей, а плотность заставляет мистера Ругоффа создавать сопоставления, которые кажутся беспорядочными и легкомысленными.

Превосходная большая скульптура берлинского Нари Баграмяна, объединяющая ненадежно сбалансированные биоморфные плиты из алюминия и воска, была перенесена на чердак с полутонным блоком мрамора, принесенным активистом-изобретателем Джимми Даремом, и многое другое. много не связанных между собой картин.Он выглядит как комната с остатками еды. Джули Мехрету, Генри Тейлор и Джордж Кондо, три американских художника, работающие на совершенно разных идиомах, создали сложные работы, которые заслуживают надлежащего места для размышлений и не должны соревноваться друг с другом таким образом. (Они получают немного больше места в Арсенале.)

В некоторых случаях приглашение выступить на двух площадках позволяло артистам рискнуть ради чего-то нового. Мистер Аткинс в «Арсенале» представляет еще одну захватывающую инсталляцию, основанную на его видео, созданных в цифровом формате, в котором восковые компьютерные тела волнуются, воют, паникуют и разбираются.По Джардини разбросаны удивительные гуаши человеческих рук и ног, каждая из которых держит тарантула с привитой к нему головой мистера Аткинса. Я нашел их ненадежно нарисованными, но я ценю риск, на который он пошел, показывая их.

Эйвери Сингер, интригующий художник из Нью-Йорка, тоже пошел на долгожданный риск. В Джардини она показывает свои более известные абстракции, подготовленные с помощью программного обеспечения для трехмерного моделирования. Но она действительно представила в Арсенале новый откровенный автопортрет в полный рост, на котором она, кажется, вычерчивает узоры на запотевшей двери душа.Это заставило меня ахнуть, потом почесать в затылке, а затем взволновать его сочетание модернистских жестов и частных каракулей.

С большим количеством сюрпризов на сторонах A / B, подобное этому, это шоу могло бы иметь успех. Но между Арсеналом и Джардини больше общего, чем следовало бы. Г-н Ва Лехулере появляется с двумя вызывающими воспоминания, но очень похожими инсталляциями, исследующими несправедливость южноафриканского образования. Почему бы вместо этого не показать его прекрасные рисунки в одном месте? И мне не нужно было видеть ни одной безумной кинетической скульптуры очевидных китайских художников Сунь Юаня и Пэн Юя; Мне, конечно, не нужно было видеть два.(Если бы целью был шок, по крайней мере, сравните одного робота с парами «Собаки, которые не могут касаться друг друга», их тревожное видео было подвергнуто цензуре два года назад в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.)

Вы также могли цинично прочитать двойной формат. в качестве страхового полиса, поскольку на этой биеннале артисту нужно всего 50 процентов, чтобы его можно было назвать успешным. Возьмем, к примеру, Артура Джафу, американского режиссера, который в этом году выиграл «Золотого льва» благодаря своему 50-минутному «Белому альбому», показанному в Джардини. Это выдающееся достижение (ранее показанное в Художественном музее Беркли и Тихоокеанском киноархиве) объединяет найденные кадры белых американцев, демонстрирующих оружие и кричащих, как сумасшедшие, с более нежными изображениями белых друзей г-на Джафы. В нем используются те же дотошные музыкальные реплики и оперативное редактирование его революционного видео «Love Is the Message, the Message Is Death», и он превосходит это видео в своем сочетании политического гнева и личной уязвимости, которое должно ужаснуть большинство — белая арт-аудитория.

В то время как «Белый альбом» сам по себе удостоил г-на Джафу Золотого льва, его вкладом на Арсенале стали большие шины с цепным задушителем (ранее показанные на предприятии Гэвина Брауна в Нью-Йорке), которые превратили американский расизм в буквально свинцовые символы.

Спасает день ужасающе умный канадский художник Стэн Дуглас, чья видеоинсталляция «Доппельгангер» использует два проектора по обе стороны от полупрозрачного центрального экрана, чтобы рассказать историю квантовой механики и разделенных личностей. Космонавта телепортируют на космический корабль, но на его пути что-то идет не так; ее копируют, и ее коллеги на Земле в панике из-за того, что каждый астронавт может быть инопланетным близнецом другого. (Сюжет остроумно основан на фразе, которая читается по-разному в зависимости от того, где вы сидите: марксистское LIVE REIFIED TIME или, наоборот, сатанинское EMIT DEIFIER EVIL.)

Швейцарский максималист Кристоф Бюхель принес в Арсенал обломки небольшой лодки, которая перевернулась в Средиземном море в 2015 году, утонув по меньшей мере 800 африканских мигрантов.Лодка стоит в сухом доке у воды под охраной полицейского. Взгляд в эту смертельную ловушку заставил меня почувствовать себя бессильным и готовым отказаться от искусства и начать новую карьеру в миграционном праве. Даже созерцать его силу как произведение искусства кажется неприличным.

Вопросы принадлежности и границ воодушевляют многих художников в национальных павильонах этого года, организованных отдельно от выставки г-на Ругоффа, начиная с Мартина Пурье, который сделал честь Соединенным Штатам своей сознательной, тихой демонстрацией восьми, в основном новых скульптур. Его тщательно выполненные работы из сосны, болиголова и стали тонко сочетаются с темами свободы и ее отсутствия, прежде всего в его «Колонне для Салли Хемингс», рифленой тумбе из крашеного дерева, увенчанной железной дужкой.

Французский и немецкий павильоны придерживаются диаметрально противоположных подходов к вопросу о представлении нации. Что касается Германии, Наташа Садр Хагигиан (работающая под псевдонимом и патетически появляющаяся на публике с камнем из папье-маше над головой) взорвала павильон нацистской эпохи и, с границами в ее голове, разбрызгала новую массивную внутреннюю дамбу из бетона. .

Это выглядит как самый безопасный и самый грубый вид исполненного «антагонизма», и он выглядит особенно слабым в тени Лоры Пруво, чей павильон сосредоточен на захватывающем видео, на котором французы, мигранты и животные вместе перемещаются. формируя новое сообщество, они направляются на юго-восток от Парижа до Венеции. Его сказочная природа никогда не погружается в хиппи или мистицизм и предлагает главный урок для молодых художников: меньше астрологии, больше демократии!

Арка над биеннале — грандиозное достижение литовского павильона, где Ругиле Барздзюкайте, Вайва Граините и Лина Лапелите представляют оперу «Солнце и море (Марина)», в которой 20 певцов живут на английском языке на искусственном пляже. .(Если вы приедете в этом году, убедитесь, что вы приедете в Венецию в субботу; это исполняется только раз в неделю.) Эта самая приятная из экологических элегий, заслуженно завоевавшая Золотого льва за лучшую национальную презентацию, переводит странности изменения климата как лакомство. хорал, и в течение нескольких дней после того, как я его увидел, я обнаружил, что напеваю отрывок, в котором купальщица радостно трогает, что в прошлое Рождество «не было ни мороза, ни снега. Было такое чувство, что это могла быть Пасха!»

Конец света, как предлагают эти литовцы, может ударить по нам так же нежно, как эстрадная песня.Возможно, именно к этому и стремился мистер Ругофф, когда назвал эту выставку «Желаю вам жить в интересные времена». Апокрифическое китайское проклятие указывает на опасность того, что кажется безобидным, хотя, как он знает из своих долгих лет в Лондоне, слово «интересно», произнесенное с приподнятой бровью, также является британским эвфемизмом для «странного», «неожиданного». «Или» плохо «.

Это интересное двухлетие.

Венецианская биеннале 2019

До 24 ноября; labiennale.орг.

Обзор Венецианской биеннале 2019 — проповедь обращенным | Венецианская биеннале 2019

Прилив растет. Тают ледяные шапки. Океаны наводнены мусором. Это главный посыл Giardini в Венеции, где только что открылась биеннале 2019 года. Но, видимо, не следует терять всякую надежду. Ведь всегда есть пение птиц и еще один танцевальный класс.

Кажется, об этом снова и снова говорят международные павильоны. Если я видел один обреченный павильон, пол вздернутый, стены снесены (очень вежливо), открывая сады за ним, я видел четыре.Вход во французский павильон через выкопанную землю внизу, отправляющую вас обратно к природе. Испанский павильон отправляет вас на улицу, чтобы увидеть угрожающую растительность под струями яркого кислотного дождя. В немецком павильоне ядовитое коричневое пятно заливает стены под звуки зарождающейся угрозы. Повсюду бесплодные скалы.

Пар поднимается с крыши главного международного павильона, погружая сады в уистлерианский туман. Пар льется и с крыши французского павильона.Кому-то действительно нужно следить за этими повторениями. В корейском павильоне вам покажут древние и современные танцевальные движения в череде увлекательных фильмов. В Швейцарии танец катится задом наперед, как стилизация Майкла Джексона, на экране, достаточно большом для площади Лестер-сквер.

Эти шаги — ответ реакционным силам любого рода, по крайней мере, нам так говорят. То же самое с большей очевидностью относится к классам трансгендеров и небинарных танцев в Бразилии, где они демонстрируют свои одетые в лайкра формы под опьяняющую музыку в фильме под названием Swinguerra (понятно?).Птицы, сделанные из фарфора, стекла или ткани, садятся на ветки, иногда в сопровождении записанной песни, иногда на самом деле живые и порхающие в художественной версии природы, как обнадеживающие метафоры, воплощенные в буквальном смысле.

Один из них, белоснежный, на мгновение усевшись на обрывке ржавой проволоки рядом с мертвой птицей с окурком в клюве, с тревогой смотрит на посетителей первой секции французского павильона Лор Пруво. Вокруг него — зеленая как море волна литого стекла, неизбежно накатывающаяся отброшенными телефонами и бутылками.Однако эта проповедь обращенным является лишь прелюдией к эпическому фильму, в котором видения моря Пруво- стом прибывают завораживающими волнами.

«Завораживающе странная» инсталляция Лоры Пруво «Deep See Blue Surrounding You» во французском павильоне. Фотография: Мирко Тониоло / AGF / Rex / Shutterstock

Иммигранты поют песни о тоске по океану, через который рыба несется, как никогда свободно, чем эти люди. В Венецию прилетает кальмар, взбираясь по ступеням именно в этот павильон, который постепенно заполняется животными и певчими птицами.Акробаты, танцоры и фокусники исполняют своего рода балет освобождения — некоторые из них каким-то образом выливаются из экрана, чтобы появиться прямо здесь, среди нас — кульминацией которого является эйфорический вид человека, прыгающего с крыши на открытый воздух. Это было завораживающе странно, современная версия как The Odyssey , так и The Tempest .

Пройдите сквозь пелену тумана к канадскому павильону напротив, и вы окажетесь в белоснежном льду и театрализованном извинении перед инуитами за то, что они изгнали их с их территорий иглуликов.Этот фильм с участием великого датского актера Кима Бодниа из фильмов «Мост » и « Убивая Еву » представляет собой захватывающее воссоздание исторических событий, но слишком длинное, более часа. Биеннале — это не кино.

Исландия, напротив, горит впечатляющей пещерой из светящихся разноцветных нитей, спускающихся, как переливчатые сосульки. Этот павильон — всегда что-то вроде посылки, очаровательной пьесы исландских саг. Некоторые вещи в Венеции никогда не меняются. Финляндия всегда возвышается над отведенным ей пространством, больше похоже на сарай, чем на павильон, на этот раз с любопытным лугом флоры и фауны, каким-то образом дующим через его потолок: мир, перевернутый с ног на голову. Россия всегда мелодраматична, с захватывающим адом проклятых душ, зловещих черных автоматов, поднимающихся и падающих в алом адском огне.

В дальнем конце доков Арсенале никогда не бывает очередей в Китай, несмотря на очень мощное искусство (в этом году древние акварели превратились в потрясающую анимацию). В Британию всегда есть очередь.

Часть шоу Кэти Уилкс в британском павильоне. Фотография: Лука Занон / Awakening / Getty Images

В любом случае, по одному, вероятно, лучший способ увидеть шоу Кэти Уилкс.Еще что-нибудь может сокрушить ее крошечные фигурки с их белыми головами вместо голов и вздутыми серыми животами, дети нищеты и голода. Своеобразная мать вызывается в совершенно белых руках, которые поднимаются из таза, словно окаменевшие от постоянного мытья посуды, и в обезглавленной фигуре в зеленом платье 30-х годов, стоящей на глиняных ногах.

Позади нее лежит еще одна ступня, возможно, призрак потерянного ребенка. На полу бледные красные пятна и безымянный узел тряпок. Создается своего рода повествование.

Но скульптор из Белфаста просто косой человек. Длина рваного муслина напоминает свадебные фаты и давние чаепития. Кажется, что ее хрупкие фигуры существуют в атмосфере загородного дома господ и слуг, а последняя комната открывается для невероятных картин и гравюр с изображением того, что могло бы быть ирландским пейзажем. Но для такого поэта художника все это кажется тусклым и робким, чем сознательно невыполненным.

Случайно, монолог Шона Эдвардса о валлийском павильоне, кажется, возвращается к похожему прошлому.Сказанное его матерью, одиноким родителем, зарабатывающим на жизнь уборщицей, вы слышите, как это транслируется среди лесов ковровых дорожек и висячего сада из одеял: тихое и скромное причитание.

Самым грандиозным событием 2019 года, по общему мнению, стал американский павильон Мартина Пурье; его шедевр стоит снаружи. Гигантская резьба по дереву в виде радиальных солнечных лучей простирается через передний двор, как кровля церкви. Но его круглое солнце излучает — или, возможно, пытается поглотить его — это огромный змеиный хвост, скользящий к земле.Работа называется Swallowed Sun (Monstrance and Volute) , идеально подходит для католической, неоклассической Венеции.

Внутри 77-летнего скульптора собраны работы прошлого, в том числе его огромная красная фригийская шапка, революционная, но в то же время хрупкая, ее уязвимый кончик низко свисает. На других резных фигурках изображены сети венецианских рыбаков. Тем не менее, сборка на удивление сдержанная, далеко не такая мощная, как его шоу 2017 года для лондонского Parasol Unit.

В Индии есть великолепный первый павильон, в котором есть несколько запоминающихся шкафов с диковинками, которые воспроизводят ее колониальное прошлое.Гана тоже здесь впервые, с фильмами Джона Акомфраха и жуткими портретами вымышленных чернокожих людей Линетт Ядом-Боакье. Прибывают новые нации — Мадагаскар с похоронным потоком черной папиросной бумаги — но и уходят. И Алжир, и Казахстан были отменены своими правительствами в последнюю минуту. Здесь всегда играет роль геополитика.

Если бы был приз за худший павильон — а конкуренция немалая — он, несомненно, отправился бы в австрийский сад алых цветков влагалища с блестящими стальными тычинками.Это просто глупо. Гораздо более тревожным — как и ему нравится — является «вмешательство» Кристофа Бюхеля в Арсенал. Швейцарский художник работал с венецианскими властями над установкой ржавого обломка рыбацкой лодки, затонувшей недалеко от итальянского острова Лампедуза в 2015 году, когда погибли более 800 мигрантов, многие из которых оказались в ловушке в трюме.

«Ужасающая связь»: прибытие в Венецию барки Ностры швейцарского художника Кристофа Бюхеля, его работа с использованием рыбацкой лодки, затонувшей у Лампедузы в 2015 году с более чем 800 мигрантами на борту.Фотография: Андреа Мерола / EPA

Эта разрушительная реликвия находится рядом с кафе, где люди искусства в кроссовках Ferragamo сплетничают, не обращая ни малейшего внимания. Ни даже полминуты молчания. Пройти мимо этого ужасного союза — значит повесить голову от стыда. Как это может быть представлено здесь вообще как памятник, а тем более как выставка?

Спасительное изящество биеннале 2019 года — это искреннее сочувствие, с которым Ральф Ругофф, директор лондонской галереи Hayward Gallery, курировал главную международную выставку.Все в нем человеческое. Ругофф сократил количество художников, исторически подавляющее, примерно до 80; половина — женщины, впервые; и столь же необычно для этого события, которое часто оглядывается назад, все живы.

Вот потрясающие снимки ночных индейцев-пришельцев, призрачных, как призраки в развалинах Калькутты, сделанные фотографом Сохамом Гуптой. И экстраординарные фотографии Гаури Гилл, изображающие представителей махараштрийского племени в масках из папье-маше, основанные на их собственном восприятии себя как персонажей в пикареском романе.Вот чернокожий южноафриканский художник Занеле Мухоли, изображающий из себя черно-белого менестреля или соплеменницу с мотками зловещих веревочных петель вместо волос. И последний экранный монтаж Кристиана Марклая, « 48 фильмов о войне », в котором каждый наматывающий фильм блокирует часть того, что находится под ним, в бесконечном регрессе насилия.

Сроки идеальные. Язвительно ироничные картины Джорджа Кондо, голографические фантазии ангела, которые трудно уловить глазу и разуму, недавно были созданы молодым парижанином Киприаном Гайяром.Ужасно нелогичный фильм лос-анджелесского художника Артура Джафы, в котором кадры насилия между черными и белого и его противоположность совмещены со свидетельством реформированного сторонника превосходства белой расы. Искусство может перенести вас куда угодно и когда угодно — даже в открытый космос с изысканным памятником Роберту Генри Лоуренсу, созданным багамским художником Таваресом Страчаном: только точечные точки света в кромешной тьме, описывающие фигуру, на мгновение остановившуюся при падении на Землю, сияющего космонавта. На полпути между рисунком и скульптурой.Смерть первого афроамериканского космонавта отмечена восходящей звездой визионерского искусства.

Пять венецианских шоу-пробок Посетитель покидает французский павильон Лоры Пруво, Венеция, 2019. Фотография: Тициана Фаби / AFP / Getty Images

Французский павильон Входить через землю, выходить сквозь дымку пара, плыть через Фильм эпических масштабов между ними: дико оригинальное посвящение Лауре Пруво морю с участием стеклянных океанов, оперных песен и живых исполнителей — кульминация биеннале 2019 года.

Международный павильон Куратор Ральфа Ругоффа, самый убедительный портрет современного искусства за многие годы, от фильмов о гражданских правах Артура Джафы из Лос-Анджелеса до двойных коллажей Фриды Орупабо с черными женщинами, зловещих фильмов наблюдения Лоуренса Абу Хамдана и мерцания памятник первому афроамериканскому космонавту.

Павильон Ганы Первый павильон Ганы в Венеции чрезвычайно силен: здесь представлены картины Линетт Ядом-Боакье, фильмы Джона Акомфра, мерцающие завесы на бутылках и потрясающие черно-белые портреты 1960-х годов Фелисии Аббан, первой из Ганы.

Добавить комментарий

*
*

Необходимые поля отмечены*