Рей кавакубо коллекции: Рей Кавакубо | Дизайнеры | кто есть кто

Рей Кавакубо | Дизайнеры | кто есть кто

Японский дизайнер-икона уже 40 лет сочиняет вещи, которые ошеломляют и восхищают, оскорбляют и завораживают. Лишь на одно они не способны - оставлять равнодушным. Творчество Рей Кавакубо похоже на нескончаемый самурайский поход, у которого одна цель: найти красоту там, где ее раньше никто не осмеливался искать.

1942 Рей Кавакубо родилась в Токио. Она окончила престижный университет Кейо, где изучала восточную и западную эстетику. Затем устраивается в рекламный отдел компании Asahi Kasei, изобретавшей синтетические ткани, а с 1967 года подрабатывает стилистом. Искусствоведческое образование и близость к текстильным технологиям, вступают, по-видимому, в сложную алхимическую реакцию, и Кавакубо начинает придумывать свои первые женские платья.

1969 Рей основывает марку Comme des Garcons: во франкофонное название «Как мальчики» дизайнер по собственному признанию «не вкладывала ничего особенного». Не умея шить, она буквально на пальцах объясняет портным, что хочет видеть. Обнаружилось, что хочет она вещей экстравагантных, но, определенно, пользующихся успехом. Через четыре года Comme des Garcons превращаются в компанию, а вскоре запускается линия для мужчин.

1981 Переехав в Париж, Кавакубо устраивает первый показ в Европе. Шоу производит эффект разорвавшейся бомбы. Журналисты так и пишут: «пост-ядерная мода», «Хиросима-шик» - охарактеризовать увиденное в расхожих терминах не получалось. Для одних ассиметричные чернильно-черные вещи из мятой ткани кажутся апофеозом абсурда, для других - неотразимым ударом по штампам Старого света. Неистовая Рей превращает одежду в интеллектуальное приключение, которое дышит городскими джунглями и жестоким японским изяществом. Пока другие дизайнеры по старинке драпируют моделей, Кавакубо работает с силуэтами, словно поэт с замашками вивисектора - скручивает, кромсает, оставляя незаконченные швы, отрывая рукава и переворачивая карманы. «Я ненавижу симметрию». Стоит услышать в этом признании не столько любовь к деконструкции, сколько манифест непривычного отношения к прекрасному: жизнь начинается там, где случается отклонение от мертвой правильности. Именно в таком ключе, красоту понимают молодые бельгийские авангардисты, заявившие о себе в середине 80-х: Анн Демельмейстер и Мартин Марджела открыто говорят, как их тронули дефиле Кавакубо и Йоджи Ямамото. С 1981 года Рей становится постоянной участницей Недели моды в Париже.

1997 Работы Рей нередко называют «антимодой». Сама дизайнер не в восторге от ярлыков вообще, и этого в частности. Для нее работа с одеждой - это «создание вещей, которых никогда не существовало». Стоит ли удивляться, что результаты, порой, шокируют. В 1997 году, к примеру, в своей «горбатой коллекции» она ставит под вопрос самый базис - форму женского тела. По подиуму вышагивают модели, похожие на квазимодо. Вшитые в накладки деформируют силуэты горбами, вспухшими плечами, ассиметричными бедрами. За подобные демарши Кавакубо любят величать феминисткой, от чего художница снова открещивается: «подобные движения меня никогда не интересовали. Творчество - вот меч, которым я сражаюсь в битвах, в которых захочу». Впоследствии «горбатая коллекция» ложится в основу постановки легендарного танцовщика Мерса Каннингема Scenario. Кавакубо, получившая в 1997-м почетное звание доктора лондонского Королевского художественного колледжа близка арт-кругам, занимается графическим дизайном, оформляет интерьеры, ее работы выставляются в ведущих музеях мира. При этом она не любит давать интервью, презирает светскую хронику и полагает, что дизайнер не должен быть селебрити.

1998 Эксперименты субтильной японки распространяются не только на платья. Знаменитый парфюм Odeur 53, к примеру, совершенно непохож на обычные ароматы. Понять, чем он пахнет, с первых нот понять невозможно - в состав входят 53 неорганических субстанции, в том числе горелая резина и лак для ногтей. Идея получает развитие в Odeur 71, который, помимо прочего, благоухал факсовым тонером.

2004 Впрочем, было бы ошибкой думать, что Кавакубо культивирует лишь откровенные безумства. Дизайнер не чурается и гармоничных парфюмов, и нежных украшений. Другой вопрос, что она во всем акцентирует новаторский подход, и стратегии продаж не исключение. Так, например, в Берлине открывается первый из десяти «партизанских магазинов» Guerilla. Согласно концепции, эти аскетичные заведения расположены в стороне от обычных торговых кварталов и работают один год. Среди прочего, Guerilla открываются в Рейкъявике, Варшаве, Стокгольме, Афинах, Хельсинки. Однако максимальную популярность у массовой аудитории Кавакубо принес недавний проект с H&M, который расхватали чуть ли не за считанные часы. Из прочих заметных коллабораций трудно забыть сумку о шести ручках для Louis Vuitton и коллекцию Broken Bride («не всякое замужество бывает счастливым...»), к которой приложился шляпных дел мастер Стивен Джонс. На 2008 год оборот независимой компании Кавакубо составляет 180 миллионов долларов.

2009 К 40-летнему юбилею Comme des Garcons Кавакубо запускает временную линию Black, которая просуществует восемнадцать месяцев. В нее входят брюки, юбки, плащи, куртки, украшения и прочая роскошь преимущественно черного цвета. Цены - от $70 до $660. Поговаривают, что это отличный антикризисный ход. Но сама Кавакубо утверждает, что кризис тут не причем: «Рецессия не повлияет на Comme des Garçons так, как она бьет по большим компаниям, у которых одна цель - сделать одежду, которая продается. Экономика никак не связана с творчеством, которое было и остается для меня самым главным. Я всегда шла туда, где еще не была, без оглядки на биржевые графики».

Рей Кавакубо - о своем новом подходе к дизайну и отношении к современной моде

После показа Comme des Garçons весна-лето 2019 Рей Кавакубо выпустила заявление, в котором дизайнер, обычно скупая на комментарии, рассказала о замысле своей коллекции. Оказалось, что в творчестве Рей начался новый этап, подробности мы узнаем из интервью AnOther Magazine.

О коллекции весна-лето 2019. «Отныне Comme des Garçons не занимается очевидным дизайном, он переключается на содержание, на наполнение глубиной идей. В этот раз коллекция не будет кричать, она сосредоточена на внутреннем и лишена дизайна на поверхности. Существование в состоянии неустойчивости и сомнения - это риск. Движение вперед в кромешной темноте - тоже риск. Думаю, что для моей марки предпочтительнее второе.

О новой роли одежды. «Мне было интересно придавать форму абстракциям и делать одежду, которая не была одеждой. Но я подумала, что этот подход уже не нов. Я всегда хотела идти вперед, находить новые и сильные вещи, которые бы отзывались в сердцах и умах людей. Когда я пыталась продвинуться в рамках прежнего подхода, у меня не получалось это сделать. В конце концов я поняла, что "не придумывать" - это тоже вид дизайна. Я решила, что единственный выход - взять то, что уже есть в моем сознании и воплотить это как есть, используя простые формы».

О роли ручного труда и создателя в моде. «Нельзя создать что-то реальное без вовлечения и эмоций. Обладатель вещи сразу это чувствует, как только касается предмета. Те, кто об этом не задумываются, будут носить недорогую одежду или вообще одно и то же каждый день. Но те, кого волнуют эти вопросы, должны иметь настоящие вещи в своем гардеробе».

О современной моде. «У меня нет ни времени, ни желания думать о том, что где-то ещё происходит. Я всегда полагаюсь на собственные принципы. И тем не менее, мне кажется, что модной индустриии следует вкладывать больше стараний в производство вещей. Нужно оценивать именно одежду как конечный результат моды, а игры вс яркими, но пустыми обертками мне кажутся бессмысленными.

Напомним, что в 2018 году Рей Кавакубо отметила 45-летие Comme des Garçons запуском новой линейки. Что это за вещи и где их искать, мы рассказывали здесь.

Рэй Кавакубо и её феминистская мода — Wonderzine

И тут в спокойный, размеренный ритм парижских мод с разрушительностью цунами врывается вчерашняя студентка токийского университета Кэйо Рэй Кавакубо. Во время показа на подиум выходят девушки в невнятного вида одеждах чёрного цвета: художественно украшенных дырами свитерах, будто их как следует поела моль, ниспадающих юбках и объёмных рубашках, скрывающих даже намёк на вторичные половые признаки. Достопочтенная публика в шоке — что это было: вещи, которые предполагается носить, или художественное высказывание на тему японской разрухи после Второй мировой войны? Коллекция, которую критики презрительно окрестили «хиросимским шиком», предсказуемо не вызвала массового одобрения, но навсегда изменила мир моды. И вряд ли кто-то тогда мог предположить, что Кавакубо будет суждено стать одной из самых влиятельных дизайнеров для многих последующих поколений.

Чтобы понимать Рэй Кавакубо как дизайнера, нужно прежде всего знать её бэкграунд. Её детство и юношество пришлись на послевоенные годы, когда Япония вышла из Второй мировой ослабленной политически и финансово. Семидесятые, так же как для Великобритании шестидесятые, стали для страны формированием нового поколения, не заставшего ужасы Хиросимы и Нагасаки в сознательном возрасте, но живущего на фоне их социальных последствий. Во время американской оккупации Японии в 1945–1952 годах люди Запада стремились насадить стране собственные ценности, в частности, дать женщинам больше прав и свобод. Так, новая конституция Японии, вступившая в силу в мае 1947 года, гарантировала женщинам избирательные права — впервые за всю историю страны. Этот шаг был предпосылкой сформировавшегося в 1970-е движения феминизма в японском обществе — того самого, который станет катализатором и движущей силой всего творчества Кавакубо.

Конечно, Кавакубо была отнюдь не первым дизайнером, пропагандировавшим идеи феминизма в моде и старающимся уйти от общепринятых представлений о женственности и красоте. Все мы помним о Габриэль Шанель, которая уверяла, что женская фигура вовсе не обязана иметь форму песочных часов, чтобы считаться привлекательной, а излишние украшательства — и вовсе признак дурного вкуса. Или о Соне Рикель, которая в менее радикальной форме провозглашала право женщины одеваться для себя, а не для привлечения мужского внимания. Но именно голос Рэй Кавакубо прозвучал достаточно громко, чтобы эхом отразиться в коллекциях многих других дизайнеров десять, двадцать и тридцать лет спустя.

Навеки в истории моды — Rei Kawakubo

Настала пора продолжить цикл публикации из истории моды (пожалуй назову этот цикл «Авангард — женщины в моде»).

Предыдущие истории:

Авангардная мода от Nana Aganovich

Сказочные платья модельера Ицин Инь и её волшебная история

О Рэй Кавакубо я уже немного рассказала в своей первой публикации об авангардной моде.

Скажем прямо — очень кратко упоминала:
«В 1981 году Yohji Yamamoto (Йоджи Ямамото) и Ray Kawakubo (Рей Кавакубо) вызвали настоящую революцию своими нетривиальными коллекциями, которые они представили вместе и эти коллекции взорвали все привычные каноны моды. Дизайнеры полностью изменили крой и форму вещей и начали применять новые техники обработки материалов. Основными принципами нового стилевого направления стали универсальность и функциональность. И именно благодаря этим дизайнерам чёрный цвет перестал считаться унылым и депрессивным.»

Настала пора рассказать подробнее об этом легендарном дизайнере, и то, что эта пора настала, я поняла, увидев эту фантастическую фотосессию для журнала Dazed, знаменитым своим нестандартным взглядом на модную индустрию.

Для фотосессии выбраны образы из последней коллекции модного Дома Comme des Garçons 2018-2019. Как мы видим, чёрный цвет уже не столь важен для Рей Кавакубо. «Я люблю черный, но он стал слишком попсовым, слишком привычным, как джинсы. Мне хочется найти «новый черный», «черный будущего» — говорит дизайнер в одном из своих последних интервью.

Итак — Рей Кавакубо (Rei Kawakubo).

Рей Кавакубо на данный момент является креативным директором Дома Comme des Garçons, который, несмотря на свой крайне нетрадиционный творческий метод, она превратила в бизнес с оборотом 220 миллионов долларов в год. Она никогда не училась на модельера; вместо этого она изучала искусство и литературу в университете Кейо (Keio University). Возможно, полученное образование повлияло, но Рэй Кавакубо всегда следила за ритмом своей карьеры — как коммерчески, так и творчески. И в результате на протяжении нескольких десятилетий она остаётся иконой современной модной индустрии.

Будущий знаменитый японский дизайнер вступила на стезю моды в тот момент, когда она устроилась внештатным стилистом на текстильную фабрику — в 1967 году. И уже два года спустя она начала делать одежду под лейблом Comme Des Garçons и в 1973 году зарегистрировала одноимённый бренд. Название бренда в переводе означает «как мальчик». Такое название выбрано скорее всего потому, что первые коллекции «Comme des Garçons» шились в стиле «унисекс», но сама Рей говорила, что она постоянно слушала песню француженки Франсуазы Хард под названем «Tous les garcons et les filles» (в переводе «все мальчики и девочки»).

В течение оставшейся части десятилетия Кавакубо совершенствовала свою эстетику и создавала свою компанию, открыв бутик в Токио в 1975 году. Очень нестандартный бутик - полное отсутствие манекенов на витрине магазина и зеркал внутри. «Женщины должны покупать одежду из-за того, как они в ней себя чувствовали, а не потому, как они в ней выглядят» — говорит сама Рей.

К моменту своего дебюта в Париже в 1981 году (одновременно с Йоджи Ямамото) Рей Кавакубо была уже очень известна в Японии. В Париже была показана коллекция под названием «Destroy» и она казалась наиболее радикальной из всех, созданных Рей прежде — объемная унисекс одежда, скомпонованная в странных и иррациональных сочетаниях.

После показа мнение модной общественности разделилось - некоторые знатоки дали коллекции определение «эстетика бедности» и даже назвали коллекцию безвкусной. Но, несмотря ни на что, лондонский универмаг Browns разместил заказ на закупку коллекции, а знаменитый фотограф Питер Линдберг снял для Comme des Garçons рекламную кампанию.

В 1986 году выставка этих фотографий, уже тогда вошедших в историю моды, прошла в парижском музее Помпиду.

Очень скоро марку приняли в Парижский синдикат высокой моды, что поставило Comme des Garçons в один ряд с главными французскими кутюрными дома. 1981 год в дальнейшем назовут годом японской экспансии — как я уже писала, одновременно с Рэй в Париж приехал представить свою марку Йоджи Ямамото.

Оба дизайнера буквально произвели революцию в моде и, благодаря именно им двоим, в модной индустрии значительно вырос интерес к экспериментальным и даже странным вещам. И, благодаря этим пионерам моды, в модном словаре впервые появился термин «деконструкция».

В 2005 году дизайнер дала интервью The New Yorker, в котором она заявила, что она «никогда не собиралась начинать революцию» — она намеревалась только продемонстрировать «то, что я считал сильным и красивым. Так получилось, что мое представление отличалось от всех остальных.»
И ещё одна цитата: «Comme des Garçons всегда путешествовал в своем собственном темпе и будет продолжать делать это.»

Необычна весенне-летняя коллекция 1997 года, (её прозвали «буграми и ухабами») — в одежду были вшиты объемные мягкие вставки. Эта коллекция привела Рей Кавакубо к сотрудничеству с нью-йоркским хореографом Мерсом Каннингемом, который поставил спектакль под названием «Сценарий». Все танцоры, задействованные в ней, были одеты в костюмы от Comme des Garçons.

Начиная с 2004 года бренд разрабатывает собственную концепцию универмага, в котором продаются избранные коллекции бренда — и коллекции других дружественных брендов. Первый такой магазин назывался Dover Street Market.

В 2010 году компания открыла Dover Street Market в Пекине, далее последовало открытие магазина в Токио, в 2013 году Dover Street Market открылся в Нью-йорке и в Берлине.

Рэи Кавакубо и ее муж Эдриан Йоффе вместе владеют компанией Comme des Garçons International.

Рэй и Эдриан (на посту президента компании) контролируют все процессы — от создания коллекции до интерьера торговых пространств.

Сама Рей Кавакубо как личность обладает крайне загадочной привлекательностью, не последнюю роль в этом играет её крайняя закрытость, неизменная, как её чёрная одежда-униформа и геометричная стрижка каре. Она не раз демонстрировала неприязнь к публичным мероприятиям и её интервью редки, как драгоценные камни. Она решительно не отвечает на вопросы, связанные с личной жизнью, редко фотографируется и не любит светскую хронику.

В 2017 году в нью-йоркском Метрополитен-музее открылась выставка «Rei Kawakubo/Comme des Garçons: Art of the In-Between», посвященная творчеству Рэй.

Кураторы экспозиции выбрали 120 образов более похожих на арт-объекты, чем на одежду.

Главный куратор Института костюма Эндрю Болтон потратил год на исследование гения Рэи Кавакубо. Перечитывая её редкие интервью, он обнаружил, что Кавакубо сравнивает свои творения с коанами — загадками дзен-буддизма. Это истории, придуманные мудрецами для того, чтобы был понятен смысл жизненных загадок, своеобразные притчи, разгадка которых равна откровению. Эти истории заставляют размышлять и даже открывают истинный смысл бытия

«Главное не в том, чтобы расшифровать коаны. Главное, что вы, наконец, понимаете, что они парадоксальны и лишены смысла, а ваш интеллект ограничен. Вы освобождаете ум и переходите к следующему уровню восприятия. Удивительно, но это то, чем занимается Рэи Кавакубо — она создает свои коаны», — говорит Болтон. «Ей 74 года, и ни одного другого дизайнера не назовешь таким же смелым, таким же открытым к вызовам, как она. Так почему же мы выбрали Рэи как второго в истории дизайнера, которой удостаивается чести быть темой Met Gala при жизни? Вы просто взгляните на ее одежду. Она говорит сама за себя».

Ориентализм. История восточных влияний на западную моду. ( часть девятая)

«Чтобы создать что-то новое, нужно начинать, даже не думая о дизайне одежды», - 'эти слова Рей Кавакубо можно было бы взять эпиграфом к творчеству трех японских дизайнеров, которые  изменили взгляд на моду во второй половине 20 века. Начиная с них можно было бы даже говорить о моде будущего, так-как никто так креативно не подходил к созданию одежды, без оглядки на то, что принято было носить до того и без опаски будут ли носить это теперь. Пожалуй, эти два фактора всегда сковывают любое творчество: традиции и неуверенность в собственном новом взгляде.
Если Кензо Такада пытался найти копромисс между парижской модой и своим восточным взглядом на одежду, то Иссей Мияке, Рей Кавакубо и Йоджи Ямамото совсем не пытались подстроиться к модным тенденциям в тот момент, когда появились в Париже. Не стоит прогибаться под изменчивую моду, когда тебе есть что сказать.
У каждого народа есть глубинные представления о красоте, свои традиции, которые заложены в менталитете.
У японцев есть четыре критерия красоты, которыми они руководствуются :
"саби" -( ржавчина),  следы возраста.
" ваби" - воздержанность, отсутствие броскости и вычурности.
"сибуй" ( терпкий, вяжущий)  - функциональная красота, сответствующая предназначению предмета.
"юген" - искусство не сказать всё, недоговоренность.
Сравнивая творчество японских дизайнеров можно заметить что-то общее, что отражает их национальный менталитет.

                       

Иссей Мияке принадлежит к тем, кого в Японии называют "хибакуся", так называют жертв атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. В момент взрыва ему было 7 лет, он потерял родителей и всех родственников, но, как ни странно, сохранил оптимистичный взгляд на жизнь, может быть, сразу научился её ценить. Мода казалась ему той отраслью, в которой более всего заметен оптимизм, она же всегда думает о завтрашнем дне. К тому же слово "одежда" в японском языке синонимично со словом "радость".

Так же, как Кензо, Иссей Мияке нарушил традицию, которая предполагала, что профессия портного - женская. Иссей любил рисовать и поступил на графический факультет Токийского университета изящных искусств. С первой же дипломной коллекции он продемонстрировал свои основные принципы: простоту, позитивность, монохромность. Мияке далее работал и учился в Париже и в Америке. Он был ассистентом у Юбера Живанши и Ги Лароша, стилистом у нью-йоркского модельера Джеффри Бина. Фамилия Мияке переводится с японского как "три дома", он действительно работал и в Японии и в Париже и Нью-Йорке. В отличие от Кензо, Мияке не вдохновлялся западной одеждой, он хотел переосмыслить на новый лад традиционную японскую одежду. Это сложная тема, которая волнует и наших дизайнеров: как создать новую версию национальной одежды так, чтобы она выглядела современной и в то же время в ней ощущалось несомненное присутствие национального духа, особенности кроя и декора. И этот баланс оказывается очень непрост, либо выходят потешные маскарадные костюмы, либо несовременные театрализованные. Может быть, это происходит от того, что мы долгое время были отделены от настоящего русского костюма и закормлены его попсовыми "надя-бабкинскими " версиями. Порвалась связь времен, в попытках догнать и перегнать западную моду, мы забыли, что есть другой опыт - японский.
Мияке. 1987

Иссей Мияке в своем интервью сказал:" Вдали от дома, работая в Париже, я с трудом представлял свое место в моде и задавался вопросом:"Что я могу сделать, как европейский дизайнер ?" Тогда я понял, что мой недостаток - отсутствие европейской традиции - и есть моё главное достоинство. Я свободен от европейских представлений

Рэй Кавакубо о дизайне в мире современной моды

После долгого перерыва марка Comme des Garçons наглядно продемонстрировала свои представления о дизайне в хаотичном мире современной моды.

С того самого дня как 41 год назад Рей Кавакубо (Rei Kawakubo) основала собственный бренд под именем Comme des Garçons (что с французского переводится «как мальчики») она всегда играла по собственным правилам. Ей всегда было интересно оспаривать общепринятые стандарты красоты; она сконструировала «гибридную» одежду, пришивая левую половину одного жакета к правой части другого жакета; придумала ассиметричные платья, сшитые из собственных винтажных шарфов — и все это появилось в ее последней презентации линии женской одежды. Ее целью всегда было не столько сшить какую-нибудь одежду, сколько выразить какую-то идею.

Абстрактное видение Кавакубо, которой сейчас 68, стало источником вдохновения для целого ряда дизайнеров, от Аззедина Алайи до Джона Гальяно. Она по-прежнему работает по 12 часов семь дней в неделю и знаменита высказыванием, что стала дизайнером чтобы «заработать на жизнь». Может так оно и есть, но в любом случае Кавакубо кардинально изменила мир моды. В 90-х, когда совместные проекты в мире моды были также вероятны как попытки заставить Линду Евангелисту встать с постели меньше чем за 10 000 долларов, Кавакубо обратилась к Джуниа Ватанабе с предложением создать его собственную линию одежды под маркой Comme des Garçons. В 2004 она открыла лондонский Dover Street Market, до сих пор остающийся крайне новаторским концепт-стором. С тех пор, базирующаяся в Токио дизайнер, открыла 17 отдельных магазинов и 120 бутиков в торговых центрах по всему миру, а также совместно с H&M создала коллекцию, вызвавшую огромный ажиотаж в Японии. В марте следующего года семиэтажный Dover Street Market откроется в Гинзе, торговом районе Токио. Естественно, сама Кавакубо выступила в роли архитектора и дизайнера интерьеров. Человек пуританских нравов, как видно по ее неизменной черной униформе и короткой прическе, Кавакубо убеждена, что дизайнеру важно не переусердствовать со спецэффектами и быть проще.


Совместная коллекция Comme des Garçons и H&M

«Сегодняшняя мода не вызывает у меня восторга; я боюсь, людям уже не так нужна привлекающая внимание одежда; не много осталось моих единомышленников. Все как будто перегорели — людям нужна дешевая и простая одежда, им хочется быть как все, не выделяться. »
Р. Кавакубо

В любой бизнес модели должны учитываться все вкусы и запросы. Нам нужны базовые модели, текущие тренды и все промежуточные варианты. Однако возможность полной демократизации моды повергает меня в уныние. Продолжающаяся и расширяющаяся демократизация грозит синдромом «наименьшего общего знаменателя» — попыткой подстроиться под неприхотливые вкусы массового потребителя.

Я хочу выражать чувства — различные эмоции, которые я ощущаю в настоящий момент — гнев, надежду или что-либо еще — и делать это с разных точек зрения. Я конструирую коллекцию — и она обретает форму. Наверное, именно этот процесс люди считают концептуальным — исторические или географические мотивы не лежат в основе ни одной из моих коллекций. Моя отправная точка всегда абстрактна и разнонаправлена.


Витрина магазина Dover Street Market в Лондоне

Я никогда не считала себя художником. Все эти годы я пыталась внести в бизнес творческое начало. Это первое, единственное и по-настоящему важное решение, которое я приняла: сначала создать то, чего раньше не существовало, а затем воплотить это в продаваемую форму. Я не могу разделить свою работу дизайнера и бизнесмена — для меня это одно и то же.

Для расширения бизнеса мы должны задействовать все виды стратегий. Одним из основных направлений является поиск новых форм творчества. В сотрудничестве с H&M мне было интересно посмотреть, как будут выглядеть Comme des Garçons в форме товаров массового производства. Больше я подобным образом экспериментировать не буду, но успех коллекции был огромным; она очень понравилась нашим молодым клиентам. Джуниа Ватанабе, со своей коллекцией, работающий в рамках Comme des Garçons, является важным элементом стратегии экспансии бизнеса. От каждого совместного проекта, от каждой встречи я ожидаю синергетического эффекта, могущего возникнуть в результате совмещения моего видения и видения другого человека.

Совместные проекты бессмысленны, если строятся по формуле 1+1=2 — и не более того. Я предоставляю Джуниа и Тао (Курихара, также являющегося дизайнером в Comme des Garçons) полную свободу действий при создании их собственных коллекций. Результаты я вижу только в день показа. Но в их работе обязательно присутствуют ценности нашей марки. Без доверия ничего бы не получилось.
Смысл существования Comme des Garçons заключается в том чтобы находить новые способы делать что-то: не только шить одежду, но и придумывать новые стратегии, как с открытием Dover Street Market или Trading Museum — гибрида музея и магазина в Токио, или Good Design Shop — последний проект Comme des Garçons совместно с японским дизайнером предметов домашнего обихода Кенмеем Нагаокой (Kenmei Nagaoka), а также сеть «подпольных» магазинов. Основной идеей при создании Dover Street Market была возможность собрать в одном месте вещи различных брендов, чтобы из хаоса возникла синергия, и каждый бренд проявился ярче.


Мужской корнер в лондонском магазине Dover Street Market

Мы планируем открыть несколько магазинов Dover Street Market в разных странах. Они уже есть в Лондоне и Пекине, в марте открывается Dover Street Market Ginza в Токио. Надеемся открыть один магазин и в Америке. Смысл проекта — заместить упорядоченным хаосом Dover Street Market хаос, существующий в моде в настоящее время. За последние пять лет, с помощью партнеров не из мира моды мы открыли 37 «подпольных» магазинов в заброшенных и бесхозных помещениях. Это совершенно новый подход к розничной торговле: мы сотрудничаем с людьми, далекими от моды, магазин открывается только на год и сумма денег на его обустройство ограничена. А как растут продажи — при том, что мы всего лишь распродаем остатки, которые и так бы лежали на складе!

Сегодняшняя мода не вызывает у меня восторга; я боюсь, людям уже не так нужна привлекающая внимание одежда; не много осталось моих единомышленников. Все как будто перегорели — людям нужна дешевая и простая одежда, им хочется быть как все, не выделяться. Огонь творчества угасает; энтузиазм, страстное желание перемен и желание разрушить существующий статус кво ослабевает. Радует то, что в мире моды по-прежнему есть те, кто не боятся дурачиться, делать глупости, одевать знаменитостей. Я обожаю творчество, потому что без творчества нет развития.

Работать, когда твоей целью является поиск чего-то нового, трудно. Всегда было трудно. Создать что-то, что вызовет у людей чувства невероятно сложно. Ощущаешь огромное давление — но зато следуешь своей цели.

Ты примеряешь моду на себя, пропускаешь через себя — и в ней появляется смысл. В отличие от произведения искусства, у предмета одежды не может отсутствовать практическое предназначение — в такой одежде нет смысла. Мода — это то, что люди хотят покупать сейчас, носить сейчас, сегодня. Мода — это то, что правильно и хорошо сейчас.

По материалам: The Wall Street Journal

Рей Кавакубо | Коллекции LACMA

«Метрополис II» Криса Бёрдена - это интенсивная кинетическая скульптура, смоделированная по образцу фа…

Представлена ​​в первоначальном кампусе Института искусств Отис, где Чарльз Уайт был…

С 1980-х годов современные китайские художники поддерживали интимные отношения…

Бети Саар (род. 1926, Лос-Анджелес) - одна из самых талантливых художников своего поколения…

Совместно организована Художественным музеем округа Лос-Анджелес и Музеем Уитни в…

Beyond Line: The Art of Корейская письменность станет первой выставкой, проводимой за пределами…

Работы До Хо Су вызывают физическое проявление памяти, исследуя идеи…

Возможно, самая доминирующая форма искусства за последние 100 лет, фильм имеет важное…

Вторник.

Наслаждайтесь более 100 концертами в год! На концертах выступают ведущие международные и местные…

Искусство и музыка, Джаз в LACMA, Latin Sounds, Sundays Live

Рисование, гравюра, коллаж и многое другое - и все это не выходя из дома!…

Random International's Rain Room ( 2012) - это захватывающая среда вечного…

Rain Room

Типографика лежит в основе визуальной коммуникации.Выбор, организация,…

Первый крупный проект по искусству Фиджи, который будет представлен в Соединенном Королевстве…

Немногие художники в истории Китая оказались столь же загадочными, как великий династ Мин…

Руфино Тамайо (1899–1991) ) был ведущим мексиканским художником 20-го века, который…

С февраля 2017 года по январь 2019 года нью-йоркскую художницу Веру Люттер пригласили…

Йошитомо Нара - один из самых любимых японских художников своего поколения. Его…

На выставке LACMA впервые за почти 20 лет, медленно вращающееся повествование…

Современная коллекция LACMA будет перемещена из здания Ахмансона в…

Группа приобретений LACMA и члены Художественного совета разделяют глубокую близость для…

Художественные советы, группы приобретения, Искусство Ближнего Востока: СОВРЕМЕННОЕ, Азиатский совет по искусству, Совет по костюмам, Совет по декоративному искусству и дизайну, LENS: Совет по фотографии, Совет по современному и современному искусству, Совет по гравюрам и рисункам

на страницу вакансий Художественного музея округа Лос-Анджелес.Чтобы увидеть…

Работа, карьера, стажировка, волонтер

Присоединяйтесь к музейным педагогам, художникам, кураторам и экспертам на виртуальных беседах с художниками…

Создавайте + сотрудничайте

Узнай, прежде чем идти, COVID-19, закрытие

Лучита Уртадо: «Я живу, я умру, я переродлюсь» представляет первое исследование карьеры…

Рей Кавакубо | Биография модельера

Рей Кавакубо, родившаяся 11 сентября 967 года 9 сентября 1942 года, является модельером из Токио, Япония, и создателем модели Comme des Garçons .

Она не получила степени в области дизайна одежды, но изучала литературу и искусство в Университете Кейо . После окончания учебы она работала в текстильной фирме, а также занималась внештатным стилем в 1967 году. Позже она основала свою собственную компанию и открыла свой первый модный магазин в 1975 году. Ее бренд начинался с женской одежды, а через три года она представила мужскую одежду как хорошо. Вскоре она начала представлять свои коллекции на различных сезонных показах в Париже, а к 1982 году открыла бутик в городе Эйфелева башня.

Comme des Garçons славится своей строгой, анти-модной и порой деконструированной одеждой. В 80-е годы Рей изготавливала одежду преимущественно белого, серого и черного цветов. Ткани были драпированными и потрепанными, с грубыми краями и асимметричными формами. Впоследствии в цветовой палитре ее работ появилось больше оттенков.

Рей не только занимается креативным отделом своего бизнеса, но и занимается другими аспектами, помимо аксессуаров и одежды.Она также проявляет большой интерес к интерьерам своих магазинов, рекламе и продвижению своего лейбла, а также к графическому дизайну.

В 1996 году она работала приглашенным редактором для журнала Visionaire . В интервью изданию Women’s Wear Daily дизайнер сказала СМИ, что хотя люди считают ее иконой моды, она не представляет себя такой. Она не считает себя особенной и часто с трудом определяет себя.

Ее работа вдохновила многих других дизайнеров, таких как Helmut Lang, Ann Demeulemeester и Martin Margiela .Кроме того, она является членом Chambre Syndicale du Prêt-à-Porter .

Более того, ей принадлежат многие другие линии, такие как Play Comme des Garçons, Comme Des Garcons для H&M, Tricot Comme des Garçons, Comme des Garçons Homme Plus Evergreen и некоторые другие коллекции.

По словам Рей Кавакубо, создание новых идей важно, так как оно ведет дело вперед. Если ничего оригинального не производится, то прогресс

Rei Kawakubo - purple MAGAZINE

Рей Кавакубо

Фиолетовое платье с пайетками и длинные перчатки COMME DES GARÇONS

империя интуиции
Женская коллекция Comme Des Garçons осень / зима 2012-13

сфотографировано ПАОЛО РОВЕРСИ
стиль ШЕЙЛА СИНГЛ
интервью ОЛИВЬЕ ЗАХМ

OLIVIER ZAHM - Ваша последняя коллекция - шедевр и одна из лучших коллекций сезона осень / зима 2012.Что было отправной точкой?
REI KAWAKUBO - Я начал с того же желания сделать то, чего раньше не существовало. У меня возникла идея попробовать проектировать без проектирования, используя самые простые техники. Я работал над темой двух измерений. Часто самое простое - самое сложное, но самое мощное.

OLIVIER ZAHM - Вы основали свою компанию в 1968 году. Вы работали над этим более 40 лет. Как это возможно, что вы продолжаете оставаться креативным и можете удивлять публику каждый сезон и даже своих поклонников? В чем твой секрет?
REI KAWAKUBO - Это просто непрерывная повседневная работа, в которой всегда что-то ищут.

Жакет и юбка из шерсти и вискозы с принтом и черные туфли из воловьей кожи COMME DES GARÇONS

OLIVIER ZAHM - Вначале ваша мода описывалась как мрачная деконструкция моды. Что спровоцировало изменение за последние несколько лет в сторону новой архитектуры одежды и красочной, даже игривой эстетики?
REI KAWAKUBO - Всегда есть эволюция, и когда черный уже не стал чем-то новым, я стал искать что-то новое.

OLIVIER ZAHM - Почему вы, как дизайнер, так сдержанны, часто отказываетесь от интервью и избегаете публичных выступлений и поклонов в конце выступления? С самого начала вы придерживались этой сдержанной позиции, которой нет ни у одного дизайнера, кроме Маржелы.Как вы с самого начала определились с этой позицией?
РЕЙ КАВАКУБО - Нечего было решать. Comme des Garçons - это работа.

OLIVIER ZAHM - Вашу коллекцию часто описывают как довольно строгую и пуританскую. Но я всегда нахожу их весьма чувственными и женственными, воспевающими тайну женщины. Эта чувственность проистекает из японского влияния?
РЕЙ КАВАКУБО - Я родился в Японии случайно.

OLIVIER ZAHM - Что, по вашему мнению, сообщает о себе женщина, нося Comme des Garçons?
REI KAWAKUBO - Я рада, когда женщина, которая носит Comme des Garçons, чувствует себя прогрессивной и перспективной и черпает энергию из одежды.

Жакет и юбка из розового полиэстера с обувью из яловой кожи черного цвета COMME DES GARÇONS

OLIVIER ZAHM - Как вы пришли к идее Dover Street Market, мультибрендового магазина модной одежды - сначала в Лондоне, затем в Гиндзе, а завтра в Нью-Йорке - под эгидой бренда Comme des Garçons?
REI KAWAKUBO - Я проектирую компанию так, чтобы это была не только одежда, но и печатная продукция, интерьеры магазинов и стратегия розничной торговли. Когда пришло время открывать новый магазин Comme des Garçons в Лондоне, у нас возникла идея разделить пространство с другими людьми с видением хаотической, свободной и синергетической среды, такой как рынок.

OLIVIER ZAHM - Как в целом вы выбираете места для магазинов Dover Street Market или всплывающих окон? Вы следите за сообществом художников?
REI KAWAKUBO - Мы ни за кем не следим. Мы просто стараемся найти нужное место в нужное время в нужном городе. Это действительно инстинктивный и случайный процесс.

OLIVIER ZAHM - Когда и где откроется рынок New York Dover Street Market? Почему вы выбрали точное место в Нью-Йорке?
REI KAWAKUBO - Мы пока не можем сказать, так как договор аренды не подписан.Он будет в совершенно новом районе Нью-Йорка.

OLIVIER ZAHM - Как вы выбираете архитекторов для своих магазинов?
REI KAWAKUBO - Некоторое время мы не работали с архитекторами. Сейчас я проектирую все магазины. Я работаю с нашей строительной компанией, которая переводит все проекты.

OLIVIER ZAHM - Участвуете ли вы лично в отборе дизайнеров, которые продаются на рынках Дувр-стрит?
REI KAWAKUBO - Я многое оставляю командам, но каждый новый бренд проверяется мной.Я думаю, что сила Dover Street Market в том, что мой взгляд все не упускает. Нам нравится работать с дизайнерами, у которых есть что сказать, у которых есть собственное видение.

Плащ из шерсти и вискозы с принтом и туфли из яловой кожи черного цвета COMME DES GARÇONS

OLIVIER ZAHM - Теперь Comme des Garçons - это собственная группа, в которую входят новые дизайнеры. После Ватанабэ вы запустили Tao, а теперь Ganryu для уличной моды. Все эти три имени являются вашими бывшими творческими сотрудниками.Может ли Comme des Garçons прикоснуться к разным демографическим группам, возрастам и поколениям, не используя название Comme des Garçons? Или для вас это способ поддержать молодые таланты? Или и то, и другое?
REI KAWAKUBO - В рамках разработки компании я создаю всевозможные этикетки для развития компании. Джунья Ватанабэ и Ганрю являются частью этого, как и Play, духи, кошельки и т. Д.

OLIVIER ZAHM - За годы работы вы доказали, что вы очень креативный дизайнер одежды и дальновидная бизнес-леди.Более того, для нас вы настоящий художник, использующий тело как средство: духи на коже, силуэты на теле, а также создание показа мод как эмоционального переживания. Вы когда-нибудь думали о том, чтобы сделать выставку своего искусства или проявить свое творчество вне моды?
REI KAWAKUBO - Моя цель - не создавать искусство. Но бизнесу тоже нужно творчество и что-то новое. Без творения нет прогресса.

OLIVIER ZAHM - Для журнального сообщества ваш журнал SIX 80-х стал культовым.Почему ты перестал этим заниматься?
REI KAWAKUBO - Всегда хорошо остановить что-то на высоте, прежде чем оно станет тонким.

Пурпурная фетровая куртка и брюки из полиэстера в сочетании с обувью из яловой кожи черного цвета COMME DES GARÇONS

OLIVIER ZAHM - Небольшая публикация, которую вы сейчас рассылаете всем контактам Comme des Garçons для передачи информации о бренде, всегда связана с художником. Как их выбрать? Являются ли они в каком-то смысле источником вдохновения для коллекции сезона? Как вы решили работать с Рене Бурри?
REI KAWAKUBO - В последние годы я решил рассказать историю года с помощью самых разных художников, чтобы передать ценности Comme des Garçons.Мы работали с художником Мондонго, командой режиссеров Brothers Quay, художником-концептуалистом Ай Вэйвэем, художниками-графиками Assume Vivid Astro Focus, а теперь и с фотографом Рене Бурри. Благодаря синергии их работы с моей и благодаря их полному доверию ко мне, мы можем рассказывать сильную непрерывную историю в течение года.

.

Добавить комментарий

*
*

Необходимые поля отмечены*