Модерн в архитектуре: Модерн — Архитектурные стили — Дизайн и архитектура растут здесь

Содержание

Модерн — Архитектурные стили — Дизайн и архитектура растут здесь

 

Модерн в искусстве, архитектуре и интерьере

Стиль модерн зародился в обществе XIX века, как новая свежая волна взглядов устремленных в будущее. 90-е годы характеризовались усталостью от потускневшего неоклассицизма и желанием новых креативных форм воплощенных в искусстве и архитектуре. На этой благодатной почве, и стали прорастать семена совершенно незнакомого, оригинального стиля.

Во Франции, таких творцов называли «ар нуво», что в переводе значит «новое искусство, в Германии их ассоциировали с молодостью, что в переводе на немецкий означает «югендстиль». Ну, а у нас в России, креативное веяние нарекли французским понятием «модерн», что в переводе означает «современный».

Модерн можно отнести к направлению в архитектуре и искусстве, которое характеризуется отказом от геометрической прямолинейности и воплощением творческих идей в проектах, с естественными природными мотивами.

Чтобы понять истинный характер модерна следует обратиться к его корням. Надо отметить, что деятели новейшего направления отрицали какое-либо родство с прошлым, позиционируя себя, создателями небывалого доселе искусства. Но, молодым нужен был источник вдохновения. И, как бы не отрицали это модернисты, в основе их стиля часто наблюдались знакомые исторические символы. На этапе становления, в произведениях заметно влияние готики, позже в модернизме слышится отзвук крито-микенской культуры, а в некоторых работах и итальянского маньеризма. 

Да, творчество художников будущего, не обошлось без пережитков прошлого, но черпая из дней минувших какие-то элементы, модернисты могли синтезировать их в совершенно похорошевшие образы. Заимствованные идеи, перерождались и представлялись в необычном оригинальном, новом виде искусства. 

Стиль модерн в архитектуре

Особенно ярко модернистское направление проявилось в архитектуре. Примером необычного строения является детище Эктора Гимара. Французский архитектор, воплотил свои идеи в оформлении одной из станций французского метро. Необыкновенная оригинальность стиля поразила полным отсутствием симметрии и параллельности. Изысканные, вьющиеся формы, близкие к тем, что творит сама природа нашли свое гениальное воплощение в наземных строениях и привнесли в становление модерна весомый вклад.

Также, надо отметить работы бельгийского архитектора Виктора Орта. Его здания в стиле модерн подчинены единому характеру и легко узнаваемы. Образы сооружений проработаны детально и ни одна из мелочей не ускользает от общей стилистики.

Дома в стиле модерн прекрасно вписываются в ландшафт. И это очевидно на примере гениального архитектора Антони Гауди. Смотря на реализованные проекты автора, трудно поверить, что их создал человек, а не природа.

Еще один архитектор, Хенри ван де Велде также воплотил идеи модерна. Правда здесь новый стиль предстал во внутреннем убранстве помещения. Хенри создал дизайн собственного дома в едином характере, причем оттенки модерна коснулись здесь и посуды и мебели и даже, домашней одежды его супруги.

Модерн в декоре, графике и живописи

Декоративно-прикладное искусство тоже стало областью реализации нового веяния. Модернисты создавали не только красивые, но еще и функциональные вещи. Здесь новое искусство стали называть «искусством для всех», ведь материал для его воплощения брался самый доступный: бетон, стекло и металл.

Модерн в живописи не просто проявился, он ворвался в творческие умы, создав руками гениев непревзойденные произведения. Густав Климт, один из величайших представителей нового течения. Такие работы, как «Музыка», «Роковая женщина», «Юдифь» кричат о страданиях человека, его порочности и животной сути. Каждая работа художника является частью общего стиля, не вырываясь из характерной особенности исполнения, в которой гармонично сочетаются объем пространства, нежный колорит и золото фона.

Добрался модерн и до искусства графики. Никогда еще не было столько творческого проявления в оформлении афиш, рекламных буклетов и книг. Талантливейшие художники создавали уникальные графические произведения в которых сливались резкие линии, удивительные ракурсы героев, яркие цвета и необычность форм, контраст и орнаментальность фигур.

Модерн в интерьере

В наши дни Ар-нуво стиль успешно воплощается, главным образом, в интерьерных решениях. Более того он стал излюбленным выбором многих приверженцев практичного и функционального дизайна.

Модернистские идеи в оформлении помещения могут быть безграничны, но все они должны подчиняться единому характеру: плавностью линий и природным естественным элементам. Дизайнеры ценят Еловый стиль еще и за простоту, ведь здесь порой достаточно одного элемента с нужным смысловым оттенком, чтобы пространство зазвучало нужными стилистическими нотами.

Проекты в стиле модерн оппонируют прямым линиям и классическим формам. В них на первый план выходят извилистость, благодаря которой грань между предметами малозаметна или совсем невидна.

Современный стиль модерн универсален и может применяться как в строгом характере гостиной, так и в спокойной сущности спальни.

Гостиная в стиле модерн

Ар-нуво в гостиной — это шик, простор и комфорт. Мягкие и нежные цветовые оттенки, дерево, гипс, хрусталь и стеклянная мозаика подарят убранству комнаты утонченный характер и оригинальность. Выбирая цвет для гостиной ар-нуво, нужно отдать предпочтение бледно-зеленому, небесно-голубому, лиловому и пыльной розе. Природная палитра и естественные изогнутые линии — важное правило в создании этого дизайна. Яркой модернистской нотой будут звучать потолок, стены или пол украшенные флористическим рисунком.

Техника, как правило, вписывается в интерьер гармонично, но в отличии от стиля Хай тек, здесь она не выходит на передний план.

Мебель в стиле модерн должна быть легкой и функциональной. Идеальным вариантом будет корпусная мебель, с матовым или цветным остеклением витража, а также изящной фурнитурой.

Мягкая мебель отличается изящными ножками и утонченным текстилем в виде шелка, атласа или кожи.

Спальня в стиле модерн

Оттенки спальни могут быть более темными и приглушенными. Осенняя палитра с использованием золотых элементов Климта -вот верное решение спальни в стиле ар-нуво. Впрочем, современные дизайнеры не придерживаются жестких правил и исполняют модерн в той интерпретации, какой видят её сами.

Характерными чертами является свободная планировка, разные уровни потолка и пола и художественные орнаменты.

Мебель для спальни используется обычная. Это кровать, шкаф, туалетный столик. Пожелания к исполнению все те же: изогнутые линии, плавные переходы, растительная отделка. 

Кухня в стиле модерн

Как бы не была оформлена кухня она всегда должна быть функциональной, комфортной и оригинальной. Все эти требования выполняет модерн. Цветовая гамма, мебель, техника и текстиль подбираются так, чтобы они соответствовали принципам практичности и минимализма.

Ар-нуво подходит как для малогабаритных, так и для просторных кухонь. Здесь важным является способ расположения мебели. Для больших комнат рекомендуется расстановка по островному принципу, для маленьких буквой Г.

Фасады мебели выбираются блестящие и гладкие, изогнутых округлых форм.

В выборе материалов для пола нет четких правил. Для отделки подойдут плитка, линолеум и дерево. 

Обои, керамическая плитка и декоративная штукатурка — идеальные решения для стен кухни данного стиля.

Что касаемо техники, она непременно должна присутствовать, в том количестве, какое необходимо хозяйке. Единственная рекомендация для техники кухонь ар-нуво — встраиваемость. 

На пороге зарождения, стиль модерн заявил о себе громко, выкрикивая о собственной самобытности и новизне. Такой взлет мог бы закончиться небывалым провалом, но модернисты доказали его сильный характер, общность и интернациональность. Яркие представители данного течения подарили миру ценнейшие произведения, пропитанные уникальным и легким характером исполнения. По сей день работы архитекторов, дизайнеров и художников радуют своими решениями. Практичность и уникальность, универсальность и функциональность — вот то, за что модерн пришелся по-вкусу миллионам.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Стиль модерн в архитектуре

Национальный театр Хельсинки (Suomen Kansallisteatteri) — пример финского модерна в архитектуре – «югенд». Архитектор Тарьянне –Тёрнквист (TARJANNE –TÖRNQVIST. 1864–1946 гг.)  1902 г.

Стиль модерн возник в европейской культуре в конце 19 века, и хотя был в моде всего несколько десятилетий, оставил заметный след в искусстве и архитектуре. В основе стиля модерн в архитектуре – стремление изменить взгляд на эстетику зодчества, противопоставление нового подхода эклектике в искусстве. Этот стиль требовал оригинального творческого подхода, профессионализма в разных сферах: архитектуре, скульптуре, живописи. Развитие модерна было прервано Первой мировой войной. Объединив мотивы Запада и Востока, элементы средневековья и исторических стилей, модерн был далек от эклектики, создав новые подходы к зодчеству. Основная философия стиля – использование различных композиционных приемов, подчиняющих сооружение одной идее.

Стиль модерн в разных странах

Модерн в архитектуре и других видах искусства в каждой стране получил собственное наименование. Во Франции, Бельгии, Голландии, Англии, США его называли «ар нуво» («новое искусство»), в Германии, Швеции, Финляндии он именовался «югендштилем», в Италии – «либерти», в Австрии и Польше – «сецессион», в России – «модерн».

Бельгия

Стиль модерн зародился в Бельгии. Бельгийца Виктора Орта (Victor Horta, 1861 —1947 гг.) считают родоначальником модерна. Именно он первым применил в архитектуре линию, названную «удар бича», ставшую эмблемой стиля и используемую в самых разных элементах архитектуры. Орт предложил использование большого количество стекла в сочетании с металлом, придавая фасадам и интерьерам декоративную выразительность. В 1901 г. в Брюсселе Орта построил магазин «Инновасион». Знамениты его особняки Эйтвельд и Сольвейг, дом Тасселя.

Особняк профессора Брюссельского университета Эмиля Тасселя. Архитектор В. Орт. 1892-1893 гг.

Франция

Стиль получил свое название «ар-нуво» благодаря одноименному парижскому салону, который открылся в 1895 г. Одним из первых представителей архитектурного стиля модерн во Франции был Гектор Гимар (Hector Guimard. 1867—1942гг.) В 1899 г. он начал строительство станций парижского метрополитена, благодаря чему этот стиль называли также «стилем метро». Одним из образцов французского архитектурного стиля модерн стал магазин «Самаритэн».

Магазин «Самаритэн». Архитектор Ф. Журдэн. Париж. 1905 г.

Англия

Исследователи указывают на наличие элементов модерна в Вестминстерском соборе архитектора Джона Бентли (John Bentley. 1839-1902 гг.). В его декоре присутствуют изогнутые линии, объединение разных мотивов в единое целое.

Вестминстерский собор. Архитектор Джон Бентли. строительство с 1895 г.

Австрия

В Вене в стиле модерн работал Отто Вагнер (Otto Wagner. 1841 -1918 гг.)- руководитель кафедры архитектуры в Академии пластических искусств. Свои идеи он воплотил при строительстве Венского метрополитена. Последователи архитектора О. Вагнера в архитектурном стиле модерн в 1900-1910-х гг. вместо изогнутых линий использовали прямые линии и углы, популярна была также шахматная сетка. Благодаря такому пристрастию австрийского архитектора И. Хоффманна (1870-1956 гг.) называли «квадратным Хоффманном». Образцом модерна Хоффмана является дом банкира Пале Стокле (1905—1911 гг.) в Брюсселе.

Дом банкира Пале Стокле в стиле модерн. Архитектор И. Хоффманн. Брюссель. 1905—1911 гг.

Германия

В Германии архитектурный стиль модерн получил свое название «югендстиль» благодаря журналу «Югенд», объединившего последователей этого стиля. Образцом немецкого направления стиля модерн считается фотоателье «Эльвира» (1897-1898гг. архитектор Август Эндель — August Endell, 1871 -1925 гг.) Архитектор Таут Бруно (Bruno Julius Florian Taut. 1880 – 1938 гг.) создал павильоны в стиле модерн.

umi-cms.ru/TR/umi»>

Проект «Стеклянного павильона» на выставке «Немецкого Веркбунда» в Кельне. Архитектор Таут Бруно. 1914 г.

Немецкий Веркбунд (Deutscher Werkbund) — Немецкий производственный союз, архитекторов и представителей декоративного искусства, промышленников. Основан в Мюнхене в 1907 г.

Другой немецкий архитектор Ганс Пельциг (Hans Poelzig. 1869-1936 гг.) создал «экспрессивное» течение архитектурного стиля модерн. Примерами могут служить офисное здание в Бреслау (1911г.), химическая фабрика в г. Любань-Шлёнски, Польша, 1911—1912гг., перекрытия в виде сталактитов в Большом театре в Берлине, оригинальный потолок в берлинском кинотеатре «Капитоль», универмаг во Вроцлаве.

Универмаг в городе Вроцлав. Архитектор Ганс Пельциг. 1912 г.

Испания

Вершиной фантасмагории и волшебства сочетаний сложных конструкций и форм модерна в архитектуре достиг в своем творчестве испанец А.

Гауди (Антонио Гауди-и-Корнет. Antoni Plаcid Guillem Gaudí i Cornet. 1852- 1926 гг.). При создании сооружений архитектор создавал макеты, чтобы воспроизвести и рассчитать нагрузки на опорные элементы конструкций будущих строений. Подход к архитектуре у А. Гауди настолько необычен, что это направление стиля даже получило название «антониогаунд». Наиболее знаменитое его творение, которое он не успел завершить при жизни, это храм Саграда Фамилия (Святое семейство). Гауди спроектировал и построил сказочный парк Гуэли, дом Каса Мила («Ла Педрера»), похожий на скалу, Касса Батльо – частный дом, созданный по мотивам барселонских легенд.

Саграда Фамилия. Архитектор А.Гауди. Барселона. Испания. Начало строительства 1882 г.

В 90-е годы 19 века сформироваться «каталонский модерн» в архитектуре. Его представитель Л. Доменек-и-Монтанер (Luis Domenech I Montaner, 1850-1923гг.) — автор Дворца каталонской музыки в Барселоне.

Дворец каталонской музыки в Барселоне. Архитектор Л. Доменек-и-Монтанер 1906—1908гг.

В Италии стиль модерн в архитектуре — «стиль либерти» — отличался обилием декоративных деталей. Типичным сооружением в этом стиле был Дворец коммуны (Palazzo del Comune) 1911-1932 гг. Автор — Раймондо д’ Аронко (d’ Aronko.1857 – 1932 гг.)

Дворец коммуны (Palazzo del Comune). Архитектор Раймондо д’  Аронко. Удине. Италия. 1911-1932 гг.

Северный модерн

Направление стиля модерн в архитектуре — северный модерн –– было развито в Финляндии, Швеции и в Петербурге. В стиле модерн представляло свои разработки архитектурное бюро «Gesellius-Lindgren-Saarinen» (его создал Элиэль Сааринен и компаньоны). Образцом направления может служить дом Тальберга.

Модерн в архитектуре стран Восточной Европы

В Восточной Европе стиль модерн в архитектуре получил свое развитие в 90-е гг. 19 в., а расцвет пришелся на начало 20 в. В Чехии успешно работал последователь Отто Вагнера — Я. Котера. (Jan Kotěra, профессор пражской Академии художеств. 1871-1923 гг.)

Общественный дом в Простеёве. архитектор  Я. Котера. 1905 – 1907 гг.

Стиль модерн в Северной Америке

В Северной Америке основным пропагандистом модерна была Чикагская школа с архитектором Салливеном. В этом стиле строил и другой чикагский архитектор — Д. Бернэм.

Универсальный магазин Карсон, Пири и Скотта. архитектор Л.Салливен. Чикаго. 1899 г.

Архитектурный стиль модерн соединил в себе пластичные формы фасадов и планов, живопись и декор. В современном строительстве частных коттеджей нередко используются мотивы стиля модерн, что делает сооружение запоминающимся и оригинальным. Например, как Дом с овальными окнами.

Дом с овальными окнами

Автор текста: М. Костин

Архитектура в стиле модерн — HousesDesign

Добавить в избранное

Модерн – это совокупность попыток создать целостный, противостоящий эклектике, стиль. Вместо исторических образцов, на которые опирались предшествующие архитектурные направления, модерн берет за основу органические природные мотивы. Особенно ярко он проявил себя в архитектуре частных построек, а также вокзалов, банков, бирж.

Модерн возвышает живую архитектуру, которая опирается на принципы, по которым живет вся природа. Этот причудливый стиль отказывается от симметрии, ведь правая половина любого дерева всегда отличается от левой, поэтому все здания, построенные в эпоху модерна, ассиметричны.

Также отличительной особенностью архитектуры в стиле модерн является отказ от прямых углов и контуров. Вместо законченных очертаний – бесконечно длящаяся линия, вместо определенных форм – аморфность, растекающиеся массы.

Здание, построенное в стиле модерн, должно смотреться незавершенным, растущим вверх. Это достигается за счет использования криволинейных форм, а также всевозможных элементов, которые проходят через все строение и уходят вверх: колонны, пилястры.

Модерн очень любит растительный орнамент. Большое влияние на использование природных мотивов оказало бурное развитие биологии и небывалые успехи в строительной технике. Научная работа немецкого биолога Эрнста Геккеля вдохновила архитекторов на создание новых форм, а изобретение железобетона позволило воплотить все их замыслы в жизнь.

В зданиях этого стиля конструктивные и декоративные элементы сливаются воедино и плавно перетекают друг в друга. Внешнему оформлению здания уделялось очень большое внимание, именно поэтому здесь каждая лестница, балкон или дверь художественно обрабатывались.

Фасады зданий имеют округлые, иногда фантастически выгнутые контуры проемов, отличаются причудливыми решетками и глазурованной керамикой. Очень часто фасад напоминает живой организм, передающий природные формы и свободное выражение творчества самого архитектора.

Отцом-основателем модерна является бельгийский архитектор Виктор Орта, который применял новые для того времени материалы (стекло и конструкции из металла). Он привносил в свои работы невероятные формы, имеющие схожесть с растительными и природными мотивами. Известные здания, возведенные этим архитектором: особняк Тасселя, дом Отрика, особняк Сольве, а также его собственный дом, который сейчас является музеем.

Во Франции человеком, утвердившим стиль модерн (ар-нуво), был архитектор Эктор Гимар, по чьим проектам было сооружено большое количество наземных павильонов парижских станций метро. После своего путешествия в Бельгию Гимар построил замок Кастель Беранже, где он сам долгое время проживал на первом этаже.

Ярким и самым известным представителем модерна, который творил в причудливых фантастических формах, является испанский архитектор Антонио Гауди. Ему принадлежит невероятное количество строений, многие из которых и по сей день стоят в Барселоне. Самые известные: дворец Гуэля, дом Мила, дом Бальо.

Ну и, безусловно, нельзя не упомянуть последний шедевр Гауди – бессмертный собор Саграда Фамилия, который стал истинным воплощением его таланта.

Автор: Елена Эллер

Стиль модерн в архитектуре

16.08.2019

1494

Время чтения: 5 минут

Зарождение стиля модерн

Стиль модерн зародился во второй половине XIX-ого века и был популярен вплоть до Первой Мировой Войны. Стиль ставил перед собой цель: разрушить устаревшие принципы и создать новые формы в архитектуре. Стиль обрел достаточно большую популярность, но после войны он утратил свою актуальность в пользу новых, более прогрессивных стилей.

История стиля модерн

Родиной стилей принято считать Францию. После эпохи пафосного барокко, рококо было принято решение найти новый стиль. Главной идеей модерна стал отказ от симметрии. Все стили до этого были строго симметричными, несмотря на внешнюю сложность. Стиль включал в себя много растительных мотивов. Природа в этом стиле выдвигалась на первый план и все вдохновение черпалось из нее.

Отличительной особенность модерна перед своими современниками было использование плавных линий. Все стили уходили в строгость и симметричность, когда модерн решил отказаться от этого. Модерн ставил главной целью сохранение эстетичность интерьера с максимальной функциональностью. Все конструкции в таком интерьере, такие как лестницы, столбы, двери приукрашались и вписывались в общий дизайн.

Индустриализация также наложила серьезный отпечаток на этот стиль. Появилось большое количество декоративных элементов из стали, бетона и стекла. Например, в стиле модерна часто можно было увидеть кованые перилла, изображающие листья или лозу. Новые материалы сделали возможным возведение зданий с большим количеством этажей. Самым харизматичным примером модерна называют Эйфелеву башню в Париже. Строение, которое ненавидели парижане и считали самым уродливым, со временем стала одним из самых узнаваемых достопримечательностей.

Кроме Парижа, культура модернизма стала популярна в Барселоне. Одним из идеологов этого стиля стал Антонио Гауди. Архитектор в своих проектах совмещал все принципы модернизма. Самым знаменитым проектом Гауди является Саграда-Фамилия. Здание, строительство которого продолжается по наши дни, является одним из самых известных модернистских построек. Высота здания должна достигнуть более 170 метров. Вся базилика состоит из бетона и природного камня. Такие материалы были выбраны для «природности» всей постройки.

В наши дни дома в стиле модерн распространены почти по всему миру. Интерес к этому стилю появился недавно, с модой на старые стили. Людям нравится данный стиль, так как он совмещает в себе, как и классические элементы, так и современные мотивы. Современный модерн наследует признаки из классического модерна. Отсутствие плавных прямых линий, большие панорамные окна, двух-трехэтажные дома – все это типичный современный дом в стиле модерн.

Для дома в стиле модерн кроме внешнего фасада очень важно воссоздать правильный интерьер. Интерьер в стиле модерн должен обязательно состоять из природных материалов. Важно, чтобы присутствовало дерево, желательно с минимальной обработкой и ярко выделенной фактурой. Мебель, также, как и все в стиле модерн, должна избегать строгих линий и симметрии. Обои в подобном интерьере практически никогда не используются, их заменяет краска. Важным элементом является стекло. Стекло должно присутствовать везде. Стеклянные шкафчики, стеклянные элементы декора прекрасно дополнят интерьер в стиле модерн. С металлическими элементами лучше не перебарщивать, они должны присутствовать, однако акцент на них делать не стоит.

Услуги наших дизайнеров

Создание дома в стиле модерн сложный и трудоёмкий процесс. Он требует повышенного внимания к мелким деталям. Только дизайнер, обладающий многолетним опытом, сможет воссоздать такой интересный стиль. В модерне важен каждый аспект, от материала внешней отделки, до мелких деталей в интерьере. Если вы не хотите потратить лишнего времени и средств – вам лучше всего обратиться к услугам дизайнером.

Резюме

Стиль модерн является очень интересным решением для загородного дома. Он совмещает в себе много интересных решений, которые подойдут каждому. Стиль подойдет любителем классики, а также людям, которые приветствуются современные технологии. Такое уникальное сочетание и делает модерн настолько популярным. Вы можете посмотреть наши проекты домов в данном стиле.


Модерн в архитектуре — АРХИТЕКТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ — LiveJournal

Русский модерн


«Дом книги» в Санкт-Петербурге


Дом Зингера («Дом книги») — здание на Невском проспекте, 28 в Санкт-Петербурге, памятник архитектуры федерального значения, находится в государственной собственности.
Семиэтажное здание в стиле модерн, площадью около 7000 м2 было построено в 1902—1904 по проекту архитектора Павла Сюзора для «Мануфактурной компании Зингер». Проект был новаторским и по техническому исполнению, и по стилю, и по назначению. Руководство компании «Зингер», производящей швейные машины, хотело построить небоскрёб, подобный тому, что в это время строился компанией в Нью-Йорке: многоэтажное здание со множеством офисов. Однако здания в центре Санкт-Петербурга не могли превышать 22 метров. Архитектор блестяще разрешил это противоречие: над шестью этажами с мансардой он возвел изящную башню, увенчанную стеклянным глобусом. Именно эта, устремлённая ввысь башня, и создаёт впечатление «небоскрёба», но при этом, благодаря своей лёгкости, не затмевает куполов Казанского Собора и Спаса на крови, возвышающихся над Невским проспектом.
Другое, чисто техническое, сходство с небоскрёбом: это первое здание в России, в котором был применён металлический каркас. Новыми в архитектуре Санкт-Петербурга были также атриумы: крытые стеклянной крышей внутренние дворы. Здание было оснащено самыми передовыми технологиями того времени, начиная от лифтов и заканчивая автоматической очисткой крыш от снега.
Но больше всего поражал современников стиль здания. Шестидесятилетний архитектор не побоялся оформить дом в новом стиле модерн. В отделке используются текучие, «органические» линии, интерьер украшен растительным орнаментом из кованой бронзы. На фасаде установлены скульптуры А. Г. Адамсона, символизирующие прогресс и швейную индустрию, основной профиль компании «Зингер». Дом Зингера стал ярким образцом модерна.
До 1917 здание принадлежало компании «Зингер». В советское время в здании располагался «Дом книги». С 2004 по сентябрь 2006 находилось на реконструкции; с ноября 2006 в нём вновь функционирует «Дом книги».
«Дом книги» в Санкт-Петербурге


Фёдор Шехтель. Особняк Е.И. Шаронова. Музей Градостроительства и быта. Таганрог


Строительство Ярославского вокзала.


Архитектор Фёдор Шехтель. Ярославский вокзал в Москве


Дом С. М. Грибушина, Пермь, 1905 г., архитектор — А. Б. Турчевич


Санкт-Петербург


Архитектура московского модерна


ГОСТИНИЦА «БОЯРСКИЙ ДВОР» (ДОМ МОСКОВСКОГО СТРАХОВОГО ОБЩЕСТВА),
позже – ЗДАНИЕ ЦК КПСС, ныне – АДМИНИСТРАЦИЯ ПРЕЗИДЕНТА РФ
Старая пл., 8. 1901-1902 гг., архит. Шехтель
Московский модерн (c) nikto001


Старая площадь © Константин Кокошкин


«Новая площадь, дом 8» на Яндекс.Фотках


«Старая пл., 8» на Яндекс.Фотках
Бывший дом «Московского общества страхования от огня»
и гостиница «Боярский двор» на Старой площади (1901)


«»Дом фарфора на Кирова»» на Яндекс.Фотках


Доходный дом И.П. Исакова


«Пречистенка, 28» на Яндекс.Фотках
Доходный дом И.П. Исакова


Доходный дом М.В. Сокол


«Кузнецкий мост, 3» на Яндекс.Фотках
Доходный дом М.В. Сокол


Автор построенного в 1903 г. доходного дома М.В. Сокол — архитектор И.П. Машков (настоящее имя Иван Михайлович Соколов), (1867-1945).
Несмотря на то, что зодчий работал преимущественно в стиле «псевдорусской» эклектики и неоклассицизма, самым известным его произведением стал дом, выполненный в стиле модерн — доходный дом М.В. Сокол. Здание видно с далеких точек благодаря своей самой характерной части – высокому плавно изгибающемуся аттику, поле которого занимает полихромная майоликовая композиция, изображающая северный морской пейзаж, над которым реет орёл. Панно выполнено по рисунку художника объединения «Мир искусства» Николая Сапунова, плитки с «люстрами» (т.е. радужным металлическим блеском) и рельефные изразцы созданы по рисунку Михаила Врубеля «Рыбки». Изготовлены керамические украшения на заводе «Абрамцево».
Декоративные детали дома разнообразны: гнутые рамы окон ресторана и квартиры хозяйки, а также изогнутые козырьки над балконами обнаруживают франко-бельгийскую ориентацию, общий строй сооружения с майоликовыми панно на аттике тяготеет к проектам Венского Сецессиона. Абсолютно «венской» деталью в глазах современников, по-видимому, выглядели золочёные завершения устоев аттика (в настоящее время окрашенные в серый цвет). Крыша золотого цвета и кованые украшения, не сохранившиеся до наших дней, представляются заимствованием у архитектора Отто Вагнера.
Автор придал отдельным декоративным элементам самостоятельную художественную ценность. Неповторимы лепные украшения над входом, металлические козырьки над боковыми балконами верхнего этажа, неповторяющиеся основания трех фасадных эркеров, металлические решетки аттика, оригинален рисунок кованых ворот (в настоящее время утраченных) и др.
Дом Сокол проектировался и строился, как часть целостного ансамбля с находящимся в паре кварталов от него отелем «Метрополь».
«Отель «Метрополь»» на Яндекс.Фотках
Отец-основатель «Метрополя» — Савва Мамонтов, потомственный купец, меценат, замыслил грандиозный культурный центр, какого не знала Москва, — с театром размерами больше Венской оперы, гостиницей, рестораном, катком, залами для выставок и зимним садом… Под эту мечту акционерное общество «Санкт- Петербургское общество страхования», главным пайщиком которого и был Савва Мамонтов, арендовало целый квартал в Москве и провело конкурс на проект фасадов нового сооружения, в котором приняли участие более 20 прекрасных архитекторов… Закончилось, правда, обвинением Мамонтова в растрате и препровождением его в наручниках в Таганскую тюрьму… Его защищал знаменитый Плевако, он был оправдан судом присяжных, но акционеры достроили «Метрополь» уже без Саввы.
И в итоге в 1901г. вместо культурного центра в трех минутах ходьбы от Кремля открылся роскошный отель с тремя ресторанами. Гостиница в стиле модерн поражала не только москвичей, но и искушенных иностранцев, и по праву считалась одной из лучших в Европе. Она выделялась не только своими размерами, но и оригинальной архитектурой и интерьерами: барельефы, башенки, витые решетки, майоликовые панно, стеклянные купола и мраморные колонны. Удивляло не только убранство гостиницы, но и ее техническое оснащение: только в Метрополе были холодильники, горячая вода, особая вентиляционная система, электрические лифты. Имелась своя электростанция, центральное отопление и артезианский колодец.
Однако не успела гостиница проработать и года, как в здании произошел сильнейший пожар: очевидцы утверждали, что Метрополь горел «как факел», уцелели только стены и фасад с майоликовыми панно. Новых постояльцев «Метрополь» принял только в 1905 г., что и принято считать временем рождения отеля.
К работе над проектом гостиницы Метрополь были привлечены лучшие художники и архитекторы конца XIX — начала XX века. Уильям Валькотт — архитектор, автор проекта фасадов «Метрополя». Лев Кекушев — архитектор, автор первоначального проекта «Метрополя», многие его идеи были воплощены при строительстве гостиницы. Михаил Врубель (1856-1910) — художник, по рисунку которого было создано центральное майоликовое панно «Принцесса Греза». Меньшие по размеру композиции «Орфей», «Полдень» и «Поклонение волхвов» созданы А. Головиным. Николай Андреев — автор барельефа «Времена года» на фасаде гостиницы. Даже опуская более чем столетнюю историю отеля, связанную с известнейшими людьми, бывшими его постояльцами, эту гостиницу по праву считают одной из ярчайших достопримечательностей столицы.
Построивший «Метрополь» архитектор Уильям Валькотт вписал в декоративно-керамический фриз над третьим этажом афоризм Ницше: «Опять старая история: когда выстроишь дом, то замечаешь, что научился кое-чему». В этом доме до сих пор есть чему поучиться.
«Отель «Метрополь»» на Яндекс.Фотках


«Отель «Метрополь»» на Яндекс.Фотках


Одно из самых замечательных зданий в стиле модерн не только в России, но и во всём мире — Метрополь. Автором и инициатором этого проекта стал Савва Иванович Мамонтов. Он сыграл важную роль в становлении модерна в России.
“Метрополь” называют “энциклопедией русского модерна” и “Вавилонской башней нового времени”. Он строился в 1899-1904 годах по проекту архитектора В. Валькотта при участии Л. Кекушева и А. Эрихсона. Пластика фасадов с обилием выступов и разнообразными по форме оконными проемами подчеркивает причудливая игра светотени. Это впечатление усиливает контраст фактуры и цвета использованных материалов.
Романтический образ гигантского здания исполнен динамики. Горизонталям балконов вторят плавные, текучие линии завершения ризалитов, а вертикальный строй эркеров подхватывают островерхие башенки. По богатству скульптуры керамических украшений с “Метрополем” не может сравниться ни одно здание Москвы. Главенствующее место на фасаде, обращённом к бывшему проспекту Маркса (ныне к Охотному ряду), занимает керамическое панно “Принцесса Грёза”, выполненное по рисунку М. Врубеля. Другие панно — “Жажда”, “Поклонение божеству”, “Поклонение природе”, “Орфей играет”, “Жизнь”, “Полдень” и “Поклонение старине” — работы художника А. Головина.
Вдоль всего здания проходит многофигурный барельеф “Времена года”, созданный по моделям скульптора Н. А. Андреева.
«Отель «Метрополь»» на Яндекс.Фотках


Гостиница Метрополь ночью © Константин Кокошкин


Особняк В.В. Правдиной
1908, архитекторы А. Правдин, А.А. Галецкий (?), Садовая-Сухаревская ул, 5
В 1898 году меценат герцог Эрнст-Людвиг Гессен-Дармштадтский бесплатно предоставил часть своего парка в Дармштадте и денежную поддержку для того, чтобы ведущие архитекторы могли реализовать свои творческие замыслы — без влияния заказчиков. После завершения строительства архитекторы могли продать здания горожанам Дармштадта.

Одним из откликнувших на предложение герцога был Йозеф Ольбрих, один из самых ярких представителей венского варианта модерна — «Сецессиона». Он стал архитектором главного здания Дармштадтской колонии архитекторов и художников — «дома Эрнста-Людвига», который был построен на средства герцога и потом подарен колонии. Наиболее запоминающейся чертой этого здания были очертания монументального входа, похожие на греческую заглавную букву «омега». Такое решение вообще было характерно для Ольбриха (в основном он строил в Вене), но в первую очередь связывается именно с «домом Эрнста-Людвига», получившим международную известность.

В числе приглашенных был и художник Ханс Кристиансен. Вместе с архитектором Ольбрихом он участвовал в создании и оформлении многих домов в Дармштадтской колонии. Повторяющимся мотивом у Кристиансена было стилизованное изображение розы.

Эти две черты — вход Ольбриха и розы Кристиансена — и унаследованы в особняке Правдиной.


Московские особняки (c) retromoscow


P.S. Памятник Столице — Особняк К.А. Гутхейль
1902-1903, архитектор В.Ф. Валькот, Пречистенский пер., 8


Также, как и несколько других зданий на нашем маршруте, дом Гутхейль был построен Торгово-строительным акционерным обществом для продажи состоятельным горожанам. Здание симметрично, есть один главный четко выраженный фасад — и то, и другое нехарактерно для модерна и было сделано, возможно, для контраста с соседним особняком (Якунчиковой) и демонстрации диапазона возможностей архитекторов, работавших на эту фирму.

В оформлении особняка прослеживается влияние французского варианта модерна (Ар Нуво). Во-первых, это использование рокайльных мотивов (т.е. элементов стиля рококо) — различных завитков и толстеньких младенцев. Во-вторых — и это одна из самых запоминающихся черт особняка — стеклянный навесной козырек.


P.S. Памятник Столице — Особняк М.Ф. Якунчиковой
1899-1900, архитектор В.Ф. Валькот, Пречистенский пер., 10


Особняк по стилю близок к английскому (шотландскому) варианту модерна. Надо еще сказать, что автор этого особняка, архитектор Вильям Валькот — англичанин, хотя и родился в Одессе. Здесь есть небольшая подборка ссылок по модерну, в том числе ссылки на страницы, посвященные Чарльзу Макинтошу, известному архитектору из Глазго. Но здания Макинтоша внешне были очень простыми, практически лишенными декора. В особняке Якунчиковой от макинтошевских зданий остались только прямоугольные очертания, трапецевидные неглубокие эркеры и форма крыши. Макинтошевская же простота внешнего оформления не могла быть востребована нашими русскими людьми, для которых свой дом — это средство «себя показать». Поэтому оформление особняка богаче — это и кронштейны, поддерживающие крышу (след франко-бельгийского Ар Нуво), и решетки ограды и балконов, и керамическая плитка, и визитная карточка Валькота — Lady’s head, как это называется в Википедии.
«Пречистенский пер., дом № 10» на Яндекс.Фотках
Яркий пример московского модерна. Дом N 10, в рациональном стиле англо-шотландского модерна, с огромными окнами и тоненькими переплетами, в отличие от большинства памятников модерна почти лишен украшений — если не считать майоликовой плитки из мастерской Саввы Мамонтова. Этот особняк, принадлежавший М.Ф. Якунчиковой, жене владельца текстильной фабрики и кирпичных заводов, восторженной поклоннице писателя Чехова, — ровесник прошлого века и выглядит скромно.
Дом N 10 после революции дал приют Хамовническому райкому комсомола, потом — Дому комсомола Фрунзенского района и библиотеке имени Н.К. Крупской, а во второй половине XX века — посольству Заира.
P.S. Памятник Столице — Особняк Отта Листа (Н.К. Кусевицкого)
1898-1899, архитектор Л.Н. Кекушев, Глазовский пер., 8
Представительства субъектов Российской Федерации — Калужская область
Особняк Листа (Глазовский, 8) построен в 1899 году (это первая постройка в Москве в стиле модерн) Кекушевым для себя, но уже в 1900 году архитектор его продал фабриканту Отто Листу. Не скованный ничьей посторонней волей, Кекушев смог воплотить в этой работе свои устремления, свое видение нового архитектурного стиля и эта постройка во многом стала для него программной, изобретенные здесь приемы применялись им в последствии в других постройках. Исключение составляет мозаичное панно над входной дверью — подобный элемент не встречается в других работах Кекушева. Автором панно, скорее всего, является архитектор Вильям Валькот (на панно сохранилась монограмма «WW» — так он обычно подписывал свои графические работы). Здание в целом хорошо сохранилось, но вместо красивой ажурной решетки на въезде глухие створки въездных ворот, сработанные каким-то топорных дел мастером, и к ним прикособочен жестяной забор-времянка. Размещается в особняке (вы удивитесь) представительство не иностранного (по крайней мере, пока) правительства Калужской области.Прогулки по Москве — Московский модерн


Московские особняки (с) retromoscow


«Москва. Январь. Камергерский — II» на Фото.Сайте

Театр в Камергерском, или планета по имени Шехтель. Москва.


Театральные здания — это лицо столицы, ее архитектурное украшение. Построенные лучшими зодчими, они являются национальным культурным достоянием всей страны. В одном из таких зданий в Камергерском переулке с 1898 года располагается Московский Художественный театр, сам по себе явление уникальное в русском искусстве.

Когда МХТа здесь еще не было

Дворец Одоевских стоял как раз на том месте, где много позже разместился МХТ. Лет сто владели дворцом представители славного русского рода. Потом он начал переходить из рук в руки, и после очередной реконструкции в здании появились зрительный зал и сцена, на которой шли спектакли театра Корша, частной русской оперы Саввы Мамонтова. Однако высокая духовная насыщенность присутствовала в этом доме не всегда. В конце позапрошлого века, проходя мимо него, москвичи осеняли себя крестным знаменем. Еще бы, «Кабаре-буфф», которым руководил француз из Алжира Шарль Омон, «славилось» стриптизом. В 1896 году в здании случился пожар, который удалось потушить с огромным трудом: говорили, Господь наказал заведение за безнравственность.

Честь — дороже денег

Спустя несколько лет француз от аренды помещения отказался, чем и воспользовался фабрикант и меценат Савва Морозов, взваливший на свои плечи хозяйственные заботы входившего в силу Московского Художественного театра. Он заключил договор об аренде и обязался профинансировать все строительные и отделочные работы. Человек С. Морозов, конечно, был состоятельный, но деньги считать умел. А уж для Константина Станиславского и Владимира Немировича-Данченко в успехе их нового дела средства играли наиважнейшую роль. Вот как вспоминал внук С. Морозова о встрече этих трех людей со знаменитым архитектором Федором (Францом) Шехтелем, которому они хотели поручить реконструкцию: «…Станиславский и Немирович озабоченно переглянулись. Какую цену заломит знаменитый зодчий? Но спросить напрямую как-то не решались. Не касался этого вопроса и Морозов. После томительной паузы он наконец вымолвил: «Что касается финансовой стороны дела, то…». Тут Шехтель предупредительно поднял руку: «Об этом, милостивые государи, говорить не будем. Заказ театра, украшающего Москву, я почитаю за честь выполнить безвозмездно». Станиславский и Немирович оцепенели. Морозов рассмеялся: «Знай наших! Фамилия Шехтель иностранная, а размах у Франца Осиповича истинно русский!»

Художественный общедоступный театр

Строительство театра началось в феврале 1902 года, а уже в октябре москвичи присутствовали на премьере. Московский «Курьер» писал: «Вкус и простота подали друг другу руки и, призывая на подмогу подлинную щедрость мецената, сотворили шедевр». Необычным в театре было все. Зрители с восхищением разглядывали оформление подъездов, над которыми горели фонари-светильники с дуговыми лампами. И даже двери с необыкновенными ручками и квадратными окошечками в дубовых рамах выглядели необычайно и привлекательно. А над правым подъездом позже появился горельеф скульптора Анны Голубкиной с изображением пловца, преодолевающего волны. Но это было еще не все. Зал… Дыхание перехватывало — так прекрасен и с таким вкусом был он оформлен: освещенный бледно-розовыми фонариками по бокам и такими же фонариками, собранными на потолке в люстру, выдержанный в элегантных пастельных тонах, с занавесом темно-коричневого цвета, который не опускался сверху, а расходился на две половины в разные стороны. А сколько ковров, а какая дубовая мебель… Великолепны были гримуборные для артистов, необычна оснащенная уникальным механизмом вращающаяся сцена, созданная по проекту Шехтеля — светом на ней управлял электрический рояль. Что и говорить, здание стало образцом сочетания театральных и архитектурных идей!

Российской сцены торжество

Но не зданием единым жив театр. Главное — это великолепное помещение было предназначено для лучшего, какой знала Россия за всю историю существования в ней профессионального театра коллектива, возглавляемого гениальными русскими мастерами К. Станиславским и В. Немировичем-Данченко. Да только ли Россия восторгалась этим театром? Слава о нем перешла далеко за ее границы. Поэтому, высоко оценив красоту интерьеров, зрители тут же забывали об антураже, захваченные той пронзительной правдой, что рождалась на сцене Московского общедоступного театра. Впрочем, скоро из названия это слово пришлось снять — вместить всех желающих театр не мог. На сцене МХТа были впервые сыграны пьесы Чехова, Горького, Андреева, поставлены произведения Гоголя, Толстого, Достоевского, Островского, Тургенева, Булгакова… Не говоря уже о мировой драматургии. И что за чудо были в этом театре актеры: Москвин, Качалов, Лужский, Леонидов, Хмелев, Массальский, Ливанов, Грибов, Яншин, Кторов, Станицин, Книппер-Чехова, Лилина, Андровская, Тарасова!
.. А сам Станиславский! Каким великим актером он был!..

Планета по имени Шехтель

Но время идет, и здания театров стареют. В 1974 году было решено провести реконструкцию и реставрацию МХАТа. Здание разделили вертикально по линии театрального занавеса, а затем сценическую коробку отодвинули на 11,9 метра. Свободное пространство между сценой и залом оградили стенами (Позже в комплексе новой сцены была восстановлена гримуборная Олега Ефремова, много лет руководившего театром). Площадь помещения увеличилась, но со стороны Камергерского это совсем незаметно. Интерьеры театра, как они были задуманы Шехтелем, цветовую гамму, орнаменты сохранили. Сам переулок стал пешеходным, его вымостили плитами, установили памятник А.П. Чехову. Вот только о самом архитекторе в свое время никто не позаботился. Как рассказывал его внук, артист эстрады Вадим Тонков, в 1917 году деда выгнали из собственного дома. «Федор Осипович долго скитался по разным квартирам, пока не нашел пристанище на Малой Дмитровке: в квартире своей младшей дочери, моей матери… Здесь в 1926 году он и умер». А через много лет была открыта планета, которой присвоили имя автора проекта здания знаменитого Художественного театра — Шехтель.
——————————
* Братство белых ворон. Этот эпизод взят отсюда. И кроме этой там много интересных историй…


Фото — Setyaev Andrey


«Москва. Январь. Камергерский.» на Фото.Сайте


Дом Перцова на Пречистенской набережной © Константин Кокошкин


Дом Перцовой


Доходный дом З.А. Перцовой (Соймоновский проезд, 1). Один из наиболее причудливых по силуэту и живописному декору московских домов начала XX в. Выстроен в 1905—07 Н.К. Жуковым по эскизам С.В. Малютина, включал квартиры, а также мастерские художников в верхней, мансардной части здания. Массивный блок дома Перцовой, оформивший угол Пречистенской набережной и Соймоновского проезда, образован прямоугольным корпусом и примыкающим под острым углом боковым крылом по Лесному переулку; в композиции здания этот угол оформлен наиболее выразительно при помощи высокой щипцовой кровли, углового балкона-эркера и венчающей его остроконечной шатровой башенки. Несмотря на разнообразие и усложнённость форм, здание отличается пластическим единством и отражает характерное для стиля модерн стремление к художественному синтезу архитектуры и форм изобразительного и прикладного искусства. В композиции фасадов живописная асимметрия расположения окон, балконов, башнеобразных возвышений кровли разнообразит монотонные членения многоквартирного дома, в оформлении теремков-балконов использованы мотивы древнерусского декора, которые органично сочетаются с элементами западноевропейской средневековой архитектуры. Особое внимание уделено проработке архитектурного декора, скульптурным формам, многоцветным майоликовым деталям и панно, занимающим значительные плоскости фасада; их густые зелёные, жёлтые, синие тона в сочетании с тёмно-красным цветом кирпичной облицовки придают зданию несколько сумрачный, фантастический облик. Декор фасадов «населён» причудливыми мифологическими существами, сказочными животными и растениями. Первоначально парадные помещения в квартире хозяев украшали деревянная резьба и росписи. Сохранились резные украшения наружных дверей, лестничных перил и дверей квартир, убранство парадной лестницы.

Дом Перцова: архитектура и жизнь


Москва — родина неорусского стиля в архитектуре — имеет единичные примеры его воплощения в таком типе здания, как доходный дом. Кто был заказчиком этих редких проектов, усложняющих и удорожающих строительство?
В 1907 году рядом с храмом Христа Спасителя вырос новый дом. Строителем и владельцем дома был инженер путей сообщения Петр Николаевич Перцов.

В начале ХХ века Россия занимала второе место в мире по абсолютной протяженности железных дорог — 63000 верст, тысяча из которых, то есть каждая 63-я верста, была построена Петром Николаевичем. Сейчас эта тысяча верст растворилась в огромной сети железных дорог России, и вклад мы можем оценить только теоретически. А вот дом Перцова остался, и мы можем его видеть каждый день. Он стоит в центре Москвы и в какой-то степени наряду с другими памятниками архитектуры своего времени определяет лицо нашего города. (далее здесь)


Литературный музей имени В. П. Астафьева. Красноярск


Музей располагается в особняке XIX века в стиле деревянный модерн с готическими мотивами. Дом принадлежал купчихе Фриде Цукерман. В 1913 году дом был реконструирован губернским архитектором В. А. Соколовским. Дом был одним из лучших в городе, в 1894 году в доме жил губернатор Енисейской губернии Л. К. Теляковский.
После революции семья Цукерман эмигрировала, здание было национализировано. В здании расположилась одна из первых в Красноярске коммун, затем общежитие лётчиков, а потом дом стал обычным жилым домом.
В настоящее время здание является архитектурным памятником федерального значения.

Идея создания литературного музея возникла в 1946 году после открытия в Красноярске отделения Союза писателей. Состоялась научная конференция, была создана концепция музей. Автором концепции был ученый-филолог и писатель А. Я. Гуревич. По инициативе председателя Союза писателей Н. С. Устиновича начали собирать экспонаты в 1956 году.
Музей создан по инициативе В. П. Астафьева. Музей открылся 6 июня 1997 года после реставрации здания, которая продолжалась 10 лет.
Музей посвящён исключительно сибирским писателям и литературе о Сибири. В собрании музея уникальные изобразительные, письменные источники, документы, фотографии, плакаты, афиши, автографы писателей и поэтов XIX — XX века, редкие книги и журналы XIX—XX вв.


«Резиденция Александра III в Массандре» на Фото.Сайте


«Дача Ф.И. Шаляпина» на Фото.Сайте
Дом, известный в г.Кисловодске как «Дача Шаляпина» построен в 1902-1903 гг. в стиле «модерн». В музее хранятся музыкальные инструменты, нотные издания и другие личные вещи Ф.И.Шаляпина.
— У великого русского певца, и дача очень красивая и интересная!!! Классная работа!!!
— Кучеряво жили!:)


«дом Зингера (Дом Книги)» на Фото.Сайте


«А в городе том сад…» на Фото.Сайте


«А в городе том сад, все травы да цветы;
Гуляют там животные невиданной красы….»
Доходный дом церкви Троицы на грязях. Построен в стиле модерн в 1908-09 годах по проекту архитектора Л.Кравецкого. Декоративное оформление фасадов и интерьеров выполнено художником С.И. Вашковым. (Чистопрудный б-р, д.14, стр3)
«Плач по московскому модерну» на Фото.Сайте


«Образы русского модерна. Саввинское подворье II.» на Фото.Сайте
Московский модерн, Саввинское подворье
Фрагменты дворового фасада. Архитектор И.С.Кузнецов. 1905-1907 годы.
Находится во дворе дома №6 по Тверской улице в Москве.


«Образы русского модерна. Саввинское подворье.» на Фото.Сайте
Русский модерн, Кузнецов, Саввинское подворье
Несколько лет бродила вокруг этого сказочного дома и вот, наконец, удалось попасть в парадный подъезд

А также — Европейский модерн — Art Nouveau

Модерн в архитектуре XIX века. Модерн — это художественное направление… | by Anastasia Hvalkova

Модерн — это художественное направление в архитектуре, декоративно-прикладном и изобразительном искусстве, стремившееся к конструктивности, чистоте линий, к лаконизму и целостности форм. Модерн является последним большим стилем в ряду признанных архитектурных направлений, он зародился в Европе на рубеже XIX — XX веков. Это изысканный, чувственный стиль, подарил человечеству великолепные образцы архитектуры, сыгравший поворотную роль в дальнейшем развитии городской среды.

Первым признанным архитектурным объектом в стиле модерн, считается отель Тассель, построенный по проекту Виктора Орта (1861–1947) в Бельгии, Брюссель. Дом состоит из трёх частей: два здания из кирпича и натурального камня соединены между собой стальной конструкцией, покрытой стеклом, содержащей ступени и площадки, соединяющие различные помещения в доме, а также служащей — благодаря стеклянной крыше — источником естественного освещения. В особняке стоит единственная колонна, на которую опирается потолок. Полы в доме выложены мозаикой, деревянные двери богато декорированы. Открытая лестница и стены богато украшены извивающимися орнаментами, сам архитектор говорил, что вдохновлялся природными мотивами.

На фоне царившего Модерна, Эйфелева башня, впервые продемонстрированная на этой самой выставке, вызвала бурное негодование публики. Она выступала не вписывалась в привычную, изысканную стилистику остальных павильонов, поскольку явно опережала время. Настолько яркий прорыв вперед не мог быть принят широкими слоями общества, воспринимался как уродливое явление промышленности и крах цивилизации. Комфортный, чувственный Модерн — напротив, быстро очаровал всех и понравился всем.

Истоки возникновения стиля: Стремительный рост городов в это время, приведший к колоссальному строительному буму, поставил перед профессиональными архитекторами практически неразрешимую задачу. Возможность использования новых пластичных материалов — железобетонных конструкций, в том числе на базе изогнутого стального профиля, распахнуло новые, совершенно неосвоенные горизонты. Был сформирован запрос на формирование новой эстетики. По сути, речь шла о создании нового мира, а не о реконструкции или же обновлении былой стилистики.

Переворотом в строительстве стали новые строительные материалы. До конца XIX века все архитекторы и строители пользовались только деревом и камнем. Появление новых материалов, работать с которыми архитекторы еще не умели (стальной профиль, стекло и бетон), привели к временной потере ориентиров. Потребность в новой архитектуре уже была, однако, никто не знал, что именно с этим делать. Подъем промышленности и расцвет науки стимулировали стремительное развитие ремесел на новом уровне. Знанием и умением обладали именно практики — инженеры, строители мостов, стекольщики. Именно они смогли воплотить в жизнь смелые идеи Модерна.

Особенности декора в стиле Модерн. Существенным толчком к созданию архитектурного стиля Модерн, стали идеи и образы, царившие на тот момент в изобразительном искусстве. Встал вопрос — можно ли реализовать в камне то, что художник творит на листе

“Удар Хлыста”

бумаги. Ранее это было невозможно. Знаменитый «Удар хлыста» Германа Обриста, стал парадигмой, первичной идеей и главным символом Модерна. Удар хлыста — это линия, которую критики сравнили с «яростными ударами бича», напоминающая еще волну, или развевающиеся на ветру складки женской одежды, или локоны густых женских волос, воплотившая главную художественную идею модерна — изысканную утонченность и капризность. Цветная роспись, огромные панно из майолики в фойе и на фасадах, изразцовый и мозаичный фриз, рельефные украшения, богатая лепнина, витражи.

La casa Batlo

Природные линии, имитирующие морскую волну, женский локон, очертания цветка, воплощены во всем — от оформления фасада, включая кованые решетки лестничных проемов, вплоть до дизайна каждой дверной ручки и оформления звонка. Верховенство идеи, образа — базовое правило стиля Модерн. На практике это правило реализовано неимоверно многогранно. Богато украшенные колонны (в том числе изогнутые, наклонные), арочные конструкции, закругленные дверные и оконные проемы, сложное декоративное остекление — вот характерные элементы Модерна, созданные благодаря новым технологиям века. Также можно выделить основные принципы стиля: Обтекаемые пластичные формы, плавные линии. Симметрия ему чужда, он близок к природе, где под линейку ничего не подгоняется. Приглушенные цвета. Предпочтение отдается светлым пастельным тонам или темным коричневой, красноватой гаммы. Формы простые, лаконичные. Силуэты чаще близкие к шарообразным, прямоугольным или цилиндрическим. Смешение элементов разнообразных стилей, строгая гармоничность. Использование орнамента. Декораторы часто украшают интерьер растительными принтами, флористическими узорами. Много дерева. Модерн — один из самых сложных, дорогих стилей. Оригинальная мебель с предметами интерьера потребуют немалых материальных, трудовых вложений. Витражи. Можно сказать, главный элемент любого помещения, выдержанного в этом стиле. Элементы из кованого металла. Их не должно быть много, они имеют изогнутые формы, окрашиваются в темный цвет, поверх часто напыляют позолоту. Стекло, текстиль, элементы из лепнины, использование мозаики.

Презентация: https://prezi.com/kv4msgnv1s01/presentation/

Судьба мимолетного стиля (еще раз о русском модерне)

Похожие статьи

Иван Леонидов в Крыму. 1936–1938. Часть 1 Проект планировки Южного берега Крыма мастерской НКТП №3 под руководством Моисея Гинзбурга: рассмотрение и атрибуция сохранившихся материалов. Мотивы Ле Корбюзье и Ивана Леонидова в позднем творчестве… Предлагаем вниманию читателя вторую часть исследования Петра Завадовского, посвященного эволюции стилистики позднего конструктивизма. Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея… Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы. От музы до главной героини. Путь к признанию творческой… Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини». Илья Лежава: в рамках контекста О значении городского контекста в студенческих конкурсных проектах, выполненных под руководством И. Г. Лежавы в 1970-е годы. Бетонный Мадрид Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма. Реновация городской среды: исторические прецеденты Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы. Ле Корбюзье в «Путешествии на Восток»: рождение архитектурного… Эссе Петра Завадовского о важности «Путешествия на Восток» для понимания истоков ключевых идей и тем творчества Ле Корбюзье, связи модернизма и античной классики. Иван Леонидов: предполагаемые реализации в Кисловодске… Санаторий в Кисловодске и Дворец пионеров в Москве: о границах авторства Ивана Леонидова – во второй части статьи Петра Завадовского. Иван Леонидов в Кисловодске Статья Петра Завадовского к вопросу об уточнении авторства санатория Наркомтяжпрома им. Серго Орджоникидзе в Кисловодске. Цензура в советской архитектуре Новая статья Дмитрия Хмельницкого – о том, что направляло крутые повороты в развитии советской архитектуры XX века. Истоки и первые образцы стиля ар-деко в США Статья Андрея Бархина из сборника «Вестник МГХПА» №3. Стилевые тенденции в архитектуре США рубежа 1920-1930-х… Статья Андрея Бархина, опубликованная на «Вестнике МГХПА», №3 за 2020 год. Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения». Ар-деко в творчестве Фрэнка Ллойда Райта 1910-1920-х Ко дню рождения гения. Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,… Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова. А есть ли города будущего после концов света? Архитектурная утопия с начала XVI века стремилась противопоставить себя образу антиутопии. Однако, на рубеже XXI века возникает новый игровой жанр «метаутопия», соединяющая в себе два крайних состояния. Ключевое слово: «телеработа» Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира. Чандигарх: фрагменты модернистской утопии Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей. Идентичность в типовом Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью. Геометризация ордера в творчестве И.А.Фомина и В.А.Щуко… Статья, опубликованная в сборнике Декоративное искусство и предметно-пространственная среда. Вестник МГХПА. 2019. №4. Часть 1. Дом Советов Н.А.Троцкого и монументализация ордера… Статья, опубликованная в сборнике Декоративное искусство и предметно-пространственная среда. Вестник МГХПА. 2019. №4. Часть 1. Загадки Щусева Глава из будущей книги Дмитрия Хмельницкого. Ар-деко и стилевой параллелизм в архитектуре 1930-х Статья Андрея Бархина, опубликованная в журнале Проект Байкал – 2019, № 62. Магистральное направление: как реализовывалась программа… Эссе Сергея Кузнецова, главного архитектора Москвы, о реконструкции Тверской улицы в 1930-е годы: планировке, передвижении домов, благоустройстве. Леонид Павлов: собрание сочинений К 110-летию со дня рождения Леонида Павлова публикуем фотографии и эссе Константина Антипина о знаковых, а также и менее известных постройках великого архитектора. «Это не башня» Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма. Что не так с офисами открытого типа Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень. «Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может… Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ. Как обустроить архитектуру в России Новое исследование, представленное на «Открытом городе», анализирует методы поддержки архитектурной отрасли в Европе и дает советы для России. Публикуем выдержки.

Технологии и материалы

i.NNOVATION NOW!
Цикл видеоконференций от SCHÜCO
14 октября,… Для архитекторов, проектировщиков, фасадных компаний и всех, кто хочет оставаться на пике технологий рынка светопрозрачных конструкций. COR-TEN® как подлинность Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена. Хорошо забытое старое Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин. BTicino: сделано в Италии Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства. Рынок стройматериалов 2021: дефицит или будущий кризис? Колонка от директора компании «Кирилл» Дмитрия Самылина о влиянии карантина на рынок строительных материалов и возможности избежать последствий кризиса по сценарию 2008 года. Ванны BETTE: полное погружение Представительство Bette в России открыло новый офис с премиальной продукцией! Элегантность, неподвластная времени Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность. Настоящее и будущее алюминиевого гиганта: чем живет… 2021 год стал для Группы компаний «АЛЮТЕХ» юбилейным – крупнейший производственно-сбытовой холдинг в Европе в сентябре отметил свое 25-летие. Статья – о флагмане холдинга, заводе «АлюминТехно». Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков. Золото на голубом – новое прочтение В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites. Многоликий габион У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений. Delabie идет в школу Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое. Сантехника немецкого бренда Duravit дополнила интерьеры… Эстетика продукции Duravit помогает поддерживать настроение элегантного и светского «электро-театра», расположенного в центре Москвы и открытого после реставрации в прошлом году. Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для… Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских. Тротуарная плитка BRAER: многообразие форм и цветов Передовые технологии, которые использует компания BRAER, позволяют добиваться не только высокой прочности плитки, но и большого разнообразия. Рассказываем о достоинствах продукции данного бренда. Долина Муми-троллей Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины. Секреты городского пейзажа В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru. Золотисто-медное обрамление Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца. Новое улучшенное приложение Dulux Expert: теперь все сервисы… Приложение позволяет определить цвет, найти его в каталоге, примерить на стены и выбрать нужный продукт. Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности… Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.

Сейчас на главной

Лучшее типовое: блокированные дома Публикуем работы победителей второй номинации конкурса Дом.рф на лучшие типовые проекты: в этом выпуске блокированные дома с использованием деревянных несущих конструкций. Городок в табакерке Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе. Две стихии Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке. Пространство на вырост Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей. 180 человек одних партнеров Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность. Уроки кротости Продолжаем рассматривать концепции для конкурса жилой застройки поселка Соловецкий. В этом выпуске: «Остоженка», IND Architects и «СвязьСтройСервис». Северный Версаль На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики. Променад на тракте Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами. Школа особого режима Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO. Дача от архитектора Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро. Соль земли Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко. Градсовет Петербурга 6.10.2021 Эксперты обсудили спортивный центр для футбольного клуба «Коломяги», авторы которого используют яркие цвета и сэндвич-панели. Сарай, огород и очаг Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis. Нет плохой погоды Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает для сибирского города Мегион всесезонный парк и необычные элементы благоустройства, отвечающие суровому климату: источники витамина D, укрытия от холода и непогоды и преобразователи ветра. Опера как двигатель девелопмента После реконструкции по проекту Snøhetta оперного театра в Дюссельдорфе на его крыше появятся два небоскреба с квартирами и офисами. Искусство света и цвета Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони. Истинное Зодчество: лауреаты 2021 Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать. Что есть истина В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так. Музей у фьорда В октябре в Осло откроется новое здание Музея Мунка архитекторов Estudio Herreros. На крутом берегу После вручения премии АрхиWOOD 2021 начинаем вспоминать о победителях прошлого года и проектах шорт-листа этого года. Жизнь показывает, что один из основных трендов – черный или серый цвет фасадов. Анализ и синтез Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу». Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,… Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом. Преемственность силуэта Доходный дом «Астория» в центре Стокгольма реконструирован архитекторами 3XN, которые добавили к нему новый корпус со схожим профилем кровли. От контраста к контексту Herzog & de Meuron расширили музей Кюпперсмюле в Дуйсбурге – комплекс индустриальной мельницы, который они сами приспособили для устройства экспозиций еще в 1999. Модернизация системы Домов и Дворцов культуры: уровень… С любезного разрешения авторов публикуем главу новой книги, посвященной проекту «Идентичность в типовом», вышедшей в издательстве Tatlin. Деревянный мост над железной дорогой Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на проект реконструкции главного вокзала в Вильнюсе. Зодчество: 16 истин Где архитектору искать истину? Участники «Зодчества» предложат сразу 16 вариантов. Рассказываем о спецпроектах фестиваля, который пройдет в Гостином дворе с 1 по 3 октября. Поговорим о дереве: грани реставрации и современности Гран-при, второй раз за историю премии АрхиWOOD, дали за реставрацию. Среди общественных пространств победили два фанерных скейт-парка – с их гибкой формой сложно спорить другим сооружениям; победитель номинации интерьеры – музей расстрельного полигона в Коммунарке. Вашему вниманию рассказ о проектах-победителях и репортаж с церемонии награждения. СГТУ им. Юрия Гагарина: бакалавры 2021 Семь выпускных работ бакалавров Саратовского государственного технического университета и участников Клуба Молодых Архитекторов: крематорий, экополис, завод по переработке мусора, развитие прибрежных и лунных территорий. Камертон озера Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни.

Современное движение 1925-1950

Современное движение в архитектуре представляет собой резкий сдвиг в дизайне зданий от традиционных форм и строительных технологий прошлого к новой эре дизайна. Стили современного движения, ар-деко, модерн и интернациональность, зародились в Европе и распространились в Соединенных Штатах в 1920-х годах. Европейские архитекторы Элиэль Сааринен, Ле Корбюзье, Вальтер Гропиус и Мис ван дер Роэ сделали акцент на радикально новом дизайне в начале 20 века, отказавшись от прежних строительных прецедентов и исследуя новые материалы и технологии в своей работе.Стиль ар-деко и последующий стиль Art Modern были продвинуты на выставке Exposition des Arts Decoratifs 1925 года в Париже. Стиль ар-деко, сочетающий в себе гладкий внешний вид с острыми краями и отличительными декоративными деталями, представляет собой новый экзотический вид для зданий. Гладкая поверхность стен стиля ар-деко была перенесена в развитие более обтекаемого, менее орнаментированного стиля ар-модерн.

Влияние стилей ар-деко и ар-модерн вскоре было затмено развитием интернационального стиля, который оставил неизгладимое впечатление, особенно на городской пейзаж.Международный стиль с его совершенно незамысловатым внешним видом прямоугольных форм, перемежаемых полосами окон, возвестил новый «современный» взгляд на стиль и цель архитектуры. Вдохновленные кубизмом современного искусства Европы, квадратные формы зданий в интернациональном стиле также воплотили новую социальную теорию архитектуры. С новыми смелыми формами и формами, использующими новые строительные технологии того времени, международный стиль был изображен как новый вид архитектуры, разработанный исключительно для удовлетворения потребностей простых людей в эпоху машин.В период между двумя мировыми войнами европейские архитекторы восприняли эту концепцию и спроектировали не только коммерческие здания, но и дома в этой смелой новой форме.

В тот же период в Штатах американские архитекторы продолжали проектировать дома в более традиционном стиле, но экспериментировали с новыми формами небоскребов и коммерческих зданий. Когда Европа погрузилась в хаос незадолго до Второй мировой войны, многие выдающиеся архитекторы эмигрировали в США, привезя с собой свои новые архитектурные концепции.В 1932 году первая выставка современной архитектуры в Америке была проведена в Музее современного искусства в Нью-Йорке, которая выдвинула эти новые идеи в архитектуре на передний план. В том же году архитекторы Генри-Рассел Хичкок и Филип Джонсон опубликовали влиятельную книгу под названием The International Style .

Американские архитекторы-новаторы, такие как Луи Салливан и Фрэнк Ллойд Райт, также двигались к новой теории архитектуры. Основа для значительных изменений была заложена в развитии стилей салливанского, коммерческого, бунгало и прерий на рубеже 20-го века.Европейское влияние упало на очень плодородную почву в Америке, поскольку идеи стилей ар-деко, ар-модерн и международного стиля слились с развивающимися американскими архитектурными тенденциями. В то время как архитектурное наследие Фрэнка Ллойда Райта включает в себя множество стилей, одна из его самых известных работ, Fallingwater, расположенная в Стюарт Тауншип, графство Фейет, воплощает элементы международного стиля с его горизонтальным акцентом, геометрическими формами, органичным внешним видом и полосами окна. Архитектура современного движения смело отличалась по концепции и дизайну, постоянно проверяя пределы формы, материалов и функций.

Стили


International Style, PSFS Building, Филадельфия

Современная архитектура против современной: в чем разница?

Слова «современный» и «современный» часто используются как синонимы, когда речь идет об архитектуре и дизайне интерьера. Однако, хотя современные и современные дома могут иметь сходство, между этими двумя стилями есть ключевые различия.В этой статье мы разберем основные компоненты современной архитектуры и объясним, как их различать.

Что такое современная архитектура?

Под влиянием движения современного искусства современная архитектура возникла на рубеже 20-го века и была доминирующим стилем примерно до середины 20-го века. Хотя мировые интерпретации современной архитектуры различались, каждая из них была ответом на крупные технологические достижения, произошедшие в конце 19 века.Железобетон, чугун и листовое стекло были революционными материалами, которые позволили архитекторам того времени отойти от исторических архитектурных прецедентов.

Внешний вид современной виллы

Современные дома характеризуются минималистским дизайном, который подчеркивает функциональность. Они узнаваемы по прямоугольным формам, отсутствию украшений и побелке снаружи. Многие современные дома также были построены с учетом ландшафта. Например, линии крыши или свеса могут отражать линии естественного окружения.Современные дома также включают в себя любовь к природе с горизонтальными композициями, построенными низко от земли, и широкими стеклянными окнами или стенами.

Хотя модернистская архитектура на первый взгляд может показаться суровой, она часто включает в себя натуральные материалы, такие как дерево с богатыми теплыми тонами, чтобы заземлить пространство. Современные дома также известны своей привлекательной открытой планировкой. Вот некоторые ключевые характеристики, которые следует учитывать при определении современной архитектуры:

  • Прямоугольные формы
  • Без украшений
  • Низкая, горизонтальная композиция
  • Элементы асимметрии
  • Открытые планы этажей
  • Большие стеклянные окна
  • Белые фасады
  • Природные материалы, такие как дерево
  • Акцент на природе

Что такое современная архитектура?

В отличие от современной архитектуры, современная архитектура не укоренена в каком-то одном временном периоде.То есть современные дома отражают архитектурные тенденции того времени — то, что современно сейчас, может не стать современным через 20 лет. Тем не менее, этот тип архитектуры отличается плавным стилем и включает элементы дизайна как прошлого, так и настоящего. По этой причине современные дома часто включают элементы, которые обычно встречаются в современных домах. Вот почему их так часто путают.

Современные дома уникальны тем, что сочетают в себе множество архитектурных стилей.Несмотря на то, что они отличаются минималистичным декором, открытыми пространствами и большими окнами современных домов, они также характеризуются композицией свободной формы, которой нет в модернистской архитектуре. Благодаря современным технологиям архитекторы больше не ограничиваются линейными формами. По этой причине современные дома, как правило, имеют драматические изгибы и, казалось бы, невозможные пропорции.

Еще одна отличительная черта многих современных домов — это экологичный, устойчивый дизайн и технологии умного дома, которые отражают реакцию на сегодняшнюю чрезвычайную ситуацию, связанную с изменением климата.Например, современные дома часто строятся из натуральных и переработанных материалов. Вот некоторые ключевые характеристики, которые следует учитывать при определении современной архитектуры:

  • Сочетание стилей
  • И углы, и кривые
  • Композиция произвольной формы
  • Элементы асимметрии
  • Открытые планы этажей
  • Большие стеклянные окна
  • Смешанные материалы
  • Акцент на природе
  • Экологичный дизайн

Почему Имеют ли значение эти различия?

При покупке дома в ваших интересах использовать точный язык при описании того, что вы хотите.Точно так же полезно знать, что имеют в виду брокер, архитектор или строитель, когда говорят «современный» или «современный». Часто вы обнаружите, что даже профессионалы отрасли будут использовать эти два слова как синонимы, что может сбить с толку потенциальных покупателей жилья. Изучение различий между современной и современной архитектурой поможет вам лучше понять свой собственный стиль и то, что вы ищете в доме.

К. Овнанян строит красиво оформленные новостройки по всей стране.Посетите наши новые домашние сообщества в вашем штате.

Архитектура модернизма — Проектирование зданий

Архитектура модернизма , или модернизм, — это стиль, возникший в начале 20 века в ответ на крупномасштабные изменения как в технологиях, так и в обществе. Это связано с функцией зданий, подходящей с аналитической точки зрения, рациональным использованием материалов, отказом от орнамента и декора и открытостью для структурных инноваций.

Модернизм развился во всех областях искусства, не только в архитектуре, как средство приспособления и реагирования на новые технологии машин, автоматизации и городского дизайна. Промышленная революция сыграла важную роль в развитии архитектуры, движимой функциональным приоритетом. В эту эпоху преобладали такие материалы, как бетон, стекло и сталь, которые производились промышленным способом.

Архитекторы взяли на вооружение идеологию, выявляющую правдивость структуры, вместо того, чтобы прикрывать ее орнаментированными фасадами.

Модернизм включает в себя множество различных вариаций, включая футуризм, конструктивизм, брутализм, де Стейл и Баухаус.

Есть много ранних источников идеологии модернизма. Английский художник и писатель Уильям Моррис помог вдохновить движение искусств и ремесел, отстаивая, что полезность так же важна, как и эстетика, и что хорошо сделанные изделия ручной работы предпочтительнее, чем производственные линии, сделанные машинами.

Еще одним ранним источником был американский архитектор Луи Салливан, наиболее известный благодаря фразе «Форма следует за функцией».В принципе, это означало, что здания должны быть спроектированы так, чтобы основная структура определяла форму, то есть изнутри наружу.

Венский архитектор Адольф Лоос считал, что украшение функциональных объектов неэффективно и расточительно. Его манифест «Орнамент и преступление» стал ключевым модернистским текстом, в котором он утверждал, что избегание орнаментов было «признаком духовной силы».

Появились два европейских архитектора, которые, прежде всего, были бы наиболее широко связаны с новым стилем модерн.Одним из них был Вальтер Гропиус, лидер Баухауза в Германии. Гропиус учил архитекторов отвергать исторические ортодоксии и принимать новаторские идеологии современной промышленности.

Другой был Ле Корбюзье, который черпал вдохновение для своих зданий и городского дизайна в современных инженерных разработках, таких как пассажирские самолеты, круизные лайнеры, автомобили, зернохранилища и т. Д. В своей самой известной книге «К новой архитектуре» он утверждал, что «дом — это машина для жизни».

Соединенные Штаты привлекли многих прогрессивных модернистов из Европы в 1930-е годы, и модернизм стал синонимом подъема Америки как новой сверхдержавы мира с шоссе, небоскребами и обширными городскими ландшафтами.

Модернистская архитектура продолжалась в различных обличьях по всему миру, и в конце концов была заменена в качестве доминирующего стиля постмодернизмом в 1970-х и 80-х годах.

Один из всеобъемлющих принципов модернизма заключался в том, что «форма следует за функцией», что означает, что дизайн должен исходить непосредственно из цели.Другой заключался в том, что форма здания должна иметь простоту и ясность, с устранением ненужных деталей.

Существовала также концепция «Истины материалов», согласно которой, вместо того, чтобы скрывать или изменять естественный внешний вид материала, он должен быть видимым и прославленным.

Вот некоторые из основных характеристик модернистских зданий:

Модернистская архитектура развивалась в разных формах в разных странах.

[править] Американский модернизм

Фрэнк Ллойд Райт разработал подход к дизайну домов до Первой мировой войны, известный как «стиль прерий», который заложил основу для притока европейского модернизма в течение 1920-х и 30-х годов, особенно в стиле ар-деко.«Международный стиль», как его называли, процветал в США после Второй мировой войны и был наиболее известен благодаря дизайну высотных корпоративных офисных зданий, созданным такими людьми, как Людвиг Мис ван дер Роэ (см. Seagram Здание выше).

Чикагская школа архитектуры была основана в результате этого архитектурного переселения такими людьми, как Мис ван дер Роэ и Вальтер Гропиус, которые обучали молодых архитекторов почти так же, как в Баухаузе.

Модернизм получил дальнейшее развитие в 1960-х годах, когда такие архитекторы, как Луи Кан и Ээро Сааринен, начали противодействовать интернациональному стилю, разочаровавшись в бесплодной эстетике послевоенного городского дизайна.Кан представил принципы стиля Beaux Arts, в то время как Роберт Вентури поощрял изучение народных и коммерческих ландшафтов. Постепенно эти разработки привели к постмодернизму как наиболее доминирующему стилю в Соединенных Штатах к началу 1980-х годов, и многие страны по всему миру последовали их примеру.

[править] Британский модернизм

В Великобритании классицизм оставался сильным влиянием вплоть до начала 20 века, с акцентом на возрождение Тюдоров и движение искусств и ремесел.Современные материалы, такие как сталь и бетон, были приняты архитекторами, но чаще всего они были скрыты традиционным портлендским камнем.

В 1920-х годах ар-деко начал появляться по всей Великобритании, чаще всего в дизайне новых кинотеатров, которые становились все более популярными. «Новые пути» Питера Беренса в Нортгемптоне было одним из первых модернистских зданий в 1925 году, но это и другие подобные ему рассматривались как «упражнения в современности», а не как подлинный образец для нового типа городского дизайна.

С приходом нескольких ведущих европейских архитекторов в межвоенный период, Великобритания приступила к разработке более модернистской архитектуры , таких как павильон Де Ла Варр в Бексхилле и Highpoint I — среди лучших в мире.

К середине 1950-х годов модернизм, вдохновленный работами Ле Корбюзье, превратился в так называемый «новый брутализм» с его упором на жесткие линии и жесткие бетонные формы. Знаковым зданием того времени был Королевский национальный театр Дениса Ласдуна на лондонском Саутбэнке, а брутализм стал предпочтительным стилем для функционального городского дизайна торговых центров, социального жилья, офисных зданий, многоэтажных автостоянок и т. Д.Ведущими сторонниками этой идеи были Смитсоны и Джеймс Стирлинг.

Новые городские застройки, такие как Милтон Кейнс в 1967 году, начали перенимать самые новоязычные постмодернистские стили, вдохновленные теми, что складывались в Америке.

[править] Голландский модернизм

Голландские архитекторы сыграли ведущую роль в развитии модернистской архитектуры . Рационалистическая архитектура Берлаге в начале 20-го века уступила место нескольким группам, которые приняли модернизм, с такими ведущими фигурами, как Мишель де Клерк и Ньиве Боувен.

De Stijl (Стиль), разработанный в то время, характеризовался использованием четких геометрических линий, ярких основных цветов и четких функциональных элементов. Хотя на самом деле было создано относительно мало архитектуры, влияние таких зданий, как Дом Ритвельда Шредера (1924 г.), можно увидеть в работе таких архитекторов, как Мис ван дер Роэ.

[править] Германский модернизм

Deutscher Werkbund (Немецкая рабочая федерация) — объединение архитекторов, дизайнеров и промышленников, основанное в Мюнхене в 1907 году.Он попытался объединить традиционные ремесла с методами массового производства для производства высококачественных машинных изделий. Считается, что это начало промышленного дизайна.

Модернизм в Германии был синонимом Баухауса, основанного Вальтером Гропиусом в 1919 году. Он стал самой влиятельной школой искусства и архитектуры в мире. Он был закрыт с приходом к власти нацистов и массовой миграцией его членов по всему миру, особенно в США.

В период послевоенного восстановления значительные памятники были отреставрированы и реконструированы, часто в упрощенном виде. В городах был принят более функциональный, модернистский стиль, а не реконструирован в соответствии с историческими особенностями.

[править] Итальянский модернизм

В начале 20 века итальянские архитекторы искали уникальный модернистский язык и самобытность, сдерживаемую фашистским правительством того времени. Появился футуристический стиль с использованием длинных горизонтальных линий и обтекаемых форм, которые вдохновили на видение скорости, динамизма и безотлагательности.

[править] Северный модернизм

Северный модернизм постепенно возник из идей северного классицизма, кульминацией которого стала Стокгольмская выставка 1930 года, где более пуристический модернизм был предложен в качестве дизайна для современных обществ.

Для стран Северной Европы влияние модернизма вышло за рамки эстетики, в регулирование зданий и городского планирования, а также в социальные движения, результатом которых стали программы государства всеобщего благосостояния и общественного строительства для новых больниц и школ.

Доминирующим архитектурным стилем был функционализм, основанный на том принципе, что дизайн здания должен основываться исключительно на его назначении.

Датские функционалисты сосредоточились на функциональности в ущерб эстетике, создавая здания с прямыми углами, плоскими крышами и минималистскими и бетонными формами в стиле брутализма.

[править] Бразильский модернизм

В конце 1930-х годов Бразилия стала тесно ассоциироваться с модернистской архитектурой и двумя известными архитекторами, Лучио Коста и Оскаром Нимейером.

Модернистская архитектура стала синонимом строительства новой столицы Бразилиа в период с 1956 по 1961 год. Правительственные здания Нимейера стали культовыми модернистскими сооружениями (см. Верхнее изображение). Однако такие работы были остановлены после военного переворота в 1964 году, когда многие архитекторы-модернисты, в том числе Нимейер, мигрировали в Европу и Америку.

a2 современный | Что современно: характеристики современной архитектуры

Что современно: характеристики современной архитектуры

Чем отличается современная архитектура? a2 современный участник, Грег Джонс, А.И.А., резюмирует некоторые общие характеристики этого периода архитектуры.

Характеристики модерна середины века:

  • Отсутствие орнамента: Декоративные молдинги и сложная отделка устранены или значительно упрощены, уступая место чистой эстетике, когда материалы встречаются в простых, хорошо выполненных стыках.
  • Выделение прямоугольных форм, горизонтальных и вертикальных линий : Формы домов основаны на прямоугольниках или связанных прямоугольниках.Материалы часто используются в четко определенных плоскостях и вертикальных формах, противопоставляемых горизонтальным элементам для создания драматического эффекта.
  • Низкие, горизонтальные массивы, плоские крыши, акцент на горизонтальных плоскостях и широкие свесы крыши: Современные дома обычно располагаются на просторных участках, и поэтому многие, но не все, должны иметь извилистые одноэтажные планы. Многие примеры обнимают землю и появляются на сайте, а не на контрасте с ним.
  • Использование современных материалов и систем: Стальные колонны используются в открытых помещениях, бетонный блок используется в качестве готового материала, бетонные полы окрашены и обнажены, длиннопролетные стальные фермы допускают открытые пространства без колонн и лучистое отопление системы повышают комфорт человека.
  • Использование традиционных материалов по-новому: Такие материалы, как дерево, кирпич и камень, используются в упрощенном виде, что отражает современную эстетику. На смену традиционному сайдингу из вагонки пришла простая вертикальная облицовка из досок, применяемая в больших гладких плоскостях. Кирпич и каменная кладка простые, без орнамента, используются в прямолинейных массах и плоскостях.
  • Акцент на честность материалов: Дерево часто окрашивают, а не окрашивают, чтобы подчеркнуть его естественный характер.Во многих случаях наружная древесина также окрашивается, чтобы можно было передать текстуру и характер древесины.
  • Взаимосвязь между внутренним пространством и участком: Использование больших пространств стекла по сути переносит участок здания в здание, используя захватывающие виды и естественный ландшафт.
  • Акцент на открытых плавных внутренних пространствах: Жилые помещения больше не ограничиваются стенами, дверями и коридорами. Гостиная, столовая и кухня, как правило, сливаются в единое внутреннее пространство, отражая более непринужденный и расслабленный образ жизни.
  • Щедрое использование стекла и естественного света: Окна больше не являются иллюминаторами, выходящими наружу, а представляют собой большие стеклянные пространства от пола до потолка, обеспечивающие потрясающие виды и проникающие естественным светом глубоко в интерьер дома.
  • Использование солнца и тени для повышения комфорта человека: Лучшие современные дома эффективны. Они ориентированы на использование сил природы для обеспечения пассивного солнечного обогрева зимой, в то время как длинные свесы и утопленные отверстия создают тень, чтобы летом в домах было прохладно.

Почему люди любят современную архитектуру

Андреас фон Айнзидель Модернист / Getty Images

В современной архитектуре каждый найдет что-то для себя. Даже если ваш вкус может отклониться в сторону противоположной стороны дизайнерского спектра (например, деревенского кантри), все же есть элементы современного дизайна, которые вам понравятся. Не верите? Прочитав эту статью, вы можете передумать. Основы современной архитектуры ясны и просты. Его вездесущая философия придерживается идеала, согласно которому форма следует за функцией.Таким образом, современные архитекторы выражают себя через простоту, четкое представление структурных элементов и отказ от ненужных деталей дизайна. Современная архитектура может похвастаться фактической структурой и материалами, используемыми в здании, вместо того, чтобы покрывать их декоративным дизайном. Вот почему в большинстве современных дизайнов используются элементы из дерева, стали и стекла, чтобы продемонстрировать эти промышленные конструкционные материалы. Давайте подробнее рассмотрим эту удивительную архитектуру и то, что заставляет людей влюбляться в нее:

Джон Эдвард Линден / Getty Images

Что определяет современную архитектуру?

Термины «современный» и «современный» смешались в мире дизайна, что привело к некоторой путанице.Своеобразная путаница, которая заставляет нас задаться вопросом: совпадает ли современная архитектура / дизайн с современной архитектурой / дизайном? Ответ — нет, и отчасти да. Чтобы быть очень буквальным, современное означает сейчас, в то время как современный относится к технологическим и инженерным разработкам, которые восходят к началу 20-го века. Чтобы сохранить простоту, современная архитектура больше фокусируется на промышленных металлах, таких как сталь, бетон и стекло (инновационные промышленные события того времени). В то время как современный дизайн может использовать те же элементы, его дизайн считается новым, переосмысленным или дальновидным.Чисто как грязь? При всем вышесказанном, два дизайна всегда будут смешиваться и смешиваться друг с другом — даже на изображениях в этой статье. В целом современная архитектура определяется чистыми линиями и минималистичным интерьером, которые позволяют структуре говорить сама за себя и занимать центральное место. сцена. Изображение ниже — прекрасный пример чистой и простой современной архитектуры.

Мгновенно получайте скидки на домашний декор!

Подключайтесь к купонам на благоустройство дома и промокодам, которых вы так долго ждали.

Посмотреть предложения

Джон Эдвард Линден / Getty Images

Современный дизайн уникален

Несмотря на свой упрощенный стиль, позволяющий избежать лишних хлопот, современная архитектура остается уникальной. Фактически, современные архитекторы создали одни из самых уникальных на сегодняшний день проектов. Достаточно взглянуть на проекты Фрэнка Ллойда Райта и многих других знаковых архитекторов. Да, некоторые из этих современных проектов могут иметь плоские крыши и квадратный стиль, но они, безусловно, могут быть совсем не скучными.Посмотрите вокруг улиц и кварталов своего города — какие архитектурные проекты выделяются вам больше всего? Уникальные, единственные в своем роде современные, или традиционные дизайны, которые, ряд за рядом, имитируют друг друга? Современная архитектура совсем не похожа на печенья. Обратите внимание на оригинальность смелых угловатых линий крыши, которые так заметны в современном дизайне — они очень уникальны. Все, от сводчатых потолков до открытых структурных элементов и необычных линейных элементов — все это приравнивается к уникальному художественному дизайну, который не может не удивить.

Питер Кейд / Getty Images

Сдержанная палитра в современной архитектуре

Меньше значит больше, когда дело доходит до украшения современного дома. В конце концов, зачем вам скрывать все удивительные архитектурные детали дизайна, украсив его множеством дополнительных украшений? Эти конструкции должны были говорить сами за себя, подчеркивая свою структуру и функциональность. На изображении ниже вы можете видеть, что интерьер этого дома остается простым, чистым и естественным.В интерьере использованы элементы из стали и дерева, которые подчеркивают настоящего героя — архитектуру. Все остается простым, так что план дома и материалы, использованные в его дизайне, могут занять центральное место. Это не означает, что современный дом не может иметь яркие цвета или дополнительный характер через декор. Просто это должно быть сделано таким образом, чтобы дополнять архитектуру, а не убирать ее.

Мартин Барро / Getty Images

Тепло в современной архитектуре

Критики часто ошибочно думают о современной архитектуре, что это прохладно и холодно.Однако можно было бы утверждать обратное. Большое количество современных дизайнов отличается естественными теплыми и привлекательными элементами, такими как дерево и камень. Каменные камины от пола до потолка, большие окна, пропускающие естественный свет, сводчатые потолки с балками — все, что могло бы добавить больше характера и тепла чем эти чудесно современные черты? Хотя узор может быть линейным, чистым и лаконичным, в современной архитектуре определенно присутствует тепло. Кроме того, в большинстве современных планов меньше стен, что создает более гостеприимное открытое жилое пространство, которого так жаждет большинство людей.Вы еще любите современную архитектуру? Если вы все еще хотите немного традиционного стиля, продолжайте читать….

Стивен Симпсон / Getty Images

Традиционная и современная архитектура прекрасно сочетаются друг с другом

Они могут сосуществовать. Сочетание традиционных и современных архитектурных элементов хорошо работает, если все сделано правильно и с небольшой сдержанностью. Существует множество примеров успешного объединения этих двух, казалось бы, противоположных стилей в один цельный дизайн. Посмотрите на изображение ниже — это образцовая иллюстрация современного и традиционного союза.Сочетание кедровой черепицы с современными элементами конструкции создает очень уникальный и привлекательный дом. Конечно, это не дизайнерский брак для слабонервных. Для того, чтобы набраться смелости, нужно проявить смелость. Очевидно, что лучше всего делать это только под присмотром опытного архитектора-дизайнера. Хорошая новость заключается в том, что вы можете получить лучшее из обоих миров — современного и традиционного.

Что не нравится в современной архитектуре! Мы доказали, что современный дизайн — это уникальное, теплое, привлекательное и открытое творение структурной красоты.Более того, вы можете добавить традиционные элементы в современный дизайн и получить лучшее из обоих миров дизайна. Используйте изображения и текст выше, чтобы создать современный дом своей мечты. Узнайте у местных архитекторов в вашем районе, сможете ли вы найти того, кто построит вам современную Мекку или поможет вам преобразовать ваш нынешний дом в современную версию самого себя. Для дальнейшего вдохновения попробуйте прочитать «10 современных». Какие элементы современной архитектуры вам нравятся больше всего? Мы были бы рады получить известия от вас!

Почему вы ненавидите современную архитектуру ❧ Current Affairs

Британский писатель Дуглас Адамс сказал об аэропортах следующее: «Аэропорты уродливы.Некоторые очень уродливы. Некоторые достигают степени уродства, которое может быть только результатом особых усилий ». К сожалению, эта истина применима не только к аэропортам: это также можно сказать о большинстве современных архитектур.

Возьмите Tour Montparnasse, черный небоскреб с гладкими стеклянными панелями, возвышающийся над красивым городским пейзажем Парижа, как гигантское домино, ожидающее своего падения. Парижане ненавидели это настолько, что впоследствии город был вынужден принять постановление, запрещающее любые небоскребы выше 36 метров.

Или возьмите Бостонскую City Hall Plaza. Деловой центр Бостона — это вообще привлекательное место со старыми зданиями, набережной и красивым сквером. Но мэрия Бостона — это отвратительное бетонное здание невероятно непостижимой формы, похожее на зловещий компонент, оставшийся после того, как вы кропотливо собрали сложную бытовую технику. В 1960-х годах, еще до того, как первая партия бетона высохла в форме, люди уже упорно умоляли снести эту чертову штуку.К той же площади примыкает целый дополнительный комплекс столь же неприятных федеральных зданий, спроектированный Уолтером Гропиусом, архитектором, чья вызывающая смешок фамилия противоречит полной безрадостности его проектов. Например, здание Джона Ф. Кеннеди — невыразительно мрачное снаружи и невыносимо непроходимое внутри — это место, где, среди прочего, испуганные иммигранты присутствуют на слушаниях по поводу их депортации, и куда травмированные ветераны приходят просить пособия. Такое негостеприимное здание посылает очень четкий сигнал, а именно: правительство хочет, чтобы его скромные просители чувствовали себя смущенными, отчужденными и напуганными.

Тур Монпарнас. Кто может это защитить? И если с этим что-то явно не так, а что есть, что это такое и почему мы не говорим об этом больше в других случаях?

Дело в том, что современная архитектура вызывает у большинства обычных людей хиби-джиби. Однако попробуйте рассказать это архитекторам и их помощникам, и вы поймете, почему вы думаете, что ошибочен, — результат какого-то досадного заблуждения об архитектурных принципах. Одна из защит, как правило, состоит в том, что эти бельмо на глазу на самом деле являются невероятным инженерным достижением.В конце концов, «блобитектура» — которая, к сожалению, является настоящей школой современной архитектуры — создается с использованием сложных алгоритмов, управляемых компьютером! Вы можете подумать, что образовавшаяся капля похожа на какашку с щупальцами или смятый платок, но это потому, что у вас нет наметанного глаза архитектора.

Еще одна вещь, которую вы часто слышите от представителей школ дизайна, — это то, что современная архитектура честна . Он не полагается на формы и обычаи прошлого, и он не заинтересован в том, чтобы нянчился с вами и вашими глупыми чувствами. Просыпайся, овечка! Ваш босс ненавидит вас, и вашего кровососущего домовладельца тоже, и ваше правительство полностью намеревается заткнуть вас между шестернями. Это мир, в котором мы живем! Привыкай к этому! Поклонники брутализма — школы архитектуры из блоков-индустриально-бетонных блоков — быстро подчеркивают, что эти здания говорят о них как о , как будто это каким-то образом оправдывает тот факт, что они выглядят, в лучшем случае, мрачно, а в худшем — как штаб какой-то постапокалиптической тоталитарной диктатуры.

New York Times сообщает, что это здание показало, что брутализм может быть «игривым». Это может быть правдой, но только в том смысле, что кошка, мучающая мышь, или мучитель, пытающийся определить, какое яичко лопнуть первым, ведет себя «игриво».

Давайте будем действительно честными перед собой: беглого взгляда на любую конструкцию, спроектированную за последние 50 лет, должно быть достаточно, чтобы убедить любого, что с нами что-то пошло глубоко и ужасно не так. Кажется, что какой-то невидимый человек или сила стремится заменить буквально каждую привлекательную и привлекательную вещь уродливой и неприятной.Архитектура, созданная современным глобальным капитализмом, возможно, является наиболее очевидным видимым доказательством того, что она оказывает какое-то извращенное воздействие на человеческую душу. Конечно, о вкусах не спорят, и среди нас могут быть такие, кто от природы глубоко склонен ценить капли и блоки. Но опросы показывают, что приверженцы современной архитектуры в подавляющем большинстве составляют меньшинство: помимо памятников, немногие из любимых публикой построек относятся к послевоенному периоду.(Когда были обнародованы результаты опроса, архитекторы хмыкнули, что они не «отражают мнение экспертов», а просто «эмоции» людей, различие, которое скорее доказывает всю точку зрения.) И когда дело доходит до архитектуры, в отличие от многих других. другие формы искусства, недостаточно просто пожать плечами и сказать, что личные предпочтения различаются: в отношении общественных зданий или общественных мест, которые имеют существующий характер и исторический резонанс для людей, которые там живут, чтобы навязать эксцентричную волю архитектора на массы, и заставлять их проводить свои дни в местах, которые они находят уродливыми и тревожными, на самом деле угнетающе и жестоко.

К тому же политика этого выпуска перевернута. Например, как мы можем объяснить, почему после трагедии в Гренфелл-Тауэре в Лондоне более консервативные комментаторы призывали к созданию более комфортного и домашнего государственного жилья, в то время как левые писатели стойко защищали популистский дух высотных домов? многоквартирный дом, несмотря на многочисленные свидетельства того, что большинство людей предпочло бы, чтобы их не заставляли жить в таких местах или среди них? Консерваторы, критикующие государственное жилье, могут иметь легко доказанные скрытые мотивы, но почему так много левых привержены защите непопулярных школ архитектурного и городского дизайна, не так очевидно.

Вот одна больница в Барселоне. Источник: AcidCow Вот еще один. Где бы вы предпочли поправиться?

В конце концов, в истории социализма были моменты, такие как движение искусств и ремесел в Англии конца XIX века, когда создание красивых вещей рассматривалось как неотъемлемая часть построения более справедливого и доброго мира. В идеале, совместное эгалитарное социальное начинание должно быть направлено на радость, а также на борьбу: в эти отчаянные времена, безусловно, есть более непреодолимые императивы, чем сделать мир красивее, на который можно смотреть, но отказаться от того, чтобы сделать мир прекраснее, когда он есть. в ваших силах сделать это или разрушить какую-нибудь прекрасную вещь без надобности — это гротескное извращение кооперативного идеала.Особенно это касается архитектуры. Окружающая среда, которой мы себя окружаем, может формировать наши мысли и эмоции. Люди, со всех сторон попираемые уродством, часто несчастны, даже не зная почему. Если вы живете в месте, где вы отрезаны от света, природы, цвета и регулярного общения с другими людьми, легко впасть в отчаяние, одиночество и депрессию. Возникает вопрос: как современная архитектура оказалась такой? И как это исправить?

Около 2000 лет все, что построили люди, было красиво или, по крайней мере, не вызывает возражений.20 -е годы годов положили этому конец, о чем свидетельствует тот факт, что люди часто изо всех сил стараются изо всех сил отдыхать в «исторических» (читай: красивых) городах, в которых как можно меньше послевоенной архитектуры. Но почему? Что на самом деле изменилось? Почему кажется, что существует такой очевидный разрыв между тысячами лет до Второй мировой войны и послевоенным периодом? И почему это, кажется, верно повсюду?

Штаб-квартира округа 7 Калтранс. Фотография предоставлена: Morphosis
Architects . О, черт возьми, только посмотри на это. Посмотри на это! Это делает тебя счастливым? Питает ли он ваш дух? Что за маленькие случайные выступы? Ааааагххх.

Послевоенная архитектура характеризует несколько явных стилистических изменений. Во-первых, исчезло то, что (теперь несколько насмешливо) называли «орнаментом». На заре 90-344-х годов века американский архитектор Луи Салливан провозгласил знаменитую максиму, гласящую, что «форма следует за функцией». Несмотря на то, что собственные здания Салливана часто были очень богато украшены, украшены изысканными изделиями из железа в стиле модерн и каменной кладкой в ​​кельтском стиле, «форма следует за функцией» было мгновенно неверно истолковано как призыв к абсолютной утилитарной простоте.Несколько лет спустя архитектор и теоретик Адольф Лоос в эссе 1908 года под названием «Орнамент и преступление» резко заявил, что отсутствие орнамента является «признаком духовной силы». Эти две идеи быстро стали догмами архитектурной профессии. Поколение архитекторов, придерживавшихся как социалистических, так и фашистских политических взглядов, рассматривало орнамент как признак буржуазного упадка и культурного удовлетворения, и начало отказываться от каждого элемента дизайна, который можно было считать «простым украшением».

Это то, что разработал Луи Салливан, и все же люди думают, что «форма следует за функцией» означает, что вы больше не можете этого делать по необъяснимым причинам.

Презрение к орнаменту проникло в воображение тех архитекторов, которые считали себя приверженными социальной инженерии, а не простому созданию красивых мелочей. Этот образ мышления лучше всего иллюстрирует французский архитектор Ле Корбюзье, который классно охарактеризовал дом как «машину для жизни». Идеи Корбюзье о планировании и дизайне все еще принимались всерьез, даже когда он предлагал свой «Вуазенский план» для Парижа, который предполагал снос половины города к северу от Сены и замену ее примерно дюжиной огромных однообразных небоскребов.(К счастью, никто не воспринял его достаточно серьезно, чтобы позволить ему это сделать.) Корбюзье, возможно, сделал больше, чем кто-либо, чтобы убедить архитекторов в том, что им больше не разрешается украшать свои творения, издав неоспоримые заявления, вроде «желание украсить все» об одном — ложный дух и отвратительное маленькое извращение »и« чем больше люди культивируются, тем больше исчезает обстановка ». Он осуждал «драгоценные и бесполезные предметы, скопившиеся на полках», и осуждал «шелестящие шелка, шарики, которые крутятся и крутятся, кнуты алого цвета, серебряные лезвия Византии и Востока… Давай покончим с этим!»

Раньше были очень сложные детали.Теперь их нет. Они должны быть. Читайте также: удивительный вестибюль Guardian Building в Детройте — это ар-деко, последнее поистине впечатляющее движение в архитектуре. Почему мы больше не можем так поступать? Почему это только одно здание, а не каждое здание? Никто не знает. Спросите людей, которые дали эти вещи призом.

Это параноидальное отвращение к классической эстетике было не столько школой мысли, сколько приказом: отныне архитектор должен был заботиться исключительно о крупномасштабной форме конструкции, а не о таких глупых мелочах, как горгульи и решетки, сколько бы удовольствия ни доставили зрителям подобные вещи.Поразительно, насколько равномерным стал отказ от «орнамента». После затмения ар-деко в конце 1930-х годов замысловатые конструкции, которые характеризовали столетия строительства в разных цивилизациях, от Индии до Персии и майя, исчезли из архитектуры. За некоторыми исключениями, такими как смешанные успехи новой классической архитектуры в возрождении греко-римских форм и раздражающие попытки постмодернистской архитектуры пародировать их, ни одно современное здание не включает в себя такой вид очень сложной живописи, изделий из дерева, металла и скульптуры, которые характерны для большинства. поразительно красивые постройки предшествующих эпох.

Потолок Храма Неба в Пекине, Китай

Антидекоративный консенсус также согласовывался с консенсусом художников относительно того, какой «дух» должна выражать архитектура. Идея необычайно «красивой» архитектуры стала казаться слегка нелепой в послевоенном мире хаоса, конфликтов и отчуждения. Жизнь была бурной, противоречивой и непонятной. Искусство не должно стремиться к бесполезным целям, таким как превосходство, но должно пытаться выражать часто уродливые, жестокие и трудные факты материального существования людей.Поэтому называть здание «уродливым» больше не было оскорблением: во-первых, понятие «уродство» не имело смысла. Но в той мере, в какой это было, искусство могло и должно быть уродливым, потому что жизнь уродлива, и высший долг искусства — быть честным в отношении того, кто мы есть, а не обманывать нас утешительными баснями.

Идея о том, что архитектура должна быть «честной», а не «красивой», хорошо выражена в печально известных дебатах 1982 года в Гарвардской школе дизайна между двумя архитекторами, Питером Эйзенманом и Кристофером Александром.Эйзенман — известный «звездный архитектор», чьи проекты вдохновлены деконструктивной философией Жака Деррида и чьи формы намеренно хаотичны и резкие. Эйзенман серьезно относился к своему долгу по созданию «дисгармонии»: один дом, спроектированный Эйзенманом, настолько отклонился от обычной концепции дома, что его владельцы на самом деле написали целую книгу о трудностях, с которыми они столкнулись, пытаясь в нем жить. Например, Эйзенман разделил главную спальню на две части, чтобы пара не могла спать вместе, установил ненадежную лестницу без перил и изначально отказался от ванных комнат.В своем яростном противодействии самой идее, что настоящий человек может на самом деле попытаться жить (и гадить, и заниматься сексом) в одном из своих домов, Эйзенман вспоминает самоуверенного немецкого архитектора из романа Эвелин Во «Упадок и падение »: кого раздражает необходимость предусмотреть лестницу между этажами: «Почему существа не могут оставаться на одном месте? Проблема архитектуры — это проблема всего искусства: исключение человеческого элемента из рассмотрения формы. Единственным идеальным зданием должна быть фабрика, потому что она построена для размещения машин, а не людей.”

Дом Питера Эйзенмана. Обратите внимание на полное отсутствие растительной жизни. Растительная жизнь может случайно сделать вас счастливым и комфортным, а счастье — это буржуазная иллюзия. Крошечные фигурки слева, кажется, пытаются устроить пикник на повороте. Они, вероятно, холодные и продуваемые ветрами — как и должно быть.

Александр, напротив, является одним из немногих крупных деятелей архитектуры, считающих, что объективный уровень красоты является важной ценностью для профессии; его здания, которые часто представляют собой небольшие проекты, такие как сады, школьные дворы или дома, стараются быть теплыми и комфортными и часто используют традиционные — то, что он называет «вневременными» — дизайнерские приемы.В ходе дискуссии Александр раскритиковал Эйзенмана за то, что он хотел, чтобы здания были «колючими и странными», и защитил концепцию архитектуры, которая ставит во главу угла человеческие чувства и эмоции. Эйзенман, очевидно, изо всех сил стараясь вести себя как карикатурная пародия на претенциозного художника, заявил, что находит Шартрский собор слишком скучным, чтобы посещать его хотя бы раз: «на самом деле, — заявил он, — я несколько раз ездил в Шартр, чтобы поесть в ресторане через улицу — у меня было красное вино Мерсо 1934 года, оно было изысканным — я никогда не заходил в собор.Собор выполнен en passant . Когда вы видели один готический собор, вы видели их все ». Александр ответил: «Мне это непонятно. Я считаю это безответственным. Я считаю это безумным. Мне жаль этого человека. Я также невероятно зол, потому что он облажался со всем миром ».

Дом Кристофера Александра. Не обязательно говорить, что это лучше, но мы чувствуем, что у нас несколько меньше шансов спонтанно проникнуться экзистенциальным страхом здесь.

Дебаты 1982 года, пожалуй, одна из самых агрессивных публичных дискуссий в истории дизайна.Это также поучительно, как из-за честности Эйзенмана в защите зданий, которые делают людей несчастными и неудобными. — « Если мы сделаем людей так комфортно в этих красивых маленьких строениях, — заявил он, — мы можем убаюкивать их, заставляя думать, что все в порядке. , Джек, а это не так »- и из-за дико неточного пророчества Александра, что архитекторы и общественность скоро разглядят деконструктивистскую ерунду Эйзенмана и вернутся к любви к традиционным формам и ценностям.На самом деле произошло обратное: Александр погрузился в относительную безвестность, а Эйзенман стал еще более известным, выиграв Национальную премию в области дизайна и получив престижные заказы по всему миру.

Страсть современного архитектора — выстраивать элементы таким образом, чтобы они преднамеренно раздражали, беспорядочно и расстраивали.

Но могут ли эти две школы дизайна, удобная и тревожная, мирно сосуществовать? В конце концов, Эйзенман настаивал на том, что в мире есть место как для его монументальной, диссонирующей постструктуралистской архитектуры, так и для небольшой традиционной архитектуры Александра, созданной вручную.Однако необычный факт об архитектуре последнего столетия заключается в том, насколько доминирующими были определенные тенденции. Эстетическое единообразие среди архитекторов удивительно жесткое. Современная архитектура избегает классического использования множественной симметрии, намеренно отказываясь выравнивать окна или другие элементы дизайна и предпочитая необычные геометрические формы приятным и упорядоченным. Он следует ряду строгих табу: запрещены классические купола и арки. Колонна ни в коем случае не должна быть рифленой, симметричная скатная крыша невозможна.Забудьте о куполах, шпилях, карнизах, аркадах и всем остальном, что напоминает о досовременной цивилизации. Ничто, построенное сегодня, нельзя спутать с тем, что было построено 100 или более лет назад. Разрыв между нашей эпохой и эпохами прошлого является абсолютным, и этот непреодолимый разрыв необходимо сделать видимым и проявленным через то, что мы создаем. А поскольку в прошлом вещи были прекрасны, теперь они неизбежно должны стать уродливыми.

Если это не заставляет вас чувствовать отчаяние, сокрушительное одиночество, вероятно, это не образец современной архитектуры, отмеченной наградами.

Для многих социалистов в 20, и годах отказ от декоративных элементов и традиционных форм казался естественным следствием революционного духа простоты, солидарности и жертвенности. Но на самом деле шутка была над социалистами, потому что, как выяснилось, эта одержимость минимализмом также уникальным образом сочеталась с жалким культом капитализма на эффективность. В конце концов, каждый доллар, потраченный на причудливые балясины или витражи-розетки, должен был дать какую-то окупаемости инвестиций в .А поскольку можно гарантировать, что такие вещи не принесут почти никакой отдачи от инвестиций, им пришлось уйти. Исторически сложилось так, что религиозная архитектура больше всего интересовалась красотой ради красоты. чем больше времени тратится на элегантное украшение собора, тем больше он выполняет предназначенную для него функцию прославления Божьей славы, тогда как чем больше времени тратится на украшение офисного здания, тем меньше денег остается для застройщика.

Но давайте оставим в стороне славу Божью — а как насчет обычного человеческого счастья? Один из самых раздражающих аспектов современной архитектуры — это умышленное пренебрежение демократией.Когда люди опрашиваются, они, как правило, предпочитают старые здания послевоенным; очень немногие послевоенные постройки попали в списки самых ценных мест. Однако архитекторы не хотят использовать те стили, которые кажутся людям более красивыми. Почему? Что ж, Питер Эйзенман говорил от имени многих архитекторов, которые в целом пренебрегали демократией, говоря, что роль архитектора заключается не в том, чтобы давать людям то, что они хотят , а то, что они должны хотеть , если они были достаточно умны, чтобы иметь хороший вкус.Эйзенман говорит, что предпочитает работать с клиентами правого крыла, потому что «либеральные взгляды никогда не создавали ничего ценного» из-за их постоянной озабоченности общественными процессами и общественными потребностями. (Кстати, не случайно, что Ховард Рорк, главный герой фильма Айн Рэнд The Fountainhead и главный герой американского консервативного литературного канона, является архитектором, который намеренно подрывает проект государственного жилья, потому что у кого-то хватило наглости добавить балконы по своему оригинальному проекту без его согласия.) Эйзенман предполагает, что, если бы мы полагались на общественные вкусы в музыке, мы все слушали бы Мантовани, а не Бетховена, и использует это как доказательство того, что архитекторы должны навязывать вкус сверху, а не подчиняться демократическим желаниям. Действительно, всегда есть проблема «Томаса Кинкейда» в том, что искусство должно быть «демократичным». Если бы вы полагались на общественный вкус, судя по объему продаж, Кинкейд был бы величайшим художником в мире. Тейлор Свифт был бы лучшим музыкантом, а серия Transformers была бы лучшим кинотеатром.Конечно, мы не доверяем демократическому суждению в вопросах вкуса, потому что людям часто нравятся вещи, которые являются мусором.

Оригинальный Penn Station, захватывающее дух место для обычных путешественников. Он был красивым, поэтому его пришлось уничтожить. Есть предложение перестроить его так, как было, но почти наверняка вместо него будет построено что-то гораздо худшее.

Но архитектура сильно отличается от других форм искусства: люди, ненавидящие Бетховена, не обязаны слушать его с 9 до 5 каждый будний день, а люди, которые ненавидят сериал Трансформеры , не обязаны смотреть его каждую ночь. кровать.Однако физическая среда, в которой мы живем и работаем, повсеместна и неизбежна; Когда дело доходит до архитектуры, людям практически невозможно просто избегать того, что они ненавидят, и искать то, что им нравится. Верно также и то, что интеллектуалы слишком быстро списывают публику на глупостей и неспособны решать вопросы самостоятельно. Есть много случаев, когда, когда случается что-то действительно великое, публика вполне способна это распознать. Например, пьесы Шекспира неизменно пользовались невероятной популярностью, несмотря на то, что они были сложными и интеллектуальными произведениями литературы, потому что они работают на нескольких уровнях.Они достаточно доступны, чтобы их любили и ценили широко, но достаточно глубоки, чтобы служить пищей для столетий размышлений и анализа. Точно так же массам нравятся, например, готические соборы и персидские мечети, которые представляют собой потрясающе замысловатые и сложные произведения искусства.

Левые, в частности, должны с энтузиазмом принять концепцию архитектуры, которая одновременно является демократичной и утонченной. Многие из наихудших частей современной архитектуры имеют отголоски «плохих» частей левачества: мрачность Советского Союза, дегуманизирующая тенденция навязать сверху великую концепцию нового социального порядка.Они служат примером того, что Джеймс Скотт называет «высоким модернизмом», — извращенными усилиями «рационализировать» людей, а не принимать их такими, какие они есть, и строить места, которые им подходят и которые им нравятся. С другой стороны, хорошая левизна действует снизу вверх, а не сверху вниз. Это помогает людям создавать свои собственные места, а не создавать монолитные конструкции, в которые они помещаются для собственного блага. Он больше похож на деревню, чем на многоквартирный дом, децентрализованный и с прочной связью между создателями места и его обитателями.

Каждое общественное пространство должно делать все возможное, чтобы поднимать вам настроение.

В настоящее время потребности или пожелания людей, которым фактически приходится пользоваться зданиями, вообще редко учитываются. Архитектурные школы фактически не учат студентов чему-либо о ремесле или об эмоциях; большинство курсов в высшей степени математичны и посвящены инженерии и теории формы, а не пониманию традиционных способов строительства или пониманию того, что люди хотят от своих зданий. Если они не являются сверхбогатыми клиентами, пользователи зданий редко вносят значительный вклад в процесс проектирования.Студенты не могут сказать, какую школу они хотели бы, офисные работники не могут сказать, предпочли бы они работать в стеклянной башне или в зеленом комплексе деревянных пагод с Wi-Fi. Отчасти это может быть связано с самим процессом проектирования. В отличие от эпохи ремесленничества, сегодня существует четкое разделение между процессом проектирования и процессом изготовления. Фрэнк Гери проектирует свою работу с помощью программного обеспечения САПР, а затем кто-то другой должен пойти и фактически построить ее. Но этот разрыв означает, что архитектура становится чем-то навязанным людям.Он не предполагает участия и не адаптируется к их потребностям. Его собирают заранее, собирают на месте, а затем сваливают на ничего не подозревающее население. Нам не предназначено жить в современных зданиях; они созданы для людей, которые не какают. Хорошая архитектура улучшается за счет жизни, которую люди привносят в нее, но в современной структуре возникает ощущение, что вы загрязняете место своими запахами и грязью.

На самом деле, повседневная хорошая архитектура не должна быть связана даже с домом и , она должна быть связана с людьми.Если здание не предназначено как общественный памятник или центральное место, оно не должно привлекать к себе особого внимания. Фрэнк Гери — вопиющий нарушитель этого правила: когда он решил спроектировать дома для Нижнего девятого округа в Новом Орлеане после Катрины, он создал диссонансную партию гиперсовременных домов, которые «перекликались» с традиционной местной архитектурой. Вместо того, чтобы заботиться о том, чтобы предоставить людям комфортабельные дома, которые вписывались бы в их среду обитания и соответствовали предпочтениям жителей, Гери проектировал дома, которые требовали внимания и были в основном о себе , а не о людях города, о которых он якобы заботился.Хорошие здания плавно переходят в свое окружение; Гери кричит, как промышленный клаксон. Точно так же, когда такое здание, как Кунстхаус Питера Кука и Колина Фурнье в Австрии (здание в верхней части этой статьи), помещается в центре старой деревни, вся структура деревни разрушается. Кунстхаус (типичный пример «блобитектуры») не может мирно сосуществовать с окружающими его вещами, потому что невозможно перестать смотреть на него. Подобно стрикеру на футбольном матче, здание идет перед нами с таким вульгарным бесстыдством, что никакая сила воли не может оторвать нам глаз.

«Эй, посмотри на меня! Я представляю собой серию резких асимметричных блоков, как и все остальное! »

Отказ архитектуры от принципа «эстетической согласованности» наносит серьезный ущерб старинным городским пейзажам. Вера в то, что «здания должны выглядеть, как их времена», а не «здания должны выглядеть, как здания в том месте, где они строятся» ведет к мешанине со всеми преимуществами, вытекающими из четкого и упорядоченного местного стиля жизни. разрушено несколькими зданиями, которые подрывают целостность целого.Частично это является функцией подхода свободного рынка к проектированию и развитию, который жертвует возможностью когда-либо снова создать место на уровне деревни или города, которое имеет впечатляющую стилистическую согласованность. Отвращение (как сторонников прогресса, так и капиталистических индивидуалистов) к идее «принудительного единообразия» ведет к отказу от любых эстетических традиций сообщества, при этом каждое здание одинаково хорошо вписывается в Панама-Сити, Дубай, Нью-Йорк или Шанхай. Поскольку решение о том, что строить, остается за отдельным владельцем собственности, а богатые люди часто имеют ужасный вкус и просто предпочитают вещи, которые огромны и внушительны, все возможности для создания другого города с самобытностью Венеции или Брюгге стираются навсегда.

Давным-давно социалисты любили делать красивые вещи; Работы Уильяма Морриса, Джона Раскина и Оскара Уайльда полны как прославлений классической эстетики, так и призывов освободить людей от страданий экономических лишений. Основная идея левизны заключается в том, что люди должны иметь возможность процветать как телом, так и умом, и, таким образом, они должны иметь возможность делать это материально, духовно, интеллектуально и художественно. Ремесла и украшения не буржуазны, они демократичны в том смысле, что общество ремесленников — это общество людей, которые получают возможность максимизировать свои творческие способности, в то время как общество людей в ухоженных небоскребах в стиле Корбюзье превратилось в частички. лишены своей индивидуальности, лишены способности делать мир своим.

Как же тогда исправить архитектуру? Что делает мир лучше? Если все некрасиво, как это исправить? Преодоление всех колоссально ошибочных теоретических обоснований современного дизайна — это серьезный проект. Но несколько принципов могут оказаться полезными.

Необходимо построить больше Венеции…

ПРЕОДОЛЕНИЕ СТРАХОВ

Послевоенная архитектура характеризовалась страхом и табу. Архитекторы боятся создавать даже рифленую колонну, потому что они верят, что их коллеги сочтут их глупыми, ностальгирующими и бесхитростными.В результате они создают настолько непостижимые и иррациональные структуры, насколько это возможно, так что люди будут думать, что они умны. Но им нечего бояться! Их друзья-архитекторы могут подумать, что они глупы, если сделают декоративную арку. Но мы этого не сделаем.

1. СТРАХ КРАСОТЫ — Существует заблуждение, что если красота «субъективна», то ее не существует или о ней нельзя говорить. Это не правильно; Тот факт, что люди в чем-то не согласны, не означает, что это нельзя обсуждать, точно так же, как тот факт, что не существует «объективно лучшего фильма», не мешает нам обсуждать, какие фильмы являются лучшими.Даже если красота субъективна , мы все равно можем обсуждать ее, так же как мы можем обсуждать мораль, даже если ценности людей различаются.

Лондонский бруталистский комплекс Alexandra Road, который, по словам Сэма Крисс, красивее Собора Святого Павла. Собор Святого Павла.

Существует широко распространенное представление, подкрепленное консервативными классиками, что «красота» — всего лишь эвфемизм европейского империалистического искусства. [Ныне опальный] левый писатель Сэм Крисс, который смехотворно и неверно утверждал, что лондонская бруталистка Александра Роуд красивее, чем улица Св.Павла пишет, что «сентиментальные традиционалисты много говорят о красоте, но если красота означает пропорцию, регулярность и гармонию, то модернизм делает это очень хорошо. Но, конечно, они не это подразумевают под красотой; они означают какую-то невыразимую органическую связь с жизнью и устремлениями нации ». Но красота не обязательно должна означать просто «пропорции» и не означает «жизнь и стремления нации». Это не может означать просто простоту и пропорцию, потому что многие вещи просты и соразмерны, но не красивы.И это не может быть националистическим, потому что древние мечети и храмы — одни из самых красивых построек. Когда мы говорим об архитектурной красоте, мы имеем в виду качество, общее для цивилизаций, которое объединяет индейцев, майя и испанцев.

Людям на самом деле неудобно идея красоты, потому что они думают, что это субъективно. Но на самом деле мы не можем избавиться от этого; есть места, которые мы считаем красивыми, и места, которые мы не любим, и важно поддерживать беседу, если мы не хотим, чтобы мы продолжали создавать места, которые мы не находим красивыми.Не развивая язык, чтобы говорить о красоте, мы в конечном итоге смешаем впечатляющее с привлекательным и создающим пространство, необычное с инженерной точки зрения, но мертвое и вызывающее дискомфорт.

Обычно чем сложнее и сложнее, тем завораживает…

2. СТРАХ УКРАШЕНИЙ — Орнамент — это не баловство; это неотъемлемая часть практики строительства. Фактически, «орнамент» означает просто внимание к эстетическому опыту на микроуровне.Это мелочи, и мелочи имеют значение. Идея декорирования как декадентского стиля особенно абсурдна в эпоху монументальных дизайнерских проектов. Сколько больше ресурсов тратится на то, чтобы заставить последний крендель Фрэнка Гери стоять в вертикальном положении, чем на то, чтобы установить красивую каменную кладку на гораздо более простую конструкцию? Когда мы жертвуем возможностью украшения, мы теряем множество экстраординарных эстетических инструментов и отказываемся от возможности невероятных визуальных впечатлений. Аллергия на орнамент приговаривает человечество к вечной скуке, не на что интересно смотреть, ничего, что мы заметим на здании во второй раз, что не увидели в первый раз.

3. СТРАХ ТРАДИЦИИ — Архитекторам было на удивление высокомерно и небрежно выдвигать теорию, запрещающую возможность когда-либо снова использовать традиционные стили. Традиция важна, и отрыв от нее бессмысленно и самоубийственно. Мы унаследовали палитру возможностей от архитектурной практики всех предшествующих культур, и растрачивать ее неблагодарно и напрасно. Память и преемственность — это не просто ностальгия. Конечно, традиция получила плохую репутацию просто потому, что самая «нео-традиционная» архитектура — это , очень плохая и диснейподобная.Воспроизведение и стилизация — не выход, а бездумная консервативная любовь ко всему греческому, римскому и викторианскому — ошибка. Дело не в том, чтобы бездумно любить старые вещи; это приносит вам McMansions. Скорее, вместо того, чтобы воссоздавать в точности облик традиционной архитектуры, следует попытаться воссоздать ощущение , которое эти старые здания дарят своим зрителям. Не создавайте пластиковую версию Венеции. Постройте город с каналами, пешеходными мостами и декоративными домами в пастельных тонах, свисающими над водой, и придайте этому городу особую индивидуальность.McMansions — это попытка поверхностно напомнить людям о прекрасных вещах, а не выполнять реальную работу, необходимую для создания чего-то прекрасного. Но традиции имеют решающее значение, старые вещи, как правило, были лучше, и если мы откажемся от них, мы обречем себя на создание новой бессмысленной формы за новой бессмысленной формой.

От арабского и индийского мира до синагог Европы и метро Москвы — сложные симметрии всегда завораживали нас. Это не греко-римский стиль. Это человеческое дело.

4. СТРАХ СИММЕТРИИ — Тенденция к разногласиям должна прекратиться. Симметрия хороша. Множественные перекрывающиеся симметрии могут поражать воображение. Здание не обязательно должно быть однобоким. Вы можете выровнять окна. Все нормально. Так будет лучше. Не волнуйся. Мы не скажем вашему профессору.

5. СТРАХ ПОСМОТРЕТЬ ДУРА — Люди, которые наиболее громко презирают традиционную архитектуру, больше всего заботятся о том, чтобы убедить других в своей интеллектуальной серьезности.Спроектировать комфортное, приятное и, да, ностальгическое пространство просто недостаточно умно. Люди боятся сказать, что им не «досталось» здание или что оно кажется им некрасивым. Это звучит по-детски, если вы хотите, чтобы он был пастельного цвета, или вы хотите, чтобы две стороны совпадали, или вы хотите, чтобы он не выглядел так, как будто он вас ненавидит. Но говорить такие вещи должно быть нормально. Здания не должны вас ненавидеть. Они, вероятно, не должны быть странно выглядящими , и они не должны раздражать глаза. Они должны быть приятными и привлекательными, потому что в них нужно жить.

СЛОЖНОСТЬ И ПРОСТОТА

Один из элементов, делающих место по-настоящему красивым, — это тщательный баланс сложности и простоты. Современная архитектура часто просто стремится к простоте и забывает о сложности, или она компенсирует простоту своего внешнего вида сложностью технических процессов, необходимых для ее создания. Но старые постройки, которые нас больше всего радуют, часто просты на большем уровне и сложны на микроуровне.Например: здания во Французском квартале Нового Орлеана на самом деле не очень сложные. Большинство из них представляют собой простые прямоугольные конструкции, расположенные по прямой линии вдоль улицы. Но они окрашены в приятные цвета, украшены красочными ставнями и замысловатыми железными галереями, украшены цветами и тропическими растениями. И именно эти сложные элементы придают этому месту жизнь. Гармоничный баланс простоты и сложности, сложность цветочной композиции в сочетании с простотой простого хорошо окрашенного здания делают это место восхитительным для прогулок.

ИНТЕГРАЦИЯ ПРИРОДА

Растительный мир на самом деле является одним из важнейших элементов архитектуры. Одна из самых серьезных проблем послевоенной архитектуры заключается в том, что она полностью лишена природы. Он представляет нам глухие стены и широко открытые пространства, на которых не видно ни деревьев, ни кустов. Вообще говоря, чем больше растений в месте, тем оно привлекательнее, а чем меньше природы, тем оно уродливее. Это потому, что природа проектирует вещи намного лучше, чем мы.Фактически, даже бруталистские постройки выглядят почти пригодными для жизни, если вы позволите растениям расти по всему ним; они могут быть даже совершенно привлекательными, если вы позволите растениям покрыть каждый квадратный дюйм бетона. Каждое здание должно быть похоже на Висячие сады Вавилона. Чтобы быть счастливыми, нам нужны растения и вода. Одна из причин того, что многоэтажки так коварны, заключается в том, что они лишают людей доступа к садам. Сады должны быть органично интегрированы во все; есть причина, по которой изгнание из сада было самой ужасной судьбой, которую Бог мог придумать для человечества.

Практическое правило: чем зеленее и пышнее место, тем красивее оно становится.

ЧУВСТВА НАД ФОРМАМИ

Вообще говоря, в архитектуре слишком велико желание передавать идеи. Архитекторы зациклены на идеях, которые они воплощают в своих зданиях. Но большинство людей, использующих здание, не понимают того абстрактного теоретического понятия, которое пытается передать архитектор. Намного более важными, чем «идеи», являются чувства, которые вызывает здание, опыт, который люди получат в нем, и им следует уделять приоритетное внимание.

Точно так же чрезмерно упоминается «форма»; архитекторов гораздо больше заботит форма здания, чем удобство его обитателей. Отсюда и «блобитектура»: архитектор точно проектирует идеальный вид капли, используя тщательно продуманные инструменты цифрового дизайна и инженерии, не задумываясь, действительно ли людям нравятся капли. Веб-сайт Zaha Hadid Architects хвастается, что здания для нового проекта являются «знаковыми как по своим масштабам, так и по амбициям… создавая уникальный скрученный, переплетенный силуэт, пронизывающий горизонт.Но архитекторы не должны стремиться создавать вещи, которые являются «знаковыми по масштабу» или «вырезают линию горизонта». Это как раз то, о чем нужно заботиться; он предполагает, что архитектор просто жаждет внимания, а не создания совершенной красоты и комфорта. Ты не должен прокалывать! Вы должны добавить еще одну тонкую и безупречную ноту к великолепной симфонии горизонта.

Большинство теоретических обоснований этих форм — явный вздор. Свидетель Фрэнк Гери объясняет, как он не хотел «делать» украшения или «исторические вещи» и вместо этого решил вдохновиться формами рыб:

«Я искал способ справиться с очеловечивающими качествами украшения, не делая этого.Я разозлился на это — все исторические вещи, стилизация. Я сказал себе: если тебе нужно вернуться назад, почему бы не вернуться на 300 миллионов лет назад, чтобы ловить рыбу? И тогда я начал с этой рыбной фишки, как я это думаю, и начал рисовать эти чертовы штуки, и я понял, что они были архитектурными, передающими движение, даже когда они не двигались. Я не люблю изображать это другим людям как сложное интеллектуальное предприятие. Большинство архитекторов избегают двойных кривых, как это сделал я, потому что у нас не было языка для перевода в здание, которое было бы жизнеспособным и экономичным.Думаю, изучение рыб позволило мне создать своего рода личный язык ».

Если бы это исходило от обычного человека, мы бы сочли это бредом сумасшедшего. Но Гери — любимый архитектор архитекторов, поэтому ему сойдет с рук признание, что он просто рисует рыбок, и люди подумают, что он очень глубок.

НЕОБХОДИМОСТЬ СОГЛАСОВАНИЯ

Музей Гуггенхайма Фрэнка Ллойда Райта представляет собой впечатляющее здание. К сожалению, на самом деле он не имеет никакого отношения к своему окружению; его можно было разместить где угодно.С другой стороны, дом Райта Fallingwater был спроектирован так, чтобы соответствовать его местоположению. Эстетическая согласованность очень важна; ощущение места зависит от того, как все элементы в этом месте работают вместе. Улицы района Бикон-Хилл в Бостоне красивы, потому что здесь много разных элементов, но все они эстетически едины. Тур Монпарнас в Париже ужасает, потому что он не сливается с окружающими зданиями и привлекает к себе внимание. Капитализм пожирает культуру и делает уродливые места.Деньги не имеют вкуса.

Бикон-Хилл, где все идеально сочетается.

ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ ЗНАЧЕНИЯ

Мы видим плоды антидемократической философии Питера Эйзенмана в тех местах, которые он строит. Бывший студент Cooper Union вспоминает, как увидел дизайн общежития Эйзенмана и подумал: «Я бы не хотел там жить», потому что Эйзенман использовал стены со странным углом, из-за чего невозможно было разместить мебель, а окна располагались на уровне пола. , так что нужно было бы встать на колени, чтобы увидеть снаружи.Человек, который предполагает, что знает, чего люди должны хотеть, на самом деле вообще не знает многого. Места должны нравиться, людям должно быть комфортно. Архитекторам следует выяснить, какие здания нравятся людям больше всего (подсказка: обычно это старые), и попытаться построить новые здания, доставляющие людям такое же чувство удовольствия. Брутализм — противоположность демократии: он означает навязывание людям чего-то, что они ненавидят, ради какой-то узкой и произвольной формалистической концептуальной схемы.Обращение к популярным вкусам не обязательно означает Лас-Вегас; это может означать тщательно продуманные соборы и сады с фонтанами.

जैसलमेर का किला (Форт Джайсалмер)

ОТМЕНА НЕБОСКРЕБЕРА

Для всех должно быть очевидно, что небоскребы нужно упразднить. В конце концов, они воплощают в себе почти все плохие тенденции современной архитектуры: они не являются частью природы, они монолитны, они скучны, в них нет запутанности, и в них нет демократии. Кроме того, на Земле осталось много места, чтобы разложить его по горизонтали; единственные причины для вертикального распространения — фаллические и фрейдистские.Архитектор Леон Криер предположил, что, хотя для зданий не должно быть ограничений по высоте и , ни одно здание не должно быть больше четырех этажей (то есть шпили любой высоты и колокольни). Это кажется вполне разумной идеей.

Но больше, чем просто упразднить небоскребы, мы должны создать мир повседневных чудес, мир, в котором все до последней вещи — прекрасное. Если это кажется невозможным, это не так; на протяжении тысячелетий почти все здания, построенные людьми, были красивыми.Это просто вопрос восстановления старых привычек. Мы должны спросить себя: почему мы не можем построить еще одну Прагу или Флоренцию? Почему мы не можем строить, как древние мечети в Персии или храмы в Индии? Что ж, нет причин, по которым мы не можем. Нас ничто не останавливает, кроме тюрьмы наших идей и ужасной экономической системы. Мы должны вырваться из тюрьмы и разрушить экономическую систему.

Есть простой способ проверить, красиво ли здание или нет. Спросите себя: если бы это здание могло говорить, было бы оно походило на Рубайят или произведения Шекспира, или оно издавало бы шум, как «Blorp»? Почти 100 лет мы застряли в Эпохе Блорпа.Пора снова научиться говорить.

Исправление: В печатной версии этой статьи указано, что Питер Эйзенман спроектировал общежитие для Cooper Union, которое было непопулярным. Судя по всему, он был всего лишь финалистом на конкурсе дизайна, дизайн был слишком непопулярным, чтобы его можно было даже построить.

10 самых знаковых зданий современной архитектуры

Современная архитектура — это школа дизайна, которая преобладала на рубеже 20-го века до Второй мировой войны.Ужасная война изменила вид зданий, необходимых в послевоенную эпоху. Людям как никогда раньше требовались практичность и функциональность, чтобы восстанавливать с нуля целые города, которые были разрушены в то время.

Доминирующим в то время изящным искусствам и неоклассической архитектуре пришлось отступить, чтобы уступить место новому архитектурному стилю, способному удовлетворить потребности общества. Так возникла современная архитектура, и есть архитектурные иконы, которые определяют постмодернизм 20 века.

Каковы характеристики современной архитектуры?
  • Чистые и абстрактные формы и линии.
  • Открытые планы этажей.
  • Большие цельностеклянные окна.
  • Связь с окружающей средой.

Стиль современной архитектуры:

Современная архитектура зависела от использования новых строительных технологий и материалов, таких как железобетон, сталь и стекло. Этот архитектурный стиль был очень популярен, особенно для правительственных зданий и университетов, до 1980-х годов, когда он начал сталкиваться с сильной конкуренцией со стороны других новых школ, таких как постмодернизм и неомодернизм.
Сегодня мы представляем вам широкий выбор некоторых из самых известных зданий, созданных под эгидой современной архитектуры:

Современные постройки:

1) The Fallingwater House (Фрэнк Ллойд Райт, Милл-Ран, Пенсильвания, США, 1935)

Предоставлено Фрэнком Ллойдом Райтом

Дизайн культового дома был вдохновлен японской архитектурой, которая известна использованием консолей. Дом, идеально вписанный в природный ландшафт, был создан для отдыха на выходных для семьи Кауфманн.

Состояние дома начало быстро ухудшаться после постройки, которую г-н Кауфман назвал «домом из семи ведер», имея в виду протекающую крышу. Более того, консольные террасы начали обваливаться из-за отсутствия должного армирования. Дом несколько раз ремонтировался и в 2002 году был превращен в музей.

2) Glass House (Филип Джонсон, Нью-Ханаан, Коннектикут, США, 1949)

Glass House (Филип Джонсон, Нью-Ханаан, Коннектикут, США, 1949)

Филип Джонсон построил этот дом для себя.Его дизайн был минималистичным и использовал свойства отражения / прозрачности стекла. Он также экспериментировал с размерами и геометрическими формами, которые сделали дом одной из достопримечательностей района и иконой в мире современной архитектуры. Дом выходного дня был сделан в основном из стекла и стали. Однако он также страдал от проблемы «протекающей крыши», такой как дом в Фоллингуотере, из-за чего Джонсон в шутку назвал его «домом с четырьмя ведрами».

3) Вилла Савой (Ле Корбюзье, Париж, Франция, 1931)

Вилла Савой (Ле Корбюзье, Париж, Франция, 1931)

Дом был построен как семейное убежище для Савой в Пуасси, на окраине Парижа.В его отличном дизайне проявились «пять пунктов», одобренных Ле Корбюзье, которые включали открытую планировку, решетку из железобетонных колонн, горизонтальные окна, сад на крыше и независимый фасад.

Семья сильно пострадала от проблем, которые возникли после того, как они начали его использовать. Неправильная конструкция и неудачный дизайн заставили семью покинуть его через несколько лет. Он чудесным образом попал в список общественных зданий и превратился в музей.

4) Музей Гуггенхайма (Франк Ллойд Райт, Нью-Йорк, США, 1959)

Музей Гуггенхайма (Фрэнк Ллойд Райт, Нью-Йорк, США, 1959)

Великий архитектор продвигал концепцию органической архитектуры, в которой человечество было тесно связано с окружающей средой.Конусообразный музей включает в себя множество ключевых галерей и коллекций произведений искусства.

Спирально оформленный интерьер отправляет вас в бесконечное путешествие, растворяя все препятствия между пространствами. Жесткие геометрические формы, которые доминировали в современной архитектуре, были описаны Райтом, который говорит: «Эти геометрические формы предполагают определенные человеческие идеи, настроения, чувства — например, круг, бесконечность; треугольник, структурное единство; спираль, органический прогресс; квадрат, целостность ». Райт видел в Гуггенхайме «храм духа».

5) Павильон Барселоны (Людвиг Мис Ван дер Роэ, Барселона, Испания, 1929)

Павильон Барселоны (Людвиг Мис Ван дер Роэ, Барселона, Испания, 1929)

Павильон был первоначально представлен как Немецкий павильон для Международной выставки 1929 года в Барселоне, где размещалось немецкое крыло выставки. Дизайн, на который повлияло движение Баухаус, отличается прозрачными стенами и консольной крышей. Хотя павильон был довольно минималистичным, архитектор постарался использовать роскошные материалы, такие как красный оникс, мрамор и травертин.Одним из роскошных предметов мебели, созданных специально для этого здания, было легендарное кресло Barcelona Chair.

6) Каток Дэвида С. Ингаллса в Нью-Хейвене (Ээро Сааринен, Коннектикут, США)

Каток Дэвида С. Ингаллса в Нью-Хейвене (Ээро Сааринен, Коннектикут, США)

Здание также известно как «Йельский кит», в честь Йельского университета, который окончил Ээро Сааринен. Креативный дизайн отражает отчетливую архитектурную подпись Сааринена, который часто использовал арки контактной сети.Хоккейная арена имеет волнообразную консольную крышу, которую поддерживает 90-метровая арка из железобетона.

7) Вилла Дирикц (Марсель Леборн, Брюссель, Бельгия, 1933)

Вилла Дирикц (Марсель Леборн, Брюссель, Бельгия, 1933)

Еще одно знаковое здание современной архитектуры — вилла Дирикц. Он отличается привлекательными блочными элементами, стекольными изделиями и белым бетоном, окруженным зеленью. Вилла стоимостью 10 000 000 долларов отличается роскошным интерьером, а также такими удобствами, как винный погреб и кинотеатр.

Марсель Леборн — новаторский бельгийский архитектор, отец современной архитектуры на своей родине. Дом был спроектирован для мистера Дирикца, промышленного магната, интересовавшегося искусством. Спустя много лет вилла пришла в запустение, пока в 2007 году ее не купил застройщик Александр Камброн. Камброн выделил все возможные ресурсы для ремонта виллы.

8) Здание Изокона в Лондоне (Уэллс Коутс, Лондон, Великобритания, 1934)

Здание Изокона в Лондоне (Уэллс Коутс, Лондон, Великобритания, 1934)

Жилой дом, который используется по сей день, состоит из 32 квартир; 24 из них однокомнатные и 8 однокомнатных.В здании также есть комнаты для персонала и просторный гараж. В квартирах были крошечные кухни, потому что в распоряжении жильцов была общая кухня. Они могли свободно использовать его для приготовления еды. Были также другие услуги, такие как стирка и чистка обуви.

Avanti Architects, специализирующиеся на ремонте квартир в современной архитектуре, отремонтировали здание в 2003 году. В результате ремонта в гараже была устроена общая галерея, чтобы рассказывать людям историю здания.Бетонный жилой блок внесен в список зданий I категории и является одним из ключевых архитектурных памятников британской столицы.

9) Neue National Galerie (Людвиг Мис Ван дер Роэ, Берлин, Германия, 1968)

Новая национальная галерея (Людвиг Мис Ван дер Роэ, Берлин, Германия, 1968)

В музее, посвященном современному искусству, хранится коллекция произведений искусства начала 20 века. Его типичный модернистский дизайн включал большое количество стекла, консольную крышу и плоские фасады.Здание окружено скульптурным ландшафтом, который также создал Мис Ван дер Роэ. Музей является частью Национальной галереи государственных музеев Берлина. Галерея закрыта на ремонт с 2015 года.

10) Cité Radieuse (Ле Корбюзье, Марсель, Франция, 1952)

© FLC / ADAGP Пол Козловски, Фрэнсис Телье

Этот жилищный проект — одна из самых важных работ Ле Корбюзье, вдохновившая многие другие современные архитектурные проекты.

Добавить комментарий

*
*

Необходимые поля отмечены*