Содержание

«Цимайло Ляшенко и Партнеры» :: Статьи

Когда задумывалась эта серия, мы не думали, что будет так сложно выловить у архитекторов несколько свободных часов. Даже в очередной тяжелый экономический период есть и заказы, и работа, но нет крупных сокращений, что не может не радовать. Бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» в последнее время и вовсе только расширяется и сейчас насчитывает в штате 99 человек.

Такого количества сотрудников не было за всю историю бюро, которая началась в 2001 году. Тогда компанию основали Александр Цимайло и Владислав Травин (он и сейчас отвечает за финансовую сторону процессов бюро). А спустя три года к партнерам присоединился Николай Ляшенко. В таком составе бюро функционирует по сей день, имея также долю в немецкой архитектурной компании, а с недавних пор и в журнале «Проект Россия».

Место:

Пассаж Попова на Кузнецком Мосту

Общая площадь:

~1300 кв. м

Кол-во сотрудников:

99

Год:

2014

 

Познакомились Николай и Александр, как это часто бывает, во время учебы в МАрхИ. Собственно, с родным вузом связь не прерывается. Практику в бюро архитекторы совмещают с преподаванием проекта и консультациями дипломников. Благо ходить далеко не нужно: новый офис, в которой бюро въехало в 2014 году, находится на Кузнецком Мосту, в здании Пассажа Попова. До революции здесь располагался банк, а с 1958 года помещение занимала, дойдя до весьма запущенного состояния, научно-техническая библиотека.

Нужно сказать, что и прошлый офис, в котором бюро работало с 2005 года, находился в историческом здании, в доходном доме А. П. Лебедева на Садовой-Каретной улице. По мере разрастания коллектива под рабочее пространство переделали мансарду, а в последние годы команде из 50 человек приходилось разрываться между тремя помещениями, что крайне неудобно в деятельности архитектора, требующей постоянной коммуникации. К счастью, появилась возможность переехать, и в новое пространство бюро прибыло во всеоружии: с мебелью, техникой и все той же концепцией организации рабочего пространства, проверенной временем и оставшейся неизменной.

Пространство офиса

При входе посетитель сразу попадает под впечатление от основного двухсветного зала, наполненного мягким светом. Исторические интерьеры и лепнина еще больше подчеркиваются геометрической сеткой современных стеллажей и полок. Они служат и библиотекой для сотрудников, и формируют общественную зону с двумя открытыми переговорными и пространством отдыха. Во время праздников и совместных мероприятий, которые в дружном коллективе случаются постоянно, полки сдвигаются, освобождая место под развлекательную функцию. В очищенном пространстве обрамленные в белоснежные лепные рамы зеркала вдоль обеих стен создают неожиданно праздничную обстановку, подходящую в равной степени для гламурных показов мод и торжественных светских приемов. 

Открыть план в большем разрешении

По бокам к основному залу примыкают анфилады рабочих мест. Здесь пространство также разбивается на меньшие объемы стеллажами, между которыми парно установлены столы размером 160×80 см с одним монитором на рабочее место. Как показали наши экскурсии по разным бюро, разница в использовании одного или двух мониторов на человека (по опыту архитекторов) мало влияет на производительность труда.

При въезде было сделано минимум изменений в интерьере. Буквально куплен серый линолеум, завезена мебель и белой краской покрашены стены. Причем решили красить их только до уровня сводов, оставив на них потрескавшееся и потемневшее с годами покрытие, чтобы сохранить налет старого духа и легкий шарм прошлых эпох.

Без учета незанятого второго уровня, общая площадь офиса составляет порядка 1300 кв. метров, в которую входит и отдельная макетная мастерская. В глубине общего зала находится проход в кабинет руководителей. Здесь расположена еще одна переговорная (для самых деликатных разговоров) и длинные рабочие столы. Хотя, как это обычно бывает, руководители больше сидят не за столами, а находятся в общем зале, вместе с архитекторами работая над проектами.

Принципы работы бюро

В рабочем процессе между Николаем и Александром нет жесткого разделения обязанностей. На отдельных проектах в пропорции 70 на 30 кто-то вовлечен больше, но все ключевые решения принимаются совместно. На всех ключевых переговорах и встречах партнеры тоже присутствуют вдвоем.

Такой подход в совместном разделении ответственности распространяется на все бюро. Внутри коллектива нет деления на мастерские: состав рабочих групп меняется в зависимости от нагрузки. Единственная четко сформировавшаяся ячейка занимается интерьерами, но поскольку бюро делает их только для собственных проектов, эта группа также встроена в общую работу.

Для небольших объектов по 10-20 тыс. кв. метров бюро делает всю рабочую документацию своими силами. Как минимум для каждого проекта, помимо стадии «П», здесь стараются разрабатывать все основные узлы. Хотя, конечно же, все зависит от конкретного заказчика и заказа. Крупные проекты по 80-100 тыс. кв. метров детально прорабатывать уже сложнее: они могут парализовать всю работу бюро.

Один проект - два руководителя

Руководителями на каждый проект назначаются уже сработанные двойки, где каждый отвечает за свою определенную сферу, но не выключается из общего процесса проектирования. То есть один ГАП занимается непосредственно проектированием, а второй больше задействован на уровне управления проекта и взаимодействия с инженерами и подрядчиками. Причем ведущую роль координатора проекта может занимать любой из них в зависимости от ситуации.

Интересно, что ГАПы не сидят по отдельности в окружении команд своих проектов, а наоборот, всем руководящим составом занимают обособленный кабинет.

Эта система позволяет им быстрее обмениваться важной информацией (например, по изменению нормативов) и решать оперативные проблемы. Такой подход стимулирует постоянный обмен опытом и проговаривание проектов, что заменяет большое количество планерок и освобождает часы рабочего времени.

Менеджеры не нужны

Из 99 сотрудников, если не учитывать бэк-офис и инженеров, в бюро работают только архитекторы. Здесь нет менеджеров проектов или product-менеджеров, которые, хоть и заряжены на достижение результата и соблюдение сроков, но никогда не смогут до конца осознавать специфику архитектуры и нести полную ответственность наравне с остальными участниками процесса.

За все ответственны архитекторы. Просто каждому в конкретном проекте отведена своя роль. О чем-то похожем рассказывал в одном из своих блогов архитектор «Остоженки» Андрей Елбаев, рассуждая о четырех типах архитекторов: теоретиках, концептуалистах, проектировщиках и управленцах.

Поэтому при работе в бюро отталкиваются от навыков, умений и желаний конкретных сотрудников. Все собеседования проводят лично Александр Цимайло и Николай Ляшенко. И естественно, знают всех своих подопечных по имени.

По той же причине бюро совсем не спешит расширяться, чтобы не нарушить этот микроклимат и не повредить установленному уровню качества. 

archspeech.com

Проекты года в Москве: «Цимайло, Ляшенко и Партнеры»

Мы продолжаем серию «Проекты года», где знакомим с финалистами Архитектурной премии Москвы. Бюро «Цимайло, Ляшенко и Партнеры», проекты которого регулярно выходили в финал и становились победителями Премии Архсовета Москвы, а теперь и Архитектурной премии Москвы, в этом году также отмечено номинацией в категории «Объекты многофункционального назначения».

Напомним, что Премия города Москвы в области архитектуры и градостроительства учреждена в 2017 году при поддержке мэра Москвы Сергея Собянина, а до этого Москомархитектура в течение пяти лет отмечала лучшие проекты в рамках «Премии Архсовета Москвы». С полным списком финалистов 2019 можно познакомиться на официальном сайте мероприятия.

Многофункциональный общественно-деловой комплекс с несколькими функциями с подземной автостоянкой


ЦАО, р-н Замоскворечье, Садовническая ул., вл. 82, стр. 3–6, 8, 9, 12
Архитектор: «Архитектурное бюро «Цимайло, Ляшенко и Партнеры»
Заказчик: Филиал компании с ограниченной ответственностью «АВРАСИС ЛИМИТЕД»
Номинация: «Лучшее архитектурно-градостроительное решение объекта многофункционального назначения»
Архитекторы: Александр Цимайло и Николай Ляшенко

Участок расположен в центре Москвы и для нас было важно сохранить исторический контекст и масштаб окружающей застройки. Поэтому проект представляет собой систему отдельно стоящих зданий небольшой высотности, гармонично вписанных в масштаб плотной городской структуры. Вследствие высокой плотности и многофункциональности объекта, нам кажется интересным, какой получилась иерархия взаимодействия публичных и приватных пространств. Фасады зданий реагируют на окружающий контекст. Многообразие оконных проемов и форма окон, на наш взгляд, дают ощущение старого города. При этом детали исторических фасадов переосмыслены на современном архитектурном языке.

Мы считаем важной задачей популяризировать качественную современную архитектуру, а данный проект — хороший пример такой архитектуры. Заявка на премию — дополнительная возможность рассказать о своей работе как в профессиональном, так и не профессиональном сообществах. Результаты премии широко анонсируются, что формирует правильный эстетический вкус к архитектуре.

Справка о проекте:

Проектом предусмотрено строительство МФК с гостиничным комплексом и апартаментами, конгресс-центром, выставочными пространствами, физкультурно-оздоровительным комплексом, офисами, предприятиями торговли, бытового обслуживания и общественного питания.

Проект включает 4 блока переменной этажности (до 9 этажей), частично соединенных стилобатной частью, и 1 блок высотой в 7 этажей.

На верхних этажах блоков 1-4 расположена гостиница, включающая стандартные номера и номера длительного проживания. На 2-м — 7-м этажах блока 5 запроектированы конгресс-центр и выставочные помещения. Фитнес-центр, ритейл, офисы, входная зона конгресс-центра и въезд/выезд автостоянки расположены на нижних этажах.

Деление на блоки продиктовано желанием создать комфортную среду внутреннего двора, в который проникает солнечный свет за счет разрывов между блоками, а также улучшить видовые характеристики из окон гостиницы. Внутренний двор предназначен для отдыха постояльцев.

Архитектурный облик фасадов представляет собой чередование витражного остекления и натурального камня светлых тонов. Рисунок окон по фасаду регулярный, геометрическая конфигурация оконных заполнений более спокойная на фасадах, выходящих на улицу, и более активная на фасадах, выходящих во внутренний двор.

archspeech.com

Проекты года в Москве: «Цимайло, Ляшенко и Партнеры»

Мы продолжаем серию «Проекты года», где знакомим с финалистами Архитектурной премии Москвы. Бюро «Цимайло, Ляшенко и Партнеры», проекты которого регулярно выходили в финал и становились победителями Премии Архсовета Москвы, а теперь и Архитектурной премии Москвы, в этом году также отмечено номинацией в категории «Объекты многофункционального назначения».

Напомним, что Премия города Москвы в области архитектуры и градостроительства учреждена в 2017 году при поддержке мэра Москвы Сергея Собянина, а до этого Москомархитектура в течение пяти лет отмечала лучшие проекты в рамках «Премии Архсовета Москвы». С полным списком финалистов 2019 можно познакомиться на официальном сайте мероприятия.

Многофункциональный общественно-деловой комплекс с несколькими функциями с подземной автостоянкой


ЦАО, р-н Замоскворечье, Садовническая ул., вл. 82, стр. 3–6, 8, 9, 12
Архитектор: «Архитектурное бюро «Цимайло, Ляшенко и Партнеры»
Заказчик: Филиал компании с ограниченной ответственностью «АВРАСИС ЛИМИТЕД»

Номинация: «Лучшее архитектурно-градостроительное решение объекта многофункционального назначения»
Архитекторы: Александр Цимайло и Николай Ляшенко

Участок расположен в центре Москвы и для нас было важно сохранить исторический контекст и масштаб окружающей застройки. Поэтому проект представляет собой систему отдельно стоящих зданий небольшой высотности, гармонично вписанных в масштаб плотной городской структуры. Вследствие высокой плотности и многофункциональности объекта, нам кажется интересным, какой получилась иерархия взаимодействия публичных и приватных пространств. Фасады зданий реагируют на окружающий контекст. Многообразие оконных проемов и форма окон, на наш взгляд, дают ощущение старого города. При этом детали исторических фасадов переосмыслены на современном архитектурном языке.

Мы считаем важной задачей популяризировать качественную современную архитектуру, а данный проект — хороший пример такой архитектуры. Заявка на премию — дополнительная возможность рассказать о своей работе как в профессиональном, так и не профессиональном сообществах. Результаты премии широко анонсируются, что формирует правильный эстетический вкус к архитектуре.

Справка о проекте:

Проектом предусмотрено строительство МФК с гостиничным комплексом и апартаментами, конгресс-центром, выставочными пространствами, физкультурно-оздоровительным комплексом, офисами, предприятиями торговли, бытового обслуживания и общественного питания.

Проект включает 4 блока переменной этажности (до 9 этажей), частично соединенных стилобатной частью, и 1 блок высотой в 7 этажей.

На верхних этажах блоков 1-4 расположена гостиница, включающая стандартные номера и номера длительного проживания. На 2-м — 7-м этажах блока 5 запроектированы конгресс-центр и выставочные помещения. Фитнес-центр, ритейл, офисы, входная зона конгресс-центра и въезд/выезд автостоянки расположены на нижних этажах.

Деление на блоки продиктовано желанием создать комфортную среду внутреннего двора, в который проникает солнечный свет за счет разрывов между блоками, а также улучшить видовые характеристики из окон гостиницы. Внутренний двор предназначен для отдыха постояльцев.

Архитектурный облик фасадов представляет собой чередование витражного остекления и натурального камня светлых тонов. Рисунок окон по фасаду регулярный, геометрическая конфигурация оконных заполнений более спокойная на фасадах, выходящих на улицу, и более активная на фасадах, выходящих во внутренний двор.

archspeech.com

клубный дом с видом на набережную • Интерьер+Дизайн

Архитектурное бюро «Цимайло Ляшенко и партнеры» представляет концепцию клубного дома Brodsky в центре Москвы. Комплекс вдоль набережной реки, направлен ​​на создание прочной функциональной и визуальной связи между собой и окружающим контекстом.

По теме: Antonini Darmon: белоснежная классика на месте заводов Renault

14-этажное здание со внутренним двором и пешеходной аллеей, отличается арочным фасадом, спроектированным в сотрудничестве с французской студией Antonini Darmon. Сформированный из монолитного белого бетона, фасад состоит из арок трех типов с различными пропорциями. Со стороны набережной фасад звучит торжественно и элегантно, со двора — имеет спокойный и умиротворенный вид.

Внутри ЖК — 67 квартир площадью от 100 до 600 кв. метров и подземным паркингом на 132 машиноместа. Высота потолков — 3,6–4,3 м. Все квартиры (за исключением 1 этажа) имеют сквозную ори ентацию или, при небольшой площади, ориентацию на набережную.

Два верхних этажа занимают двухэтажные пентхаусы. В первом этаже располагаются помещения детского центра и апартаменты.Общая площадь жилого комплекса составляет 23 тыс. кв. м.

Дом будет построен в 1-м Тружениковом переулке, 16, стр. 16  со стороны Саввинской набережной. Квартиры в «Бродском» выставляются застройщиком, компанией Vesper, на продажу с отделкой под ключ. Ожидается, что проект будет завершен в 2020.

www.interior.ru

Цимайло и Ляшенко — об архитектуре, Москве и Новом Арбате :: Город :: РБК Недвижимость

Основатели архитектурного бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» Александр Цимайло и Николай Ляшенко рассказали «РБК-Недвижимости» о благоустройстве Нового Арбата, конкуренции и влиянии кризиса на рынок архитектурного проектирования

Николай Ляшенко и Александр Цимайло

— Один из самых обсуждаемых ваших проектов последнего времени — концепция благоустройства Нового Арбата, которую вы разработали вместе с немецким бюро Topotek 1 и КБ «Стрелка». За что именно вы отвечали в этом проекте и все ли идеи были реализованы?

Николай Ляшенко (Н. Л.): Мы работали над концепцией проекта в консорциуме с КБ «Стрелка» и немецким бюро Topotek 1 на начальном этапе, в дальнейшем компания «Цимайло Ляшенко и Партнеры» не принимала участия в проекте. Архитекторы, разработавшие рабочую документацию, как это всегда бывает, столкнулись с рядом сложностей, связанных с техническим исполнением, согласованием и другими проблемами. В результате, на наш взгляд, проект претерпел некоторые изменения.

— Что именно изменилось?

Александр Цимайло (А. Ц.): Наша первоначальная идея заключалась в том, что улица делится на две принципиально разные части. Четная сторона, та, где находится кинотеатр «Октябрь», должна была стать тихой зоной Нового Арбата. Для этого мы предложили оградить ее плотной стеной деревьев, которая летом защищала бы пешеходов от солнца и машин, а зимой — от шума и грязи. Насколько мы видим сейчас, эта стена стала тонким пунктиром.

Изначальный архитектурный проект благоустройства Нового Арбата (Фото: «Цимайло Ляшенко и Партнеры»)

Н.Л.: С нечетной стороны улицы был запроектирован просторный бульвар с деревьями и длинной гранитной скамейкой. В настоящий момент мы видим на бульваре большое количество павильонов, ряды кадок с растениями. Возможно, эти изменения связаны с прошедшим Днем города и носят временный характер. Концепция предусматривала на четной стороне темно-красное мощение с рядом красных кленов, на нечетной — светло-серое. Но так как разработчики столкнулись с проблемой нехватки нужного количества темно-красного камня, цвет мощения изменили на более бледный оттенок гранита. Поскольку благоустройство реализовывалось в чрезвычайно сжатые сроки, соблюсти чистоту концепции технологически было сложно. Это вполне объяснимая ситуация, в процессе реализации проект может корректироваться в связи с техническими возможностями.

А. Ц.: Например, длинная деревянная скамейка предполагалась каменной и с подогревом. Думаю, тот вариант, который появился в результате, дешевле и проще в исполнении. Дело в том, что, создавая концепцию, мы не знаем всех технических нюансов, тем более что мы не занимались рабочей документацией. Возможно, изменения были внесены в проект из-за расположения сетей или других инженерных коммуникаций, которые там планируется проложить. В любом случае проект пока не закончен, еще не высажены деревья, которые являются важной частью благоустройства. Так что судить о результате рано.

Н. Л.: На сегодняшний момент мы пока не видим конечного результата. Прежде чем делать какие-либо выводы и суждения, необходимо дождаться окончания работ.

Концепция предусматривала на четной стороне темно-красное мощение с рядом красных кленов (Фото: «Цимайло Ляшенко и Партнеры»)

— Учитывая все, что вы сказали, возникает вопрос: насколько вообще это идея удачная — работать в консорциуме? Не размывает ли работа в команде первоначальную концепцию?

Н. Л.: Если получается команда, где люди дополняют друг друга, а не пытаются перетянуть одеяло на себя, это хорошая идея. На этапе концепции у нас сложился отличный проектный альянс, который обогатил каждого из участников и привел к качественному результату.

А. Ц.: Профессия архитектора вообще подразумевает коллективную работу. В нашем случае три компании занимались совершенно разными вещами. Мы специализируемся на архитектурном проектировании, Topotec 1 — профессионалы в области ландшафтного дизайна и благоустройства, а КБ «Стрелка» занимается аналитикой и урбанистикой. На стыке этих областей и создавался проект.

realty.rbc.ru

Пентхаус по проекту «Цимайло Ляшенко и партнеры»: американские 50-е • Интерьер+Дизайн

Архитекторы бюро «Цимайло Ляшенко и партнеры» спроектировали пентхаус, сопоставимый по площади с загородным домом. В интерьере авторы вдохновлялись атмосферой американских небоскребов 1950-х.  

По теме: Проект Алексея Николашина: прозрачный пентхаус в центре Москвы

Пентхаус площадью 600 кв. м (плюс 200 кв. м терраса) расположен в небоскребе на окраине столицы. С 26-го этажа открываются роскошные виды на лес и горизонт. Хозяева, молодая современная семья,
живут то в Москве, то за рубежом. Архитекторам работать с ними было легко: заказчики доверились процессу, который шел быстро и понятно.

Внушительное 800-метровое пространство образовалось в результате объединения двух квартир. В самом центре, между двух глухих несущих стен возникла мертвая зона, 40 кв. м. Архитекторам предстояло придумать, как распорядиться этими метрами. Их решение на первый взгляд кажется расточительством, но на самом деле разумно и уж точно эффектно. Они прострелили квартиру галереей, на которую нанизали остальные помещения. По сути это коридор — только очень большой.

«Цимайло Ляшенко и партнеры»архитектурное бюро Столик и кресло 1950-х были найдены в Париже на блошином рынке. На полу антикварный дуб Ebony and Co, в коридоре — камень. Лестница из металла ведет на галерею, где установлены книжные стеллажи.

Несмотря на обширное остекление, в глубине квартиры света явно не хватает. Поэтому вдоль коридора расположили гардеробные и санузлы, которым не нужен естественный свет. В общей сложности сформировано пять гардеробных (в том числе при каждой из двух детских и при хозяйской спальне), которые занимают около 60 кв. м.

Для домашнего офиса выделили место в гостиной. Стол, диз, Карло Моллино, Zanotta. Кресла, диз. Чарльз и Рей Имз, Vitra. Торшер Roll & Hill.

Высота квартиры 5 метров позволила фрагментарно создать второй уровень. Так, в гостиной выстроили антресоли, где разместили книжные стеллажи 14-метровой длины. Сюда  ведет великолепная винтовая лестница из металла, разработке которой авторы отдали немало сил. Она напоминает крупную современную скульптуру.

Спальня хозяев. Кровать утоплена в нише, отделанной деревом. Cтолики Ceccotti. Сундуки Eichholtz. Люстра Ochre.

«Мы хотели, чтобы интерьер был похож на американские небоскребы 1950-х годов, того времени, когда появились первые обширные стеклянные поверхности с черной металлической расшивкой», — рассказывает Александр Цимайло. — Полы сделали из старых крупноформатных нетонированных досок. Дерево, которое выстояло в течение долгого времени, с дырками — следами от гвоздей, везли из Америки. На стенах простая штукатурка. На потолке в кухне — металлические панели с подсветкой.

Кухня заключена в прозрачный куб, который можно закрыть плотными шторами. Каркас сделан из того же металла, что и лестница. Cтол Emmemobili, стулья, диз. Уоррен Платнер, Knoll, в ткани Driade. Люстра Pouenat. Винтажные кресла и диваны, диз. Кристиан Лиэгр для Holly Hunt, найдены в Париже на блошином рынке. Столик Andrew Martin. Куб, в который заключена кухня, и винтовая лестница изготовлены из одного и того же материала — черного металла. Стол, диз. Карло Моллино, Zanotta. Детский санузел. Раковины Antonio Lupi, умывальные столы изготовлены на заказ. Мозаика Rex. Лаундж-зона. Диваны Meridiani в обивке Etro. Сундук Andrew Martin обтянут килимом. Столики Pumpkin, диз. студии Autoban, De La Espada. Внутри блока, облицованного цементной плиткой Carocim, находится хаммам. Часть 200-метровой террасы сделали крытой. Стекла с зеркальным эффектом.

35 квадратных метров кухонной площади примыкают к гостиной и столовой, но единого целого с ними не образуют. «Коробочка кухни вставлена в опен спейс, как дом в доме, Ее стеклянные стены можно полностью закрыть изнутри шторами, на которые нанесен специальный невпитывающий запахи состав. Но можно и открыть их, и тогда кухня становится  абсолютно прозрачной».

В зоне кухни устроена малая столовая. Пол составлен из кедровых досок позапрошлого века, привезенных из США (компания Ebony and Co). Кухня Boffi, вся бытовая техника — Gaggenau. Стулья, диз. Чарльз и Рей Имз, Vitra. Над столом светильник Ingo Maurer.

Авторы с самого начала хотели сделать проект с винтажной мебелью. Хозяева разделили их желание. Все вместе  отправились в Париж, где на блошиных рынках отыскали немало интересных вещей, которые украсили пентхаус, привнеся в него ноту модного ретро. Как и во всех проектах архитектурного бюро, здесь есть изготовленные на заказ изделия, придуманные конкретно под этот интерьер. Самые заметные — винтовая лестница и куб, в который заключена кухня. Они изготовлены из одного и того же материала, черного металла.

Модный ретростиль поддерживают цветовая гамма и детали интерьера: стальная лампа и консоль-«верстак» Andrew Martin, радиатор Zehnder. Стол, диз. Мэтью Хилтон, De La Espada. Стулья, диз. Чарльз и Рей Имз, Vitra.

Архитектурное бюро «Цимайло Ляшенко и партнеры основано в 2001 г. Руководители — Александр Цимайло и Николай Ляшенко. Основная деятельность — архитектура и градостроительство. В портфолио такие проекты, как жилой комплекс «Парк Рублево», жилой квартал «9/18», апартаменты на Никольской улице, жилой дом на Саввинской набережной, а также общественные и коммерческие комплексы. Отличительная черта компании — поиск чистых решений при вдумчивом и внимательном
отношении к деталями. Над проектом пентхауса работала также Ольга Колесник.

Часть 200-метровой террасы сделали крытой, чтобы защититься от ветра.

www.interior.ru

Александр Цимайло и Николай Ляшенко. Авторские практики

«Строительный Эксперт» проводит серию публикаций, в которую войдут отдельные мысли ведущих российских архитекторов, прозвучавшие в лекционной части курса «Авторские практики». Лекция Александра Цимайло и Николая Ляшенко проходила в декабре 2016 года в лекционном зале СМА.

Архитекторы Александр Цимайло и Николай Ляшенко, руководители архитектурного бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры»

Путь в профессию

Александр Цимайло - изначально хотел стать физиком или математиком, в архитектуру привел случай. Как-то из любопытства зашел в здание МАрхИ, и мне там очень понравилось: приятная обстановка, люди вежливые и доброжелательные, девушки красивые… В итоге, поступил учиться.

Николай Ляшенко - родился в архитектурно-художественной семье, поэтому выбора у меня не было. Мама не хотела, чтобы я посвятил себя архитектуре, аргументируя это тем, что архитекторы почти не появляются дома. Я расценил эти слова по-своему: если так, то работа архитектора должна быть очень интересной.

Архитектурная компания

Архитектурное бюро в нынешнем виде существует уже 12 лет. С самого начала было решено: будем проектировать здания, которые можно реализовать так, чтобы потом не было стыдно. +++++

Работаем вдвоем – так интереснее и комфортнее, дополняем и замещаем друг друга в случае необходимости. +++++

Стратегическое планирование деятельности бюро не практикуем. Опыт подсказывает: какие-бы планы мы не пытались выстраивать на перспективу, они себя не оправдывают – все меняется постоянно и стремительно. Кстати, личное общение с известными европейскими архитекторами свидетельствует, что и они никаких прогнозов на будущее не делают.+++++

Спектр архитектурных услуг

Занимаемся всеми видами архитектурной деятельности, включая проектирование интерьеров. +++++

Как правило, одновременно ведем 20–30 проектов. В общем объеме работы примерно 30% занимают общественные здания, остальное – жилье. Интересно попробовать все – проектировать дома для точечной застройки, крупные, значимые для города комплексы, высотные объекты. С увлечением занимаемся урбанизмом – участвуем в формировании больших городских пространств. Считаем – не важно, что именно проектировать, главное подходить к этому процессу так, чтобы в итоге получать удовольствие от работы.+++++

Информационное обеспечение компании

Отдаем себе отчет в том, что с каждым годом программное обеспечение проектного процесса становиться все совершеннее. Вместе с тем понимаем, что любая программа – всего лишь инструмент в руках человека. Программное обеспечение может быть самым современным и эффективным, но если в голове пусто как в барабане, ничего хорошего не получится. +++++

Внедрение в практику нашей компании BIM-проектирования представляется затруднительным. Специфика нашего бюро в том, что мы не занимаемся инженерным проектированием. Поэтому работая над одним проектом, сотрудничаем со многими другими проектными организациями. На каждом этапе проектирования мы и наши партнеры используем ту или иную конкретную программу. Поиск некоего универсального программного «продукта» идет постоянно, но пока он не найден. +++++

Взаимодействие с заказчиками и подрядчиками

Мы всегда выступали за то, чтобы со всеми участниками строительного процесса находить общий язык и выстраивать позитивный диалог. Если возникает ощущение, что такие отношения не складываются, мы прекращаем всякие контакты. У нас всегда есть право выбора, по крайней мере, это касается подрядчиков. +++++

С заказчиками стараемся поступать так, чтобы наши деловые связи перерастали в дружескую привязанность: взаимное общение партнеров должно быть приятным и комфортным. +++++

Конечно, существует такое явление как договор,но все же, как ни странно, отношения с клиентом во многом выстраиваются в плоскости личных договоренностей. +++++

Междисциплинарный подход к архитектуре

Удовольствие от работы над проектом можно получить, если не зацикливаться на чем-то одном и не вариться в собственном соку. В каждом архитектурном проекте обязательно должны присутствовать компоненты, привнесенные из других сфер человеческой деятельности. Создать архитектуру большого здания или организовать часть городской территории это все равно, что снять фильм. Поэтому работу над такими проектами, постоянно уподобляем режиссуре. Как и с кинорежиссерами с нами работает большая команда самых разных специалистов, от профессионализма которых напрямую зависит качество результата. +++++

Никогда не ждем от заказчика конкретных указаний. Стараемся «играть на опережение» и первыми делаем заказчику проектное предложение. Во многих случаях архитектор должен знать лучше заказчика, что именно нужно в данном случае получить от проектирования. Но для этого вместе с архитекторами в проектный процесс должны вовлекаться социологи, экологи, экономисты, специалисты по организации транспортной инфраструктуры, маркетологи и многие другие. +++++

Страхование ответственности архитектора

В России действует институт саморегулируемых организаций (СРО). Члены этих организаций платят взносы за гарантию страхования своей профессиональной деятельности. Сам по себе принцип, видимо, правильный. На деле же не известно и ни одного случая, когда данная система страхования сработала, и заказчик смог получить деньги за ошибку, допущенную архитектором. Такие ошибки встречаются и не редко, но обычно конфликт между архитектором и заказчиком разрешается без участия СРО, благодаря достижению соответствующих личных договоренностей. +++++

Всегда ли творческая манера архитектора должна быть узнаваема?

Узнаваемость творческого почерка далеко не всегда обязательна, а часто – не желательна. Авторская манера обычно проявляется в облике постройки, который в некоторых случаях противоречит функции. Но архитектор не может или не хочет перешагнуть через себя, через собственный стиль, который он утверждает в силу конъюнктурных соображений или в угоду заказчику. В таком случае узнаваемая архитектура – во вред самому архитектору. +++++

Авторская архитектура

То, что мы проектируем сегодня, будет построено через 3–5 лет. Поэтому очень важно предвидеть то, как станет развиваться город в будущем, какие требования в дальнейшем общество начнет предъявлять к тем или иным постройкам. Только в этом случае архитектурный объект окажется в контексте и будет востребован. +++++

Здания не существуют сами по себе. Каждое «живет» в своем собственном окружении. Именно оно определяет все процессы функционирования объекта и как следствие – его облик. Архитектура, созданная с учетом многих средовых компонентов – времени, пространства, социально-культурной и экономической ситуации, утилитарной функции и т.д., и называется авторской. +++++

Успешный бизнес в архитектуре

Понятие «успех в бизнесе» все воспринимают по-разному. Кто-то ставит во главу угла финансовую составляющую. Для других успех – шумиха вокруг собственного имени. Третьи считают главным событием в своей профессиональной деятельности просто хорошо выполненный проект. Пусть даже эта работа останется незамеченной, но автор будет доволен результатом. Успехом архитектор может считать и благополучное завершение стройки. +++++

Для нас успешный бизнес в архитектуре – симбиоз всего перечисленного, хотя в разное время могут доминировать те или иные приоритеты. +++++

Российский архитектурный рынок

В нашей многонаселенной стране явно ощущается нехватка архитекторов. Это принципиально отличает нас от Европы. Германия по количеству архитекторов на душу населения примерно в 8 раз превосходит Россию. +++++

Чем больше в стране архитекторов, тем острее между ними конкуренция и тем качественнее они проектируют. Из-за малочисленности архитекторов отечественный рынок архитектурных услуг все еще не развит и тех, кто создает по-настоящему хорошую архитектуру, в России пока не много. В этом причина малой востребованности архитекторов в российском обществе.+++++

Архитектура будущего

Едва ли архитектура будущего будет разительно отличаться от современной нам. Новую форму придумать невозможно или, по крайней мере, очень трудно. Поэтому в перспективе самые заметные изменения в архитектуре коснутся материалов и технологий, которые будут применяться в строительстве.+

_______________________

Портфолио - http://tlp-ab.ru/+

+

 ++

ardexpert.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о