Конструктивизм ссср в архитектуре: родом из СССР. Стиль в архитектуре.

Содержание

родом из СССР. Стиль в архитектуре.

Несмотря на то что нашу страну нельзя назвать законодателем и основателем архитектурных направлений, есть один ярко выраженный стиль, наиболее широко проявивший себя в советское время. Конечно же, речь пойдет о конструктивизме.

Конструктивизм  — новое направление в изобразительном искусстве, архитектуре, фотографии и декоративно-прикладном искусстве,  зародившееся  в начале 1930-х годов в СССР. Это течение является одним из направлений нового авангардного пролетарского искусства. Подтверждение нашей прямой причастности к формированию данного направления мы можем найти в цитате русского поэта В.В. Маяковского:
«Впервые не из Франции, а из России прилетело новое слово искусства –  конструктивизм».

Что же такое Конструктивизм, и какие цели были у его последователи?

Главной отличительной чертой конструктивизма от остальных течений в архитектуре и искусстве является тот факт, что в основе художественного образа лежит конструкция и функциональное назначение.   Большинство последователей конструктивизма настаивали на отказе от излишеств. Такова идеология утилитаризма (от лат. utilitas — польза, выгода), согласно которой любой поступок определяется полезностью, в нашем случае архитектура приобрела образ «производственного искусства».


Александр Родченко. Конструктивизм в советском плакате. Фото с сайта: https://rampages.us

Александр Родченко. Конструктивизм в советском плакате. Реклама 1923 года. Фото с сайта: 04 http://www.anywatch.ru

Родоначальники конструктивизма

Советские художники и архитекторы использовали  термин «конструктивизм» ещё в 1920 году. Одними из родоначальников конструктивизма были Александр Родченко (советский живописец, график, скульптор, фотограф, художник театра и кино) и Владимир Татлин (советский живописец, график, дизайнер и художник театра) – автор знаменитой башни Татлина (проект  Башни III Интернационала). Официально термин «конструктивизм» смогли наблюдать в книге советского художника и теоретика искусства Алексея Михайловича Гана, которая носила одноименное название — «Конструктивизм».

Конечно, как и любое возникающее течение в искусстве, конструктивизм проявился и в других странах. Ярким примером и предвестником зарождения нового направления в архитектуре явилась Эйфелева башня, построенная в 1889 году для Всемирной выставки в Париже. В ней сочетаются элементы модерна и оголенного конструктивизма.


Проект  Башни III Интернационала архитектора В. Татлина. Фото с сайта: http://www.architime.ru

Проект  Башни III Интернационала архитектора В. Татлина. Строительство башни-монумента планировалось осуществить в Петрограде-Ленинграде после победы Октябрьской революции 1917 года. Фото с сайта: http://muvtor.btk.ppke.hu

«Летатлин» — безмоторный индивидуальный летательный аппарат, орнитоптер. Концептуальное произведение искусства Владимира Татлина, осуществлённое им с бригадой помощников в 1929—1932 годах. Центральный музей Военно-воздушных сил Российской Федерации, Монино. Фото с сайта: http://poznamka.ru

Конкурсы и идеи творческих объединений

Когда Москва начала восстанавливаться после Гражданской войны, в 1922– 1923-х начали проводиться первые архитектурные конкурсы, в которых принимали участие такие архитекторы, как Моисей Гинзбург, братья Веснины, Константин Мельников, Илья Голосов и другие.

Все они начали свой путь до революции. Конкурсы велись на проекты Дворца труда в Москве, здания московского филиала газеты «Ленинградская правда», здания акционерного общество «Аркос».


Братья Веснины. Конкурсный проект Дворца труда в Москве. Фото с сайта: http://img-fotki.yandex.ru

Братья Веснины. Конкурсный проект здания московского филиала газеты «Ленинградская правда». Фото с сайта: http://old.togdazine.ru

Выставочный павильон СССР на Международной выставке современных декоративных и промышленных искусств 1925 года в Париже. Архитектор Констнтин Мельнтков. Фото с сайта: http://www.architime.ru

Некоторые проекты сочетали в себе идеи, которые впоследствии легли в основу новых творческих объединений. Среди специалистов произошло разделение на конструктивистов и рационалистов. Ключевым отличием одного течения от другого стало восприятие строений человеком: конструктивисты уделяли большое внимание функции будущего здания, в то время как рационалисты считали функцию второстепенной и стремились определить и учесть психологические особенности восприятия.

Конструктивисты стремились увеличить роль архитектуры в жизни человека, отказывались от классических декоративных элементов. Характерные особенности конструктивизма – строгость, лаконичность форм, отлично читающаяся геометрия во внешнем облике здания. Будущие строения подвергались тщательному анализу, который выявлял особенности предстоящей эксплуатации зданий. Функциональную схему сооружения использовали в качестве основы композиции. Смотря на постройки конструктивизма, мы можем наблюдать чистые линии, динамику простых конструкций, сочетания вертикалей и горизонталей строения.

Расцвет конструктивизма и его последователи

Конструктивизм принёс нашей стране огромное количество талантливейших архитекторов и художников. Большое влияние на проектирование общественных зданий оказали братья – архитекторы Леонид, Виктор и Александр Веснины, впервые заявившие о себе на конкурсе проектов здания Дворца труда в Москве. Проект Весниных объединял в себе рациональное решение плана, соответствие внешнего облика тенденциям современности, а также предполагал использование новейших строительных материалов и конструкций.

Проект завоевал третью премию.
Братья Веснины совместно с их ближайшим соратником Моисеем Гинсбургом организовали Объединение современных архитекторов (ОСА), в состав которого вошли ведущие конструктивисты.

В расцвет конструктивизма архитекторы используют функциональный метод,  когда форма здания полноценно соответствует функции. Здесь происходит борьба конструктивистов против стилизации: ОСА борются против “превращения конструктивизма из метода в стиль, во внешнее подражательство без постижения сущности”.


Дом Культуры ЗИЛ. Архитекторы братья Веснины. Фото с сайта: http://files.vm.ru

Дом Культуры ЗИЛ. Архитекторы братья Веснины. Фото с сайта: http://c.izvestiacontent.ru

Все перспективные архитекторы того времени находились в рядах ОСА: братья Голосовы, Иван Леонидов (талант Леонидова признавал Ле Корбюзье, но, к сожалению, его проекты так и не увидели жизни), Михаил Барщ, Владимир Владимиров. Конструктивизм применяется в проектировании промышленных зданий, фабрик-кухонь, домов культуры, клубов, жилых домов.

Функциональный метод воплотился в домах-коммунах, которые строились по принципу Ле Корбюзье: «дом — машина для жилья».


Дом культуры имени С. М. Зуева архитектора Ильи Голосова. Фото с сайта: https://pastvu.com

Дипломный проект Института библиотековедения им. Ленина в Москве на Ленинских горах. Архитектор Иван Леонидов. Фото с сайта: http://tehne.com

Конкурсный проект Дома Наркомтяжпрома в Москве на Красной площади. Архитектор Иван Леонидов. Фото с сайта: http://s13.stc.all.kpcdn.net

Интересно заметить, что крупнейшим центром конструктивистской застройки в Советском Союзе стал Харьков, который был столицей Украины в 1919 – 1934-х годах. Конструктивизм воплотился в ансамбле харьковской  площади Свободы со зданием Госпрома, являющимся доминантой всей композиции.


Харьковский Госпром. Архитекторы С. Серафимов, С. Кравец, С. Фельгер 1928 год.
Фото с сайта: http://stroyobzor.ua

Противники нового течения

Конечно же, далеко не всем было по нраву подобное течение в архитектуре и искусстве. Даже в то время как конструктивизм и новаторские течения господствовали, им противостояли «консерваторы», которые пытались вернуть себе право использовать в проектировании классические традиционные формы, продиктованные великолепными постройками античной Греции и Рима. Стойкими поборниками функционального метода были ленинградский архитектор и историк архитектуры Иван Фомин и ярый поклонник эпохи Ренессанса –  московский архитектор Иван Жолтовский.


Дом правительства в Минске. Архитектор Иосиф Григорьевич Лангбард 1930—1934 гг. Фото с  сайта: http://poznamka.ru

Дом культуры им. И. В. Русакова. Архитектор Константин Мельников. Фото с сайта: http://www.makarovalv.ru

Смена приоритетов

С изменением ситуации в стране меняются и взгляды на искусство. После того как новаторские и авангардные течения подверглись критике, в конце концов они пали жертвами противостояния и оказались под запретом, как буржуазные.

Конструктивизм сменили пышные формы тотального барокко и надменный сталинский неоклассицизм. Теперь в СССР боролись с «прямыми углами», с «буржуазным формализмом», со всем, что до этого так восхвалялось конструктивистами. Дворцы же и избыточность в стиле Людовика XIV стали отвечать требованиям и желаниям пролетариата.

Многие конструктивисты, не желающие отказываться от своих суждений, оказались в немилости, до конца дней влачили жалкое существование. А некоторые, такие как Илья Голосов, сумели найти себя и в новой структуре,  создали и воплотили в жизнь интересный проекты. Веснины тоже принимали участие в развитии творческой жизни СССР, но сила былого авторитета была утрачена.

Переход от конструктивизма к сталинскому ампиру называют постконструктивизмом. Период этого течения ограничивается политикой руководства и охватывает примерно 1932 –  1941-е года. Большое количество знаковых сооружений, построенных в стилистике конструктивизма, были перепроектированы и дополнены декоративными элементами.

Думаю, что мы ещё не раз будем возвращаться к теме конструктивизма, рассказывая об известных архитекторах, внёсших огромный вклад в развитие внешнего облика нашей страны.


Типография журнала «Огонёк». Архитектор Эль Лисицкий. Фото с сайта: http://dic.academic.ru

Дом-мастерская архитектора Константина Мельникова. Фото с сайтов: http://novostimira.net, http://simplr.ru
Заглавное фото:  рисунок Якова Чернихова из его книги «101 архитектурная фантазия». Фото с сайта: http://2.bp.blogspot.com

Шедевры советского конструктивизма | Жильё и жизнь

Конструктивизм прожил в СССР недолгую, но яркую жизнь – меньше двадцати лет, в 20-30-е годы прошлого века. Конструктивисты искали новые формы и материалы, чтобы воплотить идеи нового общества – свободного и счастливого, подарить молодой стране прекрасные города. Но потом стиль попал в опалу и был вытеснен сталинским ампиром. 

 Гараж грузовых машин Моссовета (архитекторы — К.

С. Мельников, В.Г. Шухов). Photo: Sergey Norin

Конструктивизм родом из русского художественного авангарда начала ХХ века. Самые известные его представители – Малевич, Ларионов, Якулов, Татлин, Матюшин и футуристы во главе с Бурлюком и Маяковским. Авангардисты грезили о социальных переменах и возлагали большие надежды на технический прогресс. А для того, чтобы в новом прекрасном мире жилось и дышалось свободнее, предлагали обновить заодно уж и художественные методы – забыть о традициях и найти новые формы.

Русский авангард был большой творческой тусовкой. Художники, поэты, архитекторы, дизайнеры, фотографы дружили и сотрудничали. Они не только шокировали публику смелыми перформансами, но и заложили основы современного дизайна и архитектуры. Известные конструктивисты – А. Родченко, Эль Лисицкий, братья Стенберги, Л. Попова — работали в сфере дизайна, плаката, фотографии, сценографии. Но особенно широкие возможности для приложения своих творческих сил в то время открывались перед архитекторами.

 Макет башни Татлина, 1919 г.

Конструктивизм как художественный стиль оформился уже после революции усилиями представителей футуризма и супрематизма. Революционное искусство вместо роскоши выбирало простоту и новые предметные формы. Главной фигурой конструктивизма стал Владимир Татлин, который и возглавил художественный отдел Наркомпроса. Можно сказать, что советский конструктивизм начался с «Башни Татлина», она же «Памятник III Коммунистического интернационала». Проект 400-метровой башни был не только грандиозным, но и оригинальным. Фото макета публиковались в прессе и принесли автору широкую известность.

Но построена башня тогда не была — слишком сложен и дорог был проект, не потянула молодая республика такую стройку. Но, надо сказать, какую-никакую башню в итоге построили, правда, уже в наше время. Оказывается, конструктивизм и сегодня вдохновляет архитекторов — крыша хорошо известного москвичам современного жилищного комплекса «Патриарх» тому доказательство.

 Дом «Патриарх» (Иллюстрация Анастасии Тимофеевой)

 

А в это время в США и Европе

Конструктивизм был ещё и попыткой архитекторов по-новому взглянуть на функцию жилища, «заточить» его под запросы времени, общества и городской среды. Причём не только отдельные дома, но и целые районы и даже города. Правда, тут советские конструктивисты не были первыми.

О новых формах задумались в середине ХIХ века, когда появился бетон. А в 1889 году была построена Эйфелева башня – невероятная и по форме, и по размерам металлическая конструкция высотой 324 метра. Однако настоящая градостроительная революция произошла в то же время в США: в Чикаго появились первые небоскребы, построенные  по принципиально новой технологии – на основе стального каркаса. Строительство небоскребов стало настоящей эпидемией. К началу ХХ века небоскребы Нью-Йорка выросли до 30 этажей, а к 1915 году крупнейший из  небоскребов – 57-этажный Вулворт-билдинг — поднялся на 241 метр. Небоскребы возводились в США по заказам миллионеров, владельцев крупных компаний, и были штучными и дорогими сооружениями.

 Строительство Эйфелевой башни

А в Европе в это время происходил бурный рост городов, развитие промышленности и системы городского транспорта. Значительно увеличилось и население, во многом за счет рабочих. Старый европейский город с его тесными улочками, плотной застройкой и делением на дворцы и трущобы внезапно перестал всех устраивать. Нужны были новые градостроительные решения, поэтому европейских архитекторов того времени больше интересовали проблемы массового строительства, чем создание гигантских зданий.

Массовое дешевое жилье нуждалось в новых материалах и технологиях, тогда и появился функционализм. Он декларировал обязательное соответствие формы функциям, отвергал украшательство, внедрял принципы каркасного строительства, ориентировался на использование стекла и бетона, предпочитал простые формы построек с применением стандартных строительных элементов. Признанные лидеры функционализма – школа Баухаус в Германии и Ле Корбюзье с его знаменитыми пятью принципами в архитектуре.

 Последний архитектурный проект Ле Корбюзье — павильон Хайди Вебер в Цюрихе (Швейцария). Photo: Fatlum Haliti

Другой проблемой, которую взялись решать функционалисты, было создание нового, современного города, а также кварталов и поселков с массовой серийной застройкой. Наиболее известен опять же Ле Корбюзье: проект «Современного города на 3 млн жителей», «План Вуазен» – проект реконструкции Парижа, и концепция «Лучезарный город». Самые амбициозные градостроительные проекты так и остались на бумаге, а вот кварталы и посёлки класса эконом в Европе стали появляться.

 «Жилая единица» в Марселе (архитектор — Ле Корбюзье). Photo: Juan Lupión

Зарубежных функционалистов и советских конструктивистов связывали общие взгляды.  Тогда никакого железного занавеса ещё было, советские архитекторы выезжали в Европу, участвовали в выставках и конкурсах, им были хорошо известны работы европейских функционалистов, которые, в свою очередь, были горячими поклонниками советской власти и мечтали поработать в СССР. Где же ещё было внедрять новые идеи и принципы, как не в стране победившего социализма?

 

Социалистическое общежитие и клубы

Сквозной темой в советском конструктивизме стала идея социалистического общежития. Собственно, таким был социальный заказ. Просто и ненавязчиво эта идея начала внедряться сразу после 1917 года, когда недобитых буржуев «уплотняли», и роскошная квартира на одну семью превращалась в «воронью слободку» с бесчисленными соседями и дрязгами на общей кухне. Это было ново. Это было по-советски. Рабочие заселялись в бывшие дома буржуазии, менялся уклад жизни, но архитектурный облик зданий оставался прежним. Обновить старые стены пытались с помощью агитационных лозунгов, транспарантов и плакатов.

 «Новоселье» К.С. Петрова-Водкина (1937 г.), изображающее торжество по случаю вселения рабочей семьи в барский особняк

После гражданской войны пришло время обеспечить трудящихся настоящим социалистическим жильем и создать новую, советскую инфраструктуру. Средств на строительство не было, но были мечты о светлом будущем. Чтобы развивать архитектурную мысль, проводили различные конкурсы на проекты, часто заведомо неисполнимые. Например, конкурс 1919 года на Дворец рабочих в Петрограде, а позже, в 1923 году – конкурс на проект Дворца Труда в центре Москвы. С начала 20-х годов появляются государственные архитектурные артели, и некоторые проекты начинают реализовываться. А еще архитекторы создавали всевозможные монументы: при отсутствии сколько-нибудь масштабного строительства жилых и общественных зданий приходилось довольствоваться этим.

К середине 20-х годов наконец-то стали осуществляться первые значительные, в том числе и конструктивистские, проекты. Архитекторы-конструктивисты в 1926 году организовали ОСА (Объединение современных архитекторов). Лидерами и наиболее известными представителями объединения были три брата Веснины, Гинзбург, Корнфельд, Голосов и Мельников.

Характерными для советской архитектуры 20-30-х годов стали дома и дворцы труда, культуры и всего такого прочего, дома советов и здания других госучреждений, фабрики-кухни, дома-коммуны, промторги, конторские здания, гаражи и, в связи с принятием плана ГОЭЛРО, электростанции. Сложилось так, что больше всего конструктивисты работали в Москве, Санкт-Петербурге и Харькове.

 Клуб Дорхимзавода им. Фрунзе (архитектор — К. Мельников). Photo: Sergey Norin

Особенно широкое распространение получили дома и дворцы культуры. В каждому городе и районе стало обязательным иметь свой дворец. Рекордсменами по числу таких проектов были Корнфельд и Мельников. Особенно известен второй,  так как работал в основном в столице. После 1927 года, когда он снискал всемирную известность за проект павильона СССР на выставке в Париже, недостатка в заказах Мельников не испытывал, и буквально за два года сделал проекты семи клубов. Шесть было реализовано к 1930 году, из них пять – в Москве: ДК им. Русакова, клуб мыльной фабрики «Свобода», ДК завода «Каучук», Клуб Дорхимзавода им. Фрунзе и Клуб фабрики «Буревестник».

 Клуб фабрики «Буревестник» (архитектор — К. Мельников). Photo: Sergey Norin

 

Самым известным из его проектов является, видимо, здание ДК им. Русакова, построенное в 1927-28 гг. Со стороны фасада, обращенного к улице Стромынка, здание имеет совершенно необычную форму – шестерёнки с тремя зубьями. В этих вынесенных за пределы основного объёма здания зубьях располагались балконы зрительного зала. Само здание имеет, как и положено объекту конструктивизма, железобетонный каркас, легко трансформируемые внутренние перегородки, позволяющие делить и соединять внутреннее пространство. Как всегда в своих проектах, Мельников чётко следовал принципу максимальной эффективности использования объёма и соответствия формы функции.

 Клуб им. Русакова в Москве (архитектор — К. Мельников), 1927-1929 гг.

 

Клуб завода «Каучук» на Плющихе построен по проекту Мельникова в 1929 году.  Здание внешне выглядит не так революционно, как ДК Русакова — оно выполнено в форме сектора с фасадом в виде дуги. С одной стороны фасада располагался репетиционный зал с наклонной крышей, с другой – физкультурный корпус со скошенным остеклением. Остеклён и переход от касс к зрительному залу. Объём внутреннего пространства, по традиции, мог легко трансформироваться. Крыша основной части здания – плоская, в виде большой террасы.

 Клуб завода «Каучук» (архитектор — К. Мельников). Photo: Sergey Norin

 

Но строил клубы далеко не один Мельников. Самый большой и весьма интересный в архитектурном смысле клуб создан братьями Весниными. Это ДК Пролетарского района, он же – ДК ЗиЛ (проектировался в 1930 году, строился с 1931 по 1937 год, но полностью проект так и не был воплощён). Здание с большим зрительным залом построено не было, хотя и малый зал был не так уж мал – 1 200 мест. Принципы конструктивизма в этом сооружении демонстрируются просто как на параде: тут и использование столбов-опор, и широкие площади остекления и ленты рядов окон, и свобода внутренней планировки, и плоская террасообразная крыша. В отличие от большинства объектов конструктивизма, сегодня здание ДК ЗиЛ находится в достаточно хорошем состоянии.

 Здание ДК ЗиЛ (архитекторы — братья Веснины)

Созданием ДК в Москве отметилась ещё одна звезда конструктивизма — архитектор Голосов. Свою деятельность он начал в 1919 году с победы в конкурсе на проект крематория, выполненного в манере неоклассицизма. Но его творение – ДК им. Зуева на Лесной улице – роскошный образец конструктивизма и одно из самых известных зданий  в этом стиле. Построили его в 1927-29 годах. Наиболее эффектно смотрится винтовая межэтажная лестница, выполненная в виде остеклённого цилиндра, а основная часть здания состоит из взаимно пересекающихся параллелепипедов, один из которых врезан в цилиндр. Всей постройке придан вид фабрично-заводского здания, точнее, остроумно сопряжённых частей от разного вида промышленных зданий. ДК имеет два зрительных зала и залы для репетиций. Интересно, что ДК в настоящее время продолжает использоваться по назначению – как социально-культурный объект.

 ДК им. Зуева (архитектор — И. Голосов)

Из многочисленных ДК Санкт-Петербурга упомянём ДК работников связи на Большой Морской, переделанной в 30-е годы в стиле конструктивизма из немецкой кирхи Г. Райцем и П. Гринбергом. Известен этот ДК отношением к деятельности ленинградского рок-клуба. Можно найти созданные конструктивистами ДК как в провинциальных городах России, так и в городах бывшего СССР, например ДК им. Октябрьской революции в Новосибирске, ДК в Перми, Волгограде, Челябинске, Екатеринбурге, Рыбинске, Ростове-на-Дону, Харькове, Баку и так далее.

Общественных зданий в стиле конструктивизма достаточно много. Например, здание Наркомзема на Садово-Спасской улице построено в 1927-33 годах по проекту коллектива под руководством Щусева (в коллектив авторов входили известные конструктивисты Корнфельд и Яковлев). Огромное строение ассиметричной, закругленной по углам формы состоит из четырёх корпусов с типичным для своего стиля ленточным остеклением. Хотя Щусев и не был чистым конструктивистом, но он отдал дань стилю и создал один из наиболее эффектных и масштабных его памятников. Сейчас здание используется по назначению – там расположено одно из министерств РФ.

 Здание Народного комиссариата земледелия. Photo: Sergey Norin

Комплекс зданий газеты «Известия» на Пушкинской площади в Москве тоже спроектировал отнюдь не признанный конструктивист, а представитель старой школы Бархин. И у него очень недурно получилось, несмотря на нападки со стороны конструктивистов и обвинения в подражательстве. В комплекс входят производственный и редакционный корпусы одного размера, шестиэтажные кирпичные параллелепипеды, один выходит фасадом на площадь, другой – во двор. По проекту этажей должно было быть двенадцать, но принятые в те годы новые градостроительные правила ограничили высотность здания. Чтобы придать ему более конструктивистский вид, кирпичные стены покрыли серой штукатуркой. Фасад разрезан рядами больших окон и линиями балконов, на верхнем этаже как элементы стиля были расположены квадратные часы и несколько круглых окон. В более позднее время к зданию был пристроен новый корпус газеты «Известия».

Здание Центрального телеграфа в Москве на Тверской улице тоже является памятником конструктивизма. Точнее, его стиль определяется как переходный от модерна к конструктивизму. Построен телеграф в 1925-27 годах по проекту Рерберга, весьма неодобрительно встреченного в архитектурных кругах. Фасад центрального корпуса полукруглый, два других – в форме параллелепипеда. Отличительная черта — огромные окна — выполнены ячеистыми; на этажах, начиная с третьего, по девять ячеек на окно. Крыша телеграфа плоская, а чугунные решётки и кронштейны – дань стилю модерн.

 Здание Центрального телеграфа (архитектор — И. Рерберг)

Здание Госпрома в Харькове, пожалуй, наиболее масштабное и эффектное сооружение в стиле. Создавалось оно для размещения более чем двадцати организаций, в том числе Промбанка и Госторга УССР. Авторы проекта —  ленинградские архитекторы под руководством Кравеца, а курировал стройку лично Дзержинский. Здание Госпрома — одно из крупнейших зданий Европы того времени: его высота – 63 м, а площадь помещений  — 60 тыс. м² (комплекс занимает территорию трех кварталов). Построено здание из монолитного железобетона методом опалубки, а отличается огромными площадями остекления — четыре с половиной тысячи окон. Конструктивно сооружение состоит из нескольких разноэтажных корпусов, соединенных галереями. Интересно, что в начальном проекте часть внутренних перегородок отсутствовала, и при закате солнце должно было просвечивать здание насквозь.

 Здание Госпрома в Харькове

Ещё, говоря про конструктивизм, нельзя не рассказать о промторгах, гаражах, домах-коммунах и легендарном Доме на набережной. Но это уже уже другая большая история, о которой — в следующий раз.

Алиса Орлова

23.03.2016

Что такое конструктивизм • Arzamas

Искусство

Пять принципов конструктивизма — на примере пяти зданий: завода, клуба, жилого дома, фабрики-кухни и театра

Подготовила Александра Селиванова

Архитектура авангарда на много десятилетий опередила свое время. В России осознание ценности этого наследия не пришло и через 80 лет. Конструктивизм приходится защищать от варварских реконструкций и сносов, в то время как во всем мире он давно признан важнейшим вкладом в мировую культуру ХХ века. Звезды мировой архитектуры: Заха Хадид, Рем Колхас, Питер Айзен­ман — с 1970–80-х годов говорили о безусловном влиянии советского аван­гарда на их творчество. Сменилось по крайней мере три поколения архитек­торов, для которых конструктивизм — азбука современной архитектуры, а проекты Леонидова, Гинзбурга, Мельникова, братьев Весниных, Чернихова — интернациональное наследие, вдохновля­ющее по сей день своей свободой и бесстрашием.

Для рассказа об основных принципах советской архитектуры 1920-х — начала 1930-х годов мы выбрали по одному зданию из разных городов страны: помимо желания уйти от хорошо известных и многократно описанных столичных образцов, хотелось показать масштабы движения в архитектуре, охватившего одну шестую часть света.

1. Здание-машина: Кушелевский хлебозавод

1 / 2

Иллюстрация из книги «Архитектурная графика эпохи конструктивизма». СПб., 2008

2 / 2

Иллюстрация из статьи Т. В. Царевой «Хлебозаводы-автоматы системы инженера Г. П. Марсакова: форма и функция», сборник «Хан-Магомедовские чтения». М., СПб., 2015

Санкт-Петербург, ул. Политехническая, 11

Георгий Марсаков, 1932 год

На рубеже 1920–30-х инженер Георгий Марсаков изобрел жесткий кольцевой конвейер, благодаря которому появился совершенно новый тип механизи­ро­ванного хлебопекарного завода. Мука с четвертого этажа, спускаясь по кольце­вой конвейерной цепочке, замешивалась в тесто, которое бродило, разделы­валось и запекалось в кольцевых же печах, а готовый хлеб по наклонным спускам сгружался в хлебохранилище — все без использования ручного труда. По запатентованной схеме были построены семь хлебозаводов в Москве и Ленинграде. Гибрид вертикального (транспортер для подъема муки) и кольцевого конвейеров не имел аналогов в мире и за несколько лет полностью решил проблему поставок хлеба в Москве и Ленинграде.

Этот проект выражает главную идею конструктивизма о полном слиянии формы и функции. Здание завода — машина в прямом смысле слова, а инженерная красота производственной схемы отражается в выразительных цилиндрических объемах фасада. Несмотря на общую запатентованную систему, здания немного отличались, поэтому «футляры» у всех хлебозаводов разные. Кушелевский завод — один из самых вырази­тельных: котельная, склад, административные помещения размещены в поднимающихся уступами полуциркульных и цилиндрических объемах, сгруппированных вокруг основного массива. Мощные вертикали лестничной клетки и трубы оттеняют это вращение, а сам хлебозавод выглядит как монументальная скульптура.

2. Композиционная свобода: клуб имени Русакова

Москва, ул. Стромынка, 6

Константин Мельников, 1929 год

Новая эпоха сформировала запрос на совершенно новую типологию зданий. На смену церквям приходят клубы — универсальные культурно-образова­тельные центры, в какой-то степени наследующие типологию дореволюци­онных народных домов  Народный дом — общедоступные культурно-образовательные учреждения конца XIX — начала XX века, предназначенные для детей и взрослых. Обычно включали в себя библиотеки, театральные и концертные залы, комнаты для занятий, воскресную школу, чайную и т. д.. Константин Мельников, самый экспрессивный и яркий представитель советского архитектурного авангарда, в первую очередь известен благодаря проектам шести клубов, каждый из которых можно считать манифестом. Мельников доказывал, что в новой архитектуре нет места устояв­шимся приемам и формам. Треугольники, острые углы, нависающие объемы — он снимал все табу предыдущих эпох.

Внутреннее устройство клуба профсоюза коммунальщиков (работников нахо-дивше­гося неподалеку трамвайного парка) напоминает рупор, где в его узкой части — сцена, в средней — партер, а широкая разделяется на три амфитеатра, нависающих консолями над главным фасадом. С помощью опускающихся стен эти висящие объемы могли отсе­каться внутри для автономной работы кружков и собраний. К сожалению, придуманная Мельниковым для каждого из клубов машинерия так и не была воплощена: его технические требования опережали время, и зда­ния-трансформеры работали лишь вполсилы. Несмотря на это, клуб Русакова, шокировавший современников своими небывалыми формами, продолжает поражать абсолютной композиционной свободой и новаторством и сейчас.

3. Экономия: жилой дом Уралоблсовнархоза

1 / 3

Фотография предоставлена Никитой Сучковым

2 / 3

Фотография предоставлена Никитой Сучковым

3 / 3

Ячейка типа F. Разработка секции типизации Стройкома РСФСР. 1928 год

Иллюстрация из журнала «Современная архитектура», № 1, 1929
Екатеринбург, ул. Малышева, 21/1

Моисей Гинзбург, Александр Пастернак, Сергей Прохоров; 1933 год

«Бытие определяет сознание» — именно поэтому с начала 1920-х годов в СССР и власть, и архитекторы уделяли особое внимание проектированию нового типа жилья. Образ дома, организованного по принципу универсального механизма, где быт максимально обобществлен и упрощен, конечно же, вдохновлялся идеями Ле Корбюзье. Но если последнему удалось масштабно реализовать свои концепции только в послевоенные годы, его последователи в СССР парадоксальным образом смогли сделать это намного раньше. Экспери­ментальные дома-коммуны и дома переходного типа, строившиеся на рубеже 1920–30-х годов, включали в себя, помимо жилых помещений, всю инфра­структуру: прачечные, ясли и детсады, столовые. Это должно было избавить женщину от домашней работы. Кроме того, впервые в таких масштабах ставился вопрос о стандартизации, эргономике и экономии — материалов, пространств, энергии.

Разработанная Моисеем Гинзбургом жилая ячейка типа F, использованная им в доме Наркомфина в Москве и затем повторенная в Свердловске, — это двухуровневая квартира, где за счет половинчатой высоты в спальной зоне, прихожей и ванной в доме получается один общий коридор (холл), обслу­живающий два этажа. В доме Уралоблсовнархоза ячейки F устроены в корпусе-общежитии с конторскими помещениями на первом этаже и столовой с терра­сой на последнем, седьмом. Столовая соединена переходом с соседним корпу­сом, где на крыше расположен детский сад и солярий (место для принятия солнечных ванн). Ленточные окна  Ленточное окно — завоевание архитектуры авангарда, ставшее возможным благодаря железобетонным каркасам, разгрузившим стены зданий. Характерные узкие горизонтальные окна стали символом архитектуры 1920-х годов и в Советском Союзе, и в Европе. Популярность их была настолько велика, что часто такие окна даже имитировали, например в кирпичных домах — при помощи покраски оконных простенков в темный цвет., плоская кровля, железобетонный каркас и возможность изменения плани­ровки — частично реализованные пять принципов современной архитектуры Ле Корбюзье (не хватает столбов вместо первого этажа). Несмотря на поздние переделки (застроенную лоджию верхнего этажа), дом-корабль по-прежнему выглядит намного современнее иных домов 2000-х годов.

4. Символ: Фабрика-кухня завода имени Масленникова

3 / 3

Иллюстрация из книги Л. Кассиля «Вкусная фабрика». М., 1930

Самара, ул. Ново-Садовая, 149

Екатерина Максимова, 1930–1932 годы

Фабрика-кухня — еще одна, наряду с купальней-баней, коммуной и клубом, новая типология 1920–30-х годов, которая задумывалась как важнейший инструмент раскрепощения женщины. В духе эпохи это не просто столовая, но пищевой комбинат, который мог предоставлять заводам готовые обеды, клуб и спортивный центр. В 1920-е годы архитектура становится новым видом пропаганды и воспитания: здания громко сообщают о своей функции, по сути рекламируя новый быт. Впервые в России появляется говорящая архитектура: здания-самолеты, тракторы, пароходы, демонстрирующие свою прогрессив­ность, динамичность, функциональность. Стоящая в том же ряду фабрика-кухня в Самаре известна своим планом, воспроизводящим форму серпа и мо­лота. Знак можно было увидеть только сверху, с аэроплана — что характерно для эпохи «летающего пролетария». Однако автор (что тоже важно — женщина-архитектор) нашла функциональное обоснование неудобной форме. Из молота, где располагалась кухня, по трем конвейерам готовые блюда должны были доставляться в серп, где находились обеденные залы с пано­рамным видом. В ручке молота были все дополнительные клубные помещения — спортзал, кружковые комнаты, читальня. Здание известно и своим смелым конструктивным решением: консольными железобетонными перекрытиями, позволявшими использовать сплошное остекление лестничных полуцилиндров. Фабрика-кухня была сильно перестроена в 1940-е и 1990-е, фасады изменились, но общая планировочная структура осталась прежней.

5. Экспрессия: Театр оперы и балета имени Горького

1 / 3

РИА Новости

Ростов-на-Дону, 
Театральная пл., 1
Владимир Щуко, Владимир Гельфрейх; 1930–1935 годы

В основе архитектуры 1920-х, помимо рациональности конструктивных и функциональных схем, важную роль играла и пластическая выразительность. По мнению архитекторов авангарда, очищенная от декора и шелухи чистая геометрическая форма, ритм, контраст, масштаб, оптические эффекты, свет и цвет — те инструменты, которые в полной мере могут выразить любую идею, создать любой образ. Пропедевтика ВХУТЕМАСа  ВХУТЕМАС (Высшие художественно-технические мастерские) — учебное заведение в Москве. Включало восемь факультетов: архитектурный, живописный, скульптурный, полиграфический, текстиль­ный, керамический, деревообделочный и металлообрабатывающий. Преподавате­лями ВХУТЕМАСа в разное время были Константин Мельников, Алексей Щусев, братья Веснины, Василий Кандинский, Владимир Татлин, Александр Родченко, Владимир Фаворский и другие. (базовый курс, нацеленный на изучение основ композиции и проектирования) учила абстрагировать фор­мы и искать пластическое выражение идеям движения, веса, легкости и т. п. Именно эта программа по сей день входит в учебные курсы основ архитектур­ного проектирования.

Спроектированный ленинградскими архитекторами старой школы театр в Ростове-на-Дону — наглядное пособие по пластике авангарда. Прием контрастирования глухих и остекленных поверхностей, тяжелого и легкого, прямого и скругленного, грубого и тонкого здесь обнажен до предела, а глав­ное, театр лучше всего воспринимается в движении. Лапидарный, монумен­тальный куб с двумя залами, театральным и концертным, положен на прозрач­ный объем вестибюля. По сторонам вынесены крупные остекленные верти­кальные объемы лестничных клеток с длинными переходами-галереями, которые визуально поддерживают тяжелый глухой «лоб» театра. Две широкие полосы сплошного остекления галерей по сторонам от основного объема поддерживаются жестким вертикальным ритмом столбов. Полукруглые пандусы для автомобилей ныряют под галереи-переходы с боков главного фасада, подчеркивая лучшие ракурсы для осмотра. Здание привычно ассоциируют с гусеничным трактором, однако такая буквальная ассоциация незаслуженно упрощает идею архитекторов.

 

6 конструктивистских башен

Шуховская в Москве, Белая в Екатеринбурге и другие удивительные конструкции в разных уголках России

 

Советское ар-деко, или Что такое постконструктивизм

Объясняем на примере пяти зданий

микрорубрики

Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года

Архив

Конструктивизм - Архитектурные стили - Дизайн и архитектура растут здесь

Появление конструктивизма

«Производственное искусство»

Конструктивизм принято считать русским (советским) явлением, возникшим после Октябрьской революции в качестве одного из направлений нового, авангардного, пролетарского искусства, хотя, как и любое явление в искусстве, он не ограничивается рамками одной страны. Так, провозвестником этого стиля в архитектуре явилась ещё Эйфелева башня, сочетающая в себе элементы как модерна, так и конструктивизма. Как писал В. В. Маяковский в своём очерке о французской живописи: «Впервые не из Франции, а из России прилетело новое слово искусства — конструктивизм…»

Как же возникло это принципиально новое направление?

В условиях непрекращающегося поиска новых форм, подразумевавшем забвение всего «старого», новаторы провозглашали отказ от «искусства ради искусства». Отныне искусство должно было служить… производству. Большинство тех, кто впоследствии примкнул к течению конструктивистов, были идеологами так называемого «производственного искусства». Они призывали художников «сознательно творить полезные вещи» и мечтали о новом гармоничном человеке, пользующемся удобными вещами и живущем в благоустроенном городе.

Так, один из теоретиков «производственного искусства» Б.Арватов писал, что «…Будут не изображать красивое тело, а воспитывать настоящего живого гармоничного человека; не рисовать лес, а выращивать парки и сады; не украшать стены картинами, а окрашивать эти стены…»

«Производственное искусство» не стало более чем концепцией, однако, термин конструктивизм был произнесён именно теоретиками этого направления (в их выступлениях и брошюрах постоянно встречались также слова «конструкция», «конструктивный», «конструирование пространства»).

Помимо вышеуказанного направления на становление конструктивизма оказали огромное влияние футуризм, супрематизм, кубизм, пуризм и другие новаторские течения 1910-х годов, однако социально обусловленной основой стало именно «производственное искусство» с его непосредственным обращением к текущим российским реалиям 1920-х.

Рождение термина

Термин «конструктивизм» использовался советскими художниками и архитекторами ещё в 1920 году, однако впервые он был официально обозначен в 1922 году в книге Алексея Михайловича Гана, которая так и называлась — «Конструктивизм». А. М. Ганом провозглашалось, что «…группа конструктивистов ставит своей задачей коммунистическое выражение материальных ценностей… Тектоника, конструкция и фактура — мобилизующие материальные элементы индустриальной культуры». То есть явным образом подчёркивалось, что культура новой России является индустриальной.

Конструктивизм под запретом

Ещё в ту пору, когда конструктивизм, рационализм и прочие новаторские течения были господствующими, им уже противостояли стойкие «консерваторы». Они отстаивали своё право говорить языком традиционных форм, берущих начало в античной Греции, Риме, в шедеврах Палладио и Пиранези, Расстрелли и Баженова

Наиболее известны среди них ленинградский мастер Иван Фомин с его «красной дорикой» и московский архитектор Иван Жолтовский, поклонник Ренессанса.

В начале 1930-х годов в значительной степени изменилась политическая ситуация в стране, а, следовательно, и в искусстве. Новаторские течения сначала подвергались резкой критике, а потом и вовсе оказались под запретом, как… буржуазные. Как правильно написал конструктивист М.Гинзбург, каждой эпохе соответствует свой стиль искусства.

На смену романтично-утопическому, строгому и революционному аскетизму пришли пышные формы тоталитарного барокко и надменная избыточность сталинского неоклассицизма. Странным представляется следующий факт — в СССР велась борьба с «прямыми углами», с «буржуазным формализмом», с «леонидовщиной», а дворцы во вкусе Людовика XIV стали считаться вполне пролетарскими.

Конструктивисты оказались в опале. Те из них, кто не захотел «перестроиться», до конца дней влачили жалкое существование (или даже оказались репрессированы). Однако Илья Голосов, например, сумел вписаться в конъюнктуру 1930-х и смог создать по-настоящему интересные постройки. Братья Веснины также участвовали в творческой жизни СССР, однако такого авторитета, как раньше, уже не имели.

По мнению некоторых авторитетных учёных в СССР в 1932—1936 гг. имел место «переходный стиль», названный условно «постконструктивизм».

Конструктивизм возрождается

В 1960-е годы, когда, как раз, началась борьба с «архитектурными излишествами», опять вспомнили о наработках конструктивистов. Изучение их наследия стало обязательным для молодых архитекторов. А с начала 1990-х годов многие невоплощённые идеи 1920-х стали реальностью. Примером может служить торговый комплекс «Три кита» на Минском шоссе (выполнен в духе двадцатых годов), многообразное по исполнению элитное жильё в Москве и прочие сооружения современного мегаполиса.

В начале XXI века конструктивизм вновь возвращается в архитектуру. Теперь он носит название скандинавский, так как его корни лежат в загородном домостроении скандинавских стран. Скандинавский конструктивизм характеризуют обилие простора и солнечного света, функциональность и простота, натуральность и естественность. Он имеет заданный ритм линий и строгую геометрию. Ему свойственна эстетика целесообразности, рациональность строго утилитарных форм. На сегодняшний день скандинавский конструктивизм наиболее широко прижился в России, в Санкт-Петербурге. Архитектурная концепция скандинавского конструктивизма считается наиболее органичной для загородных домов близ Северной Столицы. В Санкт-Петербурге преобладание пасмурной погоды приводит к недостатку солнечного света. Эта проблема разрешается за счет свойственных скандинавскому конструктивизму больших площадей остекления и объемных помещений в домах. Ритмичность линий и подчеркнутая строгость геометрии придают домам, выполненным в стиле скандинавского конструктивизма, свой неповторимый облик, а простота и естественность вкупе с использованием натуральных материалов, обеспечивают притягательность архитектурного решения. Такие дома органично вписываются в загородный ландшафт и близки по духу аристократичным петербуржцам.

«Конструктиви́зм» — происхождение и значение слова

Конструктивизм — направление в изобразительном искусстве, архитектуре и фотографии первой половины XX века. Для него характерны строгость и лаконичность форм.

Слово «конструктивизм» происходит от латинского con­structio — построение, структура. Впервые этот термин употребили в 1920 году участники Первой рабочей группы конструктивистов. В нее входили художники Александр Родченко, Алексей Ган и Варвара Степанова. Позже их группа присоединилась к Ин­сти­туту ху­до­же­ст­вен­ной куль­ту­ры (Инхук) в Москве. Там под руководством Василия Кандинского изучали проблемы современного искусства, выводили новые сочетания цветов и геометрических форм. Сотрудники Инхука считали, что конструктивизм был не просто направлением в искусстве, а «формой интеллектуального производства». То есть художник-конструктивист должен был стать инженером, который интересуется наукой и техникой. Эти мысли изложил в своей книге «Конструктивизм» Алексей Ган. Вскоре термин «конструктивизм» стали использовать, когда говорили о новом стиле и идеологии «интеллектуального искусства».

Конструктивизм был популярен в советской архитектуре 1920−30-х годов. В этом стиле строили общественные здания, общежития, дома-коммуны. Архитекторы-конструктивисты отказывались от «излишества форм» и обилия декоративных элементов. В их проектах главными были функции и назначение здания, а не его внешний вид. Архитекторы даже проводили специальные исследования, чтобы понять, как эксплуатировать будущие постройки. В «Программе конструктивизма» в 1923 году значилось: «Конструктивизм должен стать высшей формальной инженерией всей жизни. <…> Наши идеи должны развиваться на сегодняшних вещах».

Среди наиболее известных зданий в стиле конструктивизм — Дом культуры имени Зуева, Дворец культуры ЗИЛа, дом-коммуна на улице Орджоникидзе в Москве, фабрика-кухня завода имени Масленникова в Самаре, Кушелевский хлебозавод в Санкт-Петербурге. Целый конструктивистский квартал появился в украинском городе Харькове. Там на площади Свободы (до 1996 года — площади Дзержинского) построили один из первых советских небоскребов в стиле конструктивизм — Дом Государственной промышленности.

Конструктивизм развивался не только в СССР. В 1920-х в Германии существовало художественное объединение «Баухаус», а в Голландии — общество художников «Де Стейл». Члены этих организаций развивали те же идеи, что и советские конструктивисты: минимум деталей, строгие геометрические формы, акцент на функционале зданий, а не на их внешнем виде.

Архитектура конструктивизма « Видео уроки autocad, и современная архитектура

Значительных успехов в 20— 30-х гг. 20 в. достигла архитектура. Бурный рост городов, промышленности, развитие транс порта приходят в резкое противоречие с не соответствующей новым требованиям планировкой старых городов, с их узкими извилистыми ули цами. Необходимость разрешить осложнившую ся проблему транспортного обслуживания и обеспечить нормальные санитарные и жилищ ные условия населению, порож дают градостроительные проекты и новые фор мы расселения людей. Они характеризуются стремлением смягчить в городах социальные контрасты и устранить чрезмерную концентрацию населения. Вокруг больших городов в неко торых странах возникают города-сады с индивидуальными жилыми домами, промышленные города, рабочие поселки и т. д. со строго функ циональным расчленением территории. Внимание архи текторов привлекли задачи не только промыш ленного, но и массового жилищного строитель ства, разработка жилых комплексов с эконом ными типовыми квартирами, рассчитанными на среднюю и низкооплачиваемую категорию людей. Больше внимания уделяется проектиро ванию районов, архитектурному оформлению ландшафтов. Разрабатываются универсальная классификация улиц и принципы их сочетания, создаются сети городских магистралей, незави симых от переходных улиц и рассекающих го род на ряд обособленных пространств. В проек тировании городов нового типа и крупных промышленных пред приятий все более утверждаются принципы функционально-конструктивной системы, заро дившейся на рубеже 19—20 вв. Этот стиль в архитектуре получил название конструктивизма. Конструктивизм – это стиль архитектуры Советского Союза периода 1920х и начала 1930х годов. Этот стиль сочетает продвинутую технологию, инженерные системы и явную коммунистическую социальную направленность. Хотя этот стиль был разделен на несколько соперничающих между собой направлений, было создано много интересных проектов, часть из которых была реализована.  В начале 1930х этот стиль вышел из моды у властьпридержащих. Конструктивизм оказал большое влияние на дальнейшее развитие архитектуры. Конструктивизм в архитектуру пришел из более широкого направления конструктивистского искусства, которое само вышло из русского футуризма. Конструктивистское  искусство пыталось применить трехмерное кубистское видение к  абсолютно абстрактным беспредметным конструкциям с кинетическим элементом. После революции 1917 года всё внимание было обращено к новым социальным требованиям и промышленным задачам нового времени. Выделилось два четких направления: первое – в реалистическом манифесте Антуана Певзнера и Наума Габо, посвященного пространству и ритму, а второе – представляло борьбу в комиссариате Просвещения между теми,  кто отстаивал чистое искусство и продактивистами (практики конструктивизма),  такими как Александр Родченко, Варвара Степанова и Владимир Татлин, группой социально-ориентированных художников, которые считали, что искусство должно участвовать и в промышленном производстве. Прикладной конструктивизм. Непосредственно сразу после гражданской войны казна СССР была пуста и строить новые дома было не на что. И тем не менее, в 1921 году появилась советская авангардная школа Вхутемас (Высшие художественно-технические мастерские), которую возглавлял архитектор Николай Ладовский, который организовал АСНОВА (ассоциация новых архитекторов). Методы обучения были фантастическими; использовались  элементы психологии формы (гештальт-психологии), проводились смелые эксперименты с формой (например, стеклянный подвесной ресторан Симбирчева).  Среди архитекторов входящих  в эту ассоциацию были: Эль Лисицкий, Константин Мельников, Владимир Кринский и молодой Бертольд Любеткин.

Проекты 1923 –1935 годов,  например, горизонтальные небоскребы Лисицкого и Марта Штама, павильоны Константина Мельникова, демонстрируют оригинальность и амбиции этой группы. Мельников спроектировал Советский павильон на Парижской выставке изобразительных искусств 1925 года, где он пропагандировал новый стиль. Его комнаты  были спроектированы Родченко. Другой пример конструктивизма можно увидеть в фильме «Аэлита» (1924), где экстерьеры и интерьеры Александра Экстера смоделированы в угловой геометрической форме.  Государственный магазин Моссельпром 1924 года также построен в раннем  модернистском стиле для нового поколения  покупателей Новой экономической политики;  Мосторг архитекторов братьев Весниных, построен тремя годами позже. Современные офисы для общественности были также популярны, например, головной офис «Известия». Он был построен в 1926-1927 годах Григорием Бархиным.

В силу политических обязательств и  замены на сталинскую архитектуру механистические динамичные формы конструктивизма  перестали быть частью философии международного стиля, как это определяли Филипп Джонсон и Генри-Рассел Хичкок. В их книге упоминалось только одно здание  из СССР – электрическая лаборатория правительственной группы под руководством Николаева. В 1960-х конструктивизм реабилитирован до определенной степени и  ещё более дикие экспериментальные проекты эпохи (как например, театр Глобус)  и лишенная всяких излишеств «хрущёвка» стали результатом многочисленных экспериментов. За пределами СССР конструктивизм рассматривали  как альтернативу более радикальную, чем модернизм , его наследие можно увидеть  в работах совершенно разных дизайнеров: Команда 10, Архиграмма, Кензо Танге, а также во многих работах  бруталистов (от французского термина «b?ton brut» — «необработанный бетон»). Их интеграция авангарда и повседневной жизни имеет параллели с ситуационистами, особенно чётко это прослеживается в  проекте Ги Дебора и Константа Ньювенхая «новый вавилон».

К вопросу об изменениях в стилистике советской архитектуры 1930-х годов Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

УДК 711.4-112: 72.035 (470) DOI: 10.31675/1607-1859-2019-21-4-125-137

В.М. МЖЕЛЬСКИЙ, Новосибирский государственный

архитектурно-строительный университет (Сибстрин)

К ВОПРОСУ ОБ ИЗМЕНЕНИЯХ В СТИЛИСТИКЕ СОВЕТСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ 1930-Х ГОДОВ

Статья посвящена переломному этапу в истории советской архитектуры, связанному с изменениями в её стилистической направленности, когда вместо господствовавших ранее конструктивистских форм стали преобладать другие - характерные для ар-деко, неоклассицизма и эклектики. Актуальность темы состоит в том, что этот период до сих пор недостаточно изучен и представляет особый интерес для исследования. Автор ставит цель рассмотреть процессы, происходящие в архитектуре того времени, выявить их основные предпосылки и черты архитектурного стиля эпохи. Методологическим подходом исследования является комплексный анализ научных публикаций на эту тему и памятников архитектуры исследуемого периода. Основными результатами стали выводы о том, что исследуемый период сопровождался как эволюционными, так и кардинальными изменениями в архитектуре, он был связан и с общей направленностью архитектурной политики государства, и с индивидуальным творчеством отдельных архитекторов. Всё это определило особенности противоречивого, переходного стиля советской архитектуры 30-х гг. XX в.

Ключевые слова: конструктивизм; постконструктивизм; советская архитектура; архитектурная политика; декоративное убранство.

Для цитирования: Мжельский В.М. К вопросу об изменениях в стилистике советской архитектуры 1930-х годов // Вестник Томского государственного архитектурно-строительного университета. 2019. Т. 21. № 4. С. 125-137. DOI: 10.31675/1607-1859-2019-21-4-125-137

V.M. MZHELSKY,

Novosibirsk State University of Architecture and Civil Engineering

CHANGES IN SOVIET ARCHITECTURAL STYLES IN THE 1930s

Purpose: The aim of the paper is to study the history of Soviet architecture, associated with changes in its stylistic orientation, when instead of the previously dominant constructivist forms other forms began to prevail, namely Art Deco, neoclassi-cism and eclecticism. The paper explores the processes in architecture of that time, identifies the main prerequisites for the formation of that architectural style. Methodology/approach: The methodological approach includes a comparative analysis of scientific publications and buildings of Soviet architecture of the 1930s. A comprehensive study is conducted to identify the prerequisites, processes and features of the architecture of this period. Research findings: The main results concern the period under study accompanied by both evolutionary and cardinal changes in architecture associated with the general architectural policy of the government and the creativity of architects. All this determines the peculiarities of the controversial, transitional style of Soviet architecture. The analysis of the controversial architectural style considers the individual genesis. This style is formed under specific conditions and

© Мжельский В.М., 2019

has its own history. Architectural competitions of the 1930s demonstrate the stylistic diversity of architecture and the evolutionary transition from constructivism to Soviet neoclassicism observed in the works of those architects who previously designed the style of constructivism. The term post-constructivism means both a purely chronological concept, that is a period in the history of architecture following the epoch of constructivism and the specific architectural and stylistic phenomenon which still combines constructivism and elements of the subsequent style. A search for individual architects determines the style of the 1930s. In this regard, the term post constructivism best reflects the diversity of architecture of that time, taking into account the historical era and national identity, and the use of elements typical to Art Deco, NeoRenaissance, or Classicism. Practical implications: The research results can be used to further studying the architecture of this period as well as in the preparation of courses on the history of Soviet architecture of the 1930s. This study makes it possible to realize historical, artistic and cultural value of this style, thereby preserving it in the future. Originality/value: The history of the architecture of that period is still not well understood and is of particular interest for researchers. This study considers both well-known and insufficiently studied buildings of Soviet architecture of the 1930s, compares the obtained facts and opinions of other authors'. As a result, the paper combines, compares and analyzes interesting information on this topic and investigates concrete facts. Also, a comparison is given to the architecture of the studied and previous periods.

Keywords: constructivism; post constructivism; Soviet architecture; architectural policy; decoration.

For citation: Mzhelsky V.M. K voprosu ob izmeneniyakh v stilistike sovetskoi arkhitektury 1930-kh godov [Changes in Soviet architectural styles in the 1930s]. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo arkhitekturno-stroitel'nogo universiteta - Journal of Construction and Architecture. 2019. V. 21. No. 4. Pp. 125-137.

DOI: 10.31675/1607-1859-2019-21-4-125-137

Переходный период от конструктивизма к неоклассике в советской архитектуре, который пришёлся на 30-е гг. ХХ в., известен как постконструктивизм. Любые подобного рода процессы, характеризующиеся изменениями в архитектурном стиле, представляют особый интерес для исследования. Вышеупомянутый период в этом смысле остается недостаточно изученным, несмотря на то что ему неоднократно уделялось внимание в научных публикациях. Цель исследования - проанализировать основные процессы, происходящие в архитектуре того времени, и их предпосылки, определить особенности стиля переходного периода, опираясь на различные, порой противоречивые мнения исследователей, а также на непосредственный анализ отдельных памятников архитектуры тех лет.

Конструктивизм, получивший распространение в советской архитектуре середины и второй половины 20-х гг. ХХ в., был тем новым стилем, который отверг все прежние стилистические традиции и каноны. Он соответствовал новому - революционному духу времени и стал по сути большим - господствующим стилем, пришедшим на смену эклектике и модерну предшествующих десятилетий. При этом следует отметить, что, несмотря на господство конструктивизма, в то время одновременно с ним продолжали существовать другие стилистические тенденции, встречающиеся в творчестве отдельных

архитекторов. Например, И.В. Жолтовский всегда придерживался в своём творчестве традиционалистского неоклассицистического направления и никогда ему не изменял, в том числе и в «эпоху конструктивизма». И.А. Фомин также разработал собственный стиль «красной дорики», основанной на «реконструкции классики» в соответствии с особенностями новой пролетарской идеологии, черты которой, по замыслу архитектора, этот стиль должен был выражать. И это был иной творческий поиск, отличный от того, к чему стремились архитекторы-конструктивисты, отвергнувшие архитектурные традиции прошлого и опиравшиеся на абстрактные лаконичные геометрические формы, обусловленные функциональными и конструктивными особенностями зданий и сооружений.

Следует, однако, отметить, что период господства конструктивизма в определенной степени отразился на творчестве и неоклассиков, и эклектиков-традиционалистов. И.А. Фомин, создавая лаконичный стиль, в своих творческих поисках приблизился к конструктивизму, хотя и использовал упрощённые ордерные формы. Это видно на примере двух зданий, построенных по его проектам в Москве: дома общества «Динамо» (1928-1931 гг.) и особенно на примере здания Министерства путей сообщения (1934 г.) с характерной башней с часами, угловыми балконами, вертикальным остеклением и карнизом небольшого выноса простого профиля (рис. 1). Известно, что подобные башни с часами - довольно распространённый элемент в архитектуре конструктивизма. В качестве примера можно привести здание почтамта в Харькове (1928-1930 гг.) (архитектор А. Мордвинов) и др.

Рис. 1. Здание Министерства путей сообщения в Москве (1934 г.). Арх. И.А. Фомин

Академики архитектуры, ретроспективисты А.В. Щусев, В.А. Щуко и один из лидеров сибирской региональной архитектурной школы А.Д. Крячков, которые также профессионально сложились ещё до революции и продемонстрирова-

ли умение работать в различных архитектурных стилях, на рубеже 20-30-х гг. XX в. стилизовали некоторые свои работы в соответствии с новой рациональной архитектурой или откровенно работали «под конструктивизм» [1, с. 11].

Но даже творчество такого преданного приверженца неоклассики, как И.В. Жолтовский, подверглось влиянию эпохи. В это время он единственный раз в своей творческой деятельности уделяет внимание промышленному зодчеству и в 1927 г. проектирует здание Центральной тепловой электростанции МОГЭС, архитектура которого в соответствии с его утилитарным назначением лишена характерного для построек Жолтовского декоративного убранства, но при этом имеет большие остеклённые эркеры и широкие окна. В 1927-1929 гг. по его проекту были построены два боковых крыла здания Госбанка на Неглинной улице, фасады которых имеют сдержанный декор в стиле итальянского ренессанса, состоящий в основном из руста, карниза и слабовыступаю-щих пилястр, а достаточно большие, сдвоенные окна с узкими простенками придают их облику современный вид и могут рассматриваться как характерная черта архитектуры конца 20-х гг. ХХ в.

Жилой дом на Моховой улице в Москве (1933-1934 гг.) можно отнести к постконструктивистским экспериментальным поискам И.В. Жолтовского (рис. 2). Известно, что прообразами для него послужили палаццо Префетти-цио (Лоджия дель Капитаньо) и палаццо Вальмарана в Виченце. Но при этом заметно, что ренессансная архитектурная декорация наложена на фасад жилого здания первой половины 30-х гг. XX в. и не во всём соответствует его внутренней структуре. Архитектурное убранство Лоджии дель Капитаньо с выразительными полуколоннами композитного ордера воспроизведены достаточно точно в композиционной схеме фасада палаццо Вальмарана, хотя и в иных более величественных масштабах. Но в данном случае оно не оправдано конструктивно и играет чисто декоративную роль, а оконные проёмы, расположенные между полуколоннами, чрезмерно широкие.

Рис. 2. Жилой дом на Моховой улице в Москве (1933-1934 гг.). Арх. И.В. Жолтовский

Очевидно, И.В. Жолтовский сознательно облегчил заполнение между полуколоннами ордера в целях осовременить творческую реплику Палладио, из-за чего остеклённые поверхности оконных проёмов занимают значительную часть поверхности фасада здания, что характерно для конструктивизма и постконструктивизма. Данная черта отсутствует в более поздних постройках Жолтовского, все элементы которых, включая оконные проёмы, уже имеют выверенные классицистические пропорции.

Считается, что поворот к неоклассике в советской архитектуре начался после проведения в 1931-1933 гг. международного конкурса на проект Дворца Советов в Москве. Именно там столкнулись новые и традиционалистские направления в архитектуре, и последние в результате одержали победу, потому что в большей степени выражали чаяния политической элиты того времени. Однако и более ранний архитектурный конкурс на проект здания Библиотеки имени В.И. Ленина в 1928 г. показал ослабление позиций приверженцев «новой» архитектуры, поскольку в результате предпочтение было отдано проекту В.А. Щуко и В.Г. Гельфрейха, несмотря на то что он подвергся резкой критике с их стороны за эклектизм. Т.Ф. Давидич отмечает, что в Харькове постконструктивизм, «вернувший классицистические элементы на фасады», появился уже в 1925-1927 гг., и при этом отдельно выделяет появившийся одновременно с ним стиль «конструктивного ар-деко» [2]. Но бесспорно то, что конкурс на проект Дворца Советов был наиболее значимым событием в жизни архитектурной общественности того времени, в котором участвовали архитекторы, представлявшие все существовавшие тогда архитектурные направления. Именно поэтому он стал наиболее показательным и поворотным в истории отечественной архитектуры начала 30-х гг. XX в., определил её приоритеты и дальнейшие пути развития.

В значительной части научных и научно-популярных работ, посвященных истории советской архитектуры 1930-х гг., процесс перехода к неоклассике рассматривается в основном в контексте процессов, происходящих внутри страны. И сами изменения в архитектуре объясняются исключительно внутренними причинами. Такой подход в целом логичен и характерен для советских историков архитектуры. Но также предпринимались попытки сопоставить развитие советской и зарубежной архитектуры того времени [3]. И при более широком взгляде на проблему в контексте мировой архитектуры невозможно не отметить, что обращение к неоклассике было общеевропейской, точнее, общемировой тенденцией в архитектуре того времени [4, с. 344-346].

Обычно принято сравнивать сталинскую архитектуру с архитектурой Германии и Италии, где так же, как и в Советском Союзе, была мощная государственная идеология, хотя и с иной спецификой. В связи с этим в научной литературе появился термин «тоталитарная архитектура», которой присущи монументальные формы и идеологическая направленность [5, с. 21]. Здесь же необходимо упомянуть и архитектуру США, где также в 30-40-е гг. XX в. наблюдалось увлечение монументальным классицизмом. Достаточно вспомнить здание Пентагона (архитектор Джордж Бергстром) или мемориал Джеф-ферсону, спроектированный Джоном Поупом, которого, наряду с И.В. Жолтовским, можно причислить к наиболее ярким и убежденным приверженцам

неоклассицизма в архитектуре 2-й четверти XX в. Но классицизм, получивший в то время распространение в североевропейских странах, хотя и не был связан с тоталитарной идеологией, также обнаруживает сходство со сталинской архитектурой.

Несмотря на то что поворот от конструктивизма к неоклассике произошёл в соответствии с предпочтениями политических элит того времени, изменения в архитектурном стиле происходили эволюционным путём. О назревавших переменах в архитектуре может свидетельствовать поздний конструктивизм, который иногда называют «обогащенным конструктивизмом». В этом стиле выстроен Дом Правительства, известный также как «Дом на набережной» архитектора Б.М. Иофана (1927-1931 гг.). К числу зданий, построенных в этом стиле, можно также отнести Большой драматический театр в Иванове (архитектор А.В. Власов, 1932-1939 гг.) и Театр имени М. Горького в Ростове-на-Дону (архитекторы В.А. Щуко и В.Г. Гельфрейх, 1930-1935 гг.), архитектура которых «обогащена» фасадными членениями, обрамлениями окон и т. п. Фасад ростовского театра украшен горельефами работы С.Г. Королькова.

Здания, выстроенные в стиле «обогащённого» конструктивизма, имеются и в Новосибирске. К наиболее характерным примерам такого стиля относится жилой дом-комбинат (НКВД) сер. 1930-х гг., расположенный по адресу ул. Серебренниковская, 23 (архитекторы Б.А. Гордеев, С.П. Тургенев, И.Т. Воронов), в разработке фасадов которого использованы приемы декоративного оформления: вертикальные членения в виде лопаток, простые обрамления окон, горизонтальные полосы в межоконных простенках, имитирующие ленточное остекление [6, с. 176]. Также в качестве примеров можно привести дом жилищного кооператива «Сибирь на рельсы» (1934-1936 гг.) по адресу пр. Димитрова, 6 (архитектор Я.Е. Кузнецов), дом по адресу Красный проспект, 57, 1933 г., которые являются одними из первых многоквартирных жилых домов Новосибирска, выстроенных в стиле конструктивизма с дополнением лаконичных декоративных элементов, характерных для постконструктивизма и классицизма.

Следует, однако, отметить, что и во второй половине 20-х гг. ХХ в., когда в советской архитектуре преобладал конструктивизм, в Новосибирске строились здания, на фасадах которых присутствовали элементы, характерные для упрощенного классицизма и рационального модерна. Например, здание Сельскохозяйственного техникума по адресу ул. Кирова, 103 (архитектор А.Д. Крячков), выстроенное в 1927 г. в духе стилизованного, схематизированного классицизма, или Закаменский клуб, построенный в тот же год на ул. Добролюбова, в архитектурном облике которого присутствуют черты рационалистического модерна и классицизма [7, с. 72]. В данном случае это можно рассматривать, скорее, как рецидивы архитектуры прошлого в «эпоху конструктивизма» либо как альтернативные архитектурные направления, не играющие определяющей роли. И конечно, не все здания того времени можно отнести к стилю «чистого» рационального конструктивизма, при том что лаконизм и рационализм в целом был присущ архитектуре 20-х гг. XX в.

Но уже в первой половине 30-х гг. ХХ в. конструктивизм начинает сдавать свои позиции, а потом и совсем исчезает. Видимо, накопилась некая критическая масса господствующего архитектурного стиля, прошло прежнее оча-

рование новизной авангарда, что, судя по всему, и создало предпосылки для перемен стилистики в архитектуре. Архитекторы стали работать над пластическим обогащением архитектурной формы посредством декора, что уже было заметно на примере зданий периода позднего конструктивизма и постконструктивизма.

При сопоставлении советской архитектуры того времени с современной ей архитектурой других стран, в частности с ар-деко или немецкой и итальянской «тоталитарной» архитектурой, необходимо учитывать, что несмотря на универсальность классики и на все возможные параллели, советская архитектура имела свой индивидуальный генезис, определяемый и условиями её существования, и творческими поисками отдельных архитекторов. Кризис авангардных направлений в архитектуре, очевидно, был связан и с тем, что они были в должной степени оценены лишь частью профессионального архитектурного сообщества, но не были восприняты потребителем, в том числе начальством, т. к. не подходили для решения актуальных задач. В публикациях советского времени, рассматривающих внутренние процессы, влияющие на формирование стиля, отмечалось, «что примерно с 1928 г., когда практически все строительство развивалось под знаком "новой архитектуры", помимо взаимной критики творческих организаций, началась реальная и весьма жесткая критика со стороны потребителя. Эта критика... выражала недовольство чересчур решительным вмешательством архитекторов в установившиеся формы быта, разрывом с привычными эстетическими нормами, излишней упрощенностью геометризированных архитектурных форм» [1, с. 11]. Также отмечалось, что «чрезвычайная, по сравнению с "новой архитектурой", гибкость классических "законов красоты", удивительное разнообразие композиционных возможностей и пластических форм позволяли выразить в образах архитектуры богатство идейно-художественного содержания» [Там же, с. 15].

Архитекторы того времени уделяли большое внимание решению градостроительных проблем, созданию ансамблей улиц и площадей. Это было связано и с проектированием крупных общественных зданий, таких как Дворец Советов в Москве, Дворец Советов в Ленинграде и т. п., и с разработкой генеральных планов крупнейших городов Советского Союза, проведенной в середине 30-х гг. ХХ в. В связи с этим менялась композиционная концепция города и его элементов: «Возрождались периметральная застройка, классицистические принципы построения городских ансамблей» [8, с. 16]. Это также повлияло на изменение архитектурного стиля, поскольку «гибкость классических "законов красоты", удивительное разнообразие композиционных возможностей и пластических форм» хорошо для этого подходили.

Изменению в стиле сопутствовали и другие события в области архитектуры. Например, для развития архитектурной науки и подготовки кадров архитекторов высшей квалификации в 1933 г. была создана Академия архитектуры СССР, при которой было организовано издательство, осуществившее за короткое время выпуск большого числа классических трудов по истории и теории архитектуры. В архитектурном образовании теперь большое внимание уделялось исследованию композиционных возможностей классической архитектуры.

СО. Хан-Магомедов отмечал, что в начале 30-х гг. советские архитекторы как бы возвращались через 10-12 лет к неоклассике 1910-х гг. Причем тогда были живы и активно работали творческие лидеры тех предыдущих лет (И. Жолтовский, И. Фомин, В. Щуко, А. Таманян, А. Щусев и др.) [9]. После смены архитектурной политики в СССР в 30-е гг. XX в. к освоению классического наследия обратились те архитекторы, которые ранее работали в стиле конструктивизма. Например, И.А. Голосов - автор известного конструктивистского шедевра - Дома культуры имени С.М. Зуева - строит в 1934-1937 гг. жилой дом Военно-инженерной академии им. В.В. Куйбышева на Яузском бульваре, в котором возвращается к своим прежним экспериментам с ордерными формами. Основоположники советского конструктивизма М.Я. Гинзбург и И.И. Леонидов в 1937 г. участвуют в строительстве санатория им. С. Орджоникидзе в Кисловодске, в архитектуре которого присутствуют элементы, характерные для постконструктивизма.

Черты переходного периода в архитектуре того времени выражались, в частности, в корректировке разработанных ранее конструктивистских проектов в соответствии с принципами нового неоклассического направления или даже в придании фасадам уже выстроенных конструктивистских зданий неоклассической композиции. В качестве примера можно привести угловой шестиэтажный жилой дом «Сибзолото», расположенный на пересечении улиц Каменской и Октябрьской в Новосибирске (рис. 3).

Рис. 3. Жилой дом «Сибзолото» в Новосибирске. 1-я половина 30-х гг. XX в. Арх.

А.И. Бобров, Б.А. Гордеев

Он был построен в 1932 г. по проекту архитектора А.И. Боброва в стиле конструктивизма и получил новое декоративное оформление фасадов с использованием неоклассических элементов по проекту Б.А. Гордеева. Это декоративное оформление, состоящее из крупного руста на уровне первого этажа, лопа-

ток, ширинок с лепным орнаментом, свидетельствует о появлении нового направления в архитектуре Новосибирска того времени. Примечательно, что к этой неоклассической теме обратился именно Б.А. Гордеев - в прошлом один из крупнейших новосибирских архитекторов-конструктивистов. Но, решая проблему оформления фасада жилого дома «Сибзолото», он вынужден был считаться с особенностями архитектуры конструктивистского здания. В результате плоские упрощенные ордерные членения в виде лопаток оказались наложенными на имеющуюся основу: разные размеры оконных проемов сбивают их с четкого ритма, а число межоконных простенков продиктовало нечетное их количество, и одна из лопаток встала по центру фасада.

Здание управления треста «Запсибзолото» на Красном проспекте, также построенное по проекту А.И. Боброва, представляет собой ещё один характерный пример архитектурной практики конца 1930-х гг., когда возведенное в формах конструктивизма здание было «улучшено» эклектичным накладным декором. Новое декоративное убранство его главного фасада было выполнено в 1936 г. по проекту архитектора В.М. Тейтеля. На фронтоне-аттике здания был размещен барельеф, выполненный скульптором С.Р. Нардольским, изображающий труд шахтёров золотой промышленности.

Переход от конструктивизма к сталинской неоклассике выражался и в том, что конструктивистские архитектурные комплексы дополнялись зданиями переходного стиля. В качестве примера можно привести школу жилого комплекса кооператива «Кузбассуголь» в Новосибирске, расположенную на пересечении ул. Державина и Советской. Асимметричная композиция её фасадов вписывается в структуру застройки комплекса и характерна для конструктивизма. Но в декоре здания прослеживаются элементы классического стиля: крупный руст на уровне первого этажа, рустованные пилястры на углах, декоративные филенки. Скатная крыша на западном объеме школы имеет карниз значительного выноса, опирающийся на часто расположенные кронштейны, что также отличает её от стоящих рядом конструктивистских зданий [6, с. 123].

То же можно сказать и о морфологическом корпусе Медицинского института на ул. Залесского, построенном по проекту Н.С. Кузьмина в 1936 г. на территории городской больницы Новосибирска на противоположной стороне аллеи от конструктивистских корпусов, возведенных в конце 1920-х гг. (рис. 4).

Это здание также имеет асимметричную композицию фасадов. Их декоративное убранство, состоящее из карнизов, обобщенных неоклассических профилей, лопаток, вносит в неё определенное разнообразие и свидетельствуют о смене направления в советской архитектуре. Смещенный от центра фасада ризалит главного входа декорирован кессонами, характерным мотивом архитектуры того времени [7, с. 153].

Следует отметить, что многие здания, выстроенные в стиле постконструктивизма, имеют асимметричную композицию фасадов, которая была характерна для построек в стиле конструктивизма и, очевидно, является одной из его реминисценций. Но при этом всем им присущи характерные для постконструктивизма элементы декоративного убранства фасадов: руст на уровне первого этажа, упрощенные ордерные членения в виде лопаток или полуколонн, простые профилированные обрамления. Вместе с тем в архитектуре тех

лет ещё сохранялись конструктивистские черты: широкие окна, вертикальные витражи лестничных клеток, длинные балконы с парапетами, в том числе на углах зданий.

Рис. 4. Морфологический корпус Медицинского института в Новосибирске (1936 г.)

Арх. Н.С. Кузьмин

Советской архитектуре 30-х гг. XX в. свойственна нарочитая монументальность, которая особенно проявилась в конкурсных проектах крупных административных и общественных зданий. Это было связано с идеологической направленностью архитектуры того времени и проявлялось в том числе в архитектуре жилых домов. К такого рода домам относится жилой дом речного флота, известный как «Дом грузчиков» на Фабричной улице Новосибирска (рис. 5).

Рис. 5. «Дом грузчиков» в Новосибирске (1936-1937 гг.). Арх. К.Е. Осипов

Он был построен по предложению секретаря горкома ВКП(б) С.А. Шварца в память о забастовке грузчиков 5 июня 1915 г., организованной ими в борьбе за свои права. Требовался дом-монумент, который и был создан средствами ордерной архитектуры по проекту архитектора К.Е. Осипова в 1936-1937 гг. Его архитектура в определенной степени продолжает традицию монументальных зданий эпохи символического романтизма первых лет советской власти. В связи с этим можно вспомнить Дом Ленина на Красном проспекте до его реконструкции в начале 40-х гг. XX в., который тоже представлял собой своего рода здание-монумент в стиле лаконичной дорики, любимой архитекторами тех лет. К.Е. Осипов создал лаконичный архитектурный образ «Дома грузчиков», лишенный мрачности былого романтизма, но вместе с тем достаточно монументальный, использовав сдержанный архитектурный декор главного фасада с шестиколонным портиком колоссального дорического ордера в центре.

Подобная монументальность присуща и зданию вокзала Новосибирск-Главный, центральная часть которого решена в виде триумфальной арки. Примечательно, что первый проект здания вокзала был выполнен в стиле конструктивизма, но затем получил декоративное убранство, состоящее из элементов, характерных для неоклассики. Монументальные формы архитектуры здания подчеркивают ту важную роль, которую оно играет в городской застройке.

Одним из главных событий в архитектурной жизни тех лет в Новосибирске стал конкурс на проект Дома науки и культуры, который позже был переделан под проект театра оперы и балета, ставшего наряду с вокзалом важной архитектурной доминантой исторической части города. Первоначальный проект здания был выполнен в 1930 г. архитекторами А.З. Гринбергом и И.В. Киренским в стиле конструктивизма. В 1933 г. конструктивистские формы проекта Дома культуры и науки подвергли критике, после чего был объявлен конкурс на внешнее оформление здания. Но за основу был взят прежний проект 1930 г., который определил общую объёмно-планировочную композицию здания. В ходе конкурса 1933 г. были представлены различные варианты проектов, напоминающие проекты конкурсов послереволюционных годов в духе архаизирующей романтики, а также проекты в стиле ар-деко и русского классицизма. Так, конкурсный проект оформления здания Дома науки и культуры А.Д. Крячкова близок по стилю архитектуре здания библиотеки им. В.И. Ленина архитекторов В.А. Щуко и В.Г. Гельфрейха, а проект П.Г. Якубовского [7, с. 135] напоминает проект здания Минского оперного театра архитектора И.Г. Лангбарда [10, с. 45-47] в духе «ребристого» монументального стиля здания Дворца Советов Б.М. Иофана. Следует отметить, что Минский оперный театр, так же, как и другие подобные здания того времени, сперва задумывался как многофункциональное здание-трансформер, первоначальный проект которого был выполнен в конструктивистском стиле.

Проведенное исследование показало, что при анализе противоречивого архитектурного стиля того времени необходимо учитывать своеобразие его индивидуального генезиса. Архитектурные конкурсы 30-х гг. XX в. демонстрируют стилистическое многообразие архитектурных поисков и возобновление интереса к ордерным формам, а эволюционный переход от конструктивизма к советской неоклассике наблюдается в основном в творчестве архитекторов,

ранее работавших в стиле конструктивизма. Что касается постконструктивизма, то он может означать как чисто хронологическое понятие, т. е. период в истории архитектуры со всеми присущими ему чертами, следующий за «эпохой конструктивизма», так и конкретное архитектурно-стилистическое явление, которое ещё сочетает черты, присущие конструктивизму, и элементы, характерные для стиля, приходящего ему на смену.

Творческий поиск отдельных архитекторов, в целом вписывающийся в общую направленность формирования архитектурной политики Советского Союза, определил особенности стиля 30-х гг. XX в. В связи с этим термин «постконструктивизм» лучше всего отражает многообразие архитектурных поисков того времени при учёте особенностей исторической эпохи и национального своеобразия, а использование элементов, характерных для ар-деко, неоренессанса либо классицизма, было лишь отдельным направлением в рамках постконструктивизма.

Библиографический список

1. Былинкин Н.П., Калмыкова В.Н., Рябушин А.В. История советской архитектуры (1917-1954 гг.). 2-е изд. перераб. и доп. Москва : Стройиздат, 1985. 256 с.

2. Давидич Т.Ф. Особенности стилистики архитектуры Харькова 1910-1950-х годов // Academia. Архитектура и строительство. 2015. № 1. С. 49-56. URL : https://cyberleninka.ru/ article/n/osobennosti-stilistiki-arhitektury-harkova-1910-1950-h-godov

3. Бархин А.Д. Ребристый стиль высотных зданий и неоархаизм в архитектуре 1920-1930-х // Academia. Архитектура и строительство. 2016. № 3. С. 56-65. URL : https://archi.ru/ russia/72527/rebristyi-stil-vysotnykh-zdanii-i-neoarkhaizm-v-arkhitekture-1920-1930-kh

4. Иконников А.В. Архитектура XX века. Утопии и реальность. Т. 1. Москва : Прогресс-Традиция, 2001. 656 с.

5. Хмельницкий Д.С. Архитектура Сталина: Психология и стиль. Москва : Прогресс-Традиция, 2007. 376 с.

6. Памятники архитектуры Новосибирской области. Кн. 1: г. Новосибирск. 3-е изд. перераб. Новосибирск : НПЦ, 2011. 278 с.

7. Невзгодин И.В. Архитектура Новосибирска. Новосибирск : Изд-во СО РАН, 2005. 204 с.

8. Всеобщая история архитектуры: в 12 т. Т. 12 / под ред. Н.В. Баранова. Москва : Изд-во литературы по строительству, 1975. 756 с.

9. Хан-Магомедов С.О. Хрущевский утилитаризм: плюсы и минусы. URL : http://www.niitiag.ru/ pub/pub_cat/han_magomedov_hrushhevskij_utilitarizm_pljusy_i_minusy

10. Воинов А.А. Архитектура Белоруссии. Советский период. Минск : Вышэйшая школа, 1975. 216 с.

References

1. Bylinkin N.P., Kalmykova V.N., Ryabushin A.V. Istoriya sovetskoy arkhitektury (1917-1954) [History of Soviet Architecture (1917-1954)], 2nd ed. Moscow: Stroiizdat, 1985. 256 p. (rus).

2. Davidich T.F. Osobennosti stilistiki arkhitektury Khar'kova 1910-1950-kh godov [Stylistics architecture of Kharkov in the 1910-1950s]. Academia. Arkhitektura i stroitel'stvo. 2015. No. 1. Pp. 49-56. Available: https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-stilistiki-arhitektury-harkova-1910-1950-h-godov (rus)

3. Barkhin A.D. Rebristyy stil' vysotnykh zdaniy i neoarkhaizm v arkhitekture 1920-1930-kh [The ribbed style of high-rise buildings and neo-anarchism in the architecture of the 1920 - 1930s]. Academia. Arkhitektura i stroitel'stvo. 2016. No. 3. Pp. 56-65. Available: https://archi.ru/russia/ 72527/rebristyi-stil-vysotnykh-zdanii-i-neoarkhaizm-v-arkhitekture-1920-1930-kh (rus).

4. Ikonnikov A.V. Arkhitektura XX veka. Utopii i real'nost' [Architecture of the 20th century. Utopias and reality]. Moscow: Progress-Tradition, 2001. V. 1. 656 p. (rus)

5. Khmelnitsky D.S. Arkhitektura Stalina: psikhologiya i stil' [Architecture of Stalin: Psychology and style]. Moscow: Progress-Tradition, 2007. 376 p. (rus)

6. Baranov N.V. (Ed.) Vseobshchaya istoriya arkhitektury v 12 tomakh [The general history of architecture], in 12 vol. Moscow: Stroiizdat, 1975. V. 12. 756 p. (rus)

7. Khan-Magomedov S.O. Khrushchevskiy utilitarizm: plyusy i minusy [Khrushchevsky utilitarianism: pros and cons]. Available: www.niitiag.ru/pub/pub_cat/han_magomedov_hrushhevskij_ utilitarizm_pljusy_i_minusy (rus)

8. Pamyatniki arkhitektury Novosibirskoy oblasti. Kn. 1: g. Novosibirsk [Monuments of architecture of the Novosibirsk region. Book 1: The city of Novosibirsk], 3rd ed. Novosibirsk: SPC, 2011. 278 p. (rus)

9. Nevzgodin I.V. Arkhitektura Novosibirska [Architecture of Novosibirsk]. Novosibirsk, 2005. 204 p. (rus)

10. Voinov A.A. Arkhitektura Belorussii [Architecture of Belarus]. Minsk: Vysheishaya shkola, 1975. 216 p. (rus)

Сведения об авторе

Мжельский Виктор Михайлович, канд. искусствоведения, доцент, Новосибирский государственный архитектурно-строительный университет (Сибстрин), 630008, г. Новосибирск, ул. Ленинградская, 113, [email protected]

Authors Details

VictorM. Mzhelsky, PhD, A/Professor, Novosibirsk State University of Architecture and Civil Engineering, 113, Leningradskaya Str., 630008, Novosibirsk, Russia, [email protected]

Конструктивистская архитектура - Designing Buildings Wiki

Конструктивистская архитектура , или «конструктивизм», - это форма современной архитектуры, которая возникла в Советском Союзе в 1920-х годах. Вдохновленный Баухаузом и более широким конструктивистским художественным движением, возникшим из русского футуризма, конструктивистская архитектура характеризуется сочетанием современных технологий и инженерных методов, а также социально-политического этоса коммунизма.Несмотря на то, что до того, как механизм устарел в середине 1930-х годов, реализованных проектов было немного, он оказал определенное влияние на многие последующие архитектурные движения, такие как брутализм.

После русской революции 1917 года СССР стал экономически нестабильным и не мог заниматься крупными строительными проектами. Тем не менее школы авангардного дизайна начали поощрять и вдохновлять амбициозных архитекторов и градостроителей, в частности Ассоциацию новых архитекторов (ASNOVA), которая была основана в 1921 году.

Фундаментальное напряжение Конструктивистская архитектура заключалась в необходимости согласовать экономическую реальность СССР с его стремлением использовать искусственную среду для разработки социальных изменений и внедрения авангарда в повседневную жизнь. Архитекторы надеялись, что через конструктивизм пространства и памятники новой социалистической утопии, идеал которой провозгласила большевистская революция, могут быть реализованы.

Таким образом, конструктивистская архитектура использовалась для создания утилитарных проектов для рабочих, а также более творческих проектов, таких как «Летающий город», который был задуман в качестве прототипа для воздушного корпуса.

Основной характеристикой конструктивизма было применение трехмерного кубизма к абстрактным и беспредметным элементам. В стиль вошли прямые линии, цилиндры, кубы и прямоугольники; и объединенные элементы современной эпохи, такие как радиоантенны, натяжные тросы, бетонные рамы и стальные балки. Также были изучены возможности современных материалов, таких как стальные рамы, поддерживающие большие площади остекления, открытые, а не скрытые стыки зданий, балконы и террасы для загара.

Этот стиль был направлен на изучение противостояния между различными формами, а также контраста между различными поверхностями, преимущественно между сплошными стенами и окнами, что часто придавало структурам характерное ощущение масштаба и присутствия.

Первым и, пожалуй, самым известным проектом был нереализованный проект башни Татлина, штаб-квартиры Коминтерна в Санкт-Петербурге. Многие последующие амбициозные проекты так и не были реализованы, но четвертый по величине город России Екатеринбург считается «конструктивистским музеем», включающим 140 построенных образцов этой формы.Другой известный сохранившийся пример - это проект социального жилья «Дом Наркомфина» в Москве.

Конструктивистская архитектура - Энциклопедия Нового Света

Ленинская трибуна Эль Лисицкого, 1920

Конструктивистская архитектура была формой современной архитектуры, процветавшей в Советском Союзе в 1920-х и начале 1930-х годов. Он сочетал в себе передовые технологии и инженерию той эпохи с явно коммунистическими социальными целями.

Главной целью архитекторов-конструктивистов было привить авангард в повседневной жизни.Конструктивизм буквально касался создания пространств, в которых могла быть реализована новая социалистическая утопия. Это привело к созданию утилитарных проектов для рабочих, а также к диковинным проектам, таким как «Летающий город» Георгия Крутикова, проект ASNOVA, задуманный как серьезное предложение по созданию бортового жилья.

Эти крайности демонстрируют противоречие между индивидуализмом и утилитаризмом в конструктивизме, который, с одной стороны, способствовал большему выравниванию общества, а с другой - предлагал некоторые грандиозные и даже безрассудные проекты.

Революция в архитектуре

Первым и самым известным архитектурным проектом конструктивизма было предложение 1919 года о размещении штаб-квартиры Коммунистического Интернационала в Санкт-Петербурге футуристом Владимиром Татлиным, часто называемое Башней Татлина. Хотя он так и не был построен, материалы - стекло и сталь - и его футуристический дух и политический уклон (движения его внутренних объемов должны были символизировать революцию и марксистскую диалектику) задали тон проектам 1920-х годов.

Еще одним известным ранним конструктивистским проектом была «Ленинская трибуна» Эль Лисицкого (1920), движущаяся трибуна оратора. Во время Гражданской войны в России группа УНОВИС была сосредоточена вокруг Малевича и Лисицкого, разрабатывая различные проекты, объединяющие «беспредметную» абстракцию супрематизма с более утилитарными целями, создавая идеальные конструктивистские города (см. Также Эль Лисицкий Prounen-Raum или «Динамичный город» (1919) Густава Клуциса). В этой работе и в работе Татлина компоненты конструктивизма можно рассматривать как адаптацию различных высокотехнологичных западных форм, таких как инженерные подвиги Гюстава Эйфеля и небоскребы Нью-Йорка или Чикаго, для нового коллективного общества.

АСНОВА и рационализм

После Гражданской войны в России Советский Союз был слишком беден для любых новых строительных проектов. Тем не менее, советская авангардная школа конструктивистского искусства ВХУТМАС, в 1921 году открыла архитектурный флигель, которым руководил архитектор Николай Ладовский. Методы обучения были функциональными и фантастическими, отражая интерес к гештальт-психологии, что привело к смелым экспериментам с формой, таким как застекленный подвесной ресторан Симбирчева.Среди архитекторов, входящих в группу ASNOVA (Ассоциация новых архитекторов), были Эль Лисицкий, Константин Мельников, Владимир Кринский и Бертольд Любеткин.

Проекты 1923-1925 годов, такие как горизонтальные небоскребы Wolkenbügel Лисицкого и Марта Стама и временные павильоны Константина Мельникова, показали оригинальность и амбиции этой новой группы. Мельников спроектировал советский павильон на Парижской выставке декоративного искусства 1925 года, который популяризировал новый стиль с его залами, спроектированными Александром Родченко, и его зубчатой ​​механической формой.Еще один взгляд на конструктивистскую жилую среду можно найти в научно-популярном фантастическом фильме «Аэлита», в котором интерьеры и экстерьеры были смоделированы в угловой геометрической манере Александрой Экстер. Государственный универмаг «Моссельпром» 1924 года также был ранним модернистским зданием для нового потребительства Новой экономической политики, как и магазин «Мосторг» братьев Весниных, построенный три года спустя. Популярностью пользовались и современные офисы для СМИ, например, штаб-квартира советского информационного агентства Известия, , построенная А.Гегелло в 1925 г. [1] .

OSA

Более холодный и технологичный стиль конструктивизма привнес в проект стеклянного офиса 1924 года братьев Весниных для Ленинградская правда (Ленинград Правда, газета Коммунистической партии). В 1925 году Александром Весниным и Моисеем Гинзбургом была основана отдельная группа, также связанная с Вхутемас, - OSA или Организация современных архитекторов. У этой группы было много общего с функционализмом Веймарской Германии, например с жилищными проектами Эрнста Мэя.

Жилье было основным приоритетом этой группы, особенно коллективное жилье в специально спроектированных домах dom kommuny (коммунальных домах) для замены коллективного жилья XIX века, которое было нормой. Были построены такие коллективные жилые дома, как Общественный дом для студентов Ивана Николаева (улица Орджоникидзе, Москва, 1930), а также жилые дома [1] Гинзбурга в Москве, Гострах и Наркомфине. Квартиры были построены в конструктивистском стиле в Харькове, Москве и Ленинграде.Гинзбург также спроектировал здание правительства в Алма-Ате, а братья Веснины спроектировали Школу киноактеров в Москве. Гинзбург критиковал идею строительства жилья в новом обществе, которое было бы таким же, как и в старом: «Относиться к жилью рабочих так же, как к буржуазным квартирам… конструктивисты, однако, подходят к той же проблеме с максимальным учетом этих изменений и изменения в нашей повседневной жизни ... наша цель - сотрудничество с пролетариатом в создании нового образа жизни." [2] OSA опубликовала журнал SA, или Contemporary Architecture, с 1926 по 1930 год. Ведущий рационалист, Ладовский, спроектировал свой собственный, совсем другой тип массового жилья, завершив строительство многоквартирного дома в Москве в 1929 году. Особенно экстравагантным примером является «Деревня чекистов» в Свердловске (ныне Екатеринбург), коллективный жилой комплекс в форме серпа и молота для сотрудников тайной полиции, который в настоящее время служит гостиницей.

Конструкции

Суховская башня в Москве, 1922 год

Новые формы конструктивистов начали символизировать проект новой повседневной жизни Советского Союза, затем в смешанной экономике Новой экономической политики. [3] Были построены государственные здания, такие как огромный комплекс Госпрома в Харькове (спроектированный Серафимовым, Фолгером и Кравцом в 1926–1926 гг.), Который был рассмотрен Рейнером Банхэмом в его «Теории и дизайне в эпоху первых машин» как наряду с Дессау Баухаус величайшим модернистским произведением 1920-х годов. [4] Другие известные работы включали алюминиевую параболу и застекленную лестницу Московского планетария 1929 года Михаила Барша и Михаила Синявского.

Архитекторы-традиционалисты переняли конструктивизм, например, Иван Жолтовский на его электростанции 1926 года или Мавзолей Ленина Алексея Щусева и офис Наркомзема, оба в Москве.Точно так же Шуховская башня, названная в честь своего инженера Владимира Шухова, часто рассматривалась как произведение авангарда и получила высокую оценку Вальтера Беньямина в его Московском дневнике. Шухов также сотрудничал с Мельниковым над Бахметьевским автобусным гаражом. Многие из этих построек показаны в фильме Сергея Эйзенштейна « Генеральная линия, », в котором также фигурирует специально построенный макет колхоза конструктивистов, спроектированный Андреем Буровым.

Повседневное и утопическое

Знаете ли вы?

Архитекторы-конструктивисты стремились привить авангард в повседневной жизни, создавая пространства, в которых можно было бы достичь социалистической утопии. Клуб Русакова Мельникова, Москва

Центральной целью конструктивистов было привить авангард в повседневной жизни.С 1927 года они работали над проектами рабочих клубов, общественных центров досуга, которые обычно строились в заводских районах. Среди наиболее известных - Клуб рабочих Русакова по проекту Константина Мельникова, клуб творчества Ликачева, созданный братьями Весниными, и Клуб рабочих имени Зуева Ильи Голосова.

Одновременно с этим вторжением в повседневную жизнь были разработаны диковинные проекты, такие как Институт Ленина Ивана Леонидова, высокотехнологичная работа, которую можно сравнить с Бакминстером Фуллером, которая состояла из библиотеки размером с небоскреб, планетария и купола. соединены монорельсовой дорогой; или не требующий пояснений «Летающий город» Дьердия Крутикова, проект ASNOVA, задуманный как серьезное предложение по размещению в воздухе.Дом Мельникова и его Бахметьевский автобусный гараж - прекрасные примеры противоречий между индивидуализмом и утилитаризмом в конструктивизме.

Были также проекты супрематических небоскребов, которые Казимир Малевич и Николай Суетин называли «планитами» или «архитекторами». Яков Чернихов выпустил несколько книг с экспериментальными проектами, самая известная из которых - Architectural Fantasies (1933), за что он получил прозвище «Советский Пиранези».

Культурная революция

Многие конструктивисты надеялись, что их амбиции будут реализованы во время Культурной революции, сопровождавшей первый пятилетний план.На этом этапе конструктивисты разделились на урбанистов и дезурбанистов, которые отдали предпочтение модели города-сада. Их проекты новых городов, таких как Магнитогорск, часто отклонялись в пользу более прагматичных немецких архитекторов, спасающихся от нацизма, таких как Эрнст Мэй, Ханнес Майер, Март Стам, Маргарет Шютте-Лихоцки и Бруно Таут. Градостроительство Ле Корбюзье получило краткую пользу: архитектор написал «ответ Москве», который позже стал планом Вилле Радиеза, и спроектировал здание правительства Центросоюза вместе с конструктивистом Николаем Колли.Двухуровневые апартаменты и коллективные помещения группы OSA оказали большое влияние на его дальнейшую работу. Другой известный модернист, Эрих Мендельсон, спроектировал фабрику, построенную в Ленинграде, и популяризировал конструктивизм в своей книге « Россия, Европа, Америка ». Проект пятилетки с большим вкладом конструктивистов: ДнепроГЭС, Виктор Веснин. Эль Лисицкий также популяризировал этот стиль за рубежом в своей книге 1930 года Реконструкция архитектуры в России .

Дворец Советов и конец конструктивизма

В конкурсе 1932 года за Дворец Советов, грандиозный проект, способный конкурировать с Эмпайр Стейт Билдинг, были представлены работы всех основных конструктивистов, а также Вальтера Гропиуса, Эриха Мендельсона и Ле Корбюзье. Однако это совпало с подъемом сталинизма и его широкой критикой модернизма в искусстве. Советский Союз по-прежнему был преимущественно сельской аграрной страной, на 90 процентов состоящей из крестьян.Также была критика того, что стиль просто копировал формы технологий, используя довольно обычные методы строительства. [5]

Победившая работа Бориса Иофана ознаменовала начало эклектического историзма сталинской архитектуры, стиля, который имеет сходство с постмодернизмом в том, что он реагировал на космополитизм модернистской архитектуры, предполагаемое уродство и бесчеловечность с помощью кирки и смешение исторических стилей, обычно достигается с помощью новых технологий. В бурный революционный день 20-х годов коллективизация учреждений, равенство полов и коллективное воспитание детей рассматривались как волна будущего.Жилищные проекты, такие как Наркомфин, были разработаны для попыток реформировать повседневную жизнь в тот период, но они потеряли популярность, поскольку очаг возродился при сталинизме, а женщины вернулись на кухню. Возродились стили старого мира, в частности, в Московском метрополитене популяризовалась идея «рабочих дворцов». Тем не менее, в конце 1920-х годов конструктивизм был доминирующей архитектурой страны, и на удивление многие здания этого периода сохранились, несмотря на возвращение к классицизму, который изначально был изменен конструктивистскими приемами, например, в жилищных проектах Иофана в Москве 1929-32 годов. .

Сталинская реакция полностью доминировала до конца 1950-х годов. Несколько разрозненных проектов, начатых в начале 30-х годов, например, здание «Правды» Портелеймона Голосова или рационалистические вестибюли Ладовского Московского метрополитена, были построены в новом климате. Заявки на участие в конкурсе были сделаны братьями Весниными и Иваном Леонидовым для Наркомата тяжелой промышленности на Красной площади, 1934 год, еще одного незастроенного сталинского здания. Следы конструктивизма также можно найти в некоторых произведениях социалистического реализма, таких как футуристические возвышения ультра-сталинского Парижского павильона Иофана 1937 года, в котором Суетин украшал супрематические интерьеры.

Наследие конструктивизма

Отчасти из-за его политической приверженности и его окончательной замены социалистическим реализмом механистические, динамические формы конструктивизма не были частью спокойного платонизма международного стиля, как его определяли Филип Джонсон и Генри Рассел Хичкок. В их книге было только одно здание из Советского Союза, электролаборатория в Николаеве. Конструктивизм часто рассматривается как альтернатива, более радикальный модернизм, и его наследие можно увидеть в таких разнообразных дизайнерах, как Team 10, Archigram и Kenzo Tange, а также во многих работах бруталистов.Их интеграция авангарда и повседневной жизни имеет параллели с ситуационистами, особенно с проектом «Новый Вавилон» Гая Дебора и Константа Ньивенхейса.

Архитектура высоких технологий также во многом обязана конструктивизму, наиболее очевидно в здании Ричарда Роджерса Ллойда. Ранние проекты Захи Хадид были адаптациями «Архитекторов» Малевича, и влияние Чернихова на ее рисунки очевидно. К сожалению, многие из оригинальных конструктивистских зданий плохо сохранились или находятся под угрозой обрушения.

Дом Мельникова на Арбате в Москве.

Архитекторы-конструктивисты

  • Михаил Барщ
  • Илья Чашник
  • Яков Чернихов
  • А. Гегелло
  • Моисей Гинзбург
  • Илья Голосов
  • Пантелеймон Голосов
  • Георгий Крутиков
  • Эль Лисицкий
  • Ладовский Николай
  • Иван Леонидов
  • Бертольд Любеткин
  • Казимир Малевич
  • Константин Мельников
  • А.Мордвинов
  • Иван Николаев
  • Владимир Шухов
  • Сергей Серафимов
  • С. Кравец
  • Михаил Синявский
  • Суетин Николай
  • Владимир Татлин
  • Александр Веснин
  • Леонид Веснин
  • Виктор Веснин

Банкноты

  1. 1.0 1.1 С.Н. Хан-Магомедов, Пионеры советской архитектуры (1988).
  2. ↑ Совет по искусству Великобритании, Искусство революции: советское искусство и дизайн с 1917 г. (Лондон: Совет по искусству Великобритании, 1971).
  3. ↑ В. Бучли, Археология социализма.
  4. ↑ Reyner Banham, Theory and Design in the First Machine Age.
  5. ↑ Кэтрин Кук, Авангард.

Список литературы

  • Совет по делам искусств Великобритании. Искусство революции: советское искусство и дизайн с 1917 года . Лондон: Совет по делам искусств Великобритании, 1971. ISBN 978-05383
  • Банхам, Рейнер. Теория и дизайн в первый век машин. MIT Press, 1980. ISBN 0262520583
  • Бучли Виктор. Археология социализма. Berg, 2002. ISBN 1859732127
  • Кук, Кэтрин. Архитектурные чертежи русского авангарда. MOMA, 1990. ISBN 0870705563
  • Кук, Кэтрин. «Авангард». Журнал AD, 1988.
  • Кук, Кэтрин. : Фантазия и строительство - Яков Чернихов. " AD журнал, vol 59 № 7-8.
  • Кук, Екатерина и Игорь Казус. Советские архитектурные конкурсы. Phaidon, 1992. ISBN 9074265014
  • Фрэмптон, Кеннет. Современная архитектура: критическая история. Thames & Hudson, 1992. ISBN 978-0500202579
  • Гинзбург, Моисей. Стиль и эпоха. MIT, 1981. ISBN 026207088X
  • Хан-Магомедов, С. Александр Веснин и русский конструктивизм. Lund Humphries Publishers Ltd, 1920. ISBN 0853315108
  • Хан-Магомедов, С. Пионеры советской архитектуры. Thames and Hudson Ltd., 1987. ISBN 0500341028
  • Лисицкий, эл. Реконструкция архитектуры Советского Союза. Вена, 1930.
  • Schlogel, Karl. Москва. Reaktion, 2005. ISBN 1861892403

Внешние ссылки

Все ссылки получены 20 марта 2017 г.

Кредиты

Энциклопедия Нового Света писателей и редакторов переписали и завершили статью Википедия в соответствии со стандартами New World Encyclopedia .Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства. Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников Энциклопедии Нового Света, участников, так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних публикаций википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в New World Encyclopedia :

Примечание. Некоторые ограничения могут применяться к использованию отдельных изображений, на которые распространяется отдельная лицензия.

Конструктивистская архитектура


Выходец из бывшего Советского Союза, я подумал, что именно это архитектурное движение было бы хорошим началом этого раздела.

Конструктивистская архитектура - это форма современной архикартины, зародившаяся в бывшем СССР в 1920-х годах и возникшая из конструктивистского искусства. Принципы конструктивизма пришли из супрематизма, неопластизма и Баухауза. Архитектурное движение просуществовало недолго, только до 1932 года, но его последствия видны и сегодня.

Конструктивистское искусство применяет трехмерное кубистическое видение к абстрактным и беспредметным элементам.

Стиль сочетает в себе прямые линии и различные формы, такие как цилиндры, квадраты, прямоугольники, кубы.

Элементы искусства / архитектуры Constructivst:

  • минимальный
  • геометрический
  • пространственный
  • архитектурный
  • опытный

Конструктивизм исследует противопоставление различных форм, а также контраст различных поверхностей: стен и окон.Окна обычно квадратные или прямоугольные. Часто обвивают все здание. Также есть круглые окна, обычно наверху здания.

Конструктивистское архитектурное движение подчеркивает и использует возможности новых материалов. Были замечены стальные рамы, поддерживающие большие площади из стекла. Стыки между различными частями зданий были скорее обнажены, чем скрыты.

Во многих зданиях были балконы и террасы для загара. Большие окна, чтобы впустить как можно больше света.

Пройдемся по истории конструктивизма. От ранних концептуальных идей до современных влияний нашего времени.

Как архитектура применима к дизайну уровней?

Вы можете построить более реалистичную среду. Тот, который не состоит в угадывании того, как выглядит здание, почему оно там и как оно поддерживается. Большая часть работы сделана за вас. У вас была бы лучшая карта, основанная на реальности, а не только на воображении. Ссылайтесь на изображения и создайте чертовски красивую карту.

Чтобы стать великим художником по окружению, нужно изучить архитектуру и ее основы. Вам не нужно знать городские ограничения и кодексы ограничений, с которыми приходится иметь дело настоящим архитекторам.

Но мы цифровые архитекторы и дизайнеры уровней.

Если вы узнаете, что определяет каждый архитектурный стиль и его элементы, вы станете отличным дизайнером уровней.

Минимальные геометрические формы.

Здание Серпа и Молота.Не могу дождаться, чтобы увидеть что-то подобное в игре.

Особое внимание уделяется стальному каркасу и стеклу. Пропускать как можно больше света.

Метро.

От гаражей до жилых домов и заводов. Конструктивизм сделал все.

Что мне больше всего нравится в конструктивизме, так это то, насколько массивными и большими выглядят здания.У них есть чувство масштаба и присутствия. Очень прочный и прямоугольный с примесью круглых форм и стекла, чтобы компенсировать твердые блоки.

СССР в 10 домах: от конструктивистских коммун до сталинских небоскребов | Города

Спустя пару лет после Октябрьской революции 1917 года художник и скульптор Владимир Татлин внес предложение о размещении штаб-квартиры Коммунистического Интернационала в рамках публичного конкурса скульптур. Расположенный на берегу Невы, его высокий наклонный стальной каркас поместил бы Коминтерн в стеклянных объемах, вращение которых символизировало бы революцию и диалектику.

Самое известное здание за 74-летнюю историю Союза Советских Социалистических Республик так и не было построено; на самом деле маловероятно, что он когда-либо мог быть построен, хотя современные технологии делают его намного более правдоподобным, чем когда он был впервые предложен в 1910-х годах. В качестве метафор он довольно четко резюмирует советский государственный социализм. То, что было построено, тоже говорит нам о многом: государство, история которого далека от монолитности, колеблющаяся от открытости к террору и обратно, его архитектура - от массового производства до одноразовых зрелищ, и от русификации до интенсивного взаимодействия с местными традициями.

1 | Марсово поле, Петроград - Лев Руднев, 1917 г.

Этот мемориал павшим революционерам, расположенный в центре плацу царской эпохи, был фактически начат между Февральской революцией, свергнувшей царя, и Октябрьской революцией, которая привела к власти большевиков. власть. Площадь окружают тяжелые плиты из красного гранита, увенчанные красными флагами, с надписями наркома просвещения Анатолия Луначарского - эффект просторный, самобытный и импозантный.Руднев, молодой архитектор, через 30 лет прославился сталинскими небоскребами в Москве и Варшаве.

Памятник «жертвам революции» в городе, который сейчас называется Санкт-Петербург. Фотография: Алами

2 | Жилой комплекс «Тракторная», Ленинград - Гегелло, Никольский и Симонов, 1925

Своеобразная особенность советской архитектуры и первая крупная застройка в СССР, «Тракторная» отталкивается от классических традиций Санкт-Петербурга с привлекательной цветовой гаммой. , спокойная и упорядоченная планировка, и его странные деконструированные триумфальные арки.В усадьбе, более сопоставимой с нордическим классицизмом в современной Швеции или Финляндии, чем с советским конструктивизмом, жили рабочие Путиловского машиностроительного завода, составлявшие костяк большевистских рядов в 1917 году. Сегодня она является частью района Нарвская застава, являясь своеобразной витриной. Авангардная архитектура 1920-х годов.

3 | Коммунальный дом Наркомфина, Москва - Моисей Гинзбург, 1928

Этот гораздо более амбициозный жилищный проект был демонстрацией того, что в 1920-е годы называлось «новой повседневной жизнью» - конструктивистской жилищной схемы.Элегантный ряд двухуровневых квартир, многие из которых без кухонь, соединены переходами со стеклянным ящиком с коллективными столовыми, библиотекой, тренажерным залом и садом на крыше, как часть программы реформирования (или ликвидации) семейной жизни. Социальные идеи, лежавшие в основе здания, были оставлены через пару лет после завершения, но его архитектурные идеи были разграблены западноевропейскими архитекторами, такими как Ле Корбюзье, Уэллс Коутс и Денис Ласдун. Само здание, стоящее на очень ценной недвижимости, разваливается.По иронии судьбы, многие из его представлений о социальных пространствах в многоквартирных домах широко применяются в элитных квартирах.

Дом Наркомфина Моисея Гинзбурга - продукт утопических социалистических идеалов Фотография: Фотоагентство ИТАР-ТАСС / Алами

4 | Станция метро Маяковская, Москва - Алексей Душкин, 1938

Московский метрополитен - вместе со своими более поздними родственниками в Санкт-Петербурге, Киеве, Баку, Ташкенте, Харькове, Ереване и других местах - претендует на звание самого удивительного проекта советской архитектуры. .Маяковская может быть даже самой захватывающей станцией метро из когда-либо построенных. Его великолепный хромированный и мраморный зал стал результатом одного из самых жестоких строительных проектов 1930-х годов с ужасающими стандартами безопасности, высоким уровнем несчастных случаев и повсеместным использованием каторжного труда. На куполообразных потолках этой невероятно глубокой станции, построенной для использования в качестве бомбоубежища, что она и сделала, - блестящая головокружительная серия мозаик великого художника-реалиста Александра Дейнеки, изображающая «24-часовое советское небо».

Маяковская с хромированными и мраморными залами - самая красивая станция московского метрополитена. Фотография: Гэри Хершорн / Reuters

5 | Министерство иностранных дел, Москва - Гельфрейх и Минкус, 1948 г.

После войны разоренное Советское государство направило ценные ресурсы на создание, казалось бы, причудливого проекта семи небоскребов-триумфаторов. Шесть из них были расположены вдоль Садового кольца Москвы - огромные, огромные здания, занимавшие целые кварталы города и поднимавшиеся до шпилей, напоминающих шпили Кремля, якобы по настоянию самого Иосифа Сталина.Еще три были построены во вновь приобретенных, или «братских» городах: Риге, Варшаве и Праге. Лучшее из московской семерки - это Министерство иностранных дел, где вертикальный готический ритм придает башне ощущение страха, ужаса и зла, соответствующее ее предназначению в разгар холодной войны.

6 | Железнодорожный вокзал Дубулты, J ū rmala - Igors Javeins, 1977

Когда Никита Хрущев осудил «излишества» сталинской монументальности в 1956 году, советская архитектура претерпела третий из множества внезапных стилистических изменений, на этот раз обратно к модернизму.Некоторые результаты были банальными, но по большей части это была оптимистичная архитектура свободной формы. Этот приморский железнодорожный вокзал в Латвии является прекрасным примером, демонстрирующим энтузиазм в отношении скульптурных бетонных каркасных конструкций, которые Советы позаимствовали у архитектуры Калифорнии 50-х годов. Ясный, легкий и легкий, несмотря на свою противодействующую гравитации консольную форму, он стоит между Балтийским морем и рекой и теперь содержит художественную галерею и билетные кассы. Однако даты рассказывают менее обнадеживающую историю - здание выглядит как классический проект 50-х годов, но было завершено в 1977 году, когда мода в других местах давно изменилась.

Станция Дубулты утверждает, что это единственное в Европе пространство современного искусства на действующей железнодорожной станции. Фотография: Алами

7 | Крематорий, Киев - Аврам Милецкий, 1968-1981 гг.

Это мрачное, уникальное здание сегодня часто фигурирует в фотокнигах «устрашающей футуристической советской архитектуры». Странные существа с материнской внешностью сидят на корточках у подножия холма возле главного кладбища украинской столицы. Вблизи ворота к этим вещам (как выясняется, крематориям) представляют собой скрученные металлические двери, напоминающие работы Г. Р. Гигера; вокруг них плещется бетонное пламя.Длительный период созревания отражает тот факт, что к крематорию изначально примыкала стена из рельефных скульптур, изображающих страдания 20-го века, что Киев видел больше, чем другие места. С самого начала вызывает споры, но перед открытием здания его засыпали слоем штукатурки.

8 | Министерство автомобильных дорог, Тбилиси - Георгий Чахава, 1974

Этот фотогеничный многоэтажный офисный блок состоит из нескольких мини-башен, пересекающихся на пути вниз с крутого холма, обращенного к реке Кура.Вдохновленный скоплением взаимосвязанных домов в персидском стиле в старом городе Тбилиси - по словам его архитектора - он стоит как одинокий памятник на главной дороге, ведущей из грузинской столицы, а сложность пешеходного доступа является некоторым признаком министерства. успеха автомагистралей.

В этом многоквартирном многоэтажном здании сейчас находится главное офисное здание Банка Грузии. Фотография: Давид Мдзинаришвили / Reuters

9 | Городские ворота, Кишинев - Сквоцова, Маркович и Спасов, 1980

Позднесоветская архитектура часто была компромиссом между тяжелой декоративной монументальностью сталинской эпохи и массовым производством и современностью 20-х и 60-х годов.Почти маниакальная пышность и величие городских ворот Кишинева сочетают в себе ощущение осевой симметрии и подход в стиле барокко с технологией сборного железобетона и большой архитектурной ловкостью. Это буквально первые здания, которые вы видите при приближении к столице Молдовы из аэропорта, и по мере того, как вы приближаетесь к центру, здания становятся меньше и обветшалее - полная противоположность тому, как было спроектировано большинство столичных городов.

10 | Дворец пионеров, Днепропетровск - Амосов, Солодовник, Гарсия Ортега и Клевер, 1991

Срок завершения строительства этого здания в промышленном мегаполисе на востоке Украины делает его одним из немногих кандидатов на звание «последнего советского здания».Это показывает еще один сдвиг; на этот раз с легкостью на ощупь, даже с некоторой долей остроумия, которой не хватало бы большей части постсоветской архитектуры, как это было в СССР Леонида Брежнева. Этот «дворец» для молодежи масштабируется для удовлетворения своих пользователей, но наполнен дурацкими деталями космической эры для их удовольствия, с иллюминаторами, лабиринтами, летающими дорожками и причудливыми разноцветными скульптурами на уединенном зеленом месте у реки Днепр. Идея пионеров заключалась в том, чтобы вырастить детей хорошими коммунистами - маловероятно для поколения детей, которые использовали это здание с 1990 года.

Какие ваши любимые советские постройки? Расскажите нам в комментариях ниже, или подписывайтесь на Guardian Cities в Twitter и Facebook и присоединяйтесь к обсуждению

Project MUSE - Конструктивистская архитектура в СССР Анатоля Коппа (обзор)

преуспел в этом, это очевидно в прошлом (Ville et rkvolution, Париж: размышления архитекторов-конструктивистов о красоте и мощи созданных им образов, сначала пастелью на холсте, а затем маслом.В таких названиях, как Wind and Clouds, Fog Horns и Througha Frosty Moon, простые формы, которые он изобрел, нарисованные в нескольких гармоничных цветах, надолго остаются в глазах зрителя. На самом деле, мне впервые понравились картины Дава, когда я увидел их в книге около 25 лет назад, Anthropos) и для его недавнего исследования сталинской архитектуры (L’architecturede la pkriode stalinienne, Гренобль: Press Universitaires, 1978). Копп, один из немногих западных специалистов, историк архитектуры, практикующий архитектор и знающий русский язык, теперь возвращается к эпохе авангарда в Советской России и добавляет многое к Моисею Гинзбургу, Николаю Ладовскому и Ивану Леонидову.В этом смысле концентрацию Коппа на социально-политических изменениях 1917 года и впоследствии и их влияние на появление конструктивистской архитектуры необходимо дополнить ссылкой на эти дореволюционные прецеденты. Действительно, несмотря на внешнюю аргументацию Коппа, этого могло быть, и этого было достаточно, чтобы я подумал о нашем растущем, но все еще неполном корпусе, предполагавшем, что конструктивизм сделает его одним из лучших американских художников. данных об экспериментальных движениях появились даже без политической силы. К сожалению, равнодушно напечатанные 20-е годы.Копп делит свою книгу на октябрь 1917 года. Черно-белые иллюстрации сопровождают восемь разделов, продвигающих хронологию - Копп, однако, озабочен тем, что текст не может выявить красоту в отдельных случаях, если несколько спорадически, из конкретных расширений конструктивизма. как и достоинства этих работ. Однако с 1917 по начало 1930-х гг. Он хорошо обращается с теоретической базой, и здесь тщательные исследования Кона и изящное особое внимание к социальному контексту его опыт как архитектора приносят свои плоды.прогрессия идей больше, чем состоит из конструктивизма, а не чисто Его анализа ключевых проектов из-за этого недостатка. Здесь представлена ​​художественная критика в ее формальном анализе, которая многое делает для прояснения 1920-х годов, например, Дворец Труда, лучше всего, без загадочных излияний позиций различных групп, а затем их состава (записи Ильи Голосова, Ноя некоторых писателей об искусстве или бесплодных клинических исследований). связанные с современной советскойархитектурой, Троцким и др.), просветительские, особенно анализ др.Большая часть таких книг, как ASNOVA (Ассоциация новых в обсуждении стилистических прецедентов, книга посвящена источникам Dove's Architects) и OSA (Society of Con- и предлагаемые строительные материалы (например, идеи. Возьмите спираль, например, временные архитекторы). железобетон для дворца формы, часто используемый художником, движение конструктивистов, основало лейборист). Коппимплицит, что форма конструктивизма, «наблюдаемая в туманностях формально в Москве в 1921 году, эволюционировала от таких утопических схем галактик, рога и когти животных, к сожалению, стали синонимами (утопия, потому что Советский Союз создавал мутовки...в оболочке всего комплекса художественных, а не материальных и технокамерных наутилусов ». Тем не менее, спираль - это архитектурные тенденции, и этот термин часто является логическим средством реализации столь амбициозной, а также увлекательной математической кривой, вольно используемой для описания любого артефакта, построенного в начале 1920-х годов, в сторону единственного артефакта, который «может увеличиваться в размерах и имеет сильную геометрическую композицию». Для более демократического применения - в направлении без изменения формы и ширины конструктивистов 1920-х годов, «социальный конденсатор», такой как дом, который возрождается в фиксированном отношении к своему движению, обладал особыми качествами: это была коммуна и дом на разделенном уровне F-типа.длина". Голубь пишет: «Будущее кажется прежде всего искусством трехмерности. Конструктивистское строительство, следовательно, переживается спиральной пружиной из конструкции, пространственное упражнение - следовательно, стало« своего рода механизмом для прошлого », идея, которую он извлек. от сильной ориентации конструктивистов на преобразование привычек, на преобразование мадам Блаватской, чье теософское отношение к архитектуре и дизайну. Копп - бывший мужчина »(с. 70). Но, поскольку труды Коппа сильно повлияли на право живописца идентифицировать раннее законное, объясняется в главе 5, проблема с более поздней жизнью.И снова Голубь проявляет свое собственное проявление конструктивизма, точнее говоря, дом-коммуна состоит в том, что в нем может быть человек, верный своему стремлению примирить искусство с архитектурой, а не с абстрактным, функционирующим только на основе его общего ...

Творческое преобразование эстетических кодов и нарративов

68 Л. Пискунова и др. Архитектура конструктивизма: творческое преобразование эстетических кодов ...

Genette, G. (1998a). Фигуры. Т. 1. Москва: Издательство имени Сабашниковых.

Женетт Г. (1998b). Фигуры. Т. 2. Москва: Издательство имени Сабашниковых.

Гинзбург, М. (1927). Итоги и перспективы. Современная архитектура, 4-5, 112, 114, 116, 118.

Гинзбург, М. (1923). Эстетика современности. Архитектура, 1-2, 3-6.

Гинзбург, М. (1926а). Функциональный метод и форма. Современная архитектура, 4, 89-92.

Гинзбург, М. (1926b). Международный фронт современной архитектуры. Современная архитектура, 2,

41-46.

Гинзбург, М. (1928). Конструктивизм в архитектуре: первая конференция общества современногоx

архитекторов. Доклад м. я. Гинзбурга. Современная архитектура, 5, 143-145.

Ильченко, М. (2016). Уралмаш в архитектуре советского авангарда: эксперимент в застройке города

в 1920-1930-е гг. Quaestio Rossica, 4 (3), 55-71.

https://doi.org/10.15826/qr.2016.3.175

Качераускас Т. (2008). Экзистенциальная идентичность и память нации.Липки: культурная регионалистика, 1 (1),

5-14. https://doi.org/10.3846/2029-0187.2008.1.5-14

Хан-Магомедов, С. (2001). Архитектура советского авангарда: социальные проблемы. Москва: Стройиздат.

Ландри, Ч. (2000). Творческий город: инструментарий для городских новаторов. Лондон: Comedia / Earthscan.

Меерович, М. (2008). Наказание жилищного: жилищная политика в СССР как средство управления

люди, 1917–1937. Москва: Роспен.

Пер, р., Коэн, Z.H.-L., & Lambert, F. (2007). Потерианный авангард. Русская модернистская архитектура-

тура, 1922–1932. Москва: Татлин.

Пискунова Л., Старостова Л., Янков И. (2015). Последние практики «Городка чекистов», Каталог

3-я уральской индустриальной биеннале современного искусства, 9, 42-56.

Куинн Б. (2005). Художественные фестивали и город. Городские исследования, 42 (5-6), 927-943.

https://doi.org/10.1080/00420980500107250

Рансьер, Дж.(2007). Разделяя чувственное. Санкт-Петербург: Издательство европейского университета.

Ricœur, P. (2000a). Время и рассказ. Т. 1. Москва, Санкт-Петербург: ЦГНИИ ИНИОН РАН: Культурная

инициатива, Университетская книга.

Ricœur, P. (2000b). Время и рассказ. Т. 1. Москва, Санкт-Петербург: ЦГНИИ ИНИОН РАН: Культурная

инициатива, Университетская книга.

Шелушинин А. (1974). К истории архитектуры Свердловская (конструктивизм 1920–1930 гг.).В Из истории

художественной культуры Екатеринбурга– Свердловская (с. 72-82). Свердловск: Уральский государство-

венный университет.

Смирнов, Л. (2008). Конструктивизм в памятнейках архитектуры свердловской области. Екатеринбург:

Научно-исследовательский институт материальной культуры.

Стариков А., Звагельская В., Токменинова Л. (1998). Екатеринбург: история города в архитектуре.

Екатеринбург: Издательство Свердловского архитектурного института.

Старков И., Селиванова А., Зуева Д. (2016). Даниловский мосторг. Серия: Незамеченный авангард.

Москва: Центр авангард.

Старостова, Л. (2016). К вопросу о коммеморации свердловского конструктивизма: взгляд через прак-

тику формирования культурных кварталов. Известия УрФУ 22–4 (156), 163–174. Серия 1: Проблемы

образования, науки и культуры.

Тимофеев М. (2015). Наследие иваново-вознесенского конструктивизма как ресурс развития.Проблемы

российской истории. Социалистический город и социокультурные аспекты урбанизации, 13, 310-320.

Токарев А. (2015). Архитектура Ростова-на-Дону первых пятилеток 1920-1930-е гг. Ростов-на-Дону:

Академия архитектуры и искусства Южного федерального университета.

Конструктивизм

Конструктивизм - советский авангардный стиль в архитектуре, развившийся в 1920-х - первой половине 1930-х годов. Конструктивизм был самым интенсивным, амбициозным и в конечном итоге трагическим дизайнерским движением 20 века.

Перед создателями конструктивизма стояло несколько важных задач. И эти задачи созвучны молодой советской идеологии. Молодая идеология требовала устроить среду таким образом, чтобы не столько лидер, сколько сама архитектура руководила всеми жизненными процессами трудящихся. Это была архитектура, которая должна была помочь понять и принять все необычное, в том числе новые методы строительства из металла, стекла и бетона. Например, с помощью железобетона стало возможным создавать большие объемы, которые выступают далеко за границы опор зданий и свободно парят в воздухе.Конструктивисты практически сокрушили ядовитую роскошь модернизма подчеркнутым утилитаризмом форм, строгостью и солидностью внешнего облика построек.

В течение 1920-х годов конструктивисты разработали радикально новую архитектуру, графический дизайн, кино и фотографию, а также первыми разработали стили дизайна для новых методов массового производства, которые помогли превратить Россию из сельскохозяйственного общества в индустриальное. В центре конструктивистов отвергли идею автономности искусства от остального общества: для них все искусство и дизайн были политическим инструментом.Словом, их холстом была Советская Россия, а строительство новой Страны Советов - художественный проект гигантского масштаба.

Теорию архитектурного конструктивизма сформулировали в своих выступлениях Александр Веснин и Моисей Гинзбург. На практике эти принципы были воплощены в проекте Дворца труда в Москве (1923 г.) братьев Весниных. Больше всего в этом проекте современников поразили его четкая, рациональная планировка и выявленные во внешнем виде конструктивные основы здания (железобетонный каркас).

В 1924 году была создана официальная творческая организация конструктивистов ОСА (Ассоциация современных архитекторов), представители которой разработали метод функционального дизайна. В основе этого метода лежал научный анализ особенностей функционирования зданий и городских комплексов. Метод должен также отражать демократизацию и новые отношения между людьми. По идеологии, советскому человеку было нечего скрывать от государства, поэтому архитекторам разрешили все революционное: огромные сквозные зимние окна и прозрачные перегородки между комнатами в общежитиях.О курьезах в архитектуре конструктивизма нужно написать отдельное исследование.

Основными памятниками конструктивизма была угловатая, неуклюжая, порой скандальная жизнь рабочего класса: кухонные фабрики, рабочие дворцы, рабочие клубы, коммунальные дома. Лучшие образцы создали Константин Мельников (1890–1974), Владимир Татлин (1885–1953), братья Леонид, Виктор и Александр Веснины, Иван Леонидов (1902–1959), Моисей Гинзбург (1892–1946). Среди них ДК им.Зуева, клуб ЖКХ им. Русакова, Дом химиков "Каучук", клуб завода. Фрунзе, ДК «Буревестник», клуб завода «Свобода», база отдыха ЗИЛ, Театр-студия киноактера. Известны здание Центрального Евросоюза, здание газеты «Известия», комбинат газеты «Правда», Госторг, жилой комплекс на улице Усачева и др.

Башня Татлина - грандиозное монументальное здание, задуманное русским художником и архитектором Владимиром Татлиным, но так и не построенное.Его планировали возвести в Петрограде (ныне Санкт-Петербург) после большевистской революции 1917 года, как штаб-квартиру и памятник Коминтерну (третий Интернационал).

Татлин был одним из первых современных художников в России, который проникся духом Октябрьской революции. Соответственно, в 1918 году он был назначен директором ИЗО Наркомпрос, художественного отдела Наркомпроса, и получил указание установить статуи в Москве и других местах, прославляя героев рабочего класса и коммунистические достижения.Не впечатленный разнообразием представленных в Наркомат проектов и скульптур, Татлин решил построить в Петрограде огромный памятник революции.

Конструктивистская башня Татлина должна была быть построена из промышленных материалов: железа, стекла и стали. По материалам, форме и функциям он задумывался как возвышающийся символ современности. Это затмило бы Эйфелеву башню в Париже. Основная форма башни представляла собой двойную спираль высотой до 400 м, вокруг которой можно было перемещать посетителей с помощью различных механических устройств.Основной каркас будет содержать четыре большие подвесные геометрические конструкции. Эти структуры будут вращаться с разной скоростью.

Считается, что эта башня была определяющим выражением архитектурного конструктивизма. Эта башня была предметом непрекращающихся споров и вызвала огромные споры по поводу ее внешней формы, очень яркой геометрии и плавности радиусов. Несмотря на то, что он посвятил себя различным проектам и был удостоен звания Заслуженного деятеля искусств Советского Союза, он никогда не был полностью принят сталинской администрацией.Хотя он пережил довоенные чистки при Ежове, в 1948 году он был осужден как «враг народа» и умер в безвестности. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

В середине 1930-х годов конструктивистская авангардная архитектура была объявлена ​​«формалистическим и буржуазным явлением» и подверглась критике. Хлопали прозрачные перегородки и огромные окна, и конструктивизм постепенно уступал место тенденциям, ориентированным на традиционные архитектурные стили. Сталинисты считали конструктивистскую эстетику слишком разреженной, чтобы служить эффективным инструментом государственной пропаганды, считая, что весь будущий дизайн должен соответствовать консервативному неоклассическому стилю социалистического реализма.

НОВОСТИ ПИСЬМО

Присоединяйтесь к списку рассылки GlobalSecurity.org

.

Добавить комментарий

*
*

Необходимые поля отмечены*