Илья кабаков художник: 100 работ и 10 фактов • Интерьер+Дизайн

Содержание

100 работ и 10 фактов • Интерьер+Дизайн

Сто работ Ильи и Эмилии Кабаковых показывают в Главном штабе Эрмитажа в Санкт-Петербурге. Масштабная ретроспектива с громким названием «В будущее возьмут не всех» собрана из художественных музеев и частных коллекций России, Европы и США.

Илья Кабаков — художник, родившийся в России (1933 г., Днепропетровск) , чьи произведения заняли место в коллекциях мировых музеев и среди топ-лотов аукционных продаж. Сегодня свои проекты он делает в соавторстве с  женой Эмилией Кабаковой (урожд. Леках, 1945 г.). Кабаковы живут в США на Лонг-Айленде.

Тотальная инсталляция — жанр, где произведением является не конкретный объект, а художественное пространство, придуманное и выстроенное. Тридцать лет художник-концептуалист Илья Кабаков, сначала один, а позже вместе с женой и соавтором Эмилией, рассказывает этим языком о советском быте и прошлом. Используя масштаб от комнаты до квартиры и даже здания.

Концептуализм Термин «московский концептуализм» появился в 1979 году. В журнале «А — Я» искусствовед Борис Гройс опубликовал статью, в которой формулировал суть направления. Для искусства этого времени важна была идея, которую можно передать с помощью фраз, схем, графиков, фотографий, чертежей. В Европе и США художники-концептуалисты стали популярны в конце 60-х.

Детгиз Кабаков — опытный известный иллюстратор детской литературы, на его книжках выросло не одно поколение советских детей. С 1955 по 1987 год он зарабатывал на жизнь иллюстрацией, много сотрудничал с издательством «Детгиз», журналами «Малыш», «Мурзилка» и «Веселые картинки».  В те же годы он создал свои замечательные графические серии, одна из самых известных  и качественных работ — серия альбомов «Десять персонажей».

Мистификация Герои тотальных инсталляций — вымышленные герои, но со всеми точными данными реальных людей: ФИО, датами рождения, предметным окружением. В фокусе оказывается важный феномен восприятия: люди больше доверяют тексту, чем своим глазам. В инсталляции «Случай в коридоре возле кухни» о произошедшем зритель узнает словно не из увиденного, а из рассказа некой гражданки «Ольги Яковлевны», которая фиксирует увиденное. Бюрократические опросники, анкеты, канцелярские таблицы являются метафорой маленького человека, попавшего в регламент государственной машины.

Щель Наблюдатель должен не столько свободно перемещаться по комнатам Кабакова, сколько подглядывать и подсматривать. Одна из первых тотальных инсталляций Кабакова — «Человек, улетевший в космос из своей комнаты», 1985 г. «В потолке огромная дыра, из которой внутрь комнаты падает ослепительный свет. Попасть внутрь комнаты совершенно невозможно: перед зрителем стена из заколоченных наскоро досок, так что в комнату можно только смотреть сквозь щели и видеть лишь по частям то, что там происходит».

Кухня, шкаф, туалет  В Эрмитаже уже есть Зал Кабаковых, где представлены, в частности, две знаменитые инсталляции «Шкаф» и «Туалет». Советский быт — это неуютная атмосфера общей кухни, грязной, тесной, место конфликтов и ссор... Шкаф и туалет — единственные «частные» сакральные места, где советский человек может спрятаться от недружелюбного коммунального мира. Инсталляция «Жизнь в шкафу» говорит о персонаже, которой спрятался и наблюдал через щель, пока однажды не исчез. Другая работа «Туалет в углу» (замазанные краской двери туалета, из-за которых пробивается свет и слышатся песни), символизирует, наоборот, полное принятие советской власти. 

Мусор  символизирует советскую действительность: газеты, книги, плакаты, значки, коробки, посуда...  Это архив воспоминаний и, возможно, — вся культура. «Мусор у нас — это синоним самого существования, поскольку нет никакого смысла вообще что-либо расчищать и строить, если все превратится в мусор. Образ нашей жизни представляется мне огромной мусорной кучей, которую невозможно разгрести».

Мухи  Известный перформанс, заснятый на видео: Илья Кабаков в костюме мухи и Ян Фабр в костюме жука философствуют о «жизни насекомых». Муха для Кабакова — метафора полета, свободы и тайных возможностей незаметного «маленького человека». 

Крылья  Уходящая в небо лестница («Как встретить ангела»), упражнения («Как изменить самого себя») или крылья? Как встретить ангелов? «Следует надеть на себя крылья, побыть в полном бездействии и молчать пять-десять минут, после чего обратиться к своим обычным занятиям, не выходя из комнаты.

Через два часа вновь повторить начальную паузу. После двух-трех недель ежедневных процедур воздействие белых крыльев все с большей силой начнет проявлять себя», — пишет Кабаков.

Красный вагон — этот дар Ильи и Эмилии Кабаковых музею стал частью постоянной экспозиции в Эрмитаже и своеобразной аллегорией нынешней выставки. Эссе «В будущее возьмут не всех» Кабаков написал в середине 80-х (впервые было опубликовано в журнале «А–Я»). Это высказывание о харизматичной роли Казимира Малевича, увлекшего за собой в будущее целое поколение русских художников, и воспоминание о своем личном опыте — о художественной школе, где детей с лучшей успеваемостью награждали поездкой в пионерский лагерь. Эссе завершается размышлением о том, что ровно так же в историю искусства записывают имена одних художников, а других предают забвению. «Если тебе повезет, то тебя возьмут в будущее и ты выставишься в Эрмитаже», — говорит Эмилия Кабакова.

 

Выставка стала результатом совместной работы Государственного Эрмитажа, Третьяковской галереи и Галереи Тейт при поддержке ФСК ЕЭС, группа «Россети».

Кураторы — Дмитрий Озерков, Натела Тетруашвили; в рамках проекта «Эрмитаж 20/21», призванного собирать, выставлять, изучать искусство XX-XXI веков. Выставку с аналогичным названием показали в 2017 году кураторы лондонской Тейт Модерн. После Эрмитажа ретроспектива отправится в Москву.

«В будущее возьмут не всех», Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург, до 29 июля

Илья Иосифович Кабаков - 20 произведений

Илья́ Ио́сифович Кабако́в (род. 30 сентября 1933, Днепропетровск, УССР, СССР) — советский и американский художник современности, представитель московского концептуализма.

В последнее время работает в соавторстве со своей племянницей (впоследствии женой) Эмилией. В 2008 г. вместе с супругой удостоен художественной премии императора Японии.

Работы Кабакова «Жук» ($5,8 млн, 2008) и «Номер люкс» ($4,1 млн, 2006) являются двумя самыми дорогими когда-либо проданными произведениями современного российского искусства (обе — аукцион Phillips de Pury, Лондон).

Родился 30 сентября 1933 в Днепропетровске в семье слесаря Иосифа Бенционовича Кабакова и бухгалтера Беллы Юделевны Солодухиной. В 1941 году вместе с матерью попал в эвакуацию в Самарканд. В 1943 году его приняли в Художественную школу при Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина, преподаватели и ученики которой тоже были эвакуированы в Самарканд. Оттуда Кабакова в 1945 году перевели в Московскую среднюю художественную школу (МСХШ). Её он закончил в 1951 году и тогда же поступил на отделение графики в Суриковский институт (Московский государственный академический художественный институт имени В. И. Сурикова), где занимался в мастерской книги у профессора Б. А. Дехтерева. Окончил институт в 1957 году.

С 1956 года Илья Кабаков начал иллюстрировать книги для издательства «Детгиз» (с 1963 года — «Детская литература») и для журналов «Малыш», «Мурзилка», «Веселые картинки».

Со второй половины 1950-х стал заниматься живописью «для себя».

В 1960-х был активным участником диссидентских художественных экспозиций в Советском Союзе и за границей. В 1968 году Кабаков перебрался в ставшую впоследствии знаменитой мастерскую Юло Соостера на чердаке бывшего доходного дома «Россия» на Сретенском бульваре. В том же 1968 году он вместе с Олегом Васильевым, Эриком Булатовым и другими нонконформистами участвовал в выставке в кафе «Синяя птица». Некоторые работы художника уже в 1965 году попали на выставку «Альтернативная действительность II» (Аквила, Италия), а с начала 1970-х их включали в устраивавшиеся на Западе экспозиции советского неофициального искусства: в Кельне, Лондоне, Венеции. С 1970 по 1976 годы Кабаков нарисовал 55 альбомов для серии «Десять персонажей».

В 1970-е годы — член объединения художников «Сретенский бульвар» (Москва).

В середине 1970-х сделал концептуальный триптих из трех белых холстов и приступил к циклу «альб» — листов с надписями на «коммунальные» темы, а с 1978-го разрабатывал ироническую «жэковскую серию».

В 1980 году он стал меньше заниматься графикой и сосредоточился на инсталляциях, в которых использовал обычный мусор и обыгрывал жизнь и быт коммунальных квартир. В 1982 году Кабаков придумал одну из своих самых знаменитых инсталляций — «Человек, который улетел в космос из своей комнаты», законченную к 1986 году. Впоследствии такие масштабные проекты он стал называть «тотальными инсталляциями». В 1987 году получил первый зарубежный грант — от австрийского объединения Grazer Kunstverein — и построил в Граце в фойе Оперного театра инсталляцию «Перед ужином». Год спустя он устроил первую «тотальную инсталляцию» из проекта «Десять персонажей» в нью-йоркской галерее Рональда Фельдмана и получил стипендию французского министерства культуры. В 1989 году Кабакову дали стипендию в фонде DAAD (Германская служба академических обменов) и он переехал в Берлин. С этого времени он постоянно работал за пределами сначала СССР, а потом России.

С начала 1990-х годов у Кабакова прошли десятки выставок в Европе и Америке, в том числе в таких крупных музеях, как парижский Центр Помпиду, норвежский Национальный центр современного искусства, нью-йоркский музей современного искусства, кельнский Кунстхалле, а также на Венецианской биеннале и на выставке Documenta в Касселе. 1990-е годы стали временем признания художника: в это десятилетие он получил награды от датского, немецкого и швейцарского музеев, титул кавалера Ордена искусств и литературы от французского министерства культуры.

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →


ещё ...

Илья Кабаков: отец-основатель московского концептуализма

Илья Иосифович Кабаков родился 30 сентября 1933 года в Днепропетровске, УССР, СССР — российский и американский художник, график, автор публичных проектов и инсталляций, теоретик русской культуры, одна из наиболее значительных фигур московского концептуализма. В последнее время работает в соавторстве со своей племянницей (впоследствии женой) Эмилией.

Работы Кабакова «Жук» ($5,8 млн., 2008) и «Номер люкс» ($4,1 млн, 2006) являются двумя самыми дорогими когда-либо проданными произведениями современного российского искусства (обе — аукцион Phillips de Pury, Лондон).

Жук, 1982
Номер люкс, 1981

СОДЕРЖАНИЕ

Биография Ильи Кабакова

Творчество Кабакова

Интересные факты из жизни художника

Картины и инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых

БИОГРАФИЯ ИЛЬИ КАБАКОВА

Илья Кабаков родился в семье слесаря Иосифа Бенционовича Кабакова и бухгалтера Беллы Юделевны Солодухиной. В 1941 году вместе с матерью он попал в эвакуацию в Самарканд. В 1943 году его приняли в Художественную школу при Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина, преподаватели и ученики которой тоже были эвакуированы в Самарканд. Оттуда Кабакова в 1945 году перевели в Московскую среднюю художественную школу (МСХШ). Ее он закончил в 1951 году и тогда же поступил на отделение графики в Суриковский институт (Московский государственный академический художественный институт имени В.И. Сурикова), где занимался в мастерской книги у профессора Б.

А. Дехтерева. Окончил институт Кабаков в 1957 году.

С 1956 года Илья Кабаков начал иллюстрировать книги для издательства «Детгиз» (с 1963 года – «Детская литература») и для журналов «Малыш», «Мурзилка», «Веселые картинки». Именно книжная иллюстрация дала Кабакову выход из академизма.

Творчество Кабакова

В 1965 начинает участвовать в выставках. Делит мастерскую с одним из ярких представителей сюрреализма Ю. Соостром. В ней собираются люди неофициальной культуры, она становится местом встреч и дискуссий. Именно эта публичная роль кабаковской мастерской сыграла большую роль в формировании московского концептуализма. Позднее Кабаков начинает записывать свои воспоминания о жизни арт-сообщества того времени («60-е – 70-е… Записки о неофициальной жизни в Москве». Вена, 1999).

В серии «Душ» (1964) сначала появляется рисунок человека под душем, затем фигура становится «модулем» со своим окружением – появляются математические, физические формулы, разные возможности истекания воды из душа. В 1965 году эта серия была выставлена в Италии, что поссорило его с советским правительством. На рисунках изображен человек, стоящий под лейкой душа, но вода, которая из нее выливается, не касается его. По мнению критиков, эта работа символизировала недостаток материальных ресурсов при коммунистическом режиме, и они окрестили Кабакова голосом антисоветского поколения. Но Кабаков придерживался точки зрения, близкой к точке зрения Самюэля Беккета, утверждая, что он просто изобразил человека, который постоянно чего-то ждет.

«Рука и репродукция Рейсдаля» (1965) – идея плохой вещи, в коробе – плохая репродукция и пластмассовая рука. Это та же эстетическая операция, что и у Дюшана – изменить конвенцию природы эстетического знака. Кабаков данной работой утверждает, что графическое мастерство возможно, но не нужно.

В 1970-е годы — член объединения художников «Сретенский бульвар» (Москва).

Кабаков (одновременно с Пивоваровым) придумал новый жанр – альбом – набор листов с рисунками и текстами.

С 1970 по 1976 годы Кабаков нарисовал 55 альбомов для серии «Десять персонажей». Первым альбомом стал «Полетевший Комаров». Цикл, впоследствии названный журналистами «концептуалистским комиксом», создавался специально для домашнего просмотра: это был нонконформистский, неофициальный проект.

В 1972 году Кабаков создает работу «Ответы экспериментальной группы», есть мнение, что эта работа вообще самое первое произведение советского концептуализма. В ней уже нет никаких картинок, а только записанные аккуратным почерком фразы. Игра с языком — это уже, действительно, чистый концептуализм, такой, каким он был в это время и на Западе. Но кабаковская работа тесно связана с окружавшей его советской культурой. Это пародия на эстетику объявлений, таблиц и расписаний. Местоимение «он» — повторяющийся элемент во всех ячейках таблицы. Каждый раз моделируется какой-то отдельный «он». Текст вытеснил изображение, но оно не исчезло совсем, оно осталось как виртуальность.

В 1980 году Кабаков стал меньше заниматься графикой и сосредоточился на инсталляциях, в которых использовал обычный мусор и обыгрывал жизнь и быт коммунальных квартир. В 1982 году Кабаков придумал одну из своих самых знаменитых инсталляций – «Человек, который улетел в космос из своей комнаты», законченную к 1986 году. Впоследствии такие масштабные проекты он стал называть «тотальными инсталляциями». 1970-е, когда Кабаков запускает из самодельной катапульты маленького человека из коммуналки в Космос – это вообще-то расцвет позднесоветской фантастики: Тарковский снимает «Солярис», но вместе с тем это и время, когда советская идеология утрачивает свой утопический потенциал, а космос из стремительно вспыхнувшего будущего становится частью отживающей системы. Индивидуальный побег в космос совершается втайне, как личный проект, персональная утопия безымянного сумасшедшего. Комнатка улетевшего в космос решена в жанре документального свидетельства, где не сдвинута ни одна деталь с места, не смахнута на одна крошка: завораживающий эффект остановленного времени. Зияющая дыра в потолке – знак разрыва, и Кабаков строит свою систему изобразительного пространства на разрыве между реальностью и мечтой – абсолютной белизной свободного сияния белого. Того белого поля листа, которое притягивает к себе зрителя в ранних альбомах художника.

Смотрите также: как можно уместно украсить интерьер настенной живописью.

Мушиные работы у Кабакова особенно часто встречаются в 80-х и 90-х. Борис Гройс считает, что в творчестве художника мухи играют роль ангелов. Но если это и ангелы, то скромные и ни на что не претендующие ангелы атеистической эпохи застоя. Любимая Кабаковым форма вопроса-ответа («Чья эта муха?» — «Это муха Николая») отсылает нас к учебникам по иностранному языку, где и Анна Евгеньевна Королева, и Сергей Михайлович Хмельницкий — это безличные имена, фамилии и отчества, выдуманные автором. Муха Кабакова – знак ничтожности и тупой неизменности быта. Попадая в центр внимания двух случайных коммунальных соседей, она провоцирует их на разговор, не значащий ничего. Реплики буквально зависают в пространстве, обозначая бессмысленность происходящего.

Интересные факты из жизни художника

Если Кабаков берется за кисть и пишет маслом, то он никогда не делает этого от своего имени — вместо этого он выдумывает себе лирических героев или персонажей. Например, серия картин «Праздники» (1987) как будто бы написана воображаемым соцреалистом-халтурщиком. Уборка урожая, быт молодой семьи и другие сюжеты из советской иконографии как будто сделаны для какого-нибудь праздничного стенда в ДК. Но праздничного ощущения нет, поскольку по неким причинам холсты пролежали в мастерской много лет и краски потускнели. Тогда этот воображаемый художник наивно украсил поверхность холстов цветными фантиками, надеясь оживить картины. Кабакову эти фантики, понятное дело, нужны, только чтобы сильнее обострить отчужденность от официальной советской живописи.

В 1987 году Кабаков получил первый зарубежный грант – от австрийского объединения Graz Kunstverein — и построил в Граце инсталляцию «Ужин».

Год спустя он устроил первую «тотальную инсталляцию» из проекта «Десять персонажей» в нью-йоркской галерее Рональда Фельдмана и получил стипендию французского министерства культуры. В 1989 году Кабакову дали стипендию в фонде DAAD (Германская служба академических обменов), и он переехал в Берлин. С этого времени он постоянно работал за пределами сначала СССР, а потом России.

С начала 1990-х годов у Кабакова прошли десятки выставок в Европе и Америке, в том числе в таких крупных музеях, как парижский Центр Помпиду, норвежский Национальный центр современного искусства, нью-йоркский музей современного искусства, кельнский Кунстхалле, а также на Венецианской биеннале и на выставке Documenta в Касселе. 1990-е годы стали временем признания художника: в это десятилетие он получил награды от датского, немецкого и швейцарского музеев, титул кавалера Ордена искусств и литературы от французского министерства культуры.

Одна из ранних эмигрантских инсталляций Кабакова «Красный вагон» (1991) была сделана для дюссельдорфского Кунстхалле. Кабаков умело создавал тотальный образ необыкновенной и пугающей страны, из которой он прибыл. И его проекты для европейских и американских музеев рассчитаны именно на пересказ советского опыта западному зрителю. «Вагон» следовало читать как метафору трех ступеней развития советской культуры, как ее понимал Кабаков. На входе в вагон стоит сложная, напоминающая конструкции Лисицкого лестница, идущая в небо, — это стремящаяся в будущее утопия авангарда. Внутри вагона темно, вместо окон висят соцреалистические холсты и играют бравурные сталинские марши 30–40-х годов — это искусственная ширма социалистического реализма. А на выходе из вагона валяется груда мусора, оставшаяся от постройки вагона, — это послевоенные руины сталинской культуры.

Если «Человек, улетевший в космос» — это фантазия о побеге в прекрасное и свободное будущее, то «Туалет» (1992) — это уже ретроспективный взгляд из «нормального настоящего» в сюрреалистическое прошлое. Сравнение советской жизни с уютно обустроенным общественным сортиром — благодаря своей предельной понятности — пользовалось в западных музеях огромным успехом.

Получив на Западе ресурсы для конструирования целых миров, Кабаков дал волю своим демиургическим амбициям и немедленно сделался повелителем мух — «Жизнь мух» (1992). Он развил тему, которая встречалась у него до того только в рисунках, до настоящего монументального эпоса. Это было уже не одинокое маленькое насекомое, а целая мушиная цивилизация со своей историей и таинственными законами, по которым строились траектории полетов мух, способных образовывать в пространстве отдающие эзотерикой фигуры.

«Игра в теннис» (1996) – в теннис Кабаков играл два раза. В первый раз с художником Павлом Пепперштейном, концептуалистом младшего поколения. А второй раз — с философом Борисом Гройсом, который изобрел термин «московский романтический концептуализм». Оба были его давними друзьями и собеседниками. Работа, ясное дело, не про спорт, а про интеллектуальное соперничество и состязание остроумий. В теннис никто из участников играть не умел — зато в беседах об искусстве все были большие профессионалы. На черных досках мелом были записаны умные диалоги Гройса и Кабакова — а по итогам подач подводился счет.

Кабаков рассказывал, что, когда он рисовал детские иллюстрации на незнакомую тему — скажем, когда надо было изобразить эскимосский чум или какое-нибудь тракторное производство, — он представлял себе свой предмет так, как будто он смотрит на него сверху, из космоса. Затем, спускаясь в своем воображении все ниже, он мог уже рассмотреть и зарисовать детали. Привычка смотреть на все с точки зрения верховного существа осталась у Кабакова и в искусстве. Знаменитый «Табурет» (2001) сделан именно с этой позиции.

В 2000-е годы художник стал активно выставляться в России. В начале 2004 года Третьяковская галерея устроила программную выставку «Илья Кабаков. Десять персонажей». В июне 2004 года в Эрмитажев здании Главного штаба открылась выставка Ильи Кабакова и его жены Эмилии (они женаты с 1992 года) «Случай в музее и другие инсталляции», которая «знаменовала их возвращение на родину». Тогда же художники подарили музею две инсталляции, которые, по словам Михаила Пиотровского, положили начало эрмитажному собранию новейшего искусства. В декабре все того же 2004 года московская галерея «Стелла-Арт» показала девять инсталляций Кабакова, сделанных в 1994-2004 годах.

Когда в 2006 году в нью-йоркский музей Гуггенхайма отправилась программная выставка «Russia!», в нее была включена инсталляция Кабакова «Человек, который улетел в космос». Присутствие этой работы в одном пространстве с иконами Андрея Рублева и Дионисия, картинами Брюллова, Репина и Малевича окончательно закрепило за Кабаковым статус одного из самых важных советских и российских художников послевоенного поколения.

Грандиозной персональной выставкой «Альтернативная история искусств» открылся в 2008 году «Гараж». Ее можно считать апофеозом кабаковского трикстерства. Все огромное пространство Бахметьевского гаража было отдано под тщательно сделанную ретроспективу трех выдуманных художников — Шарля Розенталя, Игоря Спивака и Ильи Кабакова, — от имени которых настоящий Кабаков наделал неимоверное количество огромных холстов, написал им подробные биографии и даже сочинил про них занудные искусствоведческие статьи. Со своей манией тотальной всеохватности в этом проекте Кабаков попытался объять всю логику развития советского искусства разом.

Летом 2007 года на лондонских торгах дома Phillips de Pury & Company картина Кабакова «Номер люкс» была куплена за 2 миллиона фунтов стерлингов (около 4 миллионов долларов). Так он стал самым дорогим русским художником второй половины ХХ века.

В феврале 2008 года работа Кабакова «Жук» (1982) ушла с молотка на аукционе Phillips de Pury & Company за 2,93 миллиона фунтов стерлингов (5,84 миллиона долларов). В апреле того же года альбом «Полетевший Комаров» был продан на нью-йоркских торгах Sotheby’s за 445 тысяч долларов. Осенью 2008 года в Москве была показана самая большая ретроспектива Ильи и Эмилии Кабаковых. Экспозиция демонстрировалась сразу на на трех площадках: ГМИИ имени Пушкина, центр современного искусства «Винзавод» и центр современного искусства «Гараж».

Долгое время работал иллюстратором детских книг и журналов. Ввёл в художественный обиход понятие «тотальная инсталляция».

Живёт и работает в Нью-Йорке (на Лонг-Айленде) с 1988 года. С 1989 года работает в соавторстве со своей женой (и племянницей) Эмилией Кабаковой (урожд. Леках, род. 1945, Днепропетровск).

Резюме:

Работы находятся в Третьяковской галерее, Русском музее, Эрмитаже, МоMA, Kolodzei Art Foundation (США) и др.
Год рождения: 1933
Произведение: «Жук». 1982
Дата продажи: 28.02.2008
Цена (GBP)1: 2 932 500
Общая капитализация (GBP): 10 686 000
Средняя стоимость работы (GBP): 117 429
Число повторных продаж: 12

Источники: Wikipedia, artuzel.com, Арт кладовка, Arterritory.com, afisha.ru, art4.ru, РиаНовости, Artvalue.com, ARTINFO

Картины и инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых

Творчество. Свобода. Живопись.

Allpainters.ru создан людьми, искренне увлеченными миром творчества. Присоединяйтесь к нам!

Илья Кабаков: отец-основатель московского концептуализма

4 (80%) 4 голос(ов)

Повелитель мусора – Weekend – Коммерсантъ

спецпроект

Илья Кабаков — главный русский художник последней трети XX — начала XXI века, по крайней мере, в сложившихся художественных иерархиях мировой «системы искусства» его лидирующее положение незыблемо. Более того, он единственный русский художник эпохи глобализма, кто оказался на вершине Олимпа, в пантеоне, рядом и наравне с Ансельмом Кифером, Кристианом Болтански, Биллом Виолой или Ай Вэйвэем. Московская часть триптиха «Илья и Эмилия Кабаковы. В будущее возьмут не всех» показывается в Третьяковской галерее, что, с одной стороны, странно — ведь олимпийцам глобалистского пантеона больше подходят универсальные художественные музеи, чем собрания национального искусства, а с другой стороны, логично — ведь смысл таких собраний в идеале в том и состоял, чтобы вывести национальную школу на уровень всемирной значимости. И название инсталляции «В будущее возьмут не всех», давшей имя всей выставке, если понимать его вульгарно, как будто бы намекает на важность культурных иерархий, положений и рейтингов. Отчасти это верно, но речь идет не о земной суете сует, а о бессмертии, о переходе из конечного физического существования в метафизическое бытие, каковая трансценденция осуществляется механизмами культуры: бессмертие даруется приобщением к облачному хранилищу (архиву, музею, сокровищнице, золотому фонду — тут уместен самый бессовестный пафос, он вполне отвечает кабаковской риторике) духовного наследия человечества. Центральное произведение выставки — инсталляция «Лабиринт (Альбом моей матери)», хранящаяся в Тейт,— демонстрирует работу культурной машины бессмертия, как и другие пружины и шестерни этого аналитического, холодного, ироничного и вместе с тем на удивление сентиментального искусства.

«Зайчики», 1994 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

«Смерть собачки Али», 1969 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

«Илья и Эмилия Кабаковы. В будущее возьмут не всех» — полноценная ретроспектива, где представлены почти все этапы и формы творчества художника, с 1960-х годов до настоящего времени, и где есть ключевые работы, скажем, привезенная из Центра Помпиду инсталляция «Человек, улетевший в космос из своей квартиры». Однако выставка оставляет печальное, щемящее чувство. Сам Илья Кабаков, уже почти 30 лет живущий в США, не приезжал на монтаж и вернисаж в Лондон и Петербург, не приедет и в Москву, так как трансатлантические перелеты противопоказаны ему по состоянию здоровья,— инсталляции строились в его отсутствие и как будто бы что-то потеряли, хотя все авторские инструкции, несомненно, были соблюдены до последней запятой. Этого необъяснимого и несколько тревожащего ощущения утраты не было на его предыдущих выставках в России — ни на первой российской выставке «Случай в музее и другие инсталляции», прошедшей в 2004 году в Эрмитаже, ни на большом московском фестивале Кабакова, состоявшемся в 2008-м и охватившем «Гараж», «Винзавод» и ГМИИ имени Пушкина. Как будто бы сами инсталляции, поддерживающие какую-то мистическую, метафизическую связь со своим создателем, начали стареть — телесные оболочки истончились, движение соков замедлилось. Впрочем, бестелесность, бесплотность, бесчувственность искусства — один из базовых принципов Gesamtkunstwerk'а Кабакова, так что, возможно, его тотальные инсталляции просто начинают жить самостоятельной жизнью, осуществляя свою генетическую программу.

1.

Кабаков и детская книга


Тридцать лет — от окончания графического отделения Суриковского института и до отъезда из СССР — Илья Кабаков, ученик мэтра советской книжной графики Бориса Дехтерёва, работал иллюстратором детских книг и журналов, как и многие его друзья, художники круга московского концептуализма — Эрик Булатов, Олег Васильев, Виктор Пивоваров, Юло Соостер, Эдуард Гороховский. Cам Кабаков всегда отзывался о книжной работе как о банальной халтуре, позволявшей ему вести двойную жизнь, быть официальным и андерграундным художником одновременно. Утверждал, что, в отличие от коллег, не вкладывал душу в это дело — специально брался за оформление проходной, скучной продукции.

Илья Кабаков: «Я ничего не вижу, только слышу. Я могу нарисовать зайца только потому, что мне есть что о нем рассказать. Это и переход изображения в текст, и вместе с тем обратный момент: любой текст для меня визуализирован. Я его не слышу, а зрю»

С ходу мы вряд ли вспомним любимых с детства «золушек» и «айболитов», проиллюстрированных Кабаковым. Но достаточно взять в руки что-то наподобие «А, Б, В...» Анатолия Маркуши, чтобы поразиться той страстности, с какой художник цепляется за каждую букву на редкость бездарного текста, высвобождая из словесного мусора мозаику прелестных и завораживающих эмблем, куда можно провалиться, улететь, как сделал «Человек, улетевший в картину», один из героев инсталляции «10 персонажей». Обычно Кабаков объяснял эту маниакальную добросовестность своими страхами, конформизмом, боязнью начальства. Но можно объяснить ее и отношением к ребенку — к какому-нибудь, такому же, как он сам, мальчику из Днепропетровска, родившемуся в семье слесаря и бухгалтера и с детства привыкшему к побоям отца, коммунальной ругани и интернатской дедовщине, к мальчику, для которого книжка с картинками остается единственным местом, в котором можно спрятаться от окружающего ужаса.

Стилистика иллюстрации проявляется и в ранних концептуалистских картинах вроде третьяковской «Смерти собачки Али», где все любимые положительные герои советской детской книги — поезд, самолет, слон — сошлись в абсурдистском коллаже, чтобы раздавить обреченное в этом кафкианском мире маленькое существо, и в альбомах, и в графике инсталляций. Работа в детской книге повлияла на самую форму кабаковского альбома — на процедуру чтения-смотрения, на ритуал перелистывания, на разворачивающийся гармошкой лепорелло рассказ, где слово и образ составляют неделимое целое. Но главное — родовая связь с текстом, лежащим в основе любого визуального проявления.

2.

Кабаков и муха


Анна Евгеньевна Королева: Чья эта муха?», 1987 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

«Жизнь мух», 1992 Сергей Киселев / Коммерсантъ

«Жизнь мух», 1992 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

«Жизнь мух», 1992 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

«Жизнь мух», 1992 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

Вопрос «Чья это муха?», заданный в одноименной работе середины 1960-х, со временем превратился в своего рода арт-мем, связанный с Ильей Кабаковым так же, как писсуар — с Марселем Дюшаном. Есть два пути интерпретации лейтмотива мухи. Одни призывают на помощь художественную традицию musca depicta: trompe-l’oeil с мушкой, словно бы севшей на поверхность картины, возникает в искусстве Ренессанса, его назначение — свидетельствовать о виртуозности художника и в то же время указывать на обманную природу живописи. Кабаков всегда предпочитал скрываться под маской бездарного художника, всего лишь набившего руку до степени автоматизма. Но если вспомнить, как близка ему тема тотальной фальши не только официальной советской культуры, но и искусства как такового, то муху можно воспринимать как надпись, указывающую на иллюзорность визуального. Другие, вслед за Борисом Гройсом, идут от текстов к инсталляциям: проецируют образ мушиной цивилизации на советское общество, каждый член которого — неотличимый от остальных, как муха,— погряз в мусоре коммунально-бюрократической суеты, и видят в мухе метафору мусорного слова, слова-паразита.

Илья Кабаков: «Абсурд по своему внешнему виду ничем не отличается от глупости. Достаточно обратиться к Беккету или к Хармсу. Но абсурдные тексты показывают, что в них нет никакого подлинного содержания,— и это дает им огромное содержание»

В текстах к воображаемой инсталляции «Муха с крыльями» среди отзывов персонажей-зрителей, интерпретирующих рисунок с мухой, возникает цитата из «Мухи-Цокотухи». Сам Илья Кабаков в статье «Существуют ли традиции книжной иллюстрации русского авангарда?» категорически отрицает, что между детской книгой 1920-х и детской книгой 1960–1970-х можно установить какие-либо отношения наследования и преемственности. Однако между «взрослым» творчеством поэтов-детгизовцев круга ОБЭРИУ и текстуальным творчеством Кабакова имеются те отношения наследования «от дяди к племяннику», которые описал Виктор Шкловский. Возможно, именно муха — сквозной образ в поэтике Николая Олейникова, Даниила Хармса и, в меньшей степени, Александра Введенского — принесла на крыльях традицию русской литературы абсурда в тотальную инсталляцию. Впрочем, может быть, и не стоит раздувать из кабаковской мухи такого историко-литературного слона.

3.

Кабаков и коммунальная кухня


«Коммунальная кухня», 1994 Akira Nakamura

«Коммунальная кухня», 1994 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

«Коммунальная кухня», 1994 Ilya & Emilia Kabakov / Bildrecht, Vienna 2014

«Коммунальная кухня», 1994 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

Коммунальная квартира в поэтике Ильи Кабакова предстает своего рода моделью универсума, и с ней так или иначе связаны все жанры и циклы его работ. Многие напрямую, как картины-стенды в эстетике ЖЭКа с его наглядной агитацией, квитанциями, объявлениями, графиками и таблицами, наполняющими мир потоками бюрократического словотворчества, как альбомы, каждый герой которых заполняет своим безумием отдельную единицу коммунальной жилплощади, и, конечно, как инсталляции, что часто разворачиваются в коммунальных пространствах.

Одной из первых тотальных инсталляций, представившей панораму этой коммунальной вселенной, стали «10 персонажей» 1988 года. Пространственно инсталляция была устроена как большая московская коммуналка — ее предварял текст «Что такое коммунальная квартира?», в котором Кабаков обнаруживает великий дар культурного антрополога. Еще одна программная инсталляция — «Туалет» — была сделана в 1992-м на Documenta IX в Касселе: уютная комнатка располагалась в типичном советском общественном туалете, где не было закрытых кабинок. Эти работы принесли Кабакову репутацию критика советской системы с ее извращенным коллективизмом, и сам он в воспоминаниях и интервью постоянно возвращается к детской травме коммунального существования, лишающего человека интимного пространства: в снятом в эвакуации углу, в интернате МСХШ, в студенческом общежитии.

Илья Кабаков: «Коммунальное тело как рой пчел, но рой имеет края. За краями шума коммунальной речи — тишина... Шум оглушающий, но он не тотален»

Однако в образе коммунальной квартиры реализуются отнюдь не политические, соц-артистские, а скорее онтологические интенции искусства Кабакова. Коммуналка, забитая житейским хламом, вводит тему мусора — мнимой полноты существования, заполоненного вещным и словесным сором, который художник, археолог и архивист, методично собирает, чтобы, достигнув максимально возможной насыщенности предметной и текстуальной среды, показать ее диалектическое единство со стерильной белизной и пустотой абсолютного ничто. В инсталляции «Коммунальная кухня» мусорные голоса бесконечного скандала обретают материальную форму распределенной в пространстве книги: бумажки с репликами повисают над кухонной клоакой, как белье на веревках.

Оппозицией коммунальному аду в художественной системе Кабакова становится музейный парадиз, но и музей устроен наподобие коммуналки, где есть свои жесткие правила, соблюдаются иерархии и все голоса включены в процесс непрерывной коммуникации. Советский поневоле художник Кабаков мог лишь мечтать о музее подлинного искусства как о мериле истинных ценностей, помещая его на гипотетическом Западе, в неизвестных краях за пределами советской ойкумены. Грезы об этом музее витают в инсталляциях, объединенных темой лечения при помощи искусства, и они представляют собой больничное, то есть опять же коммунальное, пространство.

4.

Кабаков и персонажи


«10 персонажей», 1988 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

«10 персонажей», 1988 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

«10 персонажей», 1988 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

«Объекты из его жизни», 2005 Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

«Объекты из его жизни», 2005 Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Редкий исследователь творчества Ильи Кабакова обойдется без ссылок на Михаила Бахтина и полифонию. В многоголосии одержимых странными идеями персонажей, населяющих кабаковские альбомы и инсталляции, постоянно узнаются авторские черты. Трудно сказать, прототипом кого из «10 персонажей» не послужил их создатель — человек маленького роста, никогда ничего не выбрасывавший, собиравший мнения других, улетевший в картину, улетевший в космос прямо из своей комнаты, композитор, коллекционер, бездарный художник. Собственно, один из десяти, «Человек, описавший свою жизнь через персонажей», откровенно признается в содеянном. Однако принцип персонажности распространяется не только на героев альбомов и инсталляций Кабакова — сами фигуры художника и зрителей, чьи мнения постоянно включаются в структуру работы, являются вымышленными персонажами, так что произведение оказывается вполне самодостаточной, герметичной конструкцией, как будто бы не нуждающейся во внешних интерпретациях. Герметичность этого искусства отчасти объясняется страхами контакта с внешним миром, о которых Кабаков многократно говорил и в текстах, и в инсталляциях со спрятавшимися в шкафу, туалете и прочих «футлярах».

Илья Кабаков: «Мои персонажи, так же как и персонажи Достоевского,— идеологи. Каждый из них проводник и жертва своей идеи — собирания мусора или спасения мира. И еще: каждый из этих персонажей персонифицирует одну из моих идей-фикс, моих страхов, моих желаний»

Персонажи никуда не исчезли и с началом 2000-х, когда Кабаков стал меньше заниматься инсталляциями и больше — живописью. Коллажные картины, представляющие собой этакий пейзаж после битвы отечественного искусства XX века за последнюю истину — битвы между утопиями авангарда, дидактикой соцреализма и метаниями нонконформизма,— написаны от имени художников-персонажей с вымышленными биографиями: Шарля Розенталя, Игоря Спивака или даже взятого в кавычки «Ильи Кабакова». Наконец, чрезвычайно важный персонаж возник в 1997 году, которым отмечено начало творческого соавторства с женой и рождение нового художника — «Илья и Эмилия Кабаковы». Желание автора спрятаться — в углу, в шкафу, в туалете, за спинами персонажей — осуществилось: креативная половина дуэта ограждена от мучительного общения с внешним миром прекрасной менеджерской половиной.

5.

Кабаков и другие


«НОМА, или Московский концептуальный круг», 1993 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

«НОМА, или Московский концептуальный круг», 1993 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

«НОМА, или Московский концептуальный круг», 1993 Elke Walford

«НОМА, или Московский концептуальный круг», 1993 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

В 1968 году Илья Кабаков, уже несколько лет состоявший в Союзе художников, обустроил мастерскую на чердаке дома №6/1, бывшего дома страхового общества «Россия», по Сретенскому бульвару. Мастерская быстро превратилась в тайную художественную галерею, философский клуб и даже экзотический светский салон для дипломатов, славистов и немногочисленных коллекционеров, где, кроме художников метафизического и концептуального направлений, можно было застать всю интеллектуальную элиту неофициальной Москвы. Со временем родился миф о «группе Сретенского бульвара», в которую скопом записали не только близких друзей Кабакова, Эрика Булатова и Олега Васильева, но и всех завсегдатаев мастерской, работавших по соседству, хозяина же стали представлять чем-то вроде вождя и учителя московских концептуалистов.

И верно, кабаковские «Записки о неофициальной жизни в Москве» показывают, что — в отсутствие какой-либо художественной критики — он был самым лучшим, тонким и внимательным наблюдателем и критиком неофициального искусства 1960-х и 1970-х.

Илья Кабаков: «Мы все находились в состоянии перевозбуждения, потому что, может, это последний разговор. „Нет, мы не уйдем, пока не выясним, есть ли Бог“. Я думаю, что здесь комплекс тюремного русского выяснения истины все время присутствует»

Борис Гройс, однако, отмечает двойственность положения Кабакова в неофициальном московском кругу: будучи признан в качестве души и мозга компании, он в то же время воспринимался как художник ей инородный, отдельно стоящий. И эта отдельность позволила Кабакову вынести современную ему московскую художественную сцену за скобки, включив ее реальных героев в систему своих вымышленных персонажей. Скажем, в альбоме «В нашем ЖЭКе», где два бюрократических языка — коммунальный и концептуальный — пародийным образом накладывались один на другой. Или в сделанной в гамбургском Кунстхалле в 1993 году инсталляции «НОМА, или Московский концептуальный круг», где были архивированы и члены ложи, включая самого Кабакова, и их концепты.

6.

Кабаков и литература


«Лабиринт (Альбом моей матери)», 1990 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

«Лабиринт (Альбом моей матери)», 1990 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

«Лабиринт (Альбом моей матери)», 1990 D James Dee

Само количество текста в картинах-стендах, альбомах и инсталляциях Ильи Кабакова заставляет говорить о них как о роде литературы, и эта литература естественным образом вписывается в русскую литературную традицию — от Гоголя до Чехова, от Зощенко до Сорокина.

Но, как ни странно, вершиной литературного творчества Кабакова стало произведение документального жанра, с трудом приживающегося в русской прозе. Это тотальная инсталляция «Лабиринт (Альбом моей матери)», представляющая собой двойную спираль нескончаемого коммунального коридора, по стенам которого развешаны коллажи для чтения — полуслепая машинопись с автобиографией матери художника и фотографии работы его дяди, наклеенные на тошнотворные узорчатые обои. История бесконечно несчастного человека, хоть и разыгрывается в советских декорациях, на протяжении XX века меняющихся в деталях, но неизменных в своей иррациональной антигуманности, оборачивается экзистенциальной трагедией всечеловеческого масштаба — вне национальных границ.

Илья Кабаков: «Я не верю в существование подлинно визуального искусства в России и абсолютно уверен в существовании его на Западе. Западное искусство было визуализировано изначально»

Однако дело не только в поле литературы, к которому принадлежат кабаковские тексты. Говоря о себе как о бездарном художнике, Кабаков, очевидно, имеет в виду не только нехватку рисовального или колористического дара, а самое отсутствие той специфической художнической чувственности, того восторга перед видимым миром, что сообщает картине или скульптуре физическую полноту бытия. Картина у Кабакова стремится стать бесплотной инсталляцией, где вещи эмоционально воздействуют на зрителя не своей тактильной материальностью, а отношениями, в которые вступают друг с другом, скульптура стремится стать макетом — пространственным чертежом чистой идеи. Хотя внешне и реальная сценография тотальных инсталляций, и макеты, служащие либо эскизами к будущим инсталляциям, либо воспоминаниями об осуществленных, напоминают о театре, тела актеров в этих спектаклях замещает собой бестелесный текст. Асексуальность, бесчувственность, душевная холодность, склонность к безличному языку — описывая свою эмоциональную ущербность, Кабаков, похоже, характеризует не только личные психологические особенности. Само выражение «русское визуальное искусство», «русское искусство пластических ценностей» для него — род оксюморона. И после трех столетий русского бунта против иконной текстуальности он возвращает отечественное искусство в лоно литературы.

7.

Кабаков и утопия


«Человек, улетевший в космос из своей комнаты», 1985 Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

«Человек, улетевший в космос из своей комнаты», 1985 Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

«Человек, улетевший в космос из своей комнаты», 1985 Ilya Kabakov Photo © Tate (Andrew Dunkley)

Во многих инсталляциях первой половины 1990-х — в «Красном павильоне», получившем единственное в истории отечественного искусства почетное упоминание на Венецианской биеннале, в «Красном вагоне», в «Мы здесь живем» — зритель оказывался посреди какой-то грандиозной и незавершенной стройки. Поскольку эти работы были сделаны вскоре после распада СССР, их главным образом прочитывали политически — как размышления о крахе советской утопии. Однако советская утопия для Ильи Кабакова — вовсе не советское государство и общество, в альтруизм и идеализм которого он никогда не верил, а советский авангард: аллюзиями на великих мечтателей авангарда полны эти и другие «утопические» инсталляции. Утопия, по Кабакову, принципиально неосуществима в силу своего нематериального, метафизического характера — поэтому утопические проекты, персональные, как в инсталляции «Человек, улетевший в космос из своей квартиры», и универсальные, как в макете «Центра космической энергии», часто связаны с мотивом полета и обращены к космосу. И в этом парении, в этом отрыве от земного утопия сродни самой художественной фантазии.

Илья Кабаков: «Утопия — это некие выбросы фантазии, которые изначально несут в себе безумное художественное послание»

Над инсталляций «Человек, улетевший в космос из своей квартиры» Кабаков работал в своей московской мастерской как раз в то время, когда в Кунстхалле Берна шла его первая персональная выставка, но самого художника тогда, в 1985 году, не выпустили на Запад. Не столько советская цивилизация, сколько вожделенный Запад — с райскими кущами музеев подлинного искусства — представлялся ему утопией, и его личный утопический проект — вырваться из СССР в эти западные музейные эмпиреи — вскоре осуществился. Там он начал строить одну за другой тотальные инсталляции, проекции утопической фантазии художника, дематериализующие вещный мир и преобразующие реальное пространство в метафизическое.

8.

Кабаков и тотальная инсталляция


«Вертикальная опера», 2000 Adagp, Paris

«Модель вертикальной оперы», 1998 Ilya & Emilia Kabakov, Bildrecht, Wien 2014

Термин «тотальная инсталляция», изобретенный Ильей Кабаковым, описывал прежде всего его собственную практику, но в то же время обозначал мощную тенденцию в интернациональном искусстве 1980-х и 1990-х — общее влечение к инсталляции, проявившееся у представителей самых разных поколений, от Луиз Буржуа до Томаса Хиршхорна. По мысли художника, тотальная инсталляции является новым этапом в развитии европейского искусства, последовательно прошедшего стадии иконы, фрески и картины. Зритель, подобно одному из кабаковских персонажей, «Человеку, улетевшему в картину», попадает в «полностью переработанное пространство», где на впечатление и переживание работает буквально все — конфигурация помещения, его освещение, цвет стен, предметная среда, тексты, звуки, музыка. Действительно, работает: люди, начисто лишенные советского опыта хождения по мукам бюрократических инстанций, испытывают те же чувства неизъяснимой тоски и отчаяния, попадая в инсталляцию «Жизнь мух» с ее безнадежной казенной краской на стенах и глухим, равнодушным светом.

Илья Кабаков: «Я очень хорошо чувствую пространство, атмосферу, воздух, хорошо располагаю предметы в этом пространстве. У меня какая-то внутренняя любовь, тяга к пространству: чем бездонней оно, тем лучше»

Рассказывая о тотальной инсталляции, Кабаков часто прибегает к театральным метафорам: зритель, оказавшись внутри, должен почувствовать себя так, будто бы поднялся на сцену театра во время антракта; если инсталляция занимает несколько помещений, то у нее появляется особая драматургия, и переход из одной комнаты в другую должен осознаваться как новое действие; наконец, тотальная инсталляция — это тот самый Gesamtkunstwerk, к которому шел и Вагнер, и авангард начала XX века. В макетах к неосуществленным проектам конца 1990-х нередки вагнеровские мотивы — такова тотальная инсталляция, превращающая спираль нью-йоркского Музея Гуггенхайма в многоактную «Вертикальную оперу». Однако при всей своей генетической связи с картиной, при всей важности театра и музыки в тотальной инсталляции, текст играет в ней едва ли не главную роль: она почти всегда предназначена для чтения. В конце концов, чтение ведь есть способ оказываться в иных пространствах, не совершая при этом радикальных перемещений.

9.

Кабаков и метапозиция


«Памятник исчезнувшей цивилизации», 1999 Photo by Shobha

«Памятник исчезнувшей цивилизации», 1999 Дмитрий Лекай / Коммерсантъ

«Памятник исчезнувшей цивилизации», 1999 Дмитрий Лекай / Коммерсантъ

«Памятник исчезнувшей цивилизации», 1999 Дмитрий Лекай / Коммерсантъ

Программное свойство тотальной инсталляции — возможность расширяться, вбирая в себя все новые и новые элементы, в результате чего получаются «сверхтотальные» инсталляции, устроенные как бесконечно умножающаяся картина в картине. Таковы «Дворец проектов», выстроенный на шахте Цольферайн в Эссене в 1998 году, «Жизнь мух» или «Памятник исчезнувшей цивилизации». Все они косвенно посвящены советской Атлантиде, и в них художник-археолог, казалось бы, с головой закопавшийся в культурных слоях вещевого и речевого мусора, вдруг обнаруживает удивительную способность далеко отступать от предмета своего исследования, словно бы рассматривая его в подзорную трубу. Такая способность «выходить из себя», из своих телесных оболочек, позволяет заключить в скобки и весь московский концептуальный круг, и самое себя, распавшееся на десяток персонажей, оставаясь вовне. А исследовательская дистанция дает увидеть, что не только советское, но и все человеческое общежитие не оставляет места для оптимизма.

Илья Кабаков: «Я могу изъясняться только на коммунальном уровне. И мои надежды, что через меня будет вещать высший голос,— минимальны. Даже если вдруг это случится, он заговорит на языке коммуналки»

И все же кабаковские персонажи — «Полетевший Комаров», «Человек, улетевший в космос из своей квартиры», даже мусорная муха, которая, согласно Борису Гройсу, наделена ангелической способностью воспарять к небесам,— стремятся оторваться от земли. Попасть в метафизическое пространство, описанное в ранних «белых» картинах и поздней сюите «Ворота». И там встретиться с ангелом — этой желанной встрече посвящено множество иронических и одновременно сентиментальных проектов. Создатель парящих персонажей начисто лишен иллюзий относительно природы человека, но умудряется сохранять романтические иллюзии относительно природы художника — временами Кабаков говорит о мистическом чувстве, будто им руководит некий голос, и о свободном полете фантазии, которой не нужно цепляться за земные реалии, как своем главном методе.

10.

Кабаков и музей


«В будущее возьмут не всех», 2001 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

«В будущее возьмут не всех», 2001 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

«В будущее возьмут не всех», 2001 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

«В будущее возьмут не всех», 2001 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

«В будущее возьмут не всех», 2001 Courtesy of Ilya & Emilia Kabakov

По форме тотальные и особенно «сверхтотальные» инсталляции зачастую представляют собой музей — идеальное убежище, либо временное, где художнику даруется 15 минут славы, либо вечное, где ему обещано бессмертие. С тех пор как работы Ильи Кабакова попали во все главные мировые музеи современного искусства, фразу «В будущее возьмут не всех» — название статьи, написанной в 1983 году, когда и автор, и все московские художники его круга не смели даже мечтать о музейной выставке,— стали воспринимать как формулу кабаковского самодовольства и тщеславия. Однако и статья, и одноименная инсталляция, сделанная в 2001 году на Венецианской биеннале, были, напротив, исполнены пафоса институциональной критики и ставили под сомнение механизмы власти, решающей, кому выдавать пропуск в бессмертие. Уходящий поезд с бегущей строкой «В будущее возьмут не всех» и разбросанные по перрону холсты, явно остающиеся в прошлом,— может быть, работа, сделанная в самом начале нового тысячелетия, говорила о судьбе картины, породившей тотальную инсталляцию и скончавшейся родами, а может быть, свидетельствовала о неуверенности прославленного и успешного художника.

Илья Кабаков: «Печальный момент начался примерно с 2003 года. Никто не сказал, например: „Убирайся! Твоему времени конец, выходи из вагона!“ Но тем не менее я понял, что этот поезд, в котором я так замечательно ехал, уже не идет дальше. Идут какие-то другие экспрессы по другим дорогам, а тот поезд, где я сижу и также сидят другие пассажиры, стоит и не двигается на запасных путях»

Между тем тотальная инсталляция, забирающая с собой в будущее весь коммунальный мусор советской цивилизации, проявляет хваленое милосердие архива, даруя жизнь вечную не только рассыпающемуся на множество персонажей автору, не только его матери, увековеченной в одной из лучших кабаковских работ, но и всем насельникам обанкротившейся утопии, кто так и не увидел небо в алмазах. Последним из «10 персонажей» был «Человек, который спасает Николая Викторовича»: пока музеи не закрылись, операция спасения продолжается.

Цитаты Ильи Кабакова приводятся по следующим изданиям:

Илья Кабаков, Борис Гройс. Диалоги. Вологда: Библиотека московского концептуализма Германа Титова, 2010.

Илья Кабаков, Михаил Эпштейн. Каталог. Вологда: Библиотека московского концептуализма Германа Титова, 2010.

Виктор Тупицын. Глазное яблоко раздора. Беседы с Ильей Кабаковым. М.: НЛО, 2006.

«Илья и Эмилия Кабаковы. В будущее возьмут не всех». Третьяковская галерея на Крымском Валу, 6 сентября — 13 января

«Вне этой ямы, этой больницы есть человеческая и художественная жизнь»

Что Илья Кабаков знает о себе

6 сентября в кинотеатре Garage Screen состоится премьера документального фильма Антона Желнова «Бедные люди. Кабаковы». Weekend публикует отрывки из интервью, которое дал Илья Кабаков автору фильма


«Бедные люди. Кабаковы». Режиссер Антон Желнов, 2018

Фото: Музей современного искусства «Гараж»

Неофициальный художественный мир — он ведь возник почти параллельно с так называемой оттепелью хрущевской.

Вся эта оттепель была абсолютно такая же, как любая советская другая деятельность. Советской власти понадобилось, чтобы в этом страшном режиме появились человеческие эмоции. И нашлись люди, которые их предоставили: и в кино, и в литературе, и суровый стиль в живописи,— все это была продукция людей, которые как бы демонстрировали честность. Везде повисла человеческая честность. Но в пределах дозволенного, в пределах общего государственного контура.

В этом участвовали посторонние мне люди, но многих я знал, особенно художников, потому что они кончали тот же Суриковский институт. Братья Смолины и братья Ткачевы, Оссовские, Обросовы — то, что называется, честное советское искусство. И во главе них, конечно, стоял этот Коржев, который был председателем Союза художников, народный художник. Они все печатались, выставлялись, занимали официальные посты, но одновременно были честными. И эта честность внутри кровавого режима — она абсолютно отвращала. Они сливались для меня со всей советской сворой, с орлами советскими.

И неофициальный художественный мир возник мгновенно. Это было не то что движение — это был способ жить как будто без этого государства. В остальном, то есть в бытовом отношении, мы были нормальные обитатели этого советского мира. Мы все достаточно буржуазно жили — все были женаты, все имели детей. Ну, кроме богемы, конечно.

Я просто говорю: мы не были диссиденты, мы не были герои, мы не были хулиганы. Штука была в том, чтобы эмигрировать из этой жизни в совершенно другое пространство, вот и всё.

***

Такая была в этом неофициальном мире установка, что живопись, скажем, Краснопевцева или Вайсберга, или Шварцмана, Яковлева, Зверева и так далее — это мир, куда можно уйти, и там не будет ни советской действительности, ни советского быта, ни официальной дряни. Мир высокого искусства.

А меня вот это хорошее искусство не привлекало. Прежде всего, я не считал себя художником, который делает настоящее искусство, я много раз говорил об этом. У меня не было никакого интереса ни к живописи, ни к хорошим картинам — ничего. Я был затравленный, задушенная советская тварь. Сам по себе. И хорошо себя чувствовал — в смысле, и чувствовал себя размазанной советской мутью.

Я был наполнен этими голосами коммунальной квартиры — слышал их, был прозвучен, радифицирован. Полностью, насквозь. Я весь был продут советской жизнью. И я не знал, не представлял искусства, которое мог бы противопоставить этому наполнявшему меня советскому зловонию. Но тут был психологический фокус: я был советская тварь, но одновременно как бы наблюдал за собой, то есть за этой советской тварью.

Получалось, что я смотрел на себя как муха, которая летает, но эта муха принадлежала другому миру, тому миру, который облегал советский котлован. Я смотрел на этот советский мир и на себя, ну как врач в больнице смотрит на больного: больной инфицирован, но врач-то знает эту инфекцию и знает, что больница — не весь мир.

Для меня было очень важно, что мир советской болезни, советского состояния — он хоть и вечный (а я знал, что эта советская власть на века), но он локальный. И что вне этой ямы, этой больницы есть человеческая и художественная жизнь.

***

Внутри коммуналки нет личной жизни. Это жесткий социум, который работает на системе вражды и стандартных звуков, наборов мертвых таких сигналов. То есть если мне что-то не нравится, я говорю: что вы тут кастрюлю поставили? Это не речь, это сигнал. Ольга Георгиевна, у вас кипит. Или, допустим: опять насрала тут ваша кошка.

В основе всех моих картин, пока я делал советские сюжетики, эта тема советского проекта, неудачного проекта. Это как с инсталляцией, понимаете — задумана была инсталляция, но нихера не получилось, все упало.

Это одна из причин, по которым я никогда не рисовал тюрьму: для меня любой отсек, любая, так сказать, ячейка советской жизни была тюрьма. Мне не надо было описывать буквальные арест, тюрьму, лагерь, потому что для меня все, что было на воле, это тоже была тюрьма. Это все жизнь лагерного пошиба — бараки, коммуналки, регламентация, контроль, расписание, транспортировка. Конечно, если бы я пережил сам лагерь или попал в тюрьму и испытал на своей шкуре все это дело, то, конечно, я бы понял разницу между коммунальной квартирой и избиением уголовниками или лесоповалом. Но так как я не попал в тюрьму, то образ заключенного для меня — это образ нормального советского человека.

А еще, и это другая причина, я страшный трус и страшно боялся, я всю жизнь пробоялся в Советском Союзе. В моем поведении ничего не было конфронтирующего, я был, что называется, конформист до мозга костей. Поэтому рисовать тюрьму было для меня довольно сильным политическим поступком: если бы кто-то вошел — я все время ждал, что кто-то войдет ко мне в мастерскую, отвернет холст — и увидел там арест, тюрьму, лагерь, то я сразу понял бы, что дело херово, мне бы сразу конец пришел. Мне страшно бы даже было думать нарисовать тюрьму, потому что я бздел, трусил просто.

***

Вообще, вся жизнь в неофициальном мире, вот эти 30 лет, с 57-го по 87-й, прошла в атмосфере страха. Безостановочный страх, иногда прямо обжигающий, иногда просто щиплющий, но безостановочный. Каждый его по-своему переживал: кто-то его запьянствовал, кто-то боролся с ним, кто-то игнорировал, а кто-то просто вот так пассивно трясся постоянно, как я. Но весь мир неофициального был полностью фрустрирован страхом.

Накопления страхов были в разные периоды разные, страшнее всего было после посещения Хрущевым Манежа и после «бульдозерной выставки», это прямо экстримный страх. И потом цепочка страхов, когда начались выставки неофициальных художников за границей,— иностранцы вывозили подаренные рисунки или купленные картины и устраивали там выставку. Значит, выставляли это доброхоты, думая, что они делают очень хорошее дело, но ни черта не понимая в советской системе, а эти выставки по-настоящему взвинтили и обозлили органы.

Ведь они нас терпели только потому, что неофициальный художественный мир — эти 50–60 художников и поэтов, я о Москве сейчас — был абсолютно закрытым гетто. Они не имели ни коллекционеров, ни любителей, ни критиков, они сами себе были и коллекционерами, и критиками. Вот у меня была коллекция работ, подаренных друзьями, и у других художников тоже.

Серьезные коллекционеры, которые собирали авангард, даже не подходили к этому мусору, уж не говоря об официальных критиках,— те вообще не приближались, мы были для них неприкасаемые существа. Ни Сарабьянов, ни Молок, ни, я не знаю, куча всех этих официальных критиков, искусствоведов даже близко не могли подойти. Потому что зараза не должна была распространиться за пределы нашего запертого бомбоубежища.

Но если я тяжело вспоминаю школу и институт, там все было бессмысленное, рабское, конура собачья, то неофициальная жизнь — это, конечно, невероятный подарок судьбы. И не только моей, а истории русского искусства.

***

Мне чужда художественность. Для меня вообще не существует таких вещей — «мне нравится», «художественно», «красиво», «я люблю это делать»,— никогда не было, и до сегодняшнего дня нет. Есть продукт, который я хорошо делаю, он выплыл, и я контролирую его качество, и я знаю, почему сделано так, а не иначе. Все. Я могу привести тысячу мотивов, которыми я руководствовался, когда его делал, кроме вот этого — художественности. Они все антихудожественные, я бы так сказал.

У меня отношение к изображению и сюжетам, как у Акакия Акакиевича. Его давят, мучают — и он вдруг произносит: а зачем вы меня обижаете? Вот этот человеческий писк я очень хорошо слышу. В советской жизни я слышал не только вот эту давилку, как у Мандельштама,— кости в колесе, но я слышал писк вот этого человеческого существа, когда его давят, он — пииии. У меня нет злобы по отношению к человеческому, к советскому человеку. Ни к коммунальному описанию, ни к описанию человеческого мусора — все это результат удавки. Его давят — он говорит: зачем, не надо.

В изобразительном искусстве этого человеческого писка никогда не было, никто не делал. Только литература понимала убожество человека на этом свете, только она испытывала влечение к несчастному, русская литература. Соль, суть человека — это быть несчастным. Не гордость, не достоинство, а несчастность.

Еще в Рембрандте это было — влечение к нищему. Но Рембрандт достигает трагизма, а я нет. Я меланхолик, а не трагик.

Я никогда не хотел построить что-то фундаментально твердое. Я все-таки недостаточно… я фантазер, но как бы сказать? Беспочвенный, понимаете? Я же, в общем, гипертрофия недоразвитого художника, раздутого такого визуальщика, вот как можно сказать. Эфемерное изделие.

Все архитектурные постройки для меня сделаны другими даже не людьми, а другими цивилизациями, которые прочно стоят на земле, имеют фундамент. А я — существо гидропоническое, бескорневое.

Кинотеатр Garage Screen, 6 сентября, 20.00

Еще больше Кабакова —  в нашем Telegram-канале Журнал "Коммерсантъ Weekend" №29 от 31.08.2018, стр. 8
  • Категории:

  • Подписка

Илья Кабаков, художник – Архив

  • А не было ли вам обидно, что отношение к вам как к человеку из Советского Союза перекрывает отношение к вам как к художнику?
  • Нет, нет, арт-мир был совершенно аполитичен. Тот век, который я застал, был абсолютно ориентирован на искусство. Да я и сам скорее воспринимал советскую власть не политически, а климатически. Чувствуете разницу, да? То есть в этом месте всегда идет дождь и говно, и это вечно будет так. Советская власть воспринималась как вечная климатическая зона мрака и дождя. У меня не было никакого желания протестовать — не высунешься же из окна и не станешь кричать: «Дождь, прекрати!»
  • Когда вы вернулись в Россию после эмиграции, почувствовали перемены?

— Во-первых, я не эмигрант. У меня нет ощущения эмиграции, у меня есть ощущение командировки. Это очень важно психологически и очень точно. То же чувство испытывали многие композиторы и музыканты. Я просто очень долго путешествую и показываю в разных местах свои работы. Но так как я не живу в нашей стране, я не могу вам сказать ни одного слова о том, что там происходит. Вот и все. Про художественное, если вы меня спросите, я что-нибудь такое пролепечу, а про это — нет.

  • В 1975 году Кабаков одновременно иллюстрировал детские книги и был чле­ном неформального объединения художников-концептуалистовФотография: Илья ПальминХорошо, расскажите тогда, как вам впервые пришла в голову идея тотальной инсталляции.
  • Она мне пришла в голову еще в Москве, в 1984–1985 годах, когда я уже проектировал разные инсталляции, которые нельзя было сделать в Москве. Как только я выехал, там это стало возможно… Вот видите, я про Запад всегда инстинктивно говорю «там», хотя, конечно же, это «здесь». Да, я остаюсь, конечно, тем же самым человеком — я же до 50 лет прожил здесь, в Советском Союзе, а там я работаю. Очень смешно все это. Я принадлежу к тому типу, который ни там ни здесь. Сегодня огромное количество подобных существ.
  • Ну да, интернационализм.
  • Нет, извините, я скажу нет. Потому что весь материал, из которого ты соткан, это то место, где ты родился и прожил. Советские сделали ошибку, допустив в Советский Cоюз огромное количество материалов западной культуры, ведь считалось, что советский человек наследует всю мировую культуру. Надо было отгородиться, как нацисты сделали, но в СССР в музеях показывали западное искусство, а в консерваториях исполняли западную музыку. Библиотеки, благодаря Луначарскому, Горькому и Зиновьеву, были наполнены лучшими переводами западной литературы. Так что зазаборный, заграничный контекст всегда существовал. Педагоги говорили нам: «Тебе уже 18 лет, а ты еще ничего не сделал, а Рафаэль в этом возрасте нарисовал «Мадонну Солли». Так что место моего рождения инстинктивно связано с Западом, и, говоря «там» и «здесь», ты всегда как бы сидишь на двух стульях. Сегодня, думаю, многие это понимают.
  • Для детей такое было, наверное, почти непосильно.
  • Непосильно, потому что окружающая действительность — это было тоскливое свинское одичание. Контраст между этими оазисами — Пушкинским музеем, Третьяковкой, Консерваторией, несколькими библиотеками — и той повседневной одичалостью, которую представляла собой советская жизнь, давал благотворную почву для художественной работы.
  • Но многие иностранцы восхищались советской культурой.
  • Это то же самое, как если я бы поехал на Кубу и смотрел на кубинских художников. Надо отличать туристический взгляд от реальности. И Горький, знаете, тоже ездил на Соловки и там посещал тюрьмы — это все туризм. Турист всегда смотрит с интересом, даже если ему показывают гильотину.

Кабаков — о коммунальном мире • Arzamas

Arzamas собрал высказывания художника Илья Кабакова на тему коммунальных квартир — как вербальные, так и художественные

Собрала Мария Семендяева

Концептуалист Илья Кабаков стал первым художником, открывшим для западной аудитории неприглядность советского быта, — и в первую очередь быта коммунальной квартиры. Средством погружения в удивительную языковую и социальную среду коммуналки стали тотальные инсталляции, которые Кабаков начал придумывать еще в начале 1980-х годов, но смог воплотить только в эмиграции. В интервью он неоднократно говорил о том, что единственным способом избежать разрушения собственной личности в бытовых конфликтах с коммунальными соседями был уход в собственный мир, где скотские условия существования можно было высмеять при помощи остроумных сопоставлений, тем более что помочь убежать из коммуналки могла только катапульта.

Наиболее известны две тотальные инсталляции Кабакова, посвященные коммунальному быту. Во-первых, «Человек, который улетел в космос из своей комнаты» (1982): это тот самый неведомый жилец, которому удалось-таки катапультироваться. Таким образом он, с одной стороны, воплотил советскую мечту о покорении космоса, а с другой — избежал унизительного существования в коммунальной квартире. И во-вторых, «Туалет» — знаменитая инсталляция 1992 года, в которой уютная советская гостиная находится в одном помещении с отвратительным общественным сортиром.

Илья Кабаков в студии. Фотография Игоря Пальмина. 1975 год © Игорь Пальмин

Коммуналка для меня оказалась тем самым центральным сюжетом, которым для Горького была ночлежка в пьесе «На дне». Ночлежка — чрезвычайно удачная метафора, потому что это как бы заглядывание в яму, где копошатся мириады душ. В пьесе ничего не происходит: там все говорят. Наша советская жизнь, русская, точно так же тяготеет к местам, являющимся зонами говорения. И вот коммуналка оборачивается такой советской версией «На дне».

Коммунальная квартира, с которой я работаю, это своего рода мандала — с ее коридорами, комнатами, кухней, плитами, столами, через которые проходит колоссальная энергия, и я, конечно, питаюсь этой энергией, находящейся в состоянии постоянной пульсации — как вдох и выдох.

Коммуналка является хорошей метафорой для советской жизни, потому что жить в ней нельзя, но и жить иначе тоже нельзя, потому что из коммуналки выехать практически невозможно. Вот эта комбинация — так жить нельзя, но и иначе жить тоже нельзя — хорошо описывает советскую ситуацию в целом. Остальные формы советской жизни (в том числе, например, лагерь) являются лишь различными вариантами коммуналки. Я думаю, для западного человека просто непонятно, как люди могут обречь себя на такие мучения, как почти поголовная жизнь в коммуналках, — я убедился в этом, когда делал свои инсталляции на эту тему на Западе. Чтобы все готовили на одной кухне, ходили в один туалет… Это просто не укладывается в голове.

 

Илья и Эмилия Кабаковы. «На коммунальной кухне». 1991 год © Ilya & Emilia Kabakov © Bildrecht, Vienna 2014

Центральные пространства коммунальной квартиры — это коридор и кухня. Через коридор всем становится известно, что творится у соседей. А кухня — это не только место для готовки, но и своего рода агора, где происходят общие собрания, принимаются решения, затрагивающие всех жильцов, проводятся встречи с представителями властей. Там же происходят ссоры, драки или покаяния.

Фрагмент инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых «Воспоминания о коммунальной кухне» © Музей актуального искусства Art4.ru

Мир за стенами коммуналки прекрасен и един. Только мы живем раздробленно, мы говно. Так было при Сталине. Очень важен был репродуктор — Левитан и бодрые голоса. В коммуналке звучало: «Утро красит…», то есть позитив идет непрерывный из громкоговорителя. А здесь вы, …, нассали в уборной и не могли, …, за собой убрать, а кто за вами будет убирать? И в этот момент раздается: «Москва моя, страна моя». Причем это действует подсознательно. Там рай, там молодые, юные существа идут на физпарад. А вы здесь, …, живете как собака. Постыдились бы! Это форма пристыжения.

Окружающая действительность — это было тоскливое свинское одичание. Контраст между этими оазисами — Пушкинским музеем, Третьяковкой, консерваторией, несколькими библиотеками — и той повседневной одичалостью, которую представляла собой советская жизнь, давал благотворную почву для художественной работы.

Нельзя было жить в Советском Союзе и не дистанцироваться от общего одичания. Ирония — это была дистанция. Читая книги, ты смотрел на окружающее с точки зрения прочитанного. К этому могло быть разное отношение: либо этнографическое, когда ты чувствовал себя посланцем английского географического клуба в Африке, который смотрит на жизнь людоедов, либо гневное: «За что мне такая собачья жизнь?» Это отчаяние. И еще было третье — ощущение себя маленьким человечком Гоголя. Несмотря на то что тебя давят, у тебя есть твои идеалы, шинель, твое пищащее самосознание. С одной стороны, ты наблюдатель, с другой стороны — ты пациент. То, чего теперешнее поколение, считай, не знает, — это безумный страх, что тебя выдернут, ударят, посадят. Этот страх трудно сегодня описать.

1 / 14

Фрагмент инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых «Воспоминания о коммунальной кухне»© Музей актуального искусства Art4.ru

2 / 14

Фрагмент инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых «Воспоминания о коммунальной кухне»© Музей актуального искусства Art4.ru

3 / 14

Фрагмент инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых «Воспоминания о коммунальной кухне»© Музей актуального искусства Art4.ru

4 / 14

Фрагмент инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых «Воспоминания о коммунальной кухне»© Музей актуального искусства Art4.ru

5 / 14

Фрагмент инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых «Воспоминания о коммунальной кухне»© Музей актуального искусства Art4.ru

6 / 14

Фрагмент инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых «Воспоминания о коммунальной кухне»© Музей актуального искусства Art4.ru

7 / 14

Фрагмент инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых «Воспоминания о коммунальной кухне»© Музей актуального искусства Art4.ru

8 / 14

Фрагмент инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых «Воспоминания о коммунальной кухне»© Музей актуального искусства Art4.ru

9 / 14

Фрагмент инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых «Воспоминания о коммунальной кухне»© Музей актуального искусства Art4.ru

10 / 14

Фрагмент инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых «Воспоминания о коммунальной кухне»© Музей актуального искусства Art4.ru

11 / 14

Фрагмент инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых «Воспоминания о коммунальной кухне»© Музей актуального искусства Art4.ru

12 / 14

Фрагмент инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых «Воспоминания о коммунальной кухне»© Музей актуального искусства Art4.ru

13 / 14

Фрагмент инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых «Воспоминания о коммунальной кухне»© Музей актуального искусства Art4.ru

14 / 14

Фрагмент инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых «Воспоминания о коммунальной кухне»© Музей актуального искусства Art4.ru

Любой текст коммуналки в той или иной форме — на уровне автоматическом, бессознательном — пропитан понятиями и терминами, которые проникают из этого большого мира, прежде всего — в огромном количестве безличных местоимений, которые так потрясают иностранцев. Это «они», «оно», «у нас» и вообще безличные формы: приходят, придут, принято. То есть огромное количество речений, не связанных в принципе с конкретными обитателями коммуналки. Например, «не завезли», «выбросили», «сегодня не подошло» — формы недостаточности, неопределенности, надежды и так далее. Словом, большой мир выступает в форме неопределенных текстов. Пример: «Сегодня не завезли свежий хлеб, простояла зря». То есть этот текст построен классически, потому что «они не завезли». «Сегодня батареи опять холодные. А уголь-то вчера, я видел, разгрузили, прямо посреди двора, Петька потом весь грязный был». То есть внешний мир выступает в формах только страдательных глагольных форм. Я уже не говорю о формах выселения, ремонтирования — все это «оно» делает. Вообще, мера беспомощности коммунальной жизни перед внешним миром ужасающая. Никто в коммунальной квартире не прибьет доски, не починит кран, потому что все эти функции выполняет «оно». Когда перегорела лампа, прогнила доска в коридоре — нужно заявить в ЖЭК.
Речь, боль и истерия — спутники существования коммунальной кухни.

Любые формы сексуальных изъяснений являются запретными. В коммунальной речи очень высока степень давления императива «высших» начал. <…> Всякий текст как бы адресован от имени каких-то очень высоких инстанций. «У нас так себя не ведут». «Люди так не поступают». «Порядочный человек так не делает, только свинья так делает» и тому подобное. Все это означает, что ты нарушаешь общеизвестные поведенческие и речевые нормы. Поэтому сексуальность подходит под ту же норму, что и воровство. Это как бы форма … вообще. Короче говоря, коммунальные нормы подразумевают наличие какого-то очень высокого императива, и все апеллируют к этому надкоммунальному «я», «сверх-я». Но оно асексуально.

Илья Кабаков монтирует инсталляцию «Человек, улетевший в космос из своей комнаты» © Perry van Duijnhoven / flickr.com

Коммунальность… является тотальной, так как она исключает любое неучастие в ней, которое сразу вызывает осуждение и террор со стороны других. Центральным является при этом требование чистоты и нравственности, которое служит идеологической основой для этого террора. На практике оно означает запрет на всякую попытку выделиться или жить лучше, чем другие. Отсюда возникает характерный для коммуналки культ «доброты», заключающейся именно в отказе от приватной сферы, в постоянной готовности поделиться с другим, выслушать другого, поучаствовать в чужой жизни. Сюда же относится требование полной откровенности, рассказа обо всех обстоятельствах своей жизни: скрывает что-то от других только плохой человек. То есть человек должен не только формально выполнять все требования коммуналки, но и внутренне разделять все ее ценности, чтобы быть коммуналкой принятым. В коммуналке каждому отведена определенная роль, и он должен ее исполнять — иначе горе ему, хотя бы в большом мире он и был уважаемым человеком. Для коммуналки большого мира и другой системы ценностей нет — она образует полностью замкнутый мир.

Инсталляция Ильи и Эмилии Кабаковых «Туалет» на фестивале «Документа». 1992 год © JM Group

Жили мы в коммунальной квартире, и все ходили в один туа­лет… Господи! Как построить и сохранить стену между собой и дру­гими, и чтобы «они», эти другие, только показывались над краем этой стены, но не прыгали ко мне сюда, вовнутрь отгороженного от них про­странства? (Из аннотации к выставке 2004 года «Туалет».)  

Как Илья Кабаков стал самым дорогим современным русским художником и можно ли понять его работы, если вы не жили в СССР? Рассказывает куратор выставки в Эрмитаже

В Эрмитаже проходит выставка Ильи Кабакова и его соавтора и жены Эмилии «В будущее возьмут не всех». Это первая ретроспектива художников, которую до Петербурга показали в Лондоне, а после она отправится в Москву.

Как Кабаков придумал тотальные инсталляции, почему стал самым дорогим современным русским художником, как понять его работы тем, кто не жил в СССР, и что особенного в ретроспективе в Эрмитаже? «Бумага» поговорила с сокуратором выставки «В будущее возьмут не всех» Нателой Тетруашвили.

Научный сотрудник Отдела современного искусства Эрмитажа

Я часто сталкиваюсь с вопросом, почему Кабаков — самый дорогой современный русский художник (его работу «Жук» в 2008 году продали за рекордные 5,8 млн долларов — прим. «Бумаги»). Дело в том, что он действительно невероятно талантлив. Он сумел доступно представить зрителю свои личные искренние переживания как переживания целой страны. Думаю, залог успеха именно в этом.

С другой стороны, Кабакову удалось найти свою нишу. Когда он только начинал заниматься искусством, то сразу поставил вопрос: «Как попасть в будущее?» и быстро понял, что туда возьмут не всех. Он смог сказать новое слово в искусстве, придумать новый формат — это поставило его в один ряд с великими художниками.

Еще в 60-х, когда Кабаков жил в Москве, он был известен в узких кругах. Официально — как художник-иллюстратор, неофициально — как автор альтернативных концептуальных работ. До эмиграции в Америку (художник уехал из СССР в конце 1980-х годов — прим. «Бумаги») произведения Кабакова участвовали в выставках советского неофициального искусства на Западе. Но поистине мировую известность художник обрел уже после отъезда из Советского Союза. С помощью тотальных инсталляций Кабаков сумел не только рассказать западным зрителям историю советского художника, но и поставил их на место очевидцев событий.

Часто ругаюсь на увиденное, потому что почти все выставки делаются на коленках, но не в этот раз. Выставка «В будущее возьмут не всех» настолько трогательная, ироничная и проникновенная, что просто хочется ходить, молчать, смотреть и думать. Столько работы, столько деталей и столько искусства, от которого не хочется отрываться, я не видела давно. Обязательна к просмотру для всех, кто в Питере, а для москвичей — скоро она приедет к вам в Третьяковку. Отдельное спасибо Марине из @hermitage20_21 за экскурсию с любовью #вбудущеевозьмутневсех

A post shared by Zarubina Anya (@zarubok) on

«В будущее возьмут не всех» — это эссе Ильи Кабакова, вышедшее в 1983 году. С тех пор прошло больше 30 лет, но художник до сих пор продолжает задаваться вопросом, «возьмут ли его в будущее», и ставит под сомнение тот факт, что его искусство запомнится потомкам. Эта тема звучит в каждой работе, представленной на выставке.

Художник до сих пор не очень хорошо говорит по-английски, продолжает анализировать жизнь советского человека и феномен советской системы. Поэтому вряд ли можно сказать, что Кабаков стал американским художником — он стал мировым художником. Именно поэтому его приняли в Америке: он рассказывает нечто большее, чем историю человека из Советского Союза.

Кабаков продолжает создавать новые работы. У нас на выставке представлены картины «Два времени #20» и «Два времени #22», написанные в 2016 году. У Ильи и Эмилии каждый год проходит колоссальное количество выставок, они также занимаются социальным проектом «Корабль толерантности», где дети из разных стран создают рисунки, которые потом выставляют на парусе гигантского корабля.

Тотальная инсталляция — это термин, придуманный Ильей Кабаковым. От обычной инсталляции она отличается тем, что художник смещает акцент с объекта на пространство в целом. Зритель попадает в помещение, придуманное автором от начала и до конца — вплоть до цвета стен, освещения и музыки. Желательно, чтобы здесь не было окон: так человек сможет полностью погрузиться в художественное пространство и обжиться в нем.

При этом перед посещением инсталляции зрителю даже необязательно подробно объяснять концептуальный замысел работы. В настоящей тотальной инсталляции созданная художником атмосфера должна воздействовать на зрителя и пробуждать в нем самом какие-то воспоминания, мысли и переживания.

На мой взгляд, тотальная инсталляция — это формат, который нельзя понять неправильно. Работы Кабакова отсылают человека к его собственным чувствам и опыту. Если зритель открыт той атмосфере, которую создал автор, то это всегда найдет какой-то отклик. Здесь не может быть неверных восприятий.

Работы Кабакова, представленные на выставке [в Эрмитаже], в большей или меньшей степени отсылают к советскому быту, советской эстетике. Поэтому зрители, которые никогда не жили в Советском Союзе, иногда думают, что, может быть, не поймут их. Есть и те, чьи воспоминания об СССР оказались не такими, как у художника. Но важно понимать, что основная тема творчества Кабакова — это не открытый протест, а несоответствие романтической уязвимой натуры художника и строгой системы, которая неизбежно ограничивает его творческие замыслы.

От инсталляции к инсталляции мы видим, как человек пытается сконструировать свой собственный мир в условиях строгой системы. И это применимо не только к СССР, но и практически к любому обществу. В работах Кабакова есть трагическая история человека, который хочет отгородиться от насаждаемых ему правил и границ.

У Кабакова есть несколько автобиографических работ (например, инсталляция «Лабиринт»), но большинство его произведений — это фантастические истории, выдуманные художником. Кабаков рассказывает про жителей коммунальной квартиры, конструирует биографии людей с точными датами и фактами, составляет документы и ложные архивы жизни. Жизнь художника наполнена огромным количеством образов.

Кабаков часто бывает ироничен в своих работах. Например, у него есть картина «Собакин» 1980 года. Живописная работа разделена на две части. С одной стороны мы видим анкету человека — Собакина Петра Николаевича, а с другой — маленькую собачку с подписью «Собака». Жизнь образцового советского гражданина сводится к перечню биографических данных, написанному на стенде аккуратными плакатными буквами. Мы понимаем, что художник заставляет зрителя сравнить правую и левую части и задуматься, какая разница между человеком, у которого описана вся жизнь, и животным, у которого есть одно название.

Выставка «В будущее возьмут не всех» — это масштабный проект, первая ретроспектива Кабакова. Она является результатом сотрудничества трех институций: Государственного Эрмитажа, галереи Тейт и Третьяковской галереи. К выставке организована довольно обширная образовательная программа. У нас проводятся экскурсии, адаптированные для разных социальных групп (например, программы на жестовом языке), арт-медиации, в июне запланирован интеллектуальный марафон.

Выставка начинается с работы, которая так и называется — «В будущее возьмут не всех». Инсталляция представляет собой перрон с уходящим вперед вагоном. На вагоне бегущая строка транслирует большую красную надпись «В будущее возьмут не всех», по перрону разбросаны картины. Мы понимаем, что здесь произошло что-то трагическое: вероятно, художник торопился на поезд в будущее, но опоздал или его не взяли.

В других работах, представленных на выставке, Кабаков продолжает отвечать на вопрос: «Что нужно сделать, чтобы попасть в будущее?». Например, в инсталляции «Объекты из его жизни» художник рассказывает про человека, который занимается тотальным архивированием своей жизни, аккуратно подписывает и бережно сохраняет все предметы, которые попадаются ему на пути. Этот человек пытается попасть в будущее, создавая своеобразный ненужный мемориальный музей самого себя.

К сожалению, у Ильи Кабакова не было возможности приехать на выставку в Петербург, сейчас он живет в Америке и не может совершать такие продолжительные перелеты по состоянию здоровья. Но приезжала его соавтор Эмилия Кабакова — с 1989 года они работают вместе. Она не создает живописных работ, но все инсталляции являются результатом их совместной деятельности.

Выставку мы проектировали вместе с Кабаковыми: делали чертеж, отсылали в США Илье и Эмилии, они вносили правки, адаптировали размеры инсталляций под наши залы. За месяц до открытия Эмилия приехала в Петербург.

Большая часть выставки размещена в анфиладе Главного штаба — это очень трудное пространство с открытыми дворами, стеклянной крышей невероятной высоты, залами-трансформерами, балконами. Поэтому мы очень подробно обсуждали каждый чертеж: начиная с высоты стен и заканчивая розетками и вентиляционными решетками.

В итоге на втором этаже Главного штаба было сконструировано единое пространство с множеством коридоров и закутков, в которых разместились работы. Можно сказать, что всё пространство выставки — это гигантская тотальная инсталляция художника.

До Эрмитажа ретроспектива Кабакова была показана в Лондоне. Там она пользовалась невероятным успехом, критики восприняли ее хорошо. Конечно, нам хотелось сохранить тот высокий уровень, который задала галерея Тейт, и в то же время сделать выставку особенной. В связи с этим мы решили немного пересмотреть формат ретроспективы и сделать акцент на произведениях из своей коллекции (у нас на постоянной экспозиции представлены работы художника «Красный вагон», «Жизнь в шкафу» и «Туалет в углу»). Поезд из инсталляции «В будущее возьмут не всех» мы расположили рядом с нашим «Красным вагоном», чтобы эти работы воспринимались в диалоге.

При этом есть моменты, которые, по словам Эмилии, были не совсем правильно поняты публикой в Лондоне. Например, серии «Два времени» и «Вертикальные картины», которыми Кабаков занимался в последние годы. Это большие живописные полотна, на которых пейзажи в духе советского реализма сочетаются, например, с барочными сюжетами. Зритель будто оказывается перед стеной с ободранными обоями — фрагменты из разных эпох наслаиваются друг на друга.

В Лондоне были критики, которые высказались негативно по поводу возвращения Кабакова к живописи, предположив, что художнику просто не хватило места [в галерее] для тотальных инсталляций. Мы учли эти комментарии и поставили рядом с живописными работами два стола с вопросами на листах бумаги, ответив на которые, зритель сможет легче понять эти концептуальные картины.

Илья и Эмилия Кабаковы - Биография - Илья и Эмилия Кабаковы

Илья и Эмилия Кабаковы - американские художники русского происхождения, которые создают среду, в которой элементы повседневного сочетаются с концептуальным. Хотя их творчество глубоко уходит корнями в советский социальный и культурный контекст, в котором Кабаковы достигли совершеннолетия, их работа по-прежнему приобретает универсальное значение.

Илья Кабаков родился в Днепропетровске, Советский Союз, в 1933 году.Учился в Академии художеств им. В.А. Сурикова в Москве, а в 1950-х годах начал свою карьеру в качестве иллюстратора детских книг. Он был частью группы художников-концептуалистов в Москве, которые работали вне официальной советской художественной системы. В 1985 году он получил свою первую персональную выставку в галерее Dina Vierny в Париже, а два года спустя он переехал на Запад, где прожил шесть месяцев в Kunstverein Graz, Австрия. В 1988 году Кабаков начал работать со своей будущей женой Эмилией (поженились в 1992 году).С этого момента вся их работа была совместной, в разных пропорциях, в зависимости от конкретного проекта. Сегодня Кабаков признан крупнейшим русским художником конца ХХ века. Его инсталляции говорят об условиях в постсталинской России не меньше, чем о человеческих условиях в целом.

Эмилия Кабакова (урожденная Лекач) родилась в Днепропетровске, Советский Союз, в 1945 году. Она училась в музыкальном училище в Иркутске, помимо изучения испанского языка и литературы в Московском университете.В 1973 году она иммигрировала в Израиль, а в 1975 году переехала в Нью-Йорк, где работала куратором и арт-дилером. Эмилия работала бок о бок с Ильей с 1989 года.

Их работы выставлялись в таких залах, как Музей современного искусства, Музей Хиршхорна в Вашингтоне, округ Колумбия, Музей Стеделик в Амстердаме, Documenta IX, на Биеннале Уитни. в 1997 г. и Государственный Эрмитаж в Санкт-Петербурге. В 1993 году они представляли Россию на 45-й Венецианской биеннале со своей инсталляцией «Красный павильон».Кабаковы также выполнили множество важных общественных заказов по всей Европе и получили ряд наград и наград, в том числе Премию Оскара Кокошки, Вена, в 2002 году, и Кавалера искусств и литературы, Париж, в 1995 году.

In В 2014 году в Нью-Йорке состоялась премьера документального фильма «Илья и Эмилия Кабаковы: Войдите сюда», который можно приобрести через Amazon или First Run Features .

Кабаковы живут и работают на Лонг-Айленде.

ДРУГИЕ ССЫЛКИ

Пять вещей, которые нужно знать: Илья и Эмилия Кабаковы - Список

Илья и Эмилия Кабаковы Не всех заберут в будущее 2001

Частная коллекция предоставлена ​​MAK –Österreichisches Museum für angewandte Kunst

© Илья и Эмилия Кабаковы

Фото предоставлено художниками

1.Кабаковы первыми разработали «тотальную инсталляцию».

Кабаковы наиболее известны своими «тотальными» инсталляциями, типом иммерсивного искусства, который они впервые создали. «Тотальная инсталляция» полностью погружает зрителя в драматическое окружение. Они трансформируют пространства галереи, в которых отображаются, создавая новую реальность, в которую зритель может войти и испытать. Они часто исследуют темные темы, такие как власть и контроль, угнетение и разрушение. Всего за свою карьеру Кабаковы создали почти двести инсталляций.

2. В их произведениях присутствует огромное количество персонажей.

Илья Кабаков Человек, улетевший в космос из своей квартиры 1985

Центр Жоржа Помпиду, Париж. Национальный музей современного искусства / Центр промышленного развития. Закупка, 1990 г.

© Илья и Эмилия Кабаковы

От утилитарных человечков из белой бумаги, которые ходят по скульптурам до вымышленных художников, создавших картины художников, Кабаковы используют в своих работах множество вымышленных персонажей.Эти персонажи часто используются для отражения истории и личной памяти, а также для изображения различного отношения к советскому обществу.

3. Женаты

Илья Кабаков Праздник # 6 1987

Частная коллекция © Илья Кабаков

Фото предоставлено художниками

Илья и Эмилия Кабаковы оба родились в Днепропетровске в бывшем СССР, и оба поселились в Соединенных Штатах.Эмилия эмигрировала в США в 1973 году и была профессиональным музыкантом, куратором и советником по искусству. Илья был практикующим художником в Советском Союзе, пока в 1987 году в возрасте 54 лет не уехал в путешествие по Европе и Америке. В конце концов он поселился в Нью-Йорке. Илья и Эмилия начали работать вместе в конце 1980-х и поженились в 1992 году. Сейчас они живут и работают на Лонг-Айленде, штат Нью-Йорк.

4. Илья был одновременно «официальным» и «неофициальным» художником.

Илья Кабаков Автопортрет 1962

Частное собрание

© Илья Кабаков

Фото предоставлено художниками

В Советской России Илья вырос и работал, художникам приходилось придерживаться официального стиля соцреализма.Социалистический реализм прославлял государство, героев и героинь революции. Илья был «официальным» художником-графиком и иллюстратором детских книг, работал в государственных издательствах. Но он вел двойную жизнь. Илья, как «неофициальный» художник, создавал произведения, критикующие общество. Эти работы никогда не могли быть публично выставлены на свободную выставку, они были показаны в частном порядке среди друзей художников.

Самым интересным аспектом 1960-х годов была особая атмосфера подпольной художественной жизни, которая густым вливанием присутствовала во всех подвальных мастерских и крохотных комнатах художественной богемы.

Илья Кабаков, 1982–4

5. Их работы соединяют реальность и фантазию

Илья и Эмилия Кабаковы Три ангела

Частная коллекция © Илья и Эмилия Кабаковы

Фото предоставлено художниками

В преддверии своей выставки Тейт Модерн Эмилия размышляла о пересечении жизни и творчества Кабаковых:

Мир и творчество Ильи основаны на фантастике и истории искусства.С другой стороны, я очень рано научился совмещать реальность и фантазию и жить и тем, и другим. Мой фантастический мир всегда близок и сосуществует с реальностью. Наша жизнь во многом основана на этой комбинации: я пытаюсь сделать реальность похожей на реализацию фантазии или, может быть, продолжение фантазии, где нет места реальным, повседневным ситуациям и проблемам. Наша жизнь состоит из работы, мечтаний и дискуссий.

Кабакова Эмилия, 2017

Илья и Эмилия Кабаковы: Не всех заберут в будущее идет в галерее Тейт Модерн 18 октября 2017 - 28 января 2018

Забронировать

Илья и Эмилия Кабаковы | Pace Gallery

2019

Open Borders , Международная биеннале современного искусства в Куритибе, Музей Оскара Нимейера, Бразилия, 21 сентября 2019 г. - 23 февраля 2020 г.

От фигуры к космосу: скульптуры, предметы, инсталляции из коллекции , Kunsthaus Zug, Швейцария, 30 марта – 12 мая 2019 г.

An Opera for Animals , Para Site, Гонконг, 23 марта – июня 2 января 2019 г. Посетил: Художественный музей Рокбанд, Шанхай, Китай, 22 июня - 25 августа 2019 г.

The Eminent Direction of Мысли , Galleria Continua, Сан-Джиминьяно, Италия, 26 января - 4 июля 2019 г.

1989: Конец 20 века , IVAM, Валенсия, Испания, 24 января - 19 мая 2019 г.

2018

Победа над Солнцем: Русский авангард и не только Аватары. Художник и его двойник , Музей Израиля, Иерусалим, 18 декабря 2018 г. - 19 апреля 2019 г.

Свобода признана необходимостью , Stedelijk Museum, Амстердам, 3 марта - 12 августа 2018 г.

Аватары. Художник и его двойник , Musée d'Art Moderne et Contemporain Тулуза, Франция, 8 марта - 19 мая 2018 г.

2017

Стандарт: Триеннале современного искусства , Культурный центр Ай-Арт, Ереван, Армения, 21 июля - 31 декабря 2017 г.

2016

Искусство и язык и Илья Кабаков: Беспредметный мир , Sprovieri, Лондон, 30 сентября - 19 ноября 2016 г.

2015

Black Sun, Fundation Beyeler, Riehen , Швейцария, 4 октября 2015 г. - 10 января 2016 г.

Прогулка по канату: нарисованные изображения после абстракции , White Cube Gallery, Лондон, 15 ноября 2015 г. - 16 января 2016 г.

Space Age, Galerie Thaddaeus Ропак, Париж, 27 сентября - 23 декабря 2015 г.

Follia Continua! Les 25 ans de Galleria Continua, 104 CentQUatre, Париж, 26 сентября - 20 ноября 2015 г.

Der rote Faden. Ordnungen des Erzählens, Kolumba, Kunstmuseum des Erzbistums Köln, Германия, 15 сентября 2015 г. - 22 августа 2016 г.

Collezione Giancarlo e Danna Olgiati , Lugano Arte e Cultura, Швейцария, 12 сентября 2016 г. - 1 января 2015 г.

Space Age , Galerie Thaddaeus Ropac, Париж, 27 сентября - 23 декабря 2015 г.

Echigo Tsumari Art Trienale: Arch of Life , Ниигата, Япония, 25 июля - 12 сентября 2015 г.

История будущего , Kunsthaus Zurich, Швейцария, 12 июня - 6 сентября 2015 г.

Enlight My Space. Kunstnach 1990, Kunsthalle Bremen, Германия, 4 июля - 11 октября 2015 г.

Proportio, Palazzo Fortuny, Foundazione Musei Civili Venecia, Венеция, 9 мая - 22 ноября 2015 г.

Государственный Эрмитаж и Беренго Студия: Glasstress 2015 Gotika, 56-я Международная художественная выставка - Венецианская биеннале, Центр современного искусства Беренго, Мурано, Италия, 9 мая - 22 ноября 2015 г.

No Joke , Галерея Тани Лейтон, Берлин, 2 мая - 27 июня 2015 г.

Современники будущего: еврейские художники в русском авангарде 1910–1980, Еврейский музей, Москва, 24 марта - 24 мая, 2015.

Grammar of Freedom, Музей современного искусства «Гараж», Москва, 6 февраля - 19 апреля 2015 г.

Outside The Lines: Modernist Drawings , Национальный клуб Америки, Нью-Йорк, 5–31 января , 2015.

2014

Estwards: Freedom, Borders, Processes , Ludwig Forum Aachen, Германия, 16 ноября 2014 г. - 22 февраля 2015 г.

Евразия. A View on Painting , Galerie Thaddaeus Ropac, Париж, 27 ноября 2014 г. - 7 февраля 2015 г. (Каталог)

Post Pop: East Meet West , Галерея Saatchi, Лондон, 26 ноября 2014 г. - 19 апреля 2015 г.

De Zee - salut d'honneur Jan Hoet , Mu. ZEE, Остенде, Бельгия, 23 октября 2014 г. - 19 апреля 2015 г. (Каталог)

Точки обзора. Век кровати , Галерея Эрнста Хильгера, Вена, 10 октября - 8 ноября 2014 г.

Зигмунд Фрейд и игра о бремени репрезентации, Музей Зигмунда Фрейда, Вена, 19 сентября 2014 г. - 11 января 2015 г.

Бесценное обрамление. Картина и рама. Диалоги , Третьяковская галерея, Москва, 9 сентября - 8 декабря 2014 г.

Обретение свободы в русском искусстве. 1961–2014 гг. Выдержки из фонда Kolodzei Art Foundation и из коллекции доктора Уэйна Ф. Якса, , Художественный музей Университета Луизианы в Лафайетте, 30 августа - 6 декабря 2014 г.

Внутренний диалог - Современный автопортрет , Галерея Таддеуса Ропака, Зальцбург, 11 апреля - 31 мая 2014 г.

Настоящее и настоящее: Повторение 6 - Установи себя! , MG + MSUM, Любляна, Словения, 11 февраля - 8 июня 2014 г.

Ослепляющий свет истории: Женя Шеф, Илья Кабаков и Олег Василев. Художественный музей Университета Нью-Мексико, Альбукерке, 8 февраля - 17 мая 2014 г.

2013

Однажды в сказке… Сейчас в коллекции , Van Abbemuseum, Эйндховен, 2 ноября - продолжается.

17-й фестиваль искусств DUMBO, Нью-Йорк, 27 сентября - 8 октября 2013 г.

Бергенская ассамблея: понедельник начинается в субботу , Берген Кьётт, Художественный музей Бергена, Берген Кунстхолл, Entrée, Stiftelsen 314, KNIPSU, KODE 4, Rom8, Visningscrommet USF, Остре и Школьный музей, 31 августа - 27 октября 2013 г. (Каталог)

Glasstress: White Light / White Heat, Contemporary Artists and Glass , Istituto Veneto di Scienze Lettere ed Arti, Palazzo Cavalli Franchetti , Центр современного искусства и стекла Беренго, Мурано, и Scuola Grande Confraternita di San Teodoro San Marco, Венеция, 1 июня - ноябрь 2013 г.(Каталог)

2012

Collectie XXXII: Personality Test , Museum van Hedendaagse Kunst, Антверпен, 7 декабря 2012 г. - 21 апреля 2013 г.

Breaking the Ice: Moscow Art, 1960–80s , Галерея Саатчи, Лондон, 21 ноября 2012 г. - 28 марта 2013 г.

Atlantic: Wonder , Атлантик-Сити, Нью-Джерси, 9 ноября 2012 г. - 1 ноября 2014 г. (куратор - Лэнс Фанг из Fung Collaboratives)

Желание свободы.Искусство в Европе с 1945 г. , Немецкий исторический музей, Берлин, 17 октября 2012 г. - 10 февраля 2013 г. Побывал в: Palazzo Reale, Милан, 15 марта - 2 июня 2013 г .; Kumu Kunstimuuseum, Таллинн, 28 июня - 3 ноября 2013 г .; Muzeum Sztuki Wspólczesnej MOCAK, Краков, 18 октября 2013 г. - 26 января 2014 г. (Каталог)

Медали бесчестия , Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург, 29 сентября 2012 г. - 13 января 2013 г.

Москва Концептуализм.1972–1979 , Государственный центр современного искусства, Нижний Новгород, Россия, 29 сентября - 2 декабря 2012 г.

Повторное открытие , Deweer Gallery, Отегем, Бельгия, 16 сентября - 9 декабря 2012 г.

Агентство нереализованных проектов , daadgalerie, Берлин, 9 сентября - 20 октября 2012 г.

Behind the Iron Занавес. Официальное и независимое искусство в Советском Союзе и Польше 1945–1989 годов , Государственный центр современного искусства, Москва, 22 августа - 8 октября 2012 г.

Invisible: Art About the Unseen , Hayward Gallery, Лондон, 12 июня - 5 августа 2012 г.

Первая Киевская международная биеннале ARSENALE 2012 , Мыстецкий Арсенал, Киев, Украина, 24 мая - 31 июля 2012 г. (Каталог)

11-я Гаванская биеннале , Гавана, 11 мая - 11 июня 2012 г.

От Боровиковского до Кабакова, Галерея ABA, Нью-Йорк, 10–25 мая 2012 г.

Коллекция нонконформистского искусства Советского Союза Нортона и Нэнси Додж , Художественный музей Зиммерли, Университет Рутгерса, Нью-Брансуик, Нью-Джерси, 30 апреля 2012 г. - 31 декабря 2014 г.

The Drawing Room , Deweer Gallery, Отегем, Бельгия, 5 февраля - 11 марта 2012 г.

2011

St. Moritz Art Masters 2011 , Энгадин, Швейцария, 26 августа - 4 сентября 2011 г.

Ostalgia, New Museum, New York, 6 июля - 2 октября 2011 г. (Каталог)

Field of Action, Calvert 22 Gallery, Лондон, 29 июня - 28 августа 2011 г.

Absolute Инсталляция , Museet for Samtidskunst, Осло, 14 января 2011 г. - 15 января 2012 г.(Каталог)

2010

Illes jamais Trouvées = Iles Never Found , Палаццо Дукале, Генуя, 13 марта - 13 июня 2010 г. Посетил: Государственный музей современного искусства, Салоники, Греция, 28 июня - ноябрь 28, 2010; Muséee d'art Moderne de Saint-Etienne Metropole, Сен-Прист-ан-Жарес, Франция, 17 декабря 2010 г. - 17 апреля 2011 г. (Каталог)

2009

Silences: un Propos de Marin Karmitz, Musee d'Art moderne et contemporain, Страсбург, 18 апреля 2009 г. - 23 августа 2009 г.Посетил: Музей современного искусства Берардо, Лиссабон, 26 октября 2009 г. - 10 января 2010 г. (Каталог)

Mythologies, Haunch of Venison, Лондон, 12 марта - 25 апреля 2009 г. (Каталог)

2008

Utopia , Museo d'Arte Contemporanea di Roma, Рим, 7 октября - 8 ноября 2008 г.

Тотальное просветление: концептуальное искусство в Москве, 1960–1990 , Schirn Kunsthalle, Франкфурт, 21 июня - 14 сентября 2008 г. Место поездки: Fundación Juan March, Мадрид, 10 октября 2008 г. - 11 января 2009 г.(Каталог)

Wonder , Сингапурская биеннале 2008, 11 сентября - 16 ноября 2008. (Каталог)

Не перемещены: Илья Кабаков, Сабрина Меццаки, Ханс Оп де Бек, Кан Сюан, Сунь Юань Пэн Юй , Galleria Continua, Пекин, 12 июля - 24 августа 2008 г. (Каталог)

Всемирный день окружающей среды 2008 г., Новая Зеландия: движение к сбалансированной Земле: искоренить (углеродную) привычку (организовано Музеем мира природы в партнерстве с Соединенными Штатами) Программа ООН по окружающей среде).Te Papa Tongarewa Museun, Веллингтон, 5 июня - 16 ноября, 2008. Новая Зеландия, 1 мая - 30 июня, 2008.

Of This Tale, I Cannot Guarantee a single word , Галерея Королевского колледжа искусств, Лондон, 10 апреля –25 апреля 2008 г. (Каталог)

Сидящий в шкафу Примаков , Центр изучения американской архитектуры Темпл Хойн Буэлл, Колумбийский университет, Нью-Йорк, 5 апреля - 3 мая 2008 г.

Collectiepresentatie XXI , Музей MUHKA, Антверпен, Бельгия, 12 января 2007 г. - 2 октября 2008 г.

2007

La Citta Che Sale. Мы пытаемся построить будущее , Museo d’Arte Contemporanea di Roma, Рим, 25 октября 2007 г. - 31 января 2008 г. (Каталог)

Soz Art. Политическое искусство в России с 1972 года по настоящее время , La Maison Rouge, Фонд Антуана де Гальбера, Париж, 21 октября - 20 января 2008 г. (Каталог)

Insight ?, Галерея Гагосяна, Москва, 19–28 октября 2007 г.

Думай чувствами, чувствуй разумом.Искусство в настоящем времени, Венецианская биеннале 52 , Арсенале, Венеция, 10 июня - 21 ноября 2007 г. (Каталог)

Мы пытаемся построить будущее , Museo di Arte Contemporanea del Sannio, Беневенто, Италия, 1 июня - 14 октября 2007 г. (Каталог)

2006

Heads , Sprovieri, Лондон, 28 сентября - 11 ноября 2006 г.

The Grand Promenade , Национальный музей современного искусства, Афины, 17 июля - 29 сентября 2006 г.(Каталог)

Поколение спиваков: Иван Базак, Ольга Чернышева, Павел Пепперштейн, Кристиан Томашевский, Kewenig Galerie, Кельн, 7 июля - 19 августа 2006 г.

Утраченный мир: Художники считают Далай-ламу , Фаулер Музей истории культуры, Калифорнийский университет, Лос-Анджелес, 11 июня - 10 сентября 2006 г. Посетил: Музей искусств Университета Лойола, Чикаго, 28 октября 2006 г. - 11 января 2007 г .; Художественный музей Рубина, Нью-Йорк, 3 марта - 4 сентября 2007 г .; Школа визуальных искусств, Нью-Йорк, июль – август 2007 г .; Галерея визуальных искусств Эмори, Атланта, 29 сентября - 27 октября 2007 г .; Центр искусств Йерба Буэна, Сан-Франциско, 1 декабря 2007 г. - 16 марта 2008 г .; Hillside Terrace, Сибуя, Токио, 17 октября - 9 ноября 2008 г .; Канал Fundación, Мадрид, 30 января - 12 апреля 2009 г .; Художественный музей Фроста, Международный университет Флориды, Майами, 9 октября 2009 г. - 10 января 2010 г .; Национальный музей Брукенталя, Сибиу, Румыния, 18 мая 2009 г. - 10 января 2010 г .; Музей Нобеля, Стокгольм, 9 октября 2010 г. - 2 января 2011 г .; Музей искусств Сан-Антонио, 12 марта 2011 г. - 31 июля 2011 г.(Каталог)

Everyday Every Other Day , Blackwood Gallery, Университет Торонто, Миссиссауга, Онтарио, 17 мая - 23 июня 2006 г. (Каталог)

Художник против государства: Перестройка Revisited, Feldman Gallery, New Йорк, 6 мая - 24 июня 2006 г.

Фрейд и современное искусство: собрание музея Зигмунда Фрейда, Вена, Austrian Cultural Forum, Нью-Йорк, 25 апреля - 8 июля 2006 г. (Каталог)

Движение изображений , Центр Помпиду, Национальный музей искусства и центр промышленного творчества, Париж, 9 апреля 2006 г. - 29 января 2007 г.(Каталог)

2006 Beaufort Triennale: Kust brengt Kunst (с Эмилией Кабаков), Остенде, Бельгия, 1 апреля - 1 октября 2006 г.

Неоискренность: разница между комическим и космическим в одном письме , Апексарт, Нью-Йорк, 22 февраля - 8 апреля 2006 г. (Брошюра)

2005

Возвращаясь к искусству 80-х , Художественный музей Базеля, Museum für Gegenwartskunst, Базель, 30 октября 2005 г. - 12 февраля , 2006. (Каталог)

Россия !, Соломон Р.Музей Гуггенхайма, Нью-Йорк, 16 сентября 2005 г. - 11 января 2006 г. (Каталог)

Küstlerarchiv , Stiftung Archiv der Akademie der Künste, Берлин, 19 июня - 28 августа 2005 г. (Каталог)

“H.C. Андерсен ан Ливсверден. Монтажник Ильи и Эмилии Кабаков и Джозефа Кошута » Николай Кунстхал, Копенгаген, 18 июня - 28 августа 2005 г. Поездка: Художественный музей Рейкьявика, 2 апреля - 4 июня 2006 г. (Каталог)

Открытые системы: переосмысление искусства c. 1970 , Тейт, Лондон, 1 июня - 29 августа 2005 г.(Каталог)

(My Private) Heroes , МАРТА Херфорд, Германия, 7 мая - 14 августа 2005 г. (Каталог)

Поколение искусства: 10 лет в FAR ¸ Fondazione Antonio Ratti, Комо, Италия, 30 апреля - 10 июля 2005 г. (Каталог)

Памятник США , Калифорнийский колледж искусств, Сан-Франциско, 7 апреля - 14 мая 2005 г. (Каталог)

Художественное искусство в Шоколаде , Музей Людвига и Музей Имхоффа-Штольверка, Кельн, 17 марта - 19 июня 2005 г.

Универсальный опыт: искусство, жизнь и взгляд туриста , Музей современного искусства, Чикаго, 12 февраля - 5 июня 2005 г.

1-я Московская биеннале современного искусства , Москва, 28 января - 28 февраля 2005 г.

2004

L'Artiste Éditeur , Fonds Regional d'Art Contemporain (FRAC), Лимузен, Франция, 10 декабря 2004 г. - 12 марта 2005 г.

Vidas Imaginárias , Centro de Arte - Фонд Галуста Гюльбенкяна, Лиссабон, 4 ноября 2004 г. - 2 января 2005 г.(Каталог)

Континентальный дрейф: инсталляции Джоана Джонаса, Ильи и Эмилии Кабаков, Хуана Муньоса, Йинки Шонибаре , Художественный музей Нортон, Уэст-Палм-Бич, 23 октября 2004 г. - 2 января 2005 г. (Каталог)

Arti e Architettura: 1900–2000 , Палаццо Дукале, Генуя, 2 октября 2004 г. - 13 февраля 2005 г. (Каталог)

Континентальный завтрак , Салон 45 октября, Белград, Сербия, 10 сентября - 31 октября 2004 г.

Privatgrün II , Kunstraum Fuhrwerkswaage, Кельн, 5–26 сентября 2004 г.

North Fork / South Fork , Parish Museum, Long Island, New York, 26 июля - 8 сентября 2004 г. (Каталог)

Transculture , Национальный музей современного искусства, Афины, 1 июля - 12 декабря , 2004.

Избранное художника: выставка в двух актах , Институт современного искусства, Лондон, 5 июня - 5 сентября 2004 г. (Каталог)

North Fork / South Fork: East End Art Now , Parish Художественный музей, Саутгемптон, Нью-Йорк, 23 мая - 18 июля 2004 г. и 25 июля - 12 сентября 2004 г.(Каталог)

Пассаж Европа: Реалии, Источники; Определенный взгляд на искусство Центральной и Восточной Европы , Musée d'art modern de Saint-Etienne Métropole, 15 мая - 9 августа 2004 г. (Каталог)

Устная фотография: Илья Кабаков, Борис Михайлов и Московский архив Новых Art (Museu de Arte Contemporânea de Serralves, 30 апреля - 4 июля 2004 г. (Каталог)

Человек, улетевший в космос из своей квартиры , Государственный Исторический музей, Москва, 6 апреля 2004 г.(Каталог)

2-е Оклендское триеннале: публичное / частное - Туматануи / Тумартаити , Оклендская художественная галерея, Новая Зеландия, 20 марта - 30 мая 2004 г.

EV + A 2004: Imagine Limerick , Лимерик, Ирландия , 13 марта - 23 мая 2004 г. (Каталог)

Климат: cyclothime des paysages , Centre d'Art Contemporain de Vassiviere en Limousine, Вассивьер, Франция, 10 марта - 10 октября 2004 г.

2003

Счастье: Руководство по выживанию для искусства и жизни , Художественный музей Мори, Токио, 18 октября 2003 г. - 18 января 2004 г.

Берлин-Москва / Москва-Берлин 1950–2000 , Мартин-Грофиус-Бау, Берлин, 28 сентября 2003 г. - 5 января 2004 г. Поездка: Государственный исторический музей, Москва, 3 апреля – 15 июня 2004 г. (Каталог)

Фабрика грез Коммунизм: Визуальная культура сталинской эпохи , Schirn Kunsthalle Franfurt, 24 сентября 2003 г. - 4 января 2004 г. (Каталог)

Traumfabrik Kommunismus , Schirn Kunsthalle, Франкфурт-на-Майне , 24 сентября 2003 г. - 4 января 2004 г.(Каталог)

Нет искусства - нет города! Городские утопии в современном искусстве , Städtische Galerie im Buntentor, Бремен, 20 сентября - 26 октября 2003 г. (Каталог)

Legacy: A Benefit Exhibition of Works by Capp Street Project Alumnae , Anthony Meyer Fine Arts, Сан-Франциско, 11 июля - 22 августа 2003 г.

Identität Schreiben. Autobiografie in der Kunst , Galerie für Zeitgenössische Kunst, Лейпциг, 22 июня - 24 августа 2003 г. (Каталог)

Gartenlandschaft Ostwestfallen-Lippe 2003 , Gut Böckel, Rödinghausen (Германия, 20 июня - 28 сентября) , 2003.

Венецианская биеннале 50: мечты и конфликты: диктатура зрителя , Арсенал, Венеция, 15 июня - 2 ноября 2003 г. (Каталог)

Ciudad Ideal / Идеальный город: 2-я биеннале в Валенсии , Валенсия, 3 июня - 30 сентября 2003 г. (Каталог)

Arte all'Arte Rinascimento Nascimento: Art Industry Landscape , Associazione Arte Continua, Сан-Джиминьяно, Италия, июнь 2003 г. (Каталог)

Эффект лабиринта , Австралийский центр современного искусства, Мельбурн, 23 мая - 20 июля 2003 г.(Каталог)

Мельбурнский международный фестиваль искусств: программы визуальных искусств 2001–2004 гг. , Австралийский центр современного искусства, Мельбурн, 11 мая 2003 г. был выставлен).

Die Sammlung , Kunsthalle Göppingen, Германия, 13 апреля - 11 мая 2003 г.

Micropolitics: Art and Everyday Life , Espai d’Art Contemprani de Castelló, Испания, 31 января - 31 сентября 2003 г.(Каталог)

2002

Comer o no Comer (есть или не есть) , Centro de Arte de Salamanca, Испания, 23 ноября 2002 г. - 19 января 2003 г. (Каталог)

Second Международная биеннале в Буэнос-Айресе , Аргентина, 7 ноября - 8 декабря 2002 г.

A Perspective on Contemporary Art: Continuity / Transgression , Национальный музей современного искусства, Токио, 29 октября - 23 декабря 2002 г. Побывал в: Национальный художественный музей, Осака, 16 января - 23 марта 2003 г.(Каталог)

Continuity / Departure , Национальный музей современного искусства, Токио, 28 октября - 23 декабря 2002 г.

Песок в вазелине - Künsterbücher II: 1980–2000 (Песок в вазелине - Книги художника II : 1980–2000) , Музей кайзера Вильгельма, Крефельд, Германия, 27 октября 2002 г. - 9 февраля 2003 г. Посетил: Hessiches Landesmuseum, Дармштадт, 23 марта - 9 июня 2003 г .; Neues Museum - Государственный музей искусства и дизайна в Нюрнберге, 19 декабря 2003 г. - 29 февраля 2004 г.(Каталог)

L'art mol et raide (Корабль) , Musée d'Art Contemporain, Лион, 17 октября 2002 г. - 10 августа 2003 г.

Русский пациент: Илья Кабаков, Олег Кулик, Дмитрий Пригов, Татьяна Либерман, Гоша Острезов, Тимур Новиков , Музей Фрейда, Лондон, 6–29 сентября 2002 г. (Каталог)

Malevich, eo Cinema (Malevich, Cinema and Beyond) , Fundació Centro Cultural de Belem, Лиссабон , 17 мая - 18 августа 2002 г. Побывал в: Serpentine Gallery, Лондон, сентябрь – октябрь 2002 г .; Fundació La Caixa, Барселона, Испания, 20 ноября 2002 г. - 19 января 2003 г.(Каталог)

Kopfreisen: Jules Verne, Adolf Wölfli und andere Grenzgänger , Seedamm Kulterzentrum Pfäffkon, 21 апреля - 30 июня 2002 г. Был в: Художественный музей Берна, 16 октября 2002 г. - 5 января 2003 г. (Каталог).

Europaweit - Kunst der 60er Jahre (по всей Европе - Искусство шестидесятых) , Städtische Galerie Karlsruhe, Германия, 14 апреля - 25 августа 2002 г. Был в: Staatliche Galerie Moritzburg Halle, Галле, Германия, 29 сентября 2002 г. - январь 6, 2003. (Каталог)

Zeitmaschine.Одер: Das Museum in Bewegung (Timemachine, или: Музей в движении) , Художественный музей Берна, 22 марта - 21 июля 2002 г. (Каталог)

Открытие выставки Caixa Forum, Коллекция Фонда , Fundació La Caixa, Барселона, 27 февраля 2002 г.

Além dos Pré-Conceitos: Experimentos dos Anos 60 (организовано Independent Curators International, Inc., Нью-Йорк). Посетил: Museu de Arte Moderna de São Paulo, 23 января - 3 марта 2002 г .; Прага; Варшава; Буэнос айрес; Рио де Жанейро.(Каталог)

2001

Выставка обсуждения: Борис Гройс и Павел Пепперштейн , Кунстхаус, Цуг, Швейцария, 2 сентября - 4 ноября 2001 г. (Каталог)

Ein Rau mist eine Welt / Мир в пространстве (совместно с Эмилией Кабаков), Кунстхалле, Цюрих, 25 августа - 21 октября 2001 г. (Каталог)

Венецианская биеннале 49: плато человечества , Арсенале, Венеция, 10 июня - 4 ноября , 2001. (Каталог)

Die Sammlung, Museum moderner Kunst Stiftung Ludwig, Wien ( The Collection, Museum of Modern Art, Ludwig Foundation, Vienna ), Museum moderner Kunst, Stiftung Ludwig Wien, Вена, 7 июня - 12 июня 2001 г.(Каталог)

Home / Homeless , Rooseum, Центр современного искусства, Мальмё, 17 мая - 16 сентября 2001 г. (Каталог; Vision: Art Exhibitions . Värnamo: Fälth & Hässler, 2001.)

Первые 10 лет: избранные произведения из коллекции , Ирландский музей современного искусства, Дублин, 10 апреля - 23 сентября 2001 г. (Каталог)

Encounter , Tokyo Opera City Art Gallery, 12 января - 18 марта 2001 г. (Каталог; под редакцией Катаока Мами.)

2000

Das Gedächtnis der Kunst. Geschichte und Erinnerung in der Kunst der Gegenwart (Память об искусстве: история и воспоминания в современном искусстве) , Исторический музей и Schirn Kunsthalle, Франкфурт-на-Майне, 16 декабря 2000 г. - 18 марта 2000 г. (Каталог)

A Matter of Scale , Галереи Далтона и обсерватория Брэдли, колледж Агнес Скотт, Декейтер, Джорджия, 26 октября - 7 октября 2000 г.

Artisti Collezionisti , Палаццо делле Папессе, Центр современного искусства, Сиена, 3 октября 2000 г. 14 января 2001 г.(Каталог)

Visions du Futur: Une histoire des peurs et des espoirs de l'humanité (Видения будущего: История страхов и надежд человечества) , Galeries nationales du Grand Palaias, Париж, 3 октября 2000 г. –1 января 2001 г. (Каталог)

Павел Пепперштейн и Илья Кабаков: Как встретить ангела , Sprovieri, Лондон, 3–28 октября 2000 г.

Art and Industry 2000 Biennial Contemporary Visual Art Festival , Центр современного искусства, Крайстчерч, Новая Зеландия, 20 сентября - 31 декабря 2000 г.(Каталог)

Должности: Георг Базелиц, Илья Каблоков, Маурицио Наннуччи , Galerie Thaddaeus Ropac, Париж, 12 сентября - 7 октября 2000 г.

Quartett, август 1968 Сентябрь 2000: Балдессари, Бабаковлет, Кошут, Писто Кунстхалле, Базель, 9 сентября - 12 ноября 2000 г. (Каталог)

Триеннал искусств Этиго-Цумари 2000 (совместно с Эмилией Кабаков), регион Этиго-Цумари, префектура Ниигата, город Мацудай, Япония, 20 июля - 10 сентября , 2000.(Каталог)

00: Рисунки 2000 в галерее Барбары Гладстон , Галерея Барбары Гладстон, Нью-Йорк, 6 июля - 30 августа 2000 г. (Каталог)

Bons baisers de Russie - Festival Garonne 2000 , Toulouse , 23 июня - 24 июля 2000 г.

12-я Биеннале в Сиднее (с Эмилией Кабаков), Художественная галерея Нового Южного Уэльса, Музей современного искусства, Сидней, 26 мая - 30 июля 2000 г.

Около 1984 г. : Взгляд на искусство восьмидесятых годов , П.S.1, Нью-Йорк, 21 мая - 3 сентября 2000 г.

Между кинотеатром и накидкой , Тейт Модерн, Лондон, 12 мая - 3 декабря 2000 г.

Da und Dort. Kunst in Singen (Здесь, рядом и там. Искусство в Singen) , Singen am Hoentwiel, Германия, 5 мая - 8 октября 2000 г. (Каталог; Дармстад: Häusser, 2000)

Herausforderung Tier. Фон Бойс бис Кабаков (Животное как вызов. От Бойса до Кабакова, , Städtische Galerie im Zentrum für Kunst und Medientechnologie (ZMK), Карлсруэ, Германия, 14 апреля - 30 июля 2000 г.).(Каталог)

Stanze e Segreti (Комнаты и секреты) , Rotunda della Besana, Милан, 11 апреля - 7 мая 2000 г. (Каталог)

Over the Edges: The Corner of Ghent , Stedelijk Museum voor Actuel Кунст, Гент, 1 апреля - 30 июня 2000 г. (Каталог)

L'autre moitié de l'Europe: Réalité sociale - Existence - Politique , Galerie nationale du Jeu de Paume, Париж, 14 марта - 9 апреля, 2000. (Каталог)

Telstra Adelaide Festival of Arts 2000 , Художественный музей Университета Южной Австралии, Аделаида, 3–26 марта 2000 г.(Каталог)

Quotidiana. Immagini della vita di ogni giorno nell'are del XX secolo (Непрерывность повседневности в искусстве 20-го века) , Museo d'Arte contemporanea, Castello di Rivoli, 5 февраля - 21 мая 2000 г. (Каталог)

Das fünfte Элемент. Geld oder Kunst , Kunsthalle Düsseldorf, 28 января - 14 мая 2000 г. (Каталог)

Вмешательства. Новое искусство в нетрадиционных пространствах , Художественный музей Милуоки, 21 января - 23 апреля 2000 г.

1999

Zeitwenden: Rückblick und Ausblick , Stiftung für Kunst und Kultur and Kunstmuseum, 4 июня 1999 г., Бонн 4, 2000.Посетил: Museum Moderner Kunst Stiftung Ludwig Wien, Вена, 5 июля - 1 октября 2000 г. (Каталог)

Коридор двух банальностей (с Джозефом Кошутом), Центр современного искусства, Киев, Украина, 4 декабря, 1999–14 февраля 2000 г.

Millennium Messages , Художественный музей Хекшера, Хантингтон, Нью-Йорк, 21 ноября 1999 г. - 30 января 2000 г. (Каталог)

Culbutes Œuvre d'impertinence (По уши в Миллениум) , Музей современного искусства Монреаля, 18 ноября 1999 г. - 23 апреля 2000 г.(Каталог)

Art Focus3: Международная биеннале современного искусства , The Sultan's Pool, Амфитеатр Меррил Хассенфельд, Иерусалим, 24 октября - 20 ноября 1999 г. (Каталог)

Get Together: Kunst als Teamwork , Kunsthalle, Вена, 8 октября 1999 г. - 9 января 2000 г. (Каталог)

Lifescapes: New Displays from the Collection , Ирландский музей современного искусства, Дублин, 2 октября 1999 г. - 7 апреля 2000 г.

Les Champs de la Sculpture 2000 (Поля скульптуры 2000), , Елисейские поля, Париж, 15 сентября - 14 ноября 1999 г.

World Views: Maps & Art , Художественный музей Фредерика Р. Вейсмана, Университет Миннесоты, 11 сентября 1999 г. - 2 января 2000 г. (Каталог)

Theater der Welt - Theater der Zeit 99 (Театр Мир - театр времени 99) , Белиц-Хайльштеттен, Берлин, 18 июня - 4 июля 1999 г.

Космос: от романтизма к авангарду, 1801–2001 гг. , Монреальский музей изящных искусств, 17 июня - октябрь 17 ноября 1999 г. Посетил: Центр современной культуры, Барселона, 23 ноября 1999 г. - 27 февраля 2000 г .; Палаццо Грасси, Венеция, 26 марта - 23 июля 2000 г.(Каталог)

Открытие нового здания , Stedelijk Museum for Actuel Kunst, Гент, 9 мая 1999 г.

Изучение картин: экспонирование произведений искусства , Художественная галерея Уайтчепел, Лондон, 7 мая - 27 июня 1999 г. Посетил: Музей современного искусства, Чикаго, 24 июля - 19 сентября 1999 г .; UCLA Armand Hammer Museum, Лос-Анджелес, 6 февраля - 2 апреля 2000 г. (Каталог)

Глобальный концептуализм: точки происхождения 1950–1980 , Музей искусств Куинса, Нью-Йорк, 28 апреля - 29 августа 1999 г.Посетил: Центр искусств Уокера, Миннеаполис, 19 декабря 1999 г. - 5 марта 1999 г .; Художественный музей Майами, 15 сентября - 26 ноября 2000 г. (Каталог)

Fragilité - Absurdité , Galerie Clara Maria Sels, Дюссельдорф, 19 марта - 9 мая 1999 г.

1998

50 espèces d ' espaces , Centre de la Vieille Charité и MAC, Galeries Contemporaines des Musées, Марсель, 28 ноября 1998 г. - 30 мая 1999 г. (Каталог)

The Promise of Photography: The DG Bank Collection , Hara Museum of Contemporary Art , Токио, 24 октября 1998 г. - 17 января 1999 г.Посетил: Kestner-Gesellschaft, Ганновер, март – май 1998 г .; Национальный центр фотографии, Париж, июнь – август 1999 г .; Академия дер Кюнсте, Берлин, январь – март 2000 г .; Schrin Kunsthalle, Франкфурт-на-Майне, январь – март 2001 г. (Каталог)

7 Triennale der Kleinplastik 1998: Zeitgenössische Skulptur, Europa Africa , Штутгарт, 17 октября 1998 г. - 17 января 1999 г. (Каталог)

3 Räume - 3 Flüsse. Ihr wart ins Wasser eingeschrieben , Ганноверш-Мюнден, Германия, 12 октября 1998 г. - 30 ноября 2000 г.(Каталог)

Innenleben. Die Kunst des Interieurs. Вермеер бис Кабаков (Внутренняя жизнь. Искусство интерьера: от Вермеера до Кабакова , Städelsches Kunstinstitut und Städtische Galerie im Städel, Франкфурт-на-Майне, 24 сентября 1998 г. - 10 января 1999 г. (Каталог)

Arte all'Arte 98 , Колле ди Валь д'Эльза, Сиена, 12 сентября - 17 ноября 1998 г. (Каталог)

Crossings / Traversées , Национальная галерея Канады, Оттава, 7 августа - 1 ноября 1998 г.(Каталог)

Натюрморт в современной живописи и скульптуре , Зальцбургский фестиваль, 24 июля - 31 августа 1998 г.

4-я Международная фототриеннале. Фотография как концепция , Villa merkel, Bahnwärterhause, Esslingen, Германия, 28 июня - 6 сентября 1998 г.

Szenenwechsel XIV (Смена сцены XIV) , Museum für Moderne Kunst, Франкфурт-на-Майне, 19 июня 1998 г. - январь 1, 1999. (Каталог)

По эту сторону океана , Музей Киасмы Никитаитеен, Хельсинки, 30 мая - 13 сентября 1998 г.(Каталог)

Оставляя следы: Artranspennine98. Выставка международного современного визуального искусства , Аппер Кэмпфилд Маркет, Манчестер, 23 мая - 16 августа 1998 г. (Каталог)

You Can't Go Home Again: The Art of Exile , Музей и Центр искусств Браттлборо, Вермонт , 14 мая - 18 июля 1999 г. Побывал в: The Philadelphia Art Alliance, 8 февраля - 19 марта 2000 г. (Каталог)

Les frontiers de la совесть. The Edge of Awareness , Palais des Nation, Женева, 10 мая – 18 июля 1998 г.Посетил: PS1, Центр современного искусства и Здание Организации Объединенных Наций, лобби для посетителей, Нью-Йорк, 13 сентября - 15 октября 1998 г .; SESC de Pompeia, Сан-Паулу, 7 декабря 1998 г. - 30 января 1999 г. Лалит Кала Академи, Нью-Дели, 4 марта - 30 марта 1999 г .; Triennale di Milano, Милан, 13 октября - 10 ноября 1999 г. (Каталог?)

Век художественной свободы: 100 лет венскому сецессиону , Сецессион, Вена, 3 апреля - 30 июня 1998 г. (Каталог )

Илья Кабаков / Гэри Голдштейн , Galerie Clara Maria Sels, Дюссельдорф, 13 марта - 25 апреля 1998 г.

Рана: между демократией и искуплением в современном искусстве , Moderna Museeet, Стокгольм, 14 февраля - 19 апреля 1998 г. (Каталог)

1997

На пороге видимого: крошечные и мелкие Art 1964–1996 (организовано Independent Curators International, Inc., Нью-Йорк). Посетил: Художественный музей Герберта Ф. Джонсона, Корнельский университет, Итака, Нью-Йорк, 30 августа - 26 октября 1997 г., Художественный колледж Института Мэриленда, галереи Декер и Майерхофф, Балтимор, 15 ноября - 15 декабря 1997 г .; Художественная галерея Онтарио, Торонто, 28 января - 12 апреля 1998 г., Художественная галерея Виндзора, Канада, 2 мая - 28 июня 1998 г .; Центр искусств Вирджиния-Бич, 11 июля - 16 августа 1998 г .; Центр современного искусства, Сиэтл, 17 октября - 12 декабря 1998 г .; Художественная галерея Эдмонтона, Канада, 10 апреля - 13 июня 1999 г .; Художественный музей Лагуна, Лагуна-Бич, 24 июля - 10 октября 1999 г.(Каталог)

Скульптур. Projekte in Münster 1997 (Скульптура. Проекты в Musnter 1997) , Мюнстер, 22 июня - 28 сентября 1997 г. (Каталог)

Будущее, настоящее, прошлое: 47-я Венецианская биеннале , 15 июня 1997 г. - 9 ноября 1997 г. . (Каталог; куратор Германо Гелант. Венеция: Биеннале, 1997.)

Художники для Сараево , Fondazione Querini Stampalia, Венеция, 13 июня - 7 сентября 1997 г. (Каталог)

Die Epoche der Moderne - Kunst im 20.Ярхундерт (Эпоха модернизма - искусство ХХ века) , Мартин-Гропиус-Бау, Берлин, 7 мая - 27 июля 1997 г. (Каталог)

Inside , Художественная галерея Генри, Вашингтонский университет, Сиэтл, 13 апреля - 29 июня 1997 г. (Каталог)

Последовательности: как вы видите . концептуальных работ из коллекции нонконформистского искусства Советского Союза Нортона и Нэнси Додж, Художественный музей Джейн Форхис Зиммерли, Университет Рутгерса, Нью-Брансуик, Нью-Джерси, 23 марта - 20 июля 1997 г.(Каталог)

Биеннале 1997 года , Музей американского искусства Уитни, Нью-Йорк, 20 марта - 15 июня 1997 г. (Каталог)

Meditations , Médersa Ibn Youssef, Марракеш, Марокко, 15 марта - 22 апреля , 1997. (Каталог)

1996

Stimmen hinter der Tür (Голоса за дверью) , Galerie für Zeitgenössische Kunst, Лейпциг, 5–30 ноября 1996 г. (Каталог)

Ilya Kab Косуг: Коридор двух банальностей / Коридор двух банальностей, , Поважская галерея ума в Жилине, Жилина, Словения, 14 октября - 24 ноября 1996 г.

23 Bienal Internacional de São Paolo: Universalis , Павильон Ciccillo Matarazzo, 5 октября - 8 декабря 1996 г. (Каталог; Fundação Bienal de São Paulo, 1996.)

Le Cirque 96 , Уивер, Париж, 1–7 октября 1996 г.

La Paresse: Les pêches capitaux , Национальный музей современного искусства, Центр промышленного создания, Центр Жоржа Помпиду, Париж, 11 сентября - 4 ноября 1996 г. (Каталог )

Городские свидетельства: современные художники раскрывают Кливленд , Кливлендский центр современного искусства, 25 августа - 27 октября 1996 г.(Каталог)

Zeil-Fenster , Франкфурт, Германия, 22 августа - 14 сентября 1996 г. (Каталог)

Judenplatz Wien 1996 , Музей Израиля, Иерусалим, 2 июля - 5 октября 1996 г. Побывал в: Школа архитектуры, Лондон, 5 ноября - 12 декабря 1996 г. (Каталог) не может найти «Школа архитектуры или каталог

G7 Summit (Организация: Французская ассоциация художественного творчества и Музей современного искусства )», Городской парк, Лион, 28 июня - 30 сентября 1996 г.

Tennisottelu: Илья Кабаков и Павел Пепперштейн, Художественный музей Пори, Финляндия, 15 июня - 1 сентября 1996 г. (Каталог)

Ausstellung: Die Galerie (Выставка: Галерея) , Galerie Wewerka & Weiss, Берлин , 1 июня - 28 июля 1996 г.

Judenplatz Wien: Wettbewerb Mahnmal und Gendenkstätte für die jüdischen Opfer des Naziregimes in Österreich 1938–1945 (Конкурс, памятник и мемориал, посвященный еврейским жертвам нацистского режима в Австрии 1938–1945) , Кунстхалле Вена, Вена, 19 марта - 4 мая 1996 г.(Каталог)

Чужие в Арктике: Ultima Thule и Modernity , Rundetårn и Centralhallen Krystalgade, Копенгаген, 8 марта - 24 апреля 1996 г .; Художественный музей Пори и Музей современного искусства Хельсинки, 9 июня - 1 сентября 1996 г .; Художественная галерея Онтарио, Торонто, 25 июня - 1 сентября 1997 г. (Каталог)

EV + A 1996: Двадцатая ежегодная выставка Visual + Art , Лимерик, Ирландия, 8 марта - 4 мая 1996 г. (Каталог) ?)

1995

Зубиа, Эль-Пуэнте, MOCT , Sala de Exposiciones de Rekalde, Бильбао, 21 ноября - 21 января 1996 г.(Каталог)

Létat-Odejít-Zmitet. Moskevsk Konceptuálni Umení (Полет-Расстояние-Исчезновение. Концептуальное искусство Москвы) , Galerie Hlavní Mesta Prahy, Прага, 14 ноября 1995 г. - 7 января 1996 г. Был в: Stadtgalerie im Sophienhof, Киль, Германия, 21 июня - 11 августа, 1996. (Каталог)

4-я Стамбульская международная биеннале, новое направление. Видение искусства в парадоксальном мире , Стамбул Kültür ve Sanat Vakfi, Стамбул, 10 ноября - 10 декабря 1995 г.(Каталог)

Из коллекции: Абстракция, чистая и нечистая , Музей современного искусства, Нью-Йорк, 20 октября 1995 г. - 21 мая 1996 г.

От ГУЛАГа к гласности: нонконформистское искусство Советского Союза , Художественный музей Джейн Вурхиз Зиммерли, Университет Рутгерса, Нью-Брансуик, октябрь 1995 г. (Каталог)

Искусство как свидетель: '95 Кванджу Биеннале , Корея, 20 сентября - 20 ноября 1995 г. (Каталог)

Дональд Джадд и его друзья , Galerie Nächt St.Стефан, Вена, 22 сентября - 18 ноября 1995 г.

Российских еврейских художников в век перемен, 1890–1990 гг. , Еврейский музей, Нью-Йорк, 21 сентября 1995 г. - 28 января 1996 г. (Каталог)

Absolutely International , Галерея Розамунд Фелсен, Лос-Анджелес, 14 июля - 12 августа 1995 г.

Dialogues de paix (Диалоги мира) , Дворец Наций, Женева, 3 июля - 24 октября 1995 г. (Каталог )

Szenenwechsel VIII (Смена сцены VIII) , Museum für Moderne Kunst, Франкфурт-на-Майне, 23 июня 1995 г. - 14 января 1996 г.(Каталог

Zeichen & Wunder. NikoPirosmani (1862–1918) und die Kunst der Gegenwart (Знаки и чудеса. Нико Пиросмани (1862–1918) и современное искусство) , Kunsthaus Zürich, 31 марта - 18 июня 1995 г. Путешествовал по адресу: Centro Galego de Arte Contemporáneo, Сантиго-де-Компостела, 20 июля - 20 октября 1995 г. (Каталог)

Els limits del Museu , Fundació Antoni Tàpies, Барселона, 14 марта - 5 июня 1995 г. (Каталог)

Нонконформистское искусство Советского Союза , Художественная галерея Стедмана, Университет Рутгерса, Камден, 6 марта - 27 мая 1995 г.

Kunst im Verborgenen Nonkonformisten Russland 1957–1995 , Wilhelm-Hack-Museum, Людвигсхафен-на-Рейне, 4 марта - 23 апреля 1995 г. Был в: Staatlichen Lindenau-Museum, Альтенбург, Германия, 2 июля - 3 сентября 1995 г. . (Каталог)

Africus: Йоханнесбургская биеннале 95 , Йоханнесбург, 28 февраля - 30 апреля 1995 г. (Каталог)

1994

Виртуальная реальность: 1-я биеннале современного искусства , Национальная художественная галерея, Канберра, 10 декабря 1994 г. - 5 февраля 1995 г.(Каталог)

Do It , Kunsthalle Ritter, Клагенфурт, Австрия, 29 сентября - 25 ноября 1994 г. (Каталог, опубликован в 1997 г.)

Face-Off: The Portrait in Recent Art , Institute of Contemporary Art , Университет Пенсильвании, Филадельфия, 9 сентября - 30 октября 1994 г. Посетил: Художественный музей Джослин, Омаха, 28 января - 19 марта 1995 г .; Художественная галерея Weatherspoon, Гринсборо, Северная Каролина, 9 апреля - 28 мая 1995 г. (Каталог)

Иван Чуйков, Илья Кабаков, Вадим Захаров , Художественная галерея Deweer, Отегем, Бельгия, 3 сентября - 2 октября 1994 г.(Каталог)

Personal Stories: A History of the Universe , The Hammond Galleries, Lancaster, Ohio, 19 июля - 4 сентября 1994 г. (Каталог)

Züg Züg: die Eisenbahn in der zeitgenössischen Kunst , Galerie der Stadt Esslingen, Германия, 19 июня - 4 сентября 1994 г. (Каталог)

Cloaca Maxima , Museum der Stadtentwässerung, Цюрих, 10 июня - 30 октября 1994 г. (Каталог)

Europa, Europa , Kunst - und Ausstellungshalle der Bundesrepublik Deutschland, Бонн, 26 мая - 11 октября 1994 г.(Каталог)

Tyrannei des Schönen. Architektur der Stalin-Zeit (Тирания красоты: Архитектура сталинского периода) , Österreichisches Museum für angewandte Kunst, Вена, 6 апреля - 17 июля 1994 г. (Каталог)

Toponimias: ocho ideas del espacio (Топонимии: Восемь идей пространства) , Fundació La Caixa, Мадрид, 1 февраля - 10 апреля 1994 г. (Каталог)

Don't Look Now , Thread Waxing Space, Нью-Йорк, 22 января - 26 февраля 1994 г.(Каталог)

1993

Widerstand: Denkbilder für die Zukunft (Сопротивление: импульсы для будущего) , Haus der Kunst, Мюнхен, 11 декабря - 20 февраля 1994 г. (Каталог)

Русский мир in Transition , Художественная галерея Lehman College, Нью-Йорк, 24 ноября 1993 г. - 17 марта 1994 г.

Выбор Сталина: советский социалистический реализм 1932–1956 , Институт современного искусства, PS1., Нью-Йорк, 21 ноября , 1993 г. - 27 февраля 1994 г.(Каталог)

Russische Avantgarde im 20. Jahrhundert: Von Malevitch bis Kabakov, die Sammlung Ludwig (Русский авангард ХХ века: от Малевича до Кабакова, Коллекция Людвига) , Josef-Haubrich-Kunsthalle, Colog 16 октября 1993 г. - 2 января 1994 г. (Каталог)

От хаоса к творчеству: русское искусство 1971–1992 , The Rye Arts Center, Нью-Йорк, 3 октября - 13 ноября 1993 г. (Каталог)

Как тело без тени , Галерея Марши Матейки, Вашингтон, Д.C., 2 октября - 30 октября 1993 г.

Das Fremde, Der Guest (Другой, Гость) , Offenes Kulturhaus des Landes Oberösterreich, Линц, Австрия, 17 сентября - 24 октября 1993 г.

Старый Символы, новые иконы в современном русском искусстве , Галерея Стюарта Леви, Нью-Йорк, 14 сентября - 16 октября 1993 г.

Die Sprache der Kunst (Язык искусства) , Kunsthalle Wien, Вена, 3 сентября - 17 октября , 1993. Побывал в: Kunstverein, Франкфурт-на-Майне, 4 декабря - 20 февраля 1994 года.(Каталог)

Et tous ils changent le monde… (И все они изменили мир…) , 2e Biennale d'art contemporain, Halle Tony Garnier, Lyon, 3 сентября - 13 октября 1993 г. (Каталог)

Taejon Expo'93: Recycling through Art , Корея, 7 августа - 7 ноября 1993 г. (Каталог)

После перестройки: кухарки или государственные женщины (организовано Independent Curators International, Inc., Нью-Йорк). Был в: Международном центре современного искусства, Монреаль, 1 августа - 3 октября 1993 г.Побывал в художественной галерее Пикера, Гамильтон, Онтарио, 6 ноября - 31 декабря 1993 г ​​.; Центр искусств и галерея Депри, Голландия, Мичиган, 12 февраля - 27 марта 1994 г .; Западная галерея, Университет Западного Вашингтона, Беллингхэм, Вашингтон, 18 апреля - 11 июня 1994 г .; Iris and B. Gerald Cantor Art Gallery, Вустер, Массачусетс, 15 сентября - 23 октября 1994 г. (Каталог)

Summer '93 , Ronald Feldman Fine Arts, New York, 21 июня - 20 августа 1993 г.

La Biennale di Venizia: 45th Esposizione Internazionale d'Arte , Русский павильон, Венеция, 14 июня - 14 сентября 1993 года.(Каталог)

Время, место, память , Еврейский музей, Нью-Йорк, 13 июня - 14 ноября 1993 г.

Проведение черты против СПИДа , Коллекция Пегги Гуггенхайм, Венеция, 8–13 июня 1993 г. . (Каталог)

L'adresse provisoire pour l'art contemporain russe (Предварительное обращение к современному русскому искусству, , Musée de la Poste, Париж, 25 мая - 12 августа 1993 г. (Каталог)

The Depot (Het Depot) , Galerie Akinei, Амстердам, 8 мая - 30 июня 1993 г.

Конец империи экспериментов визуальной поэзии , Le Domaine de Kerguéhennec, Центр современного искусства, Биньян, Франция, 1 мая - 19 сентября 1993 г. (Каталог)

Rendez (-) Vous: Objects , Museum van Hedendaagse Kunst, Гент, 28 апреля - 27 июня 1993 г. (Каталог)

Seichnungen setzen Zeichen. 44 Künstler der Documenta IX. Arbeiten auf Papier , Galerie Raymond Bollag, Цюрих, 11 марта - 30 апреля 1993 г.

Rencontres (Encounters) , Le Magasin - Национальный центр современного искусства, Гренобль, 21 февраля - 29 апреля 1993 г.(Каталог)

Kanten af ​​kaos, nye billeder af verden (На краю хаоса: новые образы мира) , Музей современного искусства Луизианы, Гумлебек, 5 февраля - 9 мая 1993 г. (Каталог) )

1992

Über Malerei - Begegnung mit der Geschichte (О живописи - Встречи с историей) , Akademie der Bildenden Künst, Вена, 19 ноября - 21 декабря 1992 г. (Каталог)

Илья Кабаков и Илья. Джон Скотт: десять персонажей , Электростанция, Торонто, 15 ноября 1991 г. - 5 января 1992 г.(Каталог)

Expo'92 , Севилья, 21 сентября - 22 ноября 1992 г. (Каталог)

Documenta IX , Кассель, 13 июня - 20 сентября 1992 г. (Каталог)

A Mosca… a Mosca , Вилла Кампольето, Эрколано, Италия, 1 июля - 13 сентября 1992 г. Место поездки: Galleriea comunale d'arte moderna, Болонья, 26 сентября - 22 ноября 1992 г. (Каталог)

Blast Art Benefit , Фонд X-Art и Blast, Нью-Йорк, 11–18 апреля 1992 г.(Каталог)

Ex USSR: Hedendaagse Kunstenaars uit het GOS (Ex USSR: Contemporary Artists from GOS , Groninger Museum, Нидерланды, 23 февраля - 20 апреля 1992 г. (Каталог)

Частные истории , Бутирская Тюрьма, Москва, 23 февраля - март 1992 года.

Just Pathetic , American Fine Arts, Нью-Йорк, 18 января - 8 февраля 1992 года.

1991

New Directions , Музей искусств Джейн Ворхис Зиммерли , Нью-Брансуик, 8 декабря 1991 г. - 25 февраля 1992 г.(Каталог)

Wanderlieder , Stedelijk Museum, Амстердам, 8 декабря 1991 г. - 9 февраля 1992 г. (Каталог)

Schwerelos (Weightless) , Große Orangerie im Schloß Charlottenburg, Берлин, 9 ноября 1991 г. - январь 22, 1992. (Каталог)

50 художников за 25-летие , Cité Internationale des Arts, Париж, 4 ноября - 8 декабря 1991 г. (Каталог?)

Zero Gravity , Henry DeFord III Gallery, Long Айленд-Сити, Нью-Йорк, 21 октября 1991 г. - 22 января 1992 г.(Каталог?)

Dislocations , Музей современного искусства, Нью-Йорк, 20 октября 1991 г. - 7 января 1992 г. (Каталог)

Carnegie International 1991 , Художественный музей Карнеги, Питтсбург, 19 октября, 1991 – 16 февраля 1992 г. (Каталог)

Трансмиссия. Konst I interkultureel limbo , Rooseum, Центр современного искусства, Мальме, 27 августа - 27 октября 1991 г. (Каталог)

Art on Edge , Музей современного искусства Сезон, Нагано, Япония, 13 июля - 6 октября, 1991 г.(Каталог)

На публике: Сиэтл 1991 , Security Pacific Gallery, Сиэтл, 27 июня - 3 ноября 1991 г.

Kunst, Europa: Sowjetunion , Kunstverein Hannover, 22 июня - 28 августа 1991 г. (Каталог )

Советское современное искусство: от оттепели до перестройки , Художественный музей Сетагая, Токио, 18 мая - 23 июня 1991 г. (Каталог)

Artistos Rusos Contemporáneos: No Vacío (Contemporary Russian Artists) , Auditorio de Galicia , Sala de Exposicións, Сантьяго-де-Компостела, Испания, 11 мая - 30 июня 1991 г.(Каталог)

Nachtregels / Night Lines: Night Lines: Words Without Мыслей Never to Heaven , Центральный музей, Утрехт, Нидерланды, 27 апреля - 15 октября 1991 г. (Каталог)

Sowjetische Kunst um 1990 Binationale , Städtische Kunsthalle Düsseldorf, Дюссельдорф, 12 апреля - 2 июня 1991 г. Посетил: Музей Израиля, Павильон Вайсборда, Иерусалим, август – ноябрь 1991 г .; Центральный Дом Художника, Москва, 1992. (Каталог)

Музей MANI: 40 Moskauer Künstler im Frankfurter Karmeliterkloster , Karmeliterkloster, Франкфурт, 27 марта - 25 апреля 1991 г.(Каталог)

Heimat (Родина) , Wewerka & Weiss Galerie, Берлин, 4 февраля - 23 марта 1991 г. (Каталог)

Bilder zur Bibel heute (Картинки для Библии сегодня) , Dominikanerkloster, Frankfurt am Майн, 29 января - 20 февраля 1991 г. Побывал в Евангелической академии Изерлон, Германия, 8 марта - 6 апреля 1991 г .; Evangelische Stadtakademie, Бохум, Германия. (Каталог)

Перспективы концептуализма , Художественная галерея Гавайского университета, Гонолулу, 13 января - 22 февраля 1991 г.Побывал в: Часовой башне, Нью-Йорк, 14 марта - 21 апреля 1991 г .; Центр изящных искусств Университета Род-Айленда, Кингстон, 16 марта - 7 апреля 1991 г .; Музей искусств Северной Каролины, Роли, 20 ноября 1991 г. - 21 февраля 1992 г.

1990

Rhetorical Image , Новый музей современного искусства, Нью-Йорк, декабрь 1990 г. - 3 февраля 1991 г. (Каталог )

Работы на бумаге Hanji , Международный фестиваль искусств в Сеуле, Национальный музей современного искусства, Сеул, 21 ноября 1990 г. - 20 февраля 1991 г.(Каталог)

Дьявол на лестнице. Оглядываясь назад на восьмидесятые годы , Институт современного искусства, Университет Пенсильвании, Филадельфия, 4 октября 1990 г. - 5 января 1991 г. Поездка: Ньюпорт-Бич, Калифорния, 16 апреля - 21 июня 1991 г. (Каталог)

In de USSR en erbuiten , Stedelijk Museum, Амстердам, 22 сентября - 4 ноября 1990 г. (Каталог)

В поисках самовыражения: Живопись в Москве и Ленинграде 1965–1990 , Музей искусств Колумбуса, Огайо, сентябрь 16–25 ноября 1990 г.Посетил: Художественную галерею Уэтерспун, Университет Северной Каролины, Грисборо, 13 января – февраля 1991 г .; Центр искусств Арканзаса, Литл-Рок, 14 марта - 26 мая 1991 г. (Каталог)

Die Endlichkeit der Freiheit. Берлин 1990. Ein Ausstellungsproject in Ost un West (организовано DAAD-Galerie, Берлин), Потсдамская площадь, Берлин, 1 сентября - 7 октября 1990 г. (Каталог)

Новые работы для разных мест: TSWA Four Cities Project , Orchard Gallery, Лондондерри, Великобритания, 1–29 сентября 1990 г.(Каталог)

Современное советское искусство 1990 , Alpha Cubic Gallery, Токио, 22 июня - 27 июля 1990. (Каталог)

Между весной и летом: советское концептуальное искусство в эпоху позднего коммунизма , Tacoma Art Музей, Вашингтон, 15 июня - 9 сентября 1990 г. Побывал в: Институте современного искусства, Бостон, 1 ноября 1990 г. - 6 января 1991 г .; Центр искусств Де-Мойна, Айова, 16 февраля - 31 марта 1991 г. (Каталог)

Адаптация и отрицание социалистического реализма: современное советское искусство , Музей современного искусства Олдрича, Риджфилд, Коннектикут, 9 июня - 7 октября 1990 г. .(Каталог)

Artistas rusos contemporaneous (Современные российские художники) , Centro Atlántico de Arte Moderno, Гран-Канария, 6 июня - 28 июля 1990 г.

To the Object, 60 художников русского авангарда из Москвы, Парижа и Нью-Йорк , Москва, 18 апреля - 13 мая 1990 г. Место поездки: Амстердам, Нидерланды, 22 сентября - 4 ноября 1990 г.

The Readymade Boomerang. Определенные отношения в искусстве 20-го века, Художественная галерея Нового Южного Уэльса, Сидней, 11 апреля - 3 июня 1990 г.(Каталог; Сидней: Сиднейская биеннале, 1990.)

Artisti Russi Contemporanea (Современные русские художники) , Museo d'Arte Contemporanea Luigi Pecci, Прато, Италия, 10 февраля - 14 мая 1990 г. (Каталог)

1989

Графика живописи , Московский Союз Художников, Россия, 1989.

Картины для неба: Art Kites (организовано Goethe Institute Osaka). Передвижная выставка. (Каталог)

Витгенштейн: Das Spiel des Unsagbaren (Витгенштейн: Игра невыразимого) , Винерский сецессион, Вена.Посетил: Palais des Beaux-Arts, Брюссель, 17 декабря 1989 г. - 28 января 1990 г. (Каталог)

The Green Show , Exit Art, Нью-Йорк, 9 декабря 1989 г. - 20 января 1990 г. : Художественная галерея Данлоп, Риджина, Саскачеван, 27 октября - 2 декабря 1990 г .; Художественная галерея Менделя, Саскатун, Саскачеван, 15 января - 3 марта 1991 г. (Каталог)

История скульптуры , Espace Lyonnais d'Art Contemporain, Лион, 12 октября - 19 ноября 1989 г.

Schenkung der Künstler Джон Балдессари, Пьерпаоло Кальцолари, Георг Герольд, Дженни Хольцер, Йозеф Кошут, Илья Кабаков и Франц Вест и дас Зигмунд Фрейд-музей anläßlich des 50.Todestages Sigmund Freuds , Музей Зигмунда Фрейда, Вена, осень 1989 г.

Les Magiciens de la Terre , Национальный музей современного искусства, Центр Жоржа Помпиду, Париж, 18 мая - 14 августа 1989 г. (Каталог)

Фото в Живописи , Первая Галерея, Москва, январь 1989 г. (Каталог)

Пост-утопия. Картины и инсталляции советских концептуалистов: Булатов, Кабаков, Комар и Меламид , Художественная галерея Юго-Восточного Массачусетского университета, Дартмут, 23 января – 18 февраля 1989 г.(Каталог)

1988

Русский авангард начала двадцатого века: Работы на бумаге из собрания Михаила Гробмана , Университет Бен-Гирона в Негеве, Израиль, 1998.

Эрик Булатов, Владимир Jankilewski, Ilja Kabakow, Oleg Wassiljew , Staatliche Kunstsammlungen Dresden, Kupferstich-Kabinett, 3 августа - 4 ноября 1988 г. (Каталог)

La Biennale die Venezia, 43. Espoizione Internzionale d'A , 43-я Международная художественная выставка, Aperto , Арсенал, Венеция, 25 июня - 25 сентября 1988 г.(Каталог).

Kabakov-Piwowarow , Neue Galerie, Schlössli Götzental, Dierikon, Switzerland, 19 июня - 10 июля 1988 г.

Ich lebe - ich sehe: Künstler der Achtziger Jahre in Moskau (I Live - Artists of Artists) восьмидесятые в Москве) , Художественный музей Берна, Берн, Швейцария, 11 июня - 14 августа 1998 г., каталог.

Эрик Булатов: Илья Кабаков, Москва , Bonner Kunstverein, Бонн, 2 мая - 5 июня 1988 г. Выставка двух художников

Gegenwartskunst aus der Sowjetunion: Ilya Kabakov und Iwan Tchuikow : Илья Кабаков и Иван Чуйков ), Museum für Gegenwartskunst, Базель, февраль – 20 апреля 1987 г.(Каталог)

1987

Gegenwartskunst aus der Sowjetunion: Ilya Kabakov und Iwan Tchuikow ( Современное искусство Советского Союза: Илья Кабаков и Иван Чуйков, ), Museum für-Gegen 1987. (Каталог)

1986

Die Wahlverwandtschaften. Steirischer Herbst '86 , Stadmuseum Graz, Австрия, 21 сентября - 20 ноября 1986 г. (Каталог)

1985

Ausstellung Moskauer Künstler: Jankilevskji, Kabakov, Štejnberg der Zentrum für, Германия , 7–30 июня 1985 г.Побывал в: Музей Бохума, Германия, 10 августа - 15 сентября 1985 г. (Каталог)

1984

Fotografia i Iskusstvo , Kunstimuseum Tartu, Эстония, 1984.

1983

3 Vivopisi , Московский Объединенный Объединенный Комитет Художников-Графиков, Москва, 5–25 мая 1983 г. Галерея Горького, Париж, Франция, 1982.

Vystavka zivopisi , Московский Объединенный Объединенный Комитет Художников-Графиков, Москва, 1982 г. Вильдье, Эланкур, Франция, 1981.

Двадцать пять лет советского неофициального искусства 1956–1981 , CASE, Музей советского неофициального искусства, Джерси-Сити, 1981 год.

Русская новая волна , Международный центр искусств Сохо, Нью-Йорк, 4 декабря 1981 г. - 28 февраля 1982 г.(Каталог)

1979

La Quatrième Dimension du carré, Mart Galerie, Rockenberg, Germany , 1979.

20 Jahre unabhängige Kunst aus des Sowjetunion 3–3 февраля - Февраль , Германия, Музей 11, 1979.

Цвет, форма, пространство , Московский объединенный комитет художников-графиков, Москва, Россия, 17–28 февраля 1979 г. (Каталог)

Новое искусство Советского Союза: выставка не- Конформистское искусство 1960-1970-х годов , СПб.Мэрилендский колледж штата Мэриленд, Вашингтон, округ Колумбия, 3 ноября - 7 декабря 1979 г. (Каталог)

1978

Аспекты и документация художников-нонконформистов из Советского Союза , Museo Civico, Лоди, Италия, 1978 г.

Новое неофициальное советское искусство , Museo Bellinzona, Швейцария, 1978 год.

La nuova Arte Sovietica , Palazzo Reale, Турин, Италия, 1978 год.

Искусство авангарда из Советского Союза, Herbert F.Музей современного искусства Джонсона, Корнельский университет, Итака, Нью-Йорк, 25 января - 5 марта 1978 г.

Russische Künstler der Gegenvart (Contemporary Russian Artistis) , Saarland Museum, Sarrbrücken, Германия, 25 мая - 11 июня 1978 г.

1977

Art et Matière , Оранжери дю Люксембург, Париж, 1977 г.

La nuova arte sovietica, una prospettiva non ufficiale , La Biennale di Venezia, 1977. (Каталог) Русская живопись, 1977 , Институт современного искусства, Лондон, 1977.

1976

La peinture russe contemporaine , Palais des Congres, Париж, 2 ноября - 21 ноября 1976 г. (Каталог)

Musée d'art russe en exil , Musée municipal Joseph-Jacquiot, Montgeron , Франция, открыта в январе 1976 года.

1975

Nonkonformistische russische Maler: Sammlung A. Gleiser , Christian Brandstätter Galerie, Вена, Австрия, открыта 29 ноября 1975 года. Поездка: Graphotek, Kunstamt, Germany, Charlottenburg, Германия. открыт 5 декабря 1975 г .; Костанцер Кунстверайн, Констанц, Германия, 25 января - 29 февраля 1976 г., Städtische Galerie Die Fähre, Заульгау, Германия, 21 марта - 11 апреля 1976 г.Kunstverein Brunswick, Брауншвейг, Германия, 11 мая - 22 июня 1976 г. (Каталог)

Russischer Februar '75, Вена, , Künstlerhaus, Вена, 22 февраля - 2 марта 1975 г. Побывал в: Palais de Congrès, Париж, Франция, 1975 г.).

1974

Progressive Strömungen в Москве, 1957–1970 , Музей Бохума, Германия, 12 января - 10 февраля 1974 г. (Каталог)

1973

Russische Kunst der Gegendewart (Современное русское искусство - Графические работы AvanteGarde) , Museum om Ostwall, Дортмунд, Германия, 12 августа - 30 сентября 1973 г.(Каталог)

Avant-garde: Москва-73 , Galerie Dina Vierny, Париж, май – июнь 1973 г. (Каталог)

1970

Alexej Smirnov und die Russische Avantgarde aus Mosaku rie Four Kontskigale Villa Engli-Keller, Цюрих, 7 декабря 1970 г. - 10 января 1971 г.

Nuove correnti a Mosca: Rassegna di 58 artisti della giovane avanguardia, (Новые течения в Москве: обзор 58 художников молодого авангарда , Городской музей изящных искусств, Лугано, Швейцария, 11 сентября - 1 ноября 1970 г.(Каталог)

6 Sowjetische Künstler , Galerie Renée Ziegler, Цюрих, 1–30 мая 1970 г. (Каталог)

Die Russische Avantegarde в Moskau heute , Galerie Gmurzynska-Bargera, 30 января - Cologne, Германия 25 марта 1970 г. (Каталог)

1969

Nuova Scuola di Mosca: 30 Artisti non ufficiali (Новая московская школа: 30 неофициальных художников), Galleria Pananti, Флоренция, 4–16 января 1969 года. Путешествовал в: Интерьерную галерею, Франкфурт, по адресу: Die Neue Schule von Moskau (Новая московская школа), , 3–28 мая 1969 года, Galerie Behr, Штутгарт, весна-лето 1969 года.(Каталог)

1968

Кафе Siniaia Ptitsa, Москва, Россия, с Эриком Булатовым, июнь 1968 года.

1967

Giovani artisti di Mosca , Galleria Renzo Botti, октябрь, Кремона, Италия, Кремона, октябрь. 19, 1967.

Quindici giovanti pitori moscoviti , Galleria Il Segno, Рим, открытие 7 июня 1967 года.

1966

16 plastykow moskiewskich (Sixteen Moscow Artists) , Октябрь, Сопот, Польша 1966 г.

1965

Альтернативные атрибуты II: 2. Rasegna internazionale di pittura, scultura, grafica: omaggio a Magritte, omaggio a Mirko, omaggio a Baj: ретроспективная антология »(Current Alternatives II: 2nd International Survey of Sculpture и графика: Посвящение Магритту, Посвящение Мирко, Посвящение Баджу: Антологические ретроспективы) , Castello Spagnolo, L'Aquila, Италия, 7 августа - 30 сентября 1965 г. (Каталог)

1958

Выставка дипломная работа студентов художественных вузов СССР, окончивших в 1957 и 1958 гг.Государственный художественный институт им. И. Сурикова, Москва, 1958.

Художники по направлению: Концептуальное искусство

Художественное движение

Концептуальное искусство, иногда просто называемое концептуализмом, - это искусство, в котором концепция или идеи, задействованные в работе, имеют приоритет над традиционными эстетическими, техническими и материальными проблемами.Некоторые произведения концептуального искусства, иногда называемые инсталляциями, могут быть созданы кем угодно, просто следуя набору письменных инструкций. Этот метод был фундаментальным для определения концептуального искусства американским художником Солом Левиттом, одним из первых появившихся в печати:

Тони Годфри, автор книги «Концептуальное искусство (Art & amp; Ideas)» (1998), утверждает, что концептуальное искусство ставит под сомнение природу искусства, понятие, которое Джозеф Кошут возвысил до определения самого искусства в своем основополагающем раннем манифесте концептуального искусства. , «Искусство после философии» (1969).Представление о том, что искусство должно исследовать свою собственную природу, уже было мощным аспектом видения современного искусства влиятельным арт-критиком Клементом Гринбергом в 1950-х годах. Однако с появлением исключительно языкового искусства в 1960-х годах художники-концептуалисты, такие как Джозеф Кошут, Лоуренс Вайнер и English Art & amp; Языковая группа начала гораздо более радикальный допрос искусства, чем это было возможно ранее (см. Ниже). Одной из первых и наиболее важных вещей, которые они подвергли сомнению, было распространенное мнение о том, что роль художника заключается в создании особых видов материальных объектов.

Благодаря ассоциации с Молодыми британскими художниками и премией Тернера в 1990-х годах, в популярном употреблении, особенно в Великобритании, «концептуальное искусство» стало обозначать все современное искусство, которое не использует традиционные навыки живописи и скульптуры. Можно сказать, что одна из причин, почему термин «концептуальное искусство» стал ассоциироваться с различными современными практиками, далекими от его первоначальных целей и форм, заключается в проблеме определения самого термина.Как предположил еще в 1970 году художник Мел Бохнер, объясняя, почему ему не нравится эпитет «концептуальный», не всегда полностью понятно, к чему относится «концепт», и есть риск того, что его перепутают с «намерением». Таким образом, описывая или определяя произведение искусства как концептуальное, важно не путать то, что называется «концептуальным», с «намерением» художника.

Французский художник Марсель Дюшан проложил путь концептуалистам, предоставив им образцы прототипических концептуальных работ - например, реди-мейды.Самым известным из реди-мейдов Дюшана был «Фонтан» (1917 г.), стандартный писсуар, подписанный художником псевдонимом «Р. Матт» и представленный для включения в ежегодную выставку Общества независимых художников Нью-Йорка без участия жюри. Йорк (который отверг его). Художественная традиция не рассматривает обычный предмет (например, писсуар) как искусство, потому что он сделан не художником и не с каким-либо намерением быть искусством, а также не является уникальным или изготовленным вручную. Актуальность и теоретическая важность Дюшана для будущих «концептуалистов» была позже признана американским художником Джозефом Кошутом в его эссе 1969 года «Искусство после философии», когда он писал: «Все искусство (после Дюшана) концептуально (по своей природе), потому что искусство существует только концептуально".

Это часть статьи в Википедии, используемой в соответствии с непортированной лицензией Creative Commons Attribution-Sharealike 3.0 (CC-BY-SA). Полный текст статьи здесь →

Википедия: https://en.wikipedia.org/wiki/Conceptual_art

Художник подрывной деятельности СССР

Илья Кабаков ненавидел каждое мгновение своих 30 лет работы иллюстратором детских книг в СССР.Работа была «полной цензурой», где даже внешний вид домашних собак контролировался государством. Ему никогда не разрешалось выставлять свои работы публично - в этом не было необходимого героизма - поэтому он был вынужден показывать свои работы тайно или на избранных выставках за границей. Трудно представить, как у Кабакова была надежда на развитие как художника, не говоря уже о критике системы изнутри. Но Кабаков именно это и сделал, применив свое искусство, чтобы ловко выявить недостатки советской системы.

Сегодня в России его превозносят как величайшего из ныне живущих художников, и он также может претендовать на звание самого дорогого художника.Не то чтобы он заботился о таких вещах. Он никогда не может понять, почему «молодые художники больше думают об успехе и деньгах, чем о развитии». Он когда-либо занимался только искусством, и каждое мгновение каждого дня посвящено этому занятию.

Русские художники из бывшего Советского Союза находятся в центре внимания из-за столетней годовщины революции 1917 года в России - того великого идеалистического момента в двадцатом веке, когда казалось возможным, что совершенно новое общество (рай для рабочих) могут быть построены на принципах демократии и равенства.Эта мечта, конечно, превратилась в ужасы сталинизма. Кабаков сейчас редко говорит о своем прошлом в СССР, но когда он это делает, открывается безжалостная реальность жизни: «Я никогда не отвечал на звонок. Я не открывал дверь, пока не знал, кто идет. Вы должны были смотреть, что вы делаете, что говорите. В каком-то смысле у всех была двойная жизнь ».

Кабаков и его мать росли в коммунальной квартире - после революции большие квартиры были переданы пролетариату, которому была предоставлена ​​одна комната для проживания всей семьи.Следовательно, у него и его матери «никогда не было уголка» для самих себя, и мелкая жестокость совместной жизни в тесноте - повторяющаяся метафора в творчестве Кабокова. В своей картине « Вынос помойного ведра , 1980» он изобразил 6-летнюю роту, с которой жильцы коммунальной квартиры должны опорожнять унитаз. Его горький юмор зависит от его простой человечности, а мелочность составляет глубокую трагедию.

Родился в 1933 году на Украине. Вскоре с матерью он переехал в Москву, где учился в художественной школе.Его образование было строго классическим, то, что он однажды назвал «бюрократическим и мертвым ... Мы все присутствовали физически, но умственно отсутствовали». Его талант быстро раскрылся, и он начал свою карьеру в качестве иллюстратора, выпустив более 140 книг для штата. Ему нужно было работать над этими проектами всего три месяца в году, и работа дала ему доступ к ценным материалам художников.

Все изменилось в 1965 году, когда его запретили на 4 года за выставку в Италии серии рисунков, на которых изображен мужчина, стоящий под душем, но неспособный промокнуть.Государство сочло рисунки критическими и насмешливыми. Не испугавшись, Илья Кабаков стал тайно приглашать небольшие группы гостей посмотреть его работы в своей квартире. Вскоре его студия стала местом для дискуссий между художниками и интеллектуалами, все приходили, чтобы увидеть светлый, иллюстративный стиль его работ, сопоставленный с его противоречивым текстом.

Даже тогда его присвоение социалистического стиля было значительным, что позволило ему критиковать с точки зрения людей, вовлеченных в повседневную рутинную работу советского существования.Западные люди, просматривающие его картины, часто не видят ничего, кроме его анахроничного стиля СССР, но теперь, когда СССР исчез, его сохранение этого стиля социалистического реализма придает его работам дополнительный компонент, как если бы он искал тайны в их болезненных банальностях.

Его последний переезд в Нью-Йорк в 1987 году стал поворотным моментом в его карьере и началом сотрудничества с женой Эмилией. Будучи в значительной степени изолированным от развития западного искусства, Кабаков внезапно увлекся необходимостью создавать иммерсивные «тотальные» инсталляции.Эти всеобъемлющие среды объединили рисунок, скульптуру, живопись, поэзию и музыку в мультисенсорный драматический опыт. Многие из самых известных инсталляций сейчас демонстрируются на выставке Tate Modern, которую нельзя пропустить, «Илья и Эмилия Кабаковы: не все попадут в будущее».

В первой крупной инсталляции Кабакова Ильи и Эмилии « Человек, который полетел в космос» из своей квартиры , 1985, одинокий мечтатель строит импровизированную рогатку, чтобы летать в космос.В окружении советских пропагандистских плакатов он, кажется, преуспел - его больше никогда не заметят. Работа намного сложнее, чем насмешливая насмешка над советским проектом и устаревшими технологиями, но это жалкий крик индивидуальности посреди невыносимой коллективной гегемонии. Инсталляция, сочетающая едкую сатиру и идеализм, типична для амбивалентного ответа Кабакова на советскую действительность.

Критик Светлана Бойм писала о работах Кабакова, исследуя «устремления маленьких человечков и художников-любителей, а также руины современных утопий.Как и жизнь его матери, которая пережила революцию в России, две мировые войны, голод, гласность и перестройку. Перед смертью Кабаоков убедил ее написать дневник, который затем использовал в своей инсталляции Лабиринт (Альбом моей матери), , несомненном шедевре искусства ХХ века. Выстроенные в рамке отрывки из ее беспокойной жизни выстроились в коридорах этой гнетущей инсталляции, и повсюду вы слышите, как Илья Кабаков поет меланхолические песни из своего детства. Пугающий своими размерами - один длинный коридор, кажется, всегда превращается в другой - вы полностью погружаетесь, что дает вам крохотное представление о том, что вы, должно быть, чувствовали, оказавшись в ловушке такой системы.

Его жена Эмилия является неотъемлемой частью завершения его амбициозных инсталляций, и, как Христо и Жанна-Клод, все их основные работы являются их совместной работой. Она все вокруг себя организует, поддерживает, переводит. Ни одна из его инсталляций не была бы возможна без нее, и вместе они создали одни из самых запоминающихся инсталляций из когда-либо созданных. Эта выставка вполне может стать важнейшим событием 100-летия революции в России. Разоблачая преследующие последствия советской мечты, они отправляют нас в лабиринтное путешествие по стране абсурдного оптимизма и истощенной безнадежности.Здесь и там, среди многослойных повествований, мы можем взглянуть на глубоко трогательную историю человечества.

«Илья и Эмилия Кабаковы: не все попадут в будущее» можно будет увидеть в галерее Тейт Модерн с сегодняшнего дня до 28 января 2018 года.

Дункан Баллантайн-Вэй

Илья и Эмилия Кабаковы | Биография

Galerie Bolag, Цюрих - Швейцария. Выставка рисунков художников из Documenta IX.

Pa kanten af ​​kaos, nye bilder af verden (На краю Хаоса: Новые образы мира) , Музей Луизианы, Хамблбек, США, инсталляция: «Лабиринт. Альбом моей матери», 5 февраля - 9 мая 1993 года. Каталог

Le Magasin, Национальный центр современного искусства, Гренобль, Франция. Инсталляция: «Корабль», февраль 1993 г.

Rendez (-) Vous , Museum van Hedendaagse Kunst, Гент, Бельгия, инсталляция «Незавершенные установки», 28 апреля - 27 июня 1993 г.Каталог

Конец империи или эксперименты визуальной поэзии, Центр современного искусства Домен де Кергеннек, Биньян - Франция, 1 мая - 19 сентября 1993 г. Поездка в: Museum van Hedendaagse Kunst, Гент - Бельгия. "Memoires de Bretagne", Каталог

Het Depot , Galerie Akinci, Амстердам - ​​Голландия, 8 мая - 30 июня 1993 г.

Adresse provisoire pour l'art contemporain russe , Musee de la Poste Париж - Франция, инсталляция «Белый куб», 25 мая - авг.28, 1993. Каталог

Время, место, память , Еврейский музей, Нью-Йорк, США, инсталляция: «Мать и сын», 13 июня - 14 ноября 1993 года. Каталог

Рисование линии Против СПИДа , Коллекция Пегги Гуггенхайм, Венеция, Италия, 8–13 июня 1993 г. Каталог

Лето '93 , RFFA, Нью-Йорк - США, 21 июня - 20 августа 1993 г.

XLV Biennale , Венеция, Италия. Инсталляция: «Красный павильон», музыкальная обработка В.Тарасов. 14 июня - 14 сентября 1993 г.

Международный центр современного искусства, Монреаль, Канада. Выставка «После перестройки: кухарки или государственные женщины», организованная Независимыми кураторами из Нью-Йорка, 1 августа - 3 октября 1993 г. Поездка в: Художественную галерею Пикер, Гамильтон, 6 ноября - 31 декабря; Арт-центр и галерея Depree, Голландия, 12 февраля - 27 марта; Western Gallery, Университет Западного Вашингтона, Беллингем, 18 апреля - 11 июня; Художественная галерея Айрис и Б. Джеральда Канторов, Вустер, сентябрь.15 - 23 октября 1994 г.

Рециклинг через Ar т, Expo '93 Taejon, Корея, инсталляция: «Веревка жизни», 7 августа - 7 ноября 1993 г. Каталог

Et tous ils changent le monde , Biennale d'Art Contemporain, Лион, Франция, Инсталляция: «Аварийный выход», 3 сентября - 13 октября 1993 г. Каталог

Der Sprache der Kunst (Язык искусства) , Кунстхалле, Вена - Австрия, 3 сентября - 17 октября 1993 г. Каталог

Старые символы, новые иконы в современной русской истории Ar t, Галерея Стюарта Леви, Нью-Йорк, США, сентябрь.14 - 16 октября 1993 г.

Как тело без тени , Галерея Марши Матейка, Вашингтон, США, 2-30 октября 1993 г.

От хаоса к творчеству: Русское искусство 1971 - 1992, Центр искусств, Рай - США, 3 октября - 21 ноября 1993 г. Каталог

Russische Avantgarde im 20. Ярхундерт: фон Малевич бис Кабаков , Кунстхалле, Кельн - Германия, инсталляции: «Перед ужином» , "Красный павильон", 16 октября - 2 января 1994 г.Каталог (собрание музея)

Выбор Сталина: советский социалистический реализм 1932-1956 , Институт современного искусства, PS1, Нью-Йорк - США, 21 ноября 1993 - 27 февраля 1994. Каталог

Универсализм и партикуляризм: Русский мир в переходный период , Художественная галерея Lehman College, Нью-Йорк, США, 24 ноября 1993 г. - 17 марта 1994 г.

Der Sprache der Kunst (Язык искусства) , Кунстверайн, Франкфурт - Германия, декабрь.4 - 20 февраля 1994 г. Каталог

Widerstand: Denkbilder fur die Zukunft , Haus der Kunst, Мюнхен, Германия, инсталляция "Лабиринт. Альбом моей матери", 10 декабря - 20 февраля 1994 г. Каталог

Став Кабаков - ARTnews.com

Во время визита Марка Шагала в Москву в 1973 году молодой художник спросил его, что лучше - присоединиться к нонконформистским художественным кругам в СССР или эмигрировать.Шагал ответил, что если быть художником-нонконформистом - значит не иметь дома выставок, то нужно уйти. Илья Кабаков, который также столкнулся с этой дилеммой, признает, что, тем не менее, он «остался бы [в России] навсегда, если бы не перестройка». 1 Когда он наконец ушел, в 1987 году, он был полон решимости компенсировать 30 лет упущенных выставочных возможностей.

Сегодня Кабаков наиболее известен как волшебник «тотальных инсталляций», жанр, который он впервые освоил в своей московской студии в 1985 году, когда он построил «Человек, который улетел в космос из своей квартиры». Воссозданная на дебютной выставке Кабакова в 1988 году в галерее Рональда Фельдмана в Нью-Йорке, эта работа представляла собой хижину с заколоченным входом, через которую зритель смотрел на оптимистичные картины советской жизни, коллаженные на внутренних стенах, где они пересекались с мрачная обстановка коммунальной квартиры. Возможно, мучимый именно такой дихотомией, невидимый персонаж, по-видимому, сбежал через потолок, оставив впечатляющую рану.

Эта среда ясно передала разочарование Кабакова по поводу социокультурных ограничений советской жизни и его ожидание - в течение первого года правления Михаила Горбачева - скорой свободы передвижения.Несмотря на глубоко личный смысл « Человек, который полетел в космос », Кабаков, как и в большинстве своих работ, предпочел говорить от третьего лица, используя придуманных персонажей, чтобы скрыть свое авторское «Я».

Неудержимое рвение Кабакова выставить напоказ, а также масштаб и стоимость его проектов (в последнее время по средствам только российских олигархов и им подобных) привели его к нарушению клятвы, взятой им в 1998 году. «Я точно знаю, что сделаю это. никогда не возвращайся [в Россию] », - сказал он после нескольких лет смены места жительства в Европе, за которым последовало создание дома в Нью-Йорке со своей женой Эмилией, его официальным сотрудником в течение последних двух десятилетий.Тем не менее, в 2004 году, с помпой в стиле модерн, он выставился в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге, а в 2008 году вернулся в Москву для проведения ретроспективы в нескольких местах. Словно сводя счеты с институтами, которые его долгое время игнорировали, Кабаков сумел выставить свою инсталляцию « Gate » (2008) в помещении ГМИИ им. А.С. Пушкина, постоянно посвященном французскому импрессионизму. Произведение Кабакова состоит из картин псевдоимпрессионистов, окружающих двухстворчатый портал в центре галереи - полуироническая дань уважения важности этой французской коллекции для послевоенных русских модернистов.

В то же время Кабаков занял все 91 500 квадратных футов недавно открытого Центра современной культуры «Гараж» (бывшее автобусное депо, построенное конструктивистом Константином Мельниковым) с мега-нарративом «Альтернативная история искусства: Розенталь, Кабаков. Спивак ». Чтобы реализовать этот тщательно продуманный проект, который отражал угасающую надежду Кабакова на то, что российские ученые создадут целостный учебник по советскому модернизму, он неустанно трудился от имени двух своих персонажей-художников и делал копии своих собственных знаковых работ (иногда измененных) - все до передать его личный взгляд на раздробленную историю советского искусства и его собственное смещение.Для вымышленных Чарльза Розенталя и Игоря Спивака Кабаков создал множество картин, рисунков и китчевых скульптур с популистскими наклонностями, предполагая открытую войну - часто на одном полотне - между фигурацией и абстракцией. Он также использовал диссонирующие методы демонстрации, начиная от классических модернистских залов и заканчивая обстановкой, напоминающей галереи Лувра, посвященные живописи XIX века.

В 2013 году Кабаков вернулся в Россию на свой 80-летний юбилей, отметив этот юбилей выставкой «Утопия и реальность? Эль Лисицкий, Илья и Эмилия Кабаковы , », который он и Эмилия организовали в конце 2012 года в музее Ван Аббе в Эйндховене, Нидерланды, где находится крупнейший холдинг Лисицкого за пределами России.Включая множество дополнительных кредитов, передвижная выставка включает в себя разнообразные картины и рисунки Лисицкого «Проун», пробуждающие абстрактный идеал, а также собственные репрезентативные картины и инсталляции Кабакова. Он был представлен в Санкт-Петербурге в Государственном Эрмитаже и в Москве в Мультимедиа Арт Музее и появится позже в этом году в Кунстхаусе Грац, Австрия. 3

Переход Кабакова от разговора голосами вымышленных персонажей к диалогу с настоящим модернистом, а значит, и с реальной историей, имеет большое значение, поскольку позволяет лучше понять все его творчество.Поражение русского авангарда резко всплыло на входе в «Утопию и реальность?» в Москве . К потолку верхнего этажа музея подвешена увеличенная разорванная копия культового абстрактного плаката Лисицкого « Бей белых красным клином» (1919). Под ним, на первом этаже, лежала большая кабаковская скульптура ангела, частично прикрытого тканью, которая выглядела так, как будто она катастрофически пробила изодранный идеологический плакат Лисицкого наверху - символическая отсылка к Михаилу Врубелю (отцу русского модернизма, известен народной и религиозной иконографией, оказавшей влияние на Казимира Малевича, Наталью Гончарову и других).Странное столкновение - это переработанное эхо « Человек, который полетел в космос из своей квартиры » (показан в конце шоу), заменяющий его утопический полет вверх антиутопическим падением. Эта диалектическая парадигма, подчеркнутая в Мультимедиа Арт Музее путем сопоставления работ двух художников на нескольких этажах, пронизывает «Утопию и реальность?» Зрителям неявно предлагается противопоставить формальные стили художников, среды, образы, политику и способы конформизма, а также сопротивление.

На дискурсивном уровне наиболее удачным сочетанием на выставке является репродукция многостенного фотомонтажа Лисицкого, восхваляющего социально-экономические достижения СССР, сделанного для Международной выставки прессы Pressa в Кельне в 1928 году, и В сериале Кабакова «Каникулы» 1987 года исполнился год, когда он уехал из Москвы. Кабаков поясняет, что работы, изображающие повседневные сцены из советской жизни, были созданы не им самим, а его персонажем:

Какому-то официальному художнику-хакеру было поручено сделать десять картин на тему праздников для этнографического музея или какой-нибудь помпезной выставки.. . .
По неизвестной причине они не выставлялись. . . . Прошло десять лет. . . . Однажды он вынул их и испугался: когда он впервые сделал их, они выглядели такими праздничными, но оказались грязными, протухшими мазками! Что делать? Чтобы их перекрасить? Слишком ленив. . . . А потом он придумал простой трюк. . . наклеить на них «бумажные цветы». 4

В то время как Лисицкий в своем фотомонтаже бросает вызов станковой живописи и стирает индивидуальное авторство, Кабаков в своих картинах «Праздники» высмеивает советскую практику заказного искусства.Сопоставление, организованное Кабаковым, также обнажает деградацию многочисленных ритуальных праздников большевиков.

Знак вопроса в заголовке «Утопия и реальность?» вспоминает одно из любимых приемов Кабакова - надписи в виде вопросов и ответов на его картинах и текстово-рисовальных альбомах. Действительно, выставка поднимает множество нерешенных вопросов: является ли живопись соцреализма просто «халтурой», недостойной включения в учебники истории искусства, как это проводил первый комиссар просвещения СССР Анатолий Луначарский (1875-1933)? Следует ли охранять и даже восстанавливать памятники советским лидерам (как в обсуждаемом сейчас случае с поверженной скульптурой Феликса Дзержинского [1877-1926], первого начальника ЧК, бюро государственной безопасности)? Или их следует удалить раз и навсегда с той политической наглостью, которую Никита Хрущев проявил по отношению к Сталину? На более личном уровне была ли жизнь в советских коммунальных квартирах кошмаром или уникальным экспериментом по сосуществованию людей? Кабаков московского периода ответил бы на эти вопросы с горьким пренебрежением к советскому прошлому.Однако в «Утопии и реальности?» Художник, как и многие современные россияне, стал менее уверенным.

Как и серия «Праздники», полотна, недавно выставленные в галерее Pace в Нью-Йорке, являются пародией на официальную технику рисования, которую Кабаков описывает как «грязную, прогорклую мазь». В сериях « Появление коллажа» (2012) и «Вертикальная живопись» (2012) он превращает визуальные советские клише в «психоделический сон, [где] один фрагмент соединяется с другим, перетекает в другой», как он сказал о своем художественном подходе три десятилетия назад. 5

Обе серии продолжают дискурсы, представленные в «Утопии и реальности?» показать. № « Внешний вид коллажа» отражает то, как авангардная техника монтажа была использована для создания прославленной картины повседневной советской жизни. «Вертикальная живопись» использует прием пространственной обратимости, первоначально разработанный советскими беспредметными художниками, и применяет его к фигуративным композициям. В каждой работе сцена в нижней части холста нарисована с обычной точки обзора, а верхнее изображение переворачивается с горизонтального на вертикальное, что легко сделать в Photoshop.Цветные абстрактные пятна, которыми заполняются композиции, делают их еще более шизофреничными, эффективно расшатывая советскую одержимость балансом - балансом, который, как мы знаем, фальшивый. Обе серии рассказывают о нынешнем состоянии коллективного головокружения в России, вызванном постоянным и часто противоречивым пересмотром советской истории.

На выставке «Пейс» было несколько работ - инсталляция « Я ловлю маленького белого человечка » (2003 г.) и картина «» «Окно в мое прошлое » (2012 г.), полных глубокого личного значения для Кабакова.Оба являются переработкой основополагающих работ его московского периода. Первый является адаптацией мини-инсталляции Маленькие белые человечки 1983 года, в которой крошечные белые фигурные вырезы были прикреплены к веревкам, тянувшимся через студию Кабакова к окну, его обычному проходу на крышу. Последняя представляет собой переделанную репродукцию картины художника 1981 года. Проверено! , сама копия копии картины соцреализма, на которой изображена женщина, возвращающая свой партийный билет после того, как она пережила типичную чистку 1930-х годов.

Этот выбор особенно важен, потому что оригинальные произведения (первые аллегорически, а вторые прямо) имели дело с политическими репрессиями. В переработанных произведениях, которые явно отвергают как авторитарное правление, так и коллективное авторство, Кабаков, кажется, решил наконец выступить от первого лица. (Этот сдвиг особенно парадоксален, учитывая, что выставка выставлена ​​как сотрудничество Кабакова и его жены, которая не является художником.) Являются ли эти признаки ослаблением симптомов того, что Фрейд диагностировал как расщепление самости в условиях вытеснения, - состояние что заставило Кабакова сформировать армию персонажей? Если так, то теперь Кабаков, похоже, готов провести детоксикацию и вернуть себе свое неуловимое авторство, освободившись наконец от изречения в стиле Магритта: «Это не Кабаков.”

МАРШРУТ «Утопия и реальность? Эль Лисицкий, Илья и Эмилия Кабаковы появились в Van Abbemuseum, Эйндховен, Нидерланды, 1-28 декабря 2012 г. и отправились в Государственный Эрмитаж в Санкт-Петербурге с 28 июня по август. 25, 2013, и Мультимедиа Арт Музей, Москва, 16 сентября - 17 ноября 2013 г. Он будет показан в Кунстхаусе в Граце, Австрия, 2 июня - 5 ноября 2014 г. «Илья и Эмилия Кабаковы». вид в галерее Pace Gallery, Нью-Йорк, 2 ноября - дек. 21, 2013.

В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ В ПРОСМОТРЕ «Илья и Эмилия Кабаковы: Коллективная память», Новые арт-пространства Sharjah Art Foundation, до февраля.23.

МАРГАРИТА ТУПИЦЫН - автор книг Родченко и Попова: определение конструктивизма (Тейт, 2009) и Московский авангард, 1922–1992 (Йель, готовится к печати).

Примечания

1. «Дэвид А. Росс в разговоре с Ильей Кабаковым», Илья Кабаков, Лондон, Phaidon Press, 1998, с.

Добавить комментарий

*
*

Необходимые поля отмечены*