Готическая природа: Готическая природа брошь для влюбленных красивый сад тематический бабочка булавка череп художественный значок Забавный причудливый Мотылек брошь ужас Готический аксессуар

Содержание

Пикардия – родина готики и необыкновенной природы

Каждый регион Франции прекрасен по-своему. Пикардия – это бесконечные пастбища, леса и поля, тихие речные заводи. Именно здесь вы сможете по-настоящему окунуться в отдых на природе: прокатиться на лошади, отдохнуть за рыбалкой, прогуляться пешком или на велосипеде по живописным местам. Прибавьте к этому великолепию то, что Пикардия – родина готики и место проведения всевозможных фестивалей, и от отдыха здесь вы совсем не сможете устоять!

Средневековая архитектура сохранилась по всей Франции, где-то больше, где-то меньше, но именно Пикардия сберегла красоту и богатство сквозь время. Богатство культурного наследия региона по-настоящему велико: замки, городские улицы, города, окруженные живописными речушками и пейзажами.

Пейзажи Пикардии чем-то похожи на игрушечные, те самые, что мы уже видели на картинах великих художников, таких как Гюго, Колетт, Пруст и другие. Все эти великие художники и многие другие приезжали писать пейзажи в Пикардию на протяжении многих лет.

Если вас больше интересует литература, то вам обязательно нужно заглянуть в музей приключенческой литературы, организованный в доме самого Жюля Верна.

Несмотря на то, что в регионе полно маленьких деревушек и поселений, жизнь в Пикардии нельзя назвать тихой. Веселая жизнь здесь кипит круглый год: проводятся тематические представления, основанные еще на средневековых традициях, различные спортивные состязания. В Пикардии можно попасть и на всевозможные фестивали и концерты, существуют сезонные праздники фруктов и цветов, и даже фестиваль  кафедральных соборов! Кроме различных представлений, среди которых и увлекательные шоу театра марионеток, обязательно стоит посетить Ночи Огня в Шантийи. Здесь вас ждут фаер-шоу в самых разных вариациях!

И самое главное, что в Пикардию очень легко добраться! От Парижа до столицы Пикардии всего 2 часа езды.

Становится понятно, что мест для посещения в Пикардии настолько много, что очень сложно остановиться на чем-то одном. Мы постарались упростить вашу задачу и составили список самых ярких мест Пикардии для посещения!

Амьен – столица Пикардии

Амьен – старинный город, который был основан еще во времена палеолита. Его стены перенесли не одну осаду, выдержали натиск многих сражений. Архитектура города сильно пострадала только в 20 веке – во время мировых войн.

Тем не менее, до наших дней дошли настоящие шедевры архитектуры Амьена. Именно в этом городе Франции находится самый большой и один из красивейших  католических соборов Франции – Нотр-Дам Амьена. Этот шедевр готической архитектуры строился на протяжении 3 веков и был закончен только в 1528 году. Его шпиль поднимается ввысь на 133 метра, собор ежегодно привлекает более 800 тысяч туристов. За свою красоту и историческую ценность собор Амьена включен в Список Всемирного Наследия ЮНЕСКО.

Есть в Амьене и своя Венеция – квартал Сен-Лё, улочки которого испещрены многочисленными каналами.  По берегам каналов под сенью деревьев располагаются аккуратные домики в несколько этажей. Прогулка здесь поможет забыть о всех заботах и суете, окунуться в неспешный ритм жизни квартала.

Знаменит Амьен также и своими ремеслами и искусствами. Здесь создают деревянных марионеток cabotans, которыми управляют, дергая за ниточки, привязанные к головам и конечностям кукол. Размер такой деревянной статуэтки обычно около 50 см, они продаются в сувенирных лавках города.

Шантийи – роскошь замков Франции

От Парижа до Шантийи всего 40 минут езды. Достаточно сесть на RER на Северном вокзале города – и вас отвезут на родину знаменитого одноименного замка. От станции до замковых ворот можно добраться на бесплатном автобусе, который курсирует по маршруту целый день.

Сразу по прибытию на замковую территорию вам открывается удивительный пейзаж. Постройки и дворец окружены лесом и водой, что в прошлом давало поводы для охоты на дичь, а сейчас дает простор для выгула лошадей и конных прогулок. В Шантийи лошадей очень любят и ухаживают за ними, проводят конные прогулки для гостей. Здесь также расположен музей лошади в помещении бывших королевских конюшен.

Если и вам по душе лошади, то советуем посетить ипподром. Скачки проводятся здесь и по сей день, для гостей замка часто устраивают конные шоу. Шоу  с участием трюков на лошадях могут затянуться допоздна, но не беспокойтесь: дойти до гостиниц по ночному Шантийи вы сможете и пешком, заодно полюбуетесь на старую часть города!

Естественно, что лошадьми досуг Шантийи не ограничивается, здесь вас ждет еще и роскошный замок, который открыт для посетителей. Среди старинных книг и манускриптов, представленных в замке, стоит особенно отметить коллекцию картин и древностей. По завещанию последнего из хозяев замка все полотна не должны покидать замок, поэтому здесь можно увидеть такие редкости, которые не встретишь ни в одном музее в мире. К примеру, в замке сохранился фрагмент подлинной мозаики, найденной при раскопках в Помпейях.

Абвиль – тишь да гладь

Красивые и ухоженные домики Абвиля, небольшого городка Пикардии, который был основан еще до прихода римлян, не пощадило время: город и его каналы очень сильно пострадали от немецкой бомбардировки во время Второй Мировой. Правда, некоторые вещи все же удалось сохранить.

Город был основан еще римлянами, но до нас дошли более поздние достопримечательности: собор Святого Вульфрана был построен в 15 веке.  И пусть работы по собору никогда так и не были завершены в полной мере, он представляет собой отличный образчик готического искусства.

Санлис – чарующая старина

Город Санлис богат на архитектурные памятники разных времен: сохранились здесь и остатки стен галло-римских времен, и королевский дворец, и многочисленные соборы, в том числе собор Богоматери 10 века, и эффектные особняки времен Ренессанса. Окруженный лесами, город представляет также несколько весьма интересных музеев: Музей Археологии и Музей Псовой Охоты.

Компьень – резиденция королей

В небольшом городке Компьень, что расположен всего в 70 километрах на северо-восток от Парижа, путешественников ожидает богатая программа и масса достопримечательностей. Можно полюбоваться на реку Уазу, протекающую через город, прогуляться мимо старинных деревянных зданий, а можно сразу же отправиться в огромный Компьенский лес, на одной из опушек которого находится знаменитая поляна Перемирия. Здесь дважды были подписаны мирные соглашения между Францией и Германией. В лесу можно гулять как пешком, так и кататься на велосипеде.

В самом городе вас также ожидает бывшая резиденция французских королей, две готические церкви и богато украшенный Императорский театр.

На этом путешествие по красотам Пикардии только начинается…

Фото готические небо природа (310 фото)

+ 3d графика - (1) Фото готические, небо, природа, 3d графика + абстракция - (1) Фото готические, небо, природа, абстракция + авто - (1) Фото готические, небо, природа, авто + ангелы - (10) Фото готические, небо, природа, ангелы + аниме - (5) Фото готические, небо, природа, аниме + анимированные - (6) Фото готические, небо, природа, анимированные + бабочки - (9) Фото готические, небо, природа, бабочки + вода - (39) Фото готические, небо, природа, вода + воздушные шары - (4) Фото готические, небо, природа, воздушные шары + волки - (12) Фото готические, небо, природа, волки + глаза - (1) Фото готические, небо, природа, глаза + гламурные - (1) Фото готические, небо, природа, гламурные + город - (4) Фото готические, небо, природа, город + горы - (21) Фото готические, небо, природа, горы + грустные - (31) Фото готические, небо, природа, грустные + девушки - (213) Фото готические, небо, природа, девушки + демоны - (6) Фото готические, небо, природа, демоны + демотиваторы - (2) Фото готические, небо, природа, демотиваторы + деревья - (94) Фото готические, небо, природа, деревья + дети - (9) Фото готические, небо, природа, дети + дождь - (20) Фото готические, небо, природа, дождь + дома - (37) Фото готические, небо, природа, дома + дороги - (13) Фото готические, небо, природа, дороги + дым - (6) Фото готические, небо, природа, дым + еда - (3) Фото готические, небо, природа, еда + животные - (27) Фото готические, небо, природа, животные + зима - (6) Фото готические, небо, природа, зима + змеи - (1) Фото готические, небо, природа, змеи + знаки - (2) Фото готические, небо, природа, знаки + игрушки - (4) Фото готические, небо, природа, игрушки + игры - (1) Фото готические, небо, природа, игры + известные люди - (1) Фото готические, небо, природа, известные люди + капли - (1) Фото готические, небо, природа, капли + корабли - (2) Фото готические, небо, природа, корабли + космос - (1) Фото готические, небо, природа, космос + кошки - (12) Фото готические, небо, природа, кошки + красивые - (9) Фото готические, небо, природа, красивые + кровь - (9) Фото готические, небо, природа, кровь + кролики - (1) Фото готические, небо, природа, кролики + лес - (5) Фото готические, небо, природа, лес + летучие мыши - (1) Фото готические, небо, природа, летучие мыши + листья - (4) Фото готические, небо, природа, листья + лошади - (5) Фото готические, небо, природа, лошади + луна - (50) Фото готические, небо, природа, луна + люди - (3) Фото готические, небо, природа, люди + магия - (1) Фото готические, небо, природа, магия + манга - (5) Фото готические, небо, природа, манга + милитари - (8) Фото готические, небо, природа, милитари + милые - (3) Фото готические, небо, природа, милые + молнии - (7) Фото готические, небо, природа, молнии + монстры - (5) Фото готические, небо, природа, монстры + море - (21) Фото готические, небо, природа, море + мосты - (2) Фото готические, небо, природа, мосты + мужчины - (20) Фото готические, небо, природа, мужчины + музыка - (8) Фото готические, небо, природа, музыка + мультики - (1) Фото готические, небо, природа, мультики + мыши - (1) Фото готические, небо, природа, мыши + насекомые - (7) Фото готические, небо, природа, насекомые + ночь - (102) Фото готические, небо, природа, ночь + облака - (63) Фото готические, небо, природа, облака + огонь - (6) Фото готические, небо, природа, огонь + осень - (5) Фото готические, небо, природа, осень + предметы - (54) Фото готические, небо, природа, предметы + прикольные - (1) Фото готические, небо, природа, прикольные + птицы - (88) Фото готические, небо, природа, птицы + ретушь - (94) Фото готические, небо, природа, ретушь + рисунки - (121) Фото готические, небо, природа, рисунки + руки - (4) Фото готические, небо, природа, руки + рыбы - (1) Фото готические, небо, природа, рыбы + сердечки - (3) Фото готические, небо, природа, сердечки + сказки - (1) Фото готические, небо, природа, сказки + снег - (8) Фото готические, небо, природа, снег + солнце - (4) Фото готические, небо, природа, солнце + старики - (1) Фото готические, небо, природа, старики + сюрреализм - (5) Фото готические, небо, природа, сюрреализм + туман - (18) Фото готические, небо, природа, туман + фразы - (18) Фото готические, небо, природа, фразы + фэнтези - (37) Фото готические, небо, природа, фэнтези + цветы - (27) Фото готические, небо, природа, цветы + черепа - (22) Фото готические, небо, природа, черепа + черно-белые - (21) Фото готические, небо, природа, черно-белые + шарики - (1) Фото готические, небо, природа, шарики + широкоформатные - (4) Фото готические, небо, природа, широкоформатные + эльфы - (1) Фото готические, небо, природа, эльфы + эмоциональные - (9) Фото готические, небо, природа, эмоциональные + эротические - (2) Фото готические, небо, природа, эротические

Готическая скульптура

С готическим зодчеством неразрывно связано развитие пластики. Скульптуре принадлежало первое место в изобразительном искусстве этого времени. Она усиливала эмоциональность и зрелищность готической архитектуры, в ней наиболее очевидно проявлялось стремление к чувственно-поэтическому, изобразительному воплощению не только религиозных представлений времени, но и наивно обоготворенной человеком природы и его самого как ее совершенного порождения. Особенно богато украшался готический собор, который Виктор Гюго образно сравнивал с гигантской книгой. Главное место в его внешнем и внутреннем декоративном убранстве принадлежало статуе и рельефу. Композиционный и идейный замысел скульптурного декора был подчинен разработанной теологами программе.


Пророк Иеремия
Пророк Даниил
Колодец пророков

Клаус Слютер, Колодец пророков, 1395–1406 годы, монастырь Шанмоль, Дижон, Франция

В храме, олицетворяющем, как и прежде, образ вселенной, теперь наиболее развернуто в зримых чувственных формах представлялась религиозная история человечества с ее возвышенными и низменными сторонами, с ее жизненной многосложностью. Тысячи статуй и рельефов выполнялись в мастерских при соборах. В их создании часто принимали участие многие поколения художников и подмастерьев. Средоточием скульптурных композиций стали порталы, где большие по размеру статуи апостолов, пророков, святых располагались вереницами, как бы встречая посетителей. Тимпаны, арки порталов, промежутки между ними, галереи верхних ярусов, ниши башенок, вимперги украшались горельефами, декоративными рельефами и статуями. Множество мелких фигур и отдельных сцен размещалось в трансептах, на консолях, цоколях, постаментах, контрфорсах, крышах. Капители и карнизы заполнялись изображениями птиц, листьев, цветов, разнообразных плодов, по выступам карнизов, ребрам башенок, аркбутанам точно пробегали каменные полураспустившиеся листочки (краббы), шпили увенчивались цветком (крестоцвет). Все эти орнаментальные мотивы как бы вдыхали чувство жизни природы в архитектурные формы. Подобное изобилие растительной орнаментики не встречается в других архитектурных стилях.

Готическая скульптура – органическая часть архитектуры собора. Она включается в архитектурную конструкцию, входит в состав функциональных элементов постройки. В Реймском соборе она даже определяет его внешний облик. Взаимодействие архитектуры со скульптурой и живописью порождало то неповторимое разнообразие впечатлений, которым готика обогащала современников. Статуи сохраняют теснейшую связь со стеной, с опорой. Фигуры удлиненных пропорций как бы вторят вертикальным членениям архитектуры, подчиняясь динамическому ритму целого, образуя единый архитектурно-скульптурный ансамбль. Размеры их находились в точном соотношении с архитектурными формами, зависели от установленного религиозными канонами месторасположения. В готической архитектуре увеличилась не только степень подчинения скульптуры архитектуре, но и поднялось самостоятельное значение скульптуры. Готика продолжила начатое романскими ваятелями обособление человеческого образа от общего декоративного убранства. Стала более свободной трактовка художественной формы, усилилась роль статуарной круглой пластики, ее взаимодействие с окружающей пространственной и световоздушной средой. Статуи часто отделялись от стены, помещались в нишах на отдельных постаментах. Легкие изгибы, повороты торсов и перенесение тяжести тела на одну ногу, характерные живые позы и жесты придают фигурам динамичность, которая несколько нарушает вертикальный архитектурный ритм собора.


Санта Репарата
Музей дель Дуомо, Флоренция
Кампанила собора Санта
Мария дель Фьоре, 1337–1343
Надежда, 1330
Баптистерий, Флоренция

Скульптор и архитектор Андреа Пизано, двери флорентийского баптистерия, рельефы и статуи флорентийского собора

Огромную эмоциональную выразительность статуям придавали драпировки одежд, подчеркивающие пластичность и гибкость человеческого тела, его жизнь в пространственной среде. Складки приобрели естественную тяжесть; глубоко западая, они порождали богатую игру света и тени, уподоблялись то каннелюрам колонн, то образовывали напряженные резкие изломы, то струились легкими потоками, то ниспадали бурными свободными каскадами, как бы вторя человеческим переживаниям. Часто сквозь тонкую одежду просвечивало тело, красоту которого начинали признавать и чувствовать и поэты и скульпторы того времени. Внимание сосредоточивалось на пластической и духовной выразительности лиц. В характеристике святых появлялись человечность, мягкость. Их образы становились разнообразными, остроиндивидуальными, конкретными, возвышенное сочеталось в них с повседневным житейским. Человеческое лицо оживлялось выразительным взглядом, мыслью или переживаниями. Обращенные к окружающим и друг к другу святые, исполненные душевной близости, как бы сердечно беседовали между собой. Готический художник передавал тонкие душевные движения, радость и тревогу, сострадание, гнев, страстную взволнованность, томительное раздумье.

Появляются скульптурные группы, объединенные сюжетом и драматическим действием, разнообразные по композиции. Святые жены рыдают над гробом Спасителя, ангелы ликуют, апостолы в «Тайной вечере» волнуются, грешники в аду мучаются. Возрождая пластические завоевания греков (профильное изображение лица и трехчетвертной поворот фигуры), готические мастера идут самостоятельным путем. Их отношение к окружающему миру носит более личный, эмоциональный характер. Стремление усилить чувственную достоверность образа обнаруживало себя в острой наблюдательности и жадном интересе к единичному, частному, индивидуальному, портретному и даже необычному, случайному. Человеческое лицо, как красивое, так и уродливое, для средневекового мастера было отблеском вечной красоты и мудрости мироздания. Отсюда интерес к характерным жизненным деталям, которыми они обогащали пластику. Расцвет скульптуры начался на рубеже 12–13 столетий во Франции, когда процесс национального пробуждения был на подъеме. Простота и изящество четких форм, плавность и чистота контуров, ясность пропорций, сдержанные жесты служили во французской скульптуре выражением нравственной силы, духовного совершенства.

Высшие достижения готической скульптуры связаны со строительством Шартрского, Реймского и Амьенского соборов, насчитывающих до двух тысяч скульптурных произведений, которые отличаются высоким эстетическим пафосом. Здесь вырабатывались классические приемы скульптурного декора и разрабатывался синтез всех искусств под эгидой архитектуры. Шартрские мастера создали ряд превосходных по яркой индивидуальной характерности и одухотворенности образов, например, мудрых ветхозаветных «царей» западного портала – с печатью надменности и замкнутости в лице или в состоянии внутренней напряженности. Зрелым мастерством отличается статуя святого Феодора с южного портала – в нем воплощен идеальный чистый образ христианского рыцаря с доверчивым открытым лицом юноши, сосредоточенного, немного грустного и вместе с тем непоколебимо мужественного. Меняя точку зрения, зритель обнаруживает различные аспекты характера воина. Исключительна по сложности и многогранности внутреннего мира портретная голова Ренье де Мусона (надгробие аббатства Иософат около Шартра), шартрского епископа с лицом, отмеченным интеллектуальностью, силой мысли, нервным напряжением.


Ханс Мульчер
Святая Троица, 1430,
Собор в Ульме, Германия
Мишель Коломб
Надгробная плита Маргриты де Фой,
1502, собор, Нант, Франция
Мишель Коломб, Святой
Георгий, поражающий дракона,
замок Гайон, Франция

В статуях святых – Мартина, Григория и Иеронима южного портала Шартрского собора сделан решительный шаг в совершенствовании построения человеческой фигуры. Сохраняя необходимое для архитектуры фронтальное положение, мастер оживил фигуры святых едва заметным движением – легким поворотом голов, сдержанным жестом. Каждый образ – определенный характер с соответствующим ему состоянием: Мартин гневен и властен, Георгий сердечен, тихий Иероним вдумчив. Вместе с тем все три фигуры объединены единым ощущением нравственной силы, душевного благородства – люди этой эпохи сообразовывались в своих помыслах и поступках с высоким, но отвлеченным понятием чести, верности, великодушия. В дальнейшем французская скульптура шла по пути все большей свободы в постановке фигур, повороты, жесты, движения становились отчетливыми и разнообразными. Среди реймских статуй особой силой пластического выражения отмечены мощные фигуры двух женщин – Марии и Елизаветы. Каждая из них имеет самостоятельное пластическое значение. Вместе с тем они внутренне объединены молчаливым диалогом, переживаниями. Юная Мария, ожидающая рождения Христа, точно прислушивается к пробуждению новой жизни. Ее голова наиболее пластически сложна. Ниспадающее с вьющихся волос покрывало то затеняет, то открывает лицо и позволяет с разных точек зрения уловить тонкие оттенки настроений, проскальзывающих в чертах: то спокойствия, то грусти, то просветленности, которая доминирует в профиле. Духовное волнение выражено не только в классически прекрасных чертах, но в движении корпуса, в трепетной вибрации драпировок одежд, гибких извилистых линиях контуров. Марии с ее духовным подъемом, с ее величавой грацией противопоставлен образ пожилой, суровой, умудренной, исполненной чувства достоинства и трагического предчувствия Елизаветы. Созданные реймскими мастерами образы привлекают нравственной силой, высотой душевных порывов и в то же время близкой античному идеалу телесной жизненностью, простотой и характерностью, обаянием женской красоты. Задумчива Анна с тонкими чертами лица француженки, темпераментен святой Иосиф (группа «Сретение», 1240-е годы) – элегантный светский человек с искрящимся галльским умом. Выразительны детали: острый, задорный взгляд, франтовато закрученные усы, буйно вьющаяся шевелюра, кудрявая бородка, стремительный поворот головы к собеседнику. Энергичная светотеневая моделировка усиливает живость выражения.

Изменяется трактовка традиционных образов. Изображая сцены из жизни Христа, готический мастер обнаруживает близость его к страдающему человечеству. Таков образ Христа-страннника (Реймский собор), самоуглубленного, скорбного, примирившегося с судьбой. В Христе благословляющем (Амьенский собор) гармоничные черты отмечены печатью мудрой нравственной красоты и мужественной силы. Повелительный жест руки точно призывает зрителя к достойной чистой жизни. В народной среде был любим образ Мадонны с младенцем па руках, воплощающий девичью чистоту и материнскую нежность. С 13 века ей часто посвящаются порталы. Она изображается с гибким станом, с нежно склоненной к младенцу головой, улыбающейся, с полузакрытыми глазами. Женственное очарование и мягкость отмечают «Золоченую мадонну» южного фасада Амьенского собора (конец 13 века). Широкие волны линий, идущих от бедра к ступне, уже заметные в реймских статуях, приобретают здесь характер движения, полного благородного ритма. Плавная линия выявляет изящество изгиба торса, бедра и колен. В статуях Амьенского собора пропорции правильны, драпировки естественно ложатся по фигуре. Им не свойственна экспрессия произведений шартрских мастеров. Они полнокровны и просты, пластически более совершенны. Реймские мастера порою приближаются к античной классике. Две женские статуи Страсбургского собора (1230-е годы) привлекают духовной чистотой, изяществом стройных пропорций. Одна из них символизирует торжествующую христианскую Церковь, другая – побежденную Синагогу. Образ Церкви, с властным взглядом, с гордой осанкой, оттененной плавным ритмом складок одежд, дан как положительный. Роняющая разорванные скрижали Завета Синагога с завязанными глазами трагична. Она воплощает осужденную католицизмом ложную иудейскую религию. Поникшая голова, сложное спиралевидное движение гибкого тела, неожиданно резкий надлом копья выражают душевное смятение, неустойчивость. Обращают внимание меткие наблюдения художника, стремление воспроизвести конкретные детали. Сквозь повязку на лице Синагоги просвечивают очертания глаз, через тонкую ткань, покрывающую руку Церкви, проступают ее изящные формы.

Скульптура Страсбургского собора соединила черты, свойственные французской и немецкой готике: высокий этический строй французской пластики и экспрессивность немецкой. В мир возвышенных образов готической скульптуры часто включались бытовые мотивы, в которых давала себя знать народная струя искусства: гротескные фигуры монахов, жанровые фигуры мясников, аптекарей, косарей, сборщиков винограда, торговцев. Тонкий юмор царит в сценах «Страшного суда», утративших суровый характер. Среди уродливых грешников часто встречаются короли, монахи и богачи. Изображаются «Каменные календари» (Амьенский собор), повествующие о характерных для каждого месяца работах и занятиях крестьян. В 1385 году герцог Бургундии Филипп Смелый основал картезианский монастырь Шанмоль в окрестностях Дижона во Франции. С 1390-х годов по заказу герцога лучшие мастера возводили монастырские здания и создавали произволения скульптуры. Одним из них был нидерландский скульптор Клаус Слютер, который исполнил для монастыря шесть каменных статуй пророков в человеческий рост.

В Германии скульптура была менее развита. Более тяжеловесная в своих формах, чем французская, она захватывает силой драматических образов. Тенденция к индивидуализации характера и чувств рождает почти портретность Елизаветы Бамбергского собора (1230–1240), с суровыми чертами волевого лица, с мрачно-взволнованным взором. Резкие угловатые формы, беспокойные ломаные складки одежд усиливают драматизм образа. В Германии рано появляются конные изображения. Бамбергский всадник – воплощение мужества и рыцарской энергии.

Немецкая готика сыграла важную роль в развитии портретной скульптуры. В статуе маркграфа Эккехарда Наумбургского собора (середина 13 века) дан типичный образ властного, грубого рыцаря с чувственным надменным лицом. Хрупкость и лиричность отличают его супругу Уту – меланхоличную, сосредоточенную, с неповторимо индивидуальной выразительностью как бы внезапно запечатленных движений. С 60-х годов 13 века одухотворенность вытеснялась манерностью миловидных образов, особо проявлявшейся в мелкой пластике. В 14 столетии доминировало холодное изящество, натуралистическая приземленность. Искреннее вдохновение зачастую подменялось условной схематизацией.

История зарубежного искусства ►

Готические ювелирные изделия о природе, эзотерике и средневековье Lisova jewelry

Наш главный приоритет не только качественные изделия, но и качественный сервис.

Нам важно, чтобы каждый клиент чувствал себя надёжно, безопасно и комфортно. 

 

Поэтому мы:

 

• Представляем пожизненную гарантию на все изделия. 

Вы всегда можете обратиться к нам за консультацией. Мы бесплатно чистим изделия и обновляем покрытия (родий, позолота, чернение). Мы бесплатно делаем ремонт (оплата только за материалы, например, за новый камень, если старый разбился). И мы всегда готовы идти вам на встречу.

 

• Дарим скидку 10% на первый заказ, а после 3го заказа вы получаете скидку 10% постоянного клиента. Она будет действовать на все последующие заказы! Если вы сделали 3 заказа, напишите нам на почту [email protected] и мы создадим для вас персональный промокод постоянного клиента 🙂

 

• Мы - надёжный бренд. Не только на словах, но и на деле.

В случае любых проблемных ситуаций мы максимально включаемся в решение проблемы, вы можете на нас рассчитывать. Мы ответсвенно подходим к своей работе и всегда готовы вам помочь.

 

• Мы за взаимоуважение и экологичное общение. 

С каждым клиентом мы вежливы и тактичны. Того же мы ожидаем в ответ. Если клиент позволяет себе некорректное, грубое общение или неуместные высказывания - на этом наше сотрудничество заканчивается навсегда.

 

• Мы ведём прозрачную политику.

На своей личной Инстаграм-странице я показываю наше закулисье со всеми взлетами и падениями. Я хочу, чтобы вы понимали - за брендом стоят живые люди. 

Также я зарегистрирована как ФОП и деятельность бренда ведётся официально. С продажи каждого изделия мы платим налог государству.

 

• Мы - не идеальны, но очень стараемся 🙂

Мы люди и иногда допускаем ошибки. Конечно, мы изо всех сил стараемся их избежать, но никто не может быть идеальным. Однако за каждую ошибку мы несём ответственность, компенсируем и предлагаем варианты решения.

 

Спасибо, что прочитали 🙂

Готическое понимание искусства как имитации природы - История искусства

Одной из центральных идей целого комплекса эстетических представлений западноевропейского средневековья была концепция искусства как имитации природы. Истоки концепции следует искать в античном понимании искусства как подражания, приобретшем в римской формулировке особенную точность и определенность. Но свойственная античной эстетике теория мимесиса - подражания природе в художественном произведении, воспринятая средневековьем, получила совершенно иную окраску.

Концепция идеи искусства как имитации природы

Восходящая к платоновской философии мысль об имитации природы как свидетельстве несовершенства творения человеческих рук неоднократно комментировалась авторами готических манускриптов и приобрела в сочинениях ранней готики особенно драматический оттенок. Скрывающиеся в искусстве возможности имитировать природу, подобие и отблеск божественной идеи, превращали его в уподобление подобию, в имитацию имитации, в тень тени, в копию копии и лишали искусство самостоятельной ценности. Искусство понималось как обман, осуждалось резко.

Рисунки из альбома Виллара-де-Оннекура

Позже отношение к художественным произведениям меняется, но представление о них как обмане, как поддельной мудрости сохраняется на протяжении всего средневековья. С ним связано и отношение к художнику, деятельность которого состоит, по существовавшим тогда представлениям, в имитации природы. Христианское мировосприятие, сложившееся в западной части Священной Римской империи, концепция искусства как имитации природы совместилась с представлением об искусстве как воплощении, с мыслью о том, что "невидимое Его, вечная сила Его и божество, от создания мира через рассматривание творений видимы" (Римл., 1, 20). Это обстоятельство частично объясняет то важнейшее значение, которое концепция имитации в искусстве заняла в западноевропейской средневековой теории искусства, как и факт, что концепция почти не привилась на восточной - греческой и русской почве.

Неодобрительное отношение к произведениям искусства не получило в раннем средневековье на Западе такого крайнего проявления, как на Востоке, где оно выражалось в резком осуждении изобразительного искусства как ложного знания, в отказе от художественного творчества, в движении иконоборчества (8-9 века). Изобразительные искусства не получили здесь такого важного мистического значения. В эпоху зрелого средневековья на Западе они предстанут перед нами в дидактическом, морализирующем значении, с задачей иллюстрации церковной догмы и наглядного отражения стройности божественного миропорядка. Они не сохранят в себе непостижимого, глубокого, тайного и невыразимого словами чувства, определяющего причастность греческой иконы божеству. Их символика будет основана в гораздо большей степени на идее подражания, а не на сопереживании священной истории и природы. Это обстоятельство обусловило большую свободу западного художника в обращении с иконографической традицией и его гораздо большую зависимость от явлений и образов реального мира.

Идея имитации природы на Западе рано осмысливается в положительном плане, в противоположном тому негативному отношению к этой идее, которая развилось в сфере византийской культуры. Представление о деятельности художника как имитации находит место в сочинениях раннего средневековья и каролингской эпохи. Мысль об искусстве как фиктивной реальности ясно звучит у Исидора Севильского и фигурирует в "Libri Carolini". Реальностью для Алкуина является Священное писание. С изменениями в средневековом мировоззрении ею становится гармония и многообразие божественного мироздания.

Рисунок из альбома Виллара-де-Оннекура и готический растительный орнамент

В сочинениях Ансельма Кентерберийского мысль о деятельности художника как имитации природы получает глубокое толкование. Виртуозно разработанная им доктрина творения ех nihilo углубила августиновское сравнение божественного творчества с творчеством человеческим. Процесс творчества - от идеи предмета к произведению - подобен творчеству бога. Однако тогда как земной художник нуждается в некой сущности, находящийся вне его, - материи или форме материи, божественный художник в процессе творчества не испытывает необходимости ни в чем и извлекает форму из самого себя [1]. Так как бог - это "тот, кого нельзя вообразить себе более великим" [2], то в своем творчестве он не нуждается в модели, тогда как земной художник, "хотя способен изобрести в живописи животное, которое никогда не существовало, не способен фантазировать, не объединив различных частей однажды познанного и восстанавливаемого по памяти" [3]. Восходящая к Платону теория реминисценций, воспоминаний, определяющая творчество художника как копирование, нашла в сочинениях Ансельма законченную теологическую интерпретацию. Следует подчеркнуть, что понятие имитации в готической теологии, будучи связано с представлением о воплощении, обогащается духовно, оно основывается на целой цепи подобий, восходящих к подобию бога, к познанию которого и ведет процесс имитации, приобретающий, таким образом, внутренне творческий, духовно созидательный характер.

Идея имитации в философии Шартрской и Парижской школах

Мысль Дионисия Ареопагита о том, что "для каждого члена иерархии совершенство состоит в возвышении и имитации бога, следуя собственной пропорции, и в том, чтобы проявить в себе, следуя собственной возможности, божественное творчество" [4], была понята и развита на Западе в творческом, деятельном плане, а не в умозрительном аспекте идеологии восточной церкви. К 12 веку в связи с изменением взглядов на природу и окружающий мир, существование и строй которых средневековый человек пытается освоить и понять, развивается и представление об имитации природы в творчестве человека. Представление получает особенно стройную интерпретацию в философии Шартрской и Парижской школ. "Всякое произведение есть либо произведение творца, либо произведение природы, либо произведение художника, имитирующего природу" [5], - писал Гийом Коншский, кратко, но ясно выразив мысль о том, что художник призван подражать природе, которая есть образ божественной мудрости.

Школы Парижа и Шартра развивались под знаком платоновского "Тимея", укрепляя мысль о временности и бренности творения человеческих рук, об иерархическом различии между вечным творением бога, постоянным творением природы и временным, преходящим творении человека. Разграничение четко проводится Халкидием, но в Шартрской школе получает полное развитие. "Произведение творца способно постоянно пребывать, произведение природы вершится в следовании поколений, произведение человека проходит совсем" [6]. Таково меланхолическое заключение Гийома Коншского. Но эта иерархия, различая, связывает человека с божественным творчеством, которому человеческое творчество подобно и соответственно. Между ними лежит огромное расстояние, но не непроходимая бездна.

Сравнение бога с художником, приложение к нему термина "artifex" становится особенно популярным в Шартрской и Парижской школах. "Бог, как тончайший архитектор мира, как обрабатывающий золото золотых дел мастер, как чудесным художеством художествующий художник, как удивительным трудом трудящийся труженик, дивным образом построил чертоги мира", - писал Алан Лилльский [7]. Параллель между творчеством художника и божественным творчеством, с поэтическим упоением проведенная Аланом Лилльским и культивируемая школами Парижа и Шартра, отражала то ощущение гармонии человека и мира, которое облеклось в шартрской философии в геометрически стройные формы [8]. Тема мировой души, развитая философами этих школ, обусловила понимание мира как космоса, как гармонии и порядка и связала представление о конкретном мире с миром божественной идеи. Природа понималась как подобие божественного замысла, подобно тому, как произведение художника представлялось подобием его замысла.

В философии школы монастыря св. Винтора (Париж) идея трех видов творчества, восходящая к комментариям Халкадия к "Тимею", претерпевает определенные изменения. Подобно философам Шартра, Гуго Сен-Викторский искусно отделял и обсуждал три вида творчества и творения: божественное, природное, человеческое. Гуго также отмечал временность произведений человеческих рук. Однако его представления об орега artificis imitanti naturam связывались не столько с понятием об anima mundi, мировой душе, которая у Халкадия являлась объединяющей все три вида труда субстанцией и по законам которой организовывалась работа художника, сколько со стремлениями и усилиями самого человека посредством механических искусств удовлетворить как свои жизненные потребности, так и неиссякаемое желание познания и созерцания бога.

Популярность идеи искусства как имитации природы в 13 и 14 столетиях, а также исподволь происходящие изменения самого смысла и характера этой концепции обязаны преимущественно воздействию аристотелевской философии. Под влиянием аристотелевской теории творчества идея искусства как имитации природы связывается в 13 веке с разрабатываемыми представлениями об основных принципах, методах, ходе и характере творческого процесса и созидательной деятельности. Готическое миропонимание трансформировало античную мысль о подражании природе, придав ей глубоко спиритуалистический оттенок. Понимание имитации природы средневековьем, противоположное восприятию и развитию этой идеи в Новое время, определяло и направляло творческую деятельность готического художника по образцам.

Рисунок льва из альбома Виллара-де-Оннекура и готическая скульптура

Представление об имитации природы отнюдь не означало воспроизведения явлений и форм окружающего мира в работе художника на основании непосредственного наблюдения природы, что лежало в основе представления об имитации природы в Новое время. Напротив, на пороге готического века оно было еще весьма далеко от конкретного копирования форм окружающего мира. В имитации природы для средневекового человека заключался совсем иной смысл, открывавший его таланту и фантазии возможности полной реконструкции зрительно познаваемых форм, но строго подчинявший эти возможности определенной образной структуре и направлявший их в русло иконографической традиции. Смысл имитации природы заключался в следовании законам природы, в повторении организации ее творческого процесса, в творчестве по образу и подобию бога. Имитировать природу для готического художника означало творить по законам природы, проникая в тайны ее гармонической организации и распорядка, создавать совершенно иной, отличный от окружающего, мир облеченных в пластические формы духовных ценностей, обладающих неисчерпаемым символическим значением. Поиски средневековых мастеров в области создания особого мира художественных форм, с начала и до конца условного, но остро воспринимаемого эмоционально, перекликаются с исканиями художников начала 20 века, направленными к трансформации реальных закономерностей и связей и созданию "новой реальности" искусства. Естественно, что эти поиски, принадлежа по преимуществу формальной области, не могли заключать в себе глубины мира образов, созданного в средние века. Время ставило перед современными мастерами иные задачи и цели, хотя некоторые пути их разрешения и достижения в создании условного языка художественных форм и были аналогичны изобразительным средствам из арсенала средневековых мастеров.

Литературные источники

  • 1. См.: Sanctus Anseltus Cantuariensis Monologion, Х, XI. - PL, vol. 158, Paris 1854. В раннехристианской философии эта мысль впервые подробно разрабатывается Оригеном в комментариях к Книге Бытия.
  • 2. Banceua Anseltus Cantuariensis Proslogion, П.-РL, v. 158.
  • 3. Sanctus Anseltus Cantuarlensis Monologion, XI-PL, vol. 158.
  • 4. Цит. по: De caelesti hierarchia, ПI, 2 /165Е/, ed. R. Roques.
  • 5. Цит. по: Parent G. Op. cit., р. 127.
  • 6. Цит. по: Parent G. Op. cit., р. 248.
  • 7. De Planctu Naturae. - PL, vol. 210.
  • 8. Любопытно, что в торжественном гимне (12 в) парижских золотых дел мастеров, посвященном их покровителю святому Элигею, творец воспевается как божественный кузнец, чеканщик, художник, искуснейший золотых дел мастер, как бы вторя поэтическому сравнению Алана Лилльского. См.: Evans J. Art in Medieval France, 1952, p. 234.

Тэг: Теория искусства (философия)

Готика, природа, этно и сон наяву - «МСН»

Готика, природа, этно и сон наяву

    Семинар “Тренд–вижн уорлд-2006” для парикмахеров провели в столице мастера тренинг–центра Wella с участием президента Союза парикмахеров Казахстана Халимы Насыровой.
    Целью было ознакомление парикмахеров с новыми направлениями стилей причесок. Надлежало также подготовить их к конкурсу “Тренд–вижн уорлд-2006”, который пройдет у нас. Его победитель отправится в Италию на чемпионат мира с участием парикмахеров из 53 стран.
     В прошлом году парикмахер из Оша Акмаль Анваржанов на конкурсе “Тренд–вижн уорлд-2005”, который проходил у нас, попал в полуфинал. Его работа отличалась оригинальностью, сочетала современный и национальный колорит. И в Лондоне на чемпионате мира он успешно представлял нашу страну.
    С 1995 года каждый год разрабатываются новые темы для парикмахеров. Презентация четырех направлений причесок (техно–природа, сон наяву, этно–фьюжн и готическая роскошь) на 2006 год прошла в Стокгольме, где присутствовали лучшие мастера из США, Италии, Германии, Великобритании и других стран.
    Понятно, парикмахер должен суметь увидеть в человеке его стиль и соответственно подобрать прическу.
    На семинаре использовались костюмы от наших ведущих дизайнеров. Для техно–природы свою новую коллекцию одежды в сочетании искусственных материалов с натуральными (хлопок, джинса) представила Галина Байкова. Прически этого стиля — прямые волосы, например холодных коричневых оттенков.
    Дильбар Ашимбаева одела моделей с этно–фьюжн в дорогие национальные костюмы из хлопка, шерсти, шелка. Здесь доминировали легкость, яркость, раскрепощенность, сочетание национального колорита со стилем хиппи. Такие же и прически — пушистые, кудрявые, разноцветные.
    Обладательницы готической роскоши — респектабельные женщины (кому за сорок) с гладкими, шикарными блестящими волосами цвета от глубокого бордового до сине–черного. Они знают, чего хотят, уверенны, богаты, могут позволить себе прихотливые метаморфозы. Для парикмахеров это всегда благодарные клиентки. Сопутствующие украшения этому стилю — черный, белый жемчуг.
    Сон наяву, безусловно, это ностальгия, безмятежность, душевная теплота, гармония. Ткани — полупрозрачные, кружева, вышивка. Волосы цвета меди, корицы, шоколада. Стрижки от коротких до длинных, подходят вьющиеся волосы. Этот стиль подразумевает образ Брижит Бардо.
    И главное тут — свое направление. В этом и состоит задача парикмахеров.
    Команда формируется из трех человек — визажиста, парикмахера (до 30 лет) и модели. В полуфинале компетентное жюри решит, чей образ наиболее удачный. Финал пройдет в начале мая.
    Юлия Сушкова.
    Фото Владимира Пирогова.

    

Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/13022/

Gothic Nature III - Журнал Gothic Nature

Виртуальный симпозиум

30 ОКТЯБРЯ 2020 ГОДА

Пожалуйста, найдите программу конференции здесь и обратите внимание, что все время указано по британскому времени.

билетов можно приобрести на EventBrite здесь.

Всех приветствую!

Хотя мы очарованы тревожной обстановкой, мы открытое и инклюзивное сообщество и тепло приветствуем всех, кто может быть заинтересован в посещении этого мероприятия.Критические и творческие беседы должны быть доступны для всех, , поэтому мы предлагаем определенное количество отказов от платы за конференцию тем, кто в этом нуждается . Если это относится к вам, не стесняйтесь обращаться к Элизабет и Мишель по адресу [email protected]

Основные докладчики

Академический доклад: профессор Доун Китли
(Университет Лихай, Пенсильвания)
Дон Китли широко преподает в жанрах хоррор и готическую литературу, кино и телевидение.Она широко публиковалась в ведущих международных журналах, была со-редактором многочисленных сборников, включая Ужас растений: подходы к чудовищному растению в художественной литературе и кино и Экоготика в американской литературе девятнадцатого века , и в настоящее время пишет свою следующую монографию. о народном ужасе для Университета Уэльса. Она также является соавтором сайта www.HorrorHomeroom.com.

Творческий доклад: доктор Энн Листер
Энн Листер известна в мире народной музыки как автор песен и певица, написавшая песни, в значительной степени основанные на мифах, сказках и легендах, одна из которых, «Икар», была записана количество разных художников.Она профессионально рассказывает истории с середины 80-х годов. Она работала учителем английского и французского языков для учеников всех возрастов, от детских садов до взрослых, и проводила семинары для рассказчиков в самых разных местах, от центров холистического отдыха до тюрем! Энн записала девять альбомов собственных песен и опубликовала (пока) один роман.

Делегаты конференции Gothic Nature II 2019, щедро организованной Университетом Рохэмптона.

«Готическая природа: новые направления в экологическом ужасе и экоготике» - Конференция - Школа английского языка

Конференция «Готическая природа: новые направления в экологическом ужасе и экоготике» состоится в Long Room Hub 17 и 18 ноября 2017 года.

Готика и фильмы ужасов долгое время служили ярким отражением страхов современной культуры. Сейчас, более чем когда-либо, окружающая среда стала местом этих страхов для многих людей, и эта конференция стремится исследовать широкий спектр текстов с элементами готики и ужасов, которые затрагивают более темную сторону природы. Gothic Nature стремится ответить на этот вопрос, исследуя место нечеловеческой природы в ужасе и современной готике и демонстрируя самые захватывающие и новаторские исследования, проводимые в настоящее время в этой области.Ученые со всего мира представят научные доклады по различным предметным областям, а также творческие работы художников и исполнителей.

Регистрация на конференцию Программа конференции


ДЕНЬ ПЕРВЫЙ: пятница, 17 ноября

09: 15-09: 45: Регистрация в Trinity Long Room Hub
09: 45-10: 00: Официальный приветственный / приветственный адрес
10:00 -11: 40: Панели 1A и 1B
Панель 1A: «Волны ужаса: готические океаны и чудовищные морские твари»
Стул: Дара Дауни

  • Джоан Пасси: Воющие моря: Морские пейзажи и звуковые пейзажи в викторианской готической фантастике Корнуолла
  • Матиас Стефан: Восходящие моря и затонувшие башни: экологический апокалипсис в фильме Джорджа Тернера «Море и лето»
  • Эмили Алдер: Подводный пластиковый Франкенштейн
  • Ноэль Манн: «Не спускайся в воду!» Русалки и шелка в ирландском и шотландском фольклоре путешественников

Панель 1B: «Эко-ужас и экоготика: американские контексты I»
Стул: Элли МакКосленд

  • Бернис Мерфи: дикая природа Америки и ведьма
  • Мэтью Винн Сивилс: Кровавая почва: расовая травма и американская экологичность
  • Сара Каллен: Ночная готика в американской литературе XIX века
  • Эмили Бурк: Домашний больной: экофеминизм и экологическая справедливость в Степфордские жены и Сейф

11: 40-11: 55: Чай / кофе в атриуме
11: 55-13: 15: Панели 2A и 2B
Панель 2A: «Готические пейзажи: острова, лед и деревня»
Стул: Майкл Фукс

  • Ян Кинан: Империя отступает: скатология, соматическая география и готический остров
  • Йоханна Грабов: «Великий Бог! Это ужасное место.Экохоррор и экоготика в
    Антарктида
  • Дерек Джонстон: Возвышенный ужас английской деревни

Панель 2B: «Эко-монстры: зомби, вампиры и тролли»
Стул: Доминик Рейнсфорд

  • Сара Клири: Зеленая жизнь: Мать-природа снова кусает девушку со всеми дарами
  • Кайя Франк: Путешествие в ловушку по ландшафту: тролли в роли эко-готических воинов в фильме Йоханны Синсало «Не до заката»
  • Эсперанса Маллаграй Эрнандес: Земля за лесом: Природа вампира в Дракуле

13: 15-14: 15: Обед (доступен на месте)
14: 15-15: 35: Панели 3A и 3B
Панель 3A: «В леса экоготики: деревья и леса ужаса»
Стул: Tracy Fahey

  • Дон Китли: (Ужасающее) агентство деревьев
  • Элизабет Паркер: «Она была старушкой с конским мехом»: Лесные ведьмы и эволюция ведьмы из Блэр
  • Джен Бейкер: Эко-питомники загробной жизни: естественные пространства и дух мертвого ребенка

Панель 3B: «Критические подходы: новый материализм, Деррида и колониализм»
Председатель: Мария Бевиль

  • Питер Мортенсен: «Ближе к концу нашего интервью она пыталась меня отравить»:
    Ядовитая и опьяненная самость в готических рассказах Карен Бликсен
  • Тимон Адамчевски: негостеприимство
  • Брэндин Уитакер: «Мы больше не в лесу Блэк-Хиллз: воссоздание колониальной глуши в последних фильмах ужасов»

15: 35-15: 50: Чай / кофе в атриуме
15: 50-16: 50: Keynote One
Стул: Элизабет Паркер

  • Дженни Бэвидж: напуганные, священные и общие: этика экоготики

17: 00-19: 00: Театральная витрина

  • «Поцелуй меня с этими красными губами»: адаптация дракулы Брэма Стокера «Дракула » Пола Мюррея

19:00: Конференц-ужин на месте

ДЕНЬ ВТОРОЙ: суббота, 18 ноября

09: 00-10: 40: Панели 4A и 4B
Панель 4A: «Чудовищная растительность и темы антропоцена»
Председатель: Эмили Бурк

  • Кейт Харви: Экологическая фантасмагория: гротескная растительность и готический разум
  • Элли МакКосленд: от растения жизни до глотки смерти: причудливая флора в романах конца девятнадцатого и начала двадцатого века «Затерянный мир»
  • Натали Дедерикс: Смертельные развлекательные катастрофы: значение опосредованных пейзажей страха в климатической фантастике
  • Майкл Фукс: Учимся умирать в антропоцене: конец господства человека над природой в фильме «Последние из нас»

Панель 4B: «Эко-ужас и экоготика: американские контексты II»
Стул: Эмили Алдер

  • Лаура Джойс: Смертельные пейзажи Колорадо: Джонбенет, Коломбина и Сияние
  • Стивен Джойс: Экоготика и экологический ужас: Уединение и дорога
  • Даниэль Отто Джек Петерсен: Терра Дамната: дикая природа Техаса и Мексики как гиперобъект-людоед в кровавом меридиане Кормака Маккарти

10: 40-10: 55: Чай / кофе в атриуме
10: 55-12: 15: Панели 5A и 5B
Панель 5A: «Кельтские эко-ужасы: ирландский фольклор»
Председатель: Сара Клири

  • Мария Бевиль: Вещи среди деревьев: ирландские народные монстры в "Без имени" Лоркана Финнегана
  • Кен Даффи: Боги, феи и сидхе: Запретный ландшафт сидхе в средневековой ирландской литературе и фольклоре
  • Трейси Фахи: ирландская экология: реанимация народных традиций в современной ирландской культуре

Панель 5B: «Литературная экоготика: Мачен, Кляйн и Блэквуд»
Председатель: Маттиас Стефан

  • Сьюзан Йи Сенсиндивер: живая материя и новый материализм в «Великом боге Пан» Артура Мэчена
  • Дара Дауни: Кровь, грязь и гроши: злая феминизированная природа в «Доме урожая» Томаса Трайона и Т.E.D. Церемонии Кляйна
  • Мишель Поланд: «Зловещее, но невидимое»: раскрытие инаковости, Алджернон Блэквуд и экологическое воображение

12: 15-13: 15: Эко-ужасы / Экоготические чтения: Поэзия и проза
Стул: Ноэль Манн

  • Мэриан Вомак: Чтение из предстоящей коллекции EcoGothic «Потерянные предметы»
  • Артур Зеефарт: Читая «Ты не можешь обвинить Tyger»

13: 15-14: 15: Обед (доступен на месте)
14: 15-15: 35: Панели 6A и 6B
Панель 6A: «Эко-ужас и экоготика: британские контексты»
Председатель: Ян Кинан

  • Даниэль Ховарт: Страх и ненависть в Камелоте: древесные образы и средневековая экоготика в сэре Гавейне и Зеленом рыцаре
  • Шон Матару: Экоколониальный ужас в Дж.Дж. Баллард "Затонувший мир"
  • Жофия Якаб: Темная экология сказок Тессы Фармер

Панель 6B: «Когда природа кусает в ответ: Ужас животных»
Председатель: Дерек Джонстон

  • Доминик Рейнсфорд: больные люди, животные-мутанты, эко-социальная патология и развлечения в книге Николы Баркер Wide Open
  • Гри Форхольт: «Существо с перьями»: «Птицы» дю Морье и сверхъестественный антропоморфизм ужаса нападения животных
  • Суне Боркфельт: Смотришь прямо в глаза: бойня как готическое пространство

15: 35-15: 50: Чай / кофе в атриуме
15: 50-16: 50: Второй доклад
Председатель: Бернис Мерфи

  • Уильям Хьюз: «Зло нашей коллективной души»: зомби, экотерроризм и экологический апокалипсис

17:00: Винный прием

Gothic Nature III: Новые направления в Ecohorror и EcoGothic

Срок:
Контакт:
Эл. Почта:

G ot h i re III: N ew D i r ections i n Ecoho rr o Eco Университет Рохэмптона, Лондон: пятница, 30 октября, -е, , 2020

Симпозиум и запуск выпуска 2

NB: Мы прекрасно понимаем, что этот CFP совпадает с крайне неопределенным временем в отношении COVID-19.Конечно, в настоящее время неизвестно, когда собрания людей смогут возобновиться в обычном режиме. Мы твердо намерены провести это мероприятие в октябре, но в первую очередь должны сделать безопасность наших посетителей. В случае необходимости мы либо перенесем конференцию, либо проведем ее виртуально. Мы также хотим быть внимательными к тому факту, что темы конференции могут оказаться несколько неудобно актуальными для текущего экологического кризиса; однако мы чувствуем, что сейчас более чем когда-либо важно предоставить пространство, в котором мы можем вместе критически осмыслить эти «готические времена», особенно когда грань между реальной и вымышленной готической природой становится все более размытой.

СРОК ВЫПОЛНЕНИЯ: 12 th июнь, 2020

Организаторы: д-р Элизабет Паркер, д-р Мишель Поланд и д-р Рашель Дини

Подтвержденные ключевые доклады: профессор Доун Китли и доктор Энн Листер

Академический доклад: профессор Доун Китли (Университет Лихай, Пенсильвания)

Дон Китли широко преподает в жанрах хоррор и готическую литературу, кино и телевидение. Она широко публиковалась в ведущих международных журналах, была со-редактором множества сборников, включая Ужас растений: подходы к чудовищному растению в художественной литературе и кино и Экоготика в американской литературе девятнадцатого века , и в настоящее время пишет свою следующую монографию. о народном ужасе для Университета Уэльса.Она также является соавтором сайта www.HorrorHomeroom.com.

Творческий доклад: доктор Энн Листер

Энн Листер известна в мире народной музыки как автор песен и певица, написавшая песни, в основе которых лежат мифы, сказки и легенды, одна из которых, «Икар», была записана рядом разных исполнителей. Она профессионально рассказывает истории с середины 80-х годов. Она работала учителем английского и французского языков для учеников всех возрастов, от детских садов до взрослых, и проводила семинары для рассказчиков в самых разных местах, от центров холистического отдыха до тюрем! Энн записала 9 альбомов собственных песен и опубликовала (пока) один роман.

Наши образы чудовищной природы не просто отражают наш страх перед ней; они его активно учат.

- Дж. Уильямсон

Осенью 2020 года мы опубликуем второй выпуск рецензируемого журнала с открытым доступом Gothic Nature: New Directions in Ecohorror и EcoGothic , который посвящен исследованию темной стороны наших отношений с нечеловеческим миром. Этот журнал предоставляет пространство как новым, так и признанным ученым, работающим на стыке экокритицизма, готики и хоррор-исследований, а также более широких экологических гуманитарных наук в более широком смысле.Он призван обеспечить более глубокое понимание важности наших чудовищных, возвышенных, призрачных и сверхъестественных построений природы в наших разнообразных и противоречивых рассказах - и продуктивно спросить, как готика и ужас могут влиять на наши концепции и опыт современной «реальной жизни». экологический кризис.

В ознаменование выпуска второго выпуска Gothic Nature мы проводим однодневный симпозиум, щедро организованный кафедрой английского языка и творческого письма в Университете Рохэмптона, чтобы собрать вместе ученых, художников, активистов и энтузиастов. различными способами работая с темой готической природы.Мы особенно рады услышать от тех, кто хочет развить дискуссии, затронутые в первом выпуске, а также тех, кто хочет дать представление о темах, которые еще в значительной степени не исследованы, таких как деколонизация экоготики, готичность / ужас науки об окружающей среде, средства массовой информации. , и медицина, и увеличивающееся смешение между экохоррором / экоготикой и экологическим активизмом.

Приглашаем заявки на 20-минутные научные доклады и 5-10-минутные творческие чтения. Мы также тепло приветствуем предложения ученых, художников и активистов об альтернативных способах и форматах (критические или творческие диалоги, беседы, выступления, показы, презентации и т. Д.))

Темы могут включать, но не ограничиваются:

  • ЭкоГотика и экохоррор: теории, различия, направления
  • Деколонизация эко-готики
  • Зеленый готический активизм
  • Антропоценовая готика
  • «Ужас» и «готизация» современного климатического кризиса
  • Bleeding жанры: экоГотика / экохоррор / народный ужас / новые странности и т. Д.
  • Готика и пищевая политика: вегетарианство, веганство, хищничество, каннибализм
  • Пересечения готической природы: класс / раса / пол / сексуальность и т. Д.
  • Готика и отходы, загрязнение и / или экологичность
  • Призрачные пейзажи
  • Темно-синяя готика: готические побережья, моря, океаны, ледяные пейзажи и т. Д.
  • Темно-зеленая готика: готические леса, леса, пустоши, сады и т. Д.
  • Готическая экология / Готическая геология
  • Природные чудовища: волки, тролли, вендиго, ведьмы, Пан, стройные человечки (!) И др.
  • Ужас животных
  • Завод ужасов

Пожалуйста, отправьте нам тезисы из 350 слов, а также краткую биографию из 150 слов по адресу [электронная почта защищена] по номеру 12 th июнь 2020 (или не стесняйтесь обращаться к нам неофициально, если вы хотите обсудить идеи или есть вопросы).Предложения о панелях также приветствуются: в этих случаях, пожалуйста, отправьте 200 слов изложения обоснования панели в дополнение к отдельным тезисам.

Мы стремимся предоставить богатый, стимулирующий и инклюзивный центр для всех готических натуралистов и тем самым отметить всех мероприятий, связанных с экохоррором и экоготикой. Мы будем использовать симпозиум как платформу для запуска Элизабет Паркер Лес и эко-готика: глубокий темный лес в популярном воображении (Palgrave Gothic, 2020), и если вы тоже захотите использовать симпозиум как возможность для запуска книгу или сборник, или объявить о любом другом связанном событии, мы будем рады услышать от вас.

О журнале

Gothic Nature: New Directions in Ecohorror и EcoGothic - это междисциплинарный и рецензируемый академический журнал с открытым доступом, целью которого является изучение последних достижений в области экохоррора и экоготики. Он приветствует статьи, обзоры, интервью и оригинальные творческие работы, исследующие темные стороны наших отношений с нечеловеческими существами, от новых и более уважаемых ученых, работающих на стыке экокритицизма, готики и исследований ужасов, а также более широких экологических гуманитарных наук.

Все выпуски и блоги GN можно найти здесь: https://gothicnaturejournal.com/

Редактор-основатель : Д-р Элизабет Паркер
Соредакторы : Д-р Элизабет Паркер и д-р Мишель Польша
Редактор рецензии на книгу: Профессор Дженнифер Шелл
Редактор рецензии на телеэкран и кино: Доц. Проф. Сара Л. Кросби
Редакционная коллегия : Профессор Стейси Алаймо, профессор Эрик Дж.Андерсон, доктор Скотт Брюстер, доктор Кевин Корсторфин, доктор Рэйчел Дини, профессор Саймон К. Эсток, доктор Том Дж. Хиллард, профессор Уильям Хьюз, профессор Доун Китли, доктор Ян Кинан, доктор Джон Миллер, профессор Мэтью Винн Сивилс, профессор Эндрю Смит , Доктор Саманта Уолтон.

Опубликовано 28 апреля 2020 г.

(PDF) Gothic Nature Новые направления в Ecohorror и EcoGothic

www.gothicnaturejournal.com

298

У Лизы действительно кратковременная трансформация.Понимая, что их кислородные баллоны быстро заканчиваются, а акулы не собираются уходить в ближайшее время, Лиза набирается храбрости

, чтобы переплыть опасную океанскую бездну, чтобы предупредить дайвера-спасателя об их местонахождении. Но в конечном итоге исход

трагичен: хотя Лизу спасают, на ее сестру нападает акула и, предположительно,

убита. Финальный образ фильма подчеркивает трагедию травмы Лизы, а не триумф ее выживания

: поднимаясь на поверхность, она непрерывно скулит по имени своей сестры

.

В отличие от Нэнси, Лиза наказана за выбор приключений, по-видимому, потому, что ее причины

для этого гораздо менее значимы (произвести впечатление на бывшего, а не отпраздновать смерть матери).

Однако самое серьезное возмездие в фильме получает именно Кейт, и за что? Отказ от приручения

? Несмотря на то, что эти два фильма могут отличаться по тону, идеологически они очень похожи

: в то время как «Отмель» вознаграждает Нэнси за возвращение к семье и ее карьеру

заботы, 47 метров вниз убивают Кейт, женщину, которая все принимает. что Нэнси

должна отклонить, и предупреждает Лизу, что ей гораздо безопаснее оставаться в домашних водах.Если в фильмах об акулах

природа традиционно используется как место создания мужчин, как утверждал Алаймо, то в этих фильмах

можно сказать, что природа используется как место создания женщин, при условии, что определение слова «женщина» является таким же традиционным.

как Алаймо означает слово «человек».

«Мег» (2018) противопоставляет мегалодона звезду мегабоевиков Джейсону Стэтхэму, а фильм «

» сигнализирует о том, что жанр не отклоняется от традиционных гендерных ролей. Конечно, персонаж Стэтхэма

, Джонас, является более доброй и мягкой версией типичного крутого парня.Он хорошо ладит с детьми,

уважает женщин и работает с большой командой мужчин и женщин, чтобы победить акулу.

Но по сути это вечеринка Йонаса. Акула - всего лишь средство продемонстрировать свою смелость и упорство.

Это акулы страдают - причем очень жестоко. Йонас выходит на поверхность без единой царапины. И если у Йонаса

есть нерешенные вопросы, то только потому, что ему никто не поверил, когда он впервые сказал об этом

cfp | просьба предоставить документы

NB: Мы прекрасно понимаем, что этот CFP совпадает с крайне неопределенным временем в отношении COVID-19.Конечно, в настоящее время неизвестно, когда собрания людей смогут возобновиться в обычном режиме. Мы твердо намерены провести это мероприятие в октябре, но в первую очередь должны сделать безопасность наших посетителей. В случае необходимости мы либо перенесем конференцию, либо проведем ее виртуально. Мы также хотим быть внимательными к тому факту, что темы конференции потенциально могут оказаться несколько неудобно актуальными для текущего экологического кризиса; однако мы чувствуем, что сейчас более чем когда-либо важно предоставить пространство, в котором мы можем вместе критически осмыслить эти «готические времена», особенно когда грань между реальной и вымышленной готической природой становится все более размытой.

Готическая природа III: новые направления в экологическом ужасе и экоготике

Пятница, 30 октября, Лондонский университет Рохэмптона

Наши изображения чудовищной природы не просто отражают наш страх перед природой; они активно учат этому - JW Williamson



Осенью 2020 года мы опубликуем второй выпуск рецензируемого журнала с открытым доступом Gothic Nature: New Directions in Ecohorror и EcoGothic, который посвящен исследованию темной стороны. наших отношений с нечеловеческим миром.Этот журнал предоставляет пространство как новым, так и признанным ученым, работающим на стыке экокритицизма, готики и хоррор-исследований, а также более широких экологических гуманитарных наук в более широком смысле. Он призван обеспечить более глубокое понимание важности наших чудовищных, возвышенных, призрачных и сверхъестественных построений природы в наших разнообразных и противоречивых рассказах - и продуктивно спросить, как готика и ужас могут влиять на наши концепции и опыт современной «реальной жизни». экологический кризис.

Чтобы отпраздновать выпуск второго выпуска Gothic Nature, мы проводим однодневный симпозиум, щедро организованный кафедрой английского языка и творческого письма в Университете Рохэмптона, чтобы собрать вместе ученых, художников, активистов и энтузиастов, работающих. различными способами с темой готической природы. Мы особенно рады услышать от тех, кто хочет развить дискуссии, затронутые в первом выпуске, а также тех, кто хочет дать представление о темах, которые еще в значительной степени не исследованы, таких как деколонизация экоготики, готичность / ужас науки об окружающей среде, средства массовой информации. , и медицина, и увеличивающееся смешение между экохоррором / экоготикой и экологическим активизмом.

Приглашаем заявки на 20-минутные научные работы и 5-10-минутные творческие чтения. Мы также тепло приветствуем предложения ученых, художников и активистов об альтернативных способах и форматах (критические или творческие диалоги, беседы, выступления, показы, презентации и т. Д.).


Темы могут включать, но не ограничиваются ими:

• ЭкоГотика и экохоррор: теории, различия, направления • Деколонизация эко-готики • Активность зеленой готики • Антропоценовая готика • «Ужасы» и «готизация» современного климатического кризиса • Кровавые жанры: экоГотика / экохоррор / народный ужас / новые странности и т.п.• Готика и пищевая политика: вегетарианство, веганство, хищничество, каннибализм • Пересечения готической природы: класс / раса / пол / сексуальность и т. Д. • Готика и отходы, загрязнение и / или устойчивость • Пейзажи с привидениями • Темно-синяя готика: Готические побережья, моря, океаны, ледяные пейзажи и т. Д. • Темно-зеленая готика: готические леса, леса, пустоши, сады и т. Д. • Готическая экология / готическая геология • Природные монстры: волки, тролли, вендиго, ведьмы, Пан, стройные люди (!) и др. • Животный ужас • Растительный ужас

Присылайте тезисы из 350 слов, а также краткую биографию из 150 слов нам на gothicnaturejournal @ gmail.com до 12 июня , 2020 (или не стесняйтесь обращаться к нам неформально, если вы хотите обсудить идеи или у вас возникнут какие-либо вопросы). Предложения о панелях также приветствуются: в этих случаях, пожалуйста, отправьте 200 слов изложения обоснования панели в дополнение к отдельным тезисам.

Мы стремимся предоставить богатый, стимулирующий и инклюзивный центр для всех готических натуралистов и тем самым отметить все мероприятия, связанные с экохоррором и эко-готикой. Мы будем использовать симпозиум как платформу для презентации Элизабет Паркер «Лес и экоготика: глубокие темные леса в популярном воображении» (Palgrave Gothic, 2020), и если вы тоже захотите использовать симпозиум как возможность для выпуска книги или коллекции, или объявить о любом другом связанном событии, мы будем рады услышать от вас.

____________________________________________________________________________________________________________

Все выпуски GN и блоги можно найти здесь: https://gothicnaturejournal.com/


Редактор-основатель: доктор Элизабет Паркер

Соредакторы: д-р Элизабет Паркер и д-р Мишель Польша

Редактор рецензии на книгу: профессор Дженнифер Шелл

Редактор теле- и кинообзоров: доц. Проф. Сара Л. Кросби

Редколлегия: профессор Стейси Алаймо, профессор Эрик Г.Андерсон, доктор Скотт Брюстер, доктор Кевин Корсторфин, доктор Рэйчел Дини, профессор Саймон К. Эсток, доктор Том Дж. Хиллард, профессор Уильям Хьюз, профессор Доун Китли, доктор Ян Кинан, доктор Джон Миллер, профессор Мэтью Винн Сивилс, профессор Эндрю Смит , Доктор Саманта Уолтон.

Была ли когда-нибудь «женская готика»?

В девятнадцатом веке карьера Энн Рэдклифф (1789–1826) оказалась своего рода литературным огнем из-за беспокойства культур по поводу статуса готического романа и роста грамотности женщин и их авторства.Как отмечали другие, Рэдклифф была не первой женщиной, написавшей успешный готический роман, и другие известные женщины-авторы, такие как Фрэнсис Берни и Джоанна Бэйли, часто использовали в своих работах то, что позже было названо «Рэдклиффовскими» темами. Тем не менее, ее талант к возвышенному описанию поддерживал легитимность зарождающегося романа и вызывал вопросы о том, следует ли лучше признать художественные достоинства готического романа.

Эти выпуски еще больше осложнились суммой денег, которую издатель Джордж Робинсон заплатил Рэдклиффу за ее более поздние рукописи, Тайны Удольфо (1794) и Итальянский (1797).Как отмечает Риктор Нортон относительно 500 фунтов стерлингов, полученных Рэдклиффом за Udolpho , «серьезные деньги вознаграждали то, что в противном случае могло бы быть отклонено как еще один глупый роман ... никогда раньше не платили такую ​​сумму женщине ...» (Norton, 1999: 96 –97). Плата была экстраординарной, учитывая, что средний гонорар, полученный автором Minerva Press за трехтомный готический роман, составлял 10–20 фунтов стерлингов (Norton, 1999: 95). Муж Анны, Уильям Рэдклифф, зарабатывал примерно половину суммы контракта (274 фунта стерлингов) в год, поэтому ее писания позиционировали ее как кормильца в семье.С феминистской точки зрения, эти необычайные достижения подрываются при изучении контракта на Udolpho , который можно найти в коллекции Сэдлер-Блэк в Университете Вирджинии. Подпись Уильяма Рэдклиффа появляется первой, подчеркивая историческую реальность того, что Энн, как замужняя женщина, не имела законной собственности и не могла подписывать контракты (Stone, 1977 и Okin, 1983-4). Юридически соглашение существует между Уильямом и Джорджем Робинсоном. 500 фунтов также принадлежали Уильяму.Нет никаких доказательств того, что Уильям злоупотребил своим доступом к деньгам Энн; тем не менее, контракт демонстрирует, что никакие таланты не могут преодолеть юридическое и экономическое лишение женщин гражданских прав в соответствии с законами и .

Даже с этими ограничениями замужние и незамужние женщины были воодушевлены успехом Рэдклиффа, в результате чего появилось беспрецедентное количество рукописей, написанных женщинами, разного качества, которые наводнили литературный рынок и обесценили жанр (McIntyre, 1920, Miles, 1995). и Нортон, 1999).Большинство этих рукописей неизвестных или анонимных авторов - это просто переработанные готические устройства, которые оказались популярными среди более ранних романистов. Критики с тревогой отреагировали на то, что могло бы случиться, если бы каждая женщина вообразила себя писателем, и каждая молодая женщина начала поглощать эти рассказы. Обзоры девятнадцатого века пытались разрешить эти острые вопросы, предполагая, что Рэдклифф сама сформировала класс, а критика последовательно представляла три взаимосвязанных дискурсивных тона об оригинальности, исключительном таланте и идеологической уместности Рэдклиффа, чтобы обосновать свою позицию.

Вальтер Скотт был самым важным голосом, скрепившим литературную репутацию Энн Рэдклифф. В то время как предисловия Анны Барбаулд к 50-томному Британские романисты (1810) начали процесс узаконивания романа, Скотт Жизни романистов (1827) укрепил его важность как литературный жанр и, самое главное, включил готические романсы. как часть этой традиции (Робертсон, 1994). Литературная биография Рэдклиффа Скоттом представляет собой развернутый пример того, как пол Рэдклиффа влияет на ее критическое восприятие, особенно в вопросах каноничности.В главе «Миссис Рэдклифф» Скотт заявляет, что Рэдклифф является основателем и лучшим практиком готического романа, но очень неаккуратно:

Миссис Рэдклифф, как автор, наиболее решительно претендует на свое место среди немногих избранных, которые были признаны основателями класса или школы. Она открыла путь в своеобразном стиле композиции, сильно воздействующем на сознание читателя, который с тех пор пытались использовать многие, но в котором никто не достиг и не приблизился к превосходствам первоначального изобретателя, если, возможно, не автор Семья Монторио (Скотт, 1906: 319).

В первой строке Скотт четко выделяет Рэдклиффа как новатора и лидера. Натан Дрейк пошел еще дальше, назвав Рэдклиффа «Шекспиром писателей-романтиков» (qtd. In McIntyre, 1920: 46). Другие критики, которые сделали аналогичные заявления, включают Дэвида Риверса в Литературных мемуарах живых авторов в Великобритании (1798) и неподписанные обзоры в Monthly Magazine от 1819 года и British Review от 1820 года.Как предполагает Роберт Майлз, «литературный истеблишмент того времени поставил ее [Рэдклиффа] на первое место в современной английской художественной литературе» (Miles, 1995: 7). Несмотря на то, что Скотт находится в хорошей компании, он опровергает эти утверждения, предполагая, что это нововведение предназначено только для «особого стиля». К концу отрывка возникает сомнение, действительно ли Рэдклифф является лучшим писателем этой группы из-за странной серии зависимых предложений, связанных с «который… но… возможно… если», которые заканчивают второе предложение.Скотт, кажется, говорит, что никто не так хорош, как Рэдклифф, кроме, может быть, автора Семья Монторио . Возникает вопрос, почему Скотт называет Чарльза Мэтьюрина автором Montorio , а не по имени. Это может быть просто стилистический штрих или способ выделить этот роман, но здесь, кажется, происходит что-то более расчетливое, что становится ясным только в контексте других обзоров. Скотт называет название, а не автора, потому что таким образом он может избежать любых предположений о том, что женщина напрямую доминирует над своими коллегами-мужчинами в этой литературной сфере.

Трактат Джорджа Мойра о поэзии и современном романе (1839) еще более неохотно хвалит Рэдклифф, применяя при этом столь же наклонную стратегию при ранжировании ее среди своих коллег-мужчин.

[T] его разновидность романтического письма, вероятно, была доведена до совершенства миссис Рэдклифф… которая… никогда не отличалась превосходством…. [Мы] думаем, что редко оправдалась истинная гениальность, которую она вложила в стиль художественной литературы, который она выбрала для себя, каким бы точным ни был порядок его приоритета в календаре художественной литературы….[S] она сама, за двумя исключениями… остается единственным гениальным писателем, которым она была украшена. Истина в том, что сарказмы, направленные против ребяческих ужасов миссис Рэдклифф, справедливо должны были ограничиваться экстравагантностью ее преемников, которые подражали ее манерам без ее воображения или ее суждений »(Moir, 1995: 97) .

Утверждая, что Рэдклифф «вложила» свой «гений» в «стиль художественной литературы, который она выбрала для себя», Мойр предполагает, что успех Рэдклифф был случайным, что у нее больше необработанного таланта, чем воспитания хорошего вкуса.Создавая иерархию, Мойр предполагает, что «она сама» - это « одинокий гениальный писатель» (выделено мной), но затем противоречит себе, предлагая два исключения, которые в более широком контексте отрывка ясно указывают на Мэтью Льюиса и Чарльза Мэтьюрина. Опять же, выбор Мойра сформулировать свое определение Рэдклиффа как «одинокого» с «двумя исключениями», а не «одного из трех великих писателей», предполагает, что он классифицирует Льюиса и Мэтьюрина иначе, чем других ее «преемников», которых он высмеивает.

Когда кто-то начинает исследовать, кто эти «преемники», формулировка Мойра и Скотта становится более понятной. Исторические данные показывают, что анонимные женщины составляли большинство готических авторов (Jacobs, 2000). Однако Мойр не связывает Рэдклиффа с этими женщинами, когда он использует гендерно-нейтральный термин «преемники», предполагая желание дистанцировать Рэдклиффа от ее сверстниц. Для Скотта, который пытается канонизировать роман, ассоциация Рэдклиффа с этими анонимными женщинами подорвет его аргументы.Одной из главных причин, по которой критики отвергли романтику, было представление о том, что ее в основном писали и читали женщины и, следовательно, она ассоциировалась с низкоуровневой торговлей (Jacobs, 2003). Скотт подчеркивает эстетическую важность готического романа на примере Рэдклифф, поэтому ему нужно дистанцировать ее от этих ассоциаций «низшего рынка».

Скотт не только косвенно отделяет Рэдклифф от ее сверстников-мужчин, но также создает священный барьер между Рэдклифф и другими женщинами, пишущими в том же жанре.Размышляя о том, почему Рэдклифф ушел на пенсию после The Italian (1797), он говорит: «Миссис Рэдклифф… возможно, было противно видеть способ композиции, который она ввела в моду, оскверненная массой рабских подражателей, которые могли только копировать и сделать более заметными ее недостатки, не стремясь к ее достоинствам »(Скотт, 1906: 203). Используя такие слова, как «оскверненный» и «испытывающий отвращение», Скотт выражает свое неодобрение этой в основном женской группе. Тем не менее, используя гендерно-нейтральный эпитет «раболепные подражатели», он избегает явного гендерного определения этих авторов и тем самым запятнать Рэдклиффа ассоциацией пола.В книге «Готическое пламя » (1957) Варма (1966: 86) раскрывает длительное влияние оценки Скотта, когда он (скорее всего, непреднамеренно) чревовещатель « жизней » во время собственной оценки Рэдклиффа: «Вероятно, ей было противно видеть ее стиль композиции осквернялся массой раболепных подражателей, которые, не сумев достичь ее достоинств, сделали ее недостатки более очевидными ». Другие исследования готики начала двадцатого века, такие как Эдит Биркхед «Сказка об ужасе » (1921) и Эйно Рило «Замок с привидениями» (1927), сосредоточены в основном на мужчинах-авторах и делают исключения только для Рива и Рэдклиффа.Скотт создает критический прецедент, когда исключения из канона, в котором доминируют мужчины, могут быть сделаны для выдающихся женщин-авторов, что не вызывает возражений до тех пор, пока не начнется проект восстановления второй волны феминизма.

Представление Рэдклиффа как особого случая, однако, мало что помогает отразить вторую главную причину беспокойства рецензентов: прожорливую, изобретательную читательницу. Большинство читателей знакомо с любовной пародией Джейн Остин на эту читательницу, Кэтрин Морланд из Northanger Abbey (1818), чей ум настолько полон готических романов, что она принимает счет за стирку за доказательство убийства.Тем не менее, эта пародия на женскую грамотность появляется на сцене в начале восемнадцатого века, когда популярность романа растет; рассмотрим Полли в романе Джорджа Колмана Полли Ханикомб (1760) и Лидию Лэнгиш в романе Ричарда Шеридана The Rivals (1775). В научно-популярной прозе бушуют более серьезные дебаты о влиянии чтения романов на молодых женщин, и эти дебаты становятся более актуальными, когда готический роман входит в моду. В анонимной колонке под названием «Написание романов о терроризме», опубликованной в Дух публичных журналов за 1797 , автор предполагает, что готические романы мало способствуют обучению и подготовке женщин к семейной жизни.Писатель спрашивает: «Можно ли научить девушку ничему более необходимому в жизни, чем спать в темнице с ядовитыми рептилиями, ходить по палате с убийцами и носить в карманах [ sic ] окровавленные кинжалы вместо булавки. -подушки и тетради? (Анон., 1797). Автор заключает, что эти рассказы «вызывают [у] воображение юного читателя такое смятение ужасов, которое должно быть болезненным» (Anon., 1797). Короче говоря, молодые читательницы тратят свое время в фантастическом мире мужских приключений, вместо того чтобы изучать навыки, необходимые для ведения домашнего хозяйства и проявления женственности.

Томас Джеймс Матиас, чьи наблюдения по поводу Рэдклиффа Скотта цитирует в « жизнях», поднимает эту озабоченность на другой уровень, предполагая, что готические романы могут побудить молодых женщин принять французские республиканские ценности. Книга Матиаса Pursuits of Literature (1800) появляется в момент сильного скептицизма по поводу социальных изменений после Французской революции и правления террора, когда культурные произведения подвергаются тщательной проверке на предмет наличия «революционных» настроений.В этой обстановке Матиас предполагает, что, помимо таланта и оригинальности, Рэдклиффу можно доверять в сохранении определенного морального и политического консерватизма:

Миссис Шарлотта Смит, миссис Инчбальд, миссис Мэри Робинсон, миссис и т. Д. И т. Д. Хотя все они изобретательные дамы, но они слишком часто скулят или резвятся в романах, пока наши девочки не сходят с ума от невозможных приключений и то и дело заражаются демократией. , воспитанная и взращенная флорентийскими музами ... поэтесса, которую Ариосто с восторгом признал бы (Mathias, 1800, n.п.).

Как Мойр и Скотт, Матиас отделяет Рэдклиффа от своих сверстников; он начинает с подробного списка женщин, которых повсеместно отвергают из-за их взаимозаменяемости, называя их одной анонимной «миссис и т. д.». Его отношение к Рэдклиффу иное; он называет ее не «миссис Рэдклифф» (чья-то жена), а «могущественной волшебницей» определенного важного произведения. Как и в случае с упоминанием Скоттом Montorio , можно предположить, что этот выбор - всего лишь риторический прием.(Все эти обзоры настолько цветистые, что их трудно процитировать в коротких отрывках.) Тем не менее, он предполагает с помощью своего синтаксиса, что политика Рэдклифф составляет часть ее критического обращения. После заявления, что Mrs & c. кружит «нашим девочкам головы» мыслями о «невозможных приключениях» и «портит» их «демократией», затем он говорит, «не так, могущественный волшебник [Рэдклифф]». Здесь можно ожидать, что он закончит фразу - точно скажет, как Рэдклифф влияет на ее читательниц. Он отрицает это ожидание и вместо этого пускается в эстетическую похвалу.Этот сдвиг темы предполагает, что одобрение Матиасом политики Рэдклиффа и его положительная критическая оценка Udolpho взаимосвязаны. Далее он объединяет Mrs & c. и ее героини, которые «ноют и резвятся» в романах, не делая различий между автором и персонажем. Неслучайно в книге Pursuits Матиас выделяет таких авторов, как Мэри Уоллстонкрафт и Шарлотта Смит, героини которых не соблюдают строжайшие приличия, как имеющих запятнанную репутацию, что делает их непригодными авторами для молодых женских умов.

Написав после этой критики, Скотту выгодно характеризовать аудиторию готического романа как мужчину. Эта тактика не только устраняет опасения по поводу заражения впечатлительных женских умов, но и повышает статус романа. Он утверждает, что готический роман - это жанр обывателя. Покончив с собой как любитель романтики, он предлагает:

[I] Если бы нужно было выбрать одну особую структуру художественной литературы, которая обладает чарами для ученых и необразованных, серьезных и веселых, джентльменов и клоунов, это, возможно, был бы один из тех самых романов, суровость их критика стремится обесценить.Есть много людей, слишком непостоянных, чтобы восхищаться прекрасным, но затянувшимся проявлением страстей Ричардсона; и есть некоторые слишком тупые, чтобы понять остроумие Ле Сажа, или слишком мрачные, чтобы наслаждаться природой и духом Филдинга; и все же эти очень люди будут с трудом разводиться с The Romance of the Forest или The Mysteries of Udolpho . (216)

Обсуждая демографические данные читателя романов, Скотт снова опускает историческую реальность.Он представляет себе аудиторию только мужского пола - «клоуна», «джентльмена» - и предполагает, что то, над чем они смеются на публике, этим мужчинам нравится наедине. Скотт описывает чтение романа как акт гетеросексуального соблазнения, когда феминизированный роман сохраняет «очарование», от которого читателя нелегко «развести». Пропаганда чтения романов как мужественного поступка разрушает доминирующий стереотип о читателе романов как о взбалмошной девушке. Составление Скоттом Рэдклиффа со списком «лучших в своем классе» авторов - Ричардсона, Ле Сажа и Филдинга - предполагает ее равенство с ними в готическом царстве, что делает ее подходящим чтением для мужчин.

В 1970-е годы, когда феминистки второй волны стремились создать канон, написанный женщинами, они оказались в положении, аналогичном положению Скотта, когда он написал жизней . Известность Рэдклиффа в девятнадцатом веке может помочь поддержать их утверждение о том, что женское письмо заслуживает серьезного изучения, но они выказывали дискомфорт сентиментальности Рэдклиффа и рабского внимания к приличиям. Эллен Моерс комментирует, что, несмотря на опасную ситуацию, в которой оказалась героиня Рэдклиффа, «ее чувствительность и приличия никогда не отступают» (Moers, 1976: 138).Описывая, как Эмили в The Mysteries of Udolpho всегда удается иметь музыкальные инструменты, художественные принадлежности и подходящую одежду, несмотря на многочисленные вынужденные движения, Моерс сетует: «Этот вид написания романа заслуживает смеха. Автор играет с ее героиней, одевает и раздевает ее, перевозит и укладывает ее, как девочка играет со своей куклой »(Моерс, 1976: 138). Еще в 1995 году Терри Касл высказал предположение: «Книга Энн Рэдклифф « Тайны Удольфо »(1794) запомнилась сегодня в первую очередь за ее наиболее поразительный формальный прием - столь оклеветанное объяснение сверхъестественного….Конечно, всегда было легко опекать Энн Рэдклифф »(Castle, 1995: 120). Честно говоря, эти комментарии существуют в гораздо более широком контексте. Моерс уделяет большое внимание демонстрации того, как героини Рэдклиффа представляют более сильное видение добродетельной женственности, чем женские персонажи, появляющиеся в таких романах, как « Монах » Мэтью Льюиса (1796). Касл устанавливает это «легкое» покровительство, чтобы показать, как другие критики неверно истолковали эстетику Udolpho . Однако риторические стратегии обоих критиков служат для того, чтобы предвосхитить и отклонить критику тех, кто выступает против включения женщин в канон.Ласковое письмо Рэдклиффа - то, что привлекло критиков девятнадцатого века, таких как Томас Джеймс Матиас, и помогло укрепить ее репутацию, - это как раз то, что делало ее письмо необычным в конце двадцатого века.

Чтобы преодолеть как эту амбивалентность, так и недоброжелателей к женскому писательству, феминистки второй волны призывают авторитетные, в основном мужские голоса девятнадцатого века, чтобы отстаивать каноническое включение романов, написанных женщинами. Сэр Вальтер Скотт, чьи идеологические цели в какой-то мере связаны с их собственными, является идеальным сторонником Рэдклиффа и, соответственно, новой категории «женской готики».«Это развертывание Скотта восходит к 1920-м годам. Клара Макинтайр оправдывает свое целое исследование Рэдклиффа, утверждая: «Тот, о ком Скотт мог говорить в таких [хвалебных] выражениях… определенно имеет право на рассмотрение» (Макинтайр, 1920, стр. 4–5). В книге « Литературные женщины » Эллен Моерс цитирует похвалы Скотта и Хэзлитта, чтобы продемонстрировать талант Рэдклиффа и аргументировать важность готического романса в целом; затем она повторяет Скотта, называя Рэдклиффа «величайшим практиком готики» (Moers, 1976: 126).Маргарет Дуди, утверждая, что женщин-авторов следует читать на их собственных условиях, тем не менее пытается повысить престиж Рэдклиффа, напоминая читателю, что «без романов миссис Рэдклифф Скотт не мог бы писать так, как он» (Doody, 1977: 572). Три года спустя Леона Шерман также использует похвалу Скотта, чтобы оправдать проект Рэдклиффа, и вырывает статью Сэмюэля Тейлора Кольриджа 1797 Critical Review о The Italian из контекста, чтобы показать одобрение другого великого автора-мужчины (Sherman, 1980: 11).(Основная мысль Колриджа в обзоре состоит в том, что романы Рэдклиффа переходили в наследство с 1791 года Романс леса ).

На этих критиков-феминисток, похоже, также сильно повлияло утверждение Скотта, что Рэдклифф является главным новатором готического романа. Однако более ранние писатели, такие как Клара Рив и София Ли, оказали глубокое влияние на содержание Рэдклиффа; в то время как другие, такие как Эстер Пиоцци и Шарлотта Смит, предвосхитили стиль, которым прославился Рэдклифф.Клара Макинтайр, например, приводит подробные примеры описаний, позаимствованных Рэдклифф у Хестер Пиоцци; она также приводит доказательства того, что перевод Смита, The Romance of Real Life (1787), вдохновил Рэдклиффа на The Romance of the Forest (1792) (McIntyre, 1920: 57, 59). Однако она настаивает на том, что Смит «намеренно имитировал» Рэдклиффа в более поздних работах, хотя Смит уже использовал сценическое описание и готические декорации в Emmeline (1788).Фактически, параллельное сравнение предполагает, что Рэдклифф позаимствовал у Смита замок Моубрей для создания замка в Удольфо. В конечном итоге менее важно, кто на кого влиял, поскольку влияние, скорее всего, было взаимным. Однако важно то, как критики интерпретировали это влияние. Например, Маргарет Дуди утверждает, что «только после появления работ миссис Рэдклифф Шарлотта Смит обнаружила, как заставить элементы готического романса гармонировать с ее радикальными темами ...».Шарлотта Смит взяла… все, что ей было нужно, от миссис Рэдклифф… »(Дуди, 1977: 562). Хотя Дуди правильно указывает на влияние Рэдклиффа на Смита, возможно, более правильным будет признать, что миссис Рэдклифф также взяла то, что ей было нужно, от Смита (и Ли, Рива и Пиоцци).

Раннее обращение феминистских критиков к похвале Скотта, Хэзлитт и Колриджа с целью узаконить Рэдклифф было важным средством в установлении женского канона; однако эти призывы имели вторичный эффект, заставив более поздних критиков игнорировать формальный и политический вклад современников Рэдклиффа в жанр (Summers, 1964).В 1990 году Юджиния ДеЛамотт утверждает: «Рэдклифф следует рассматривать как центр готической традиции, хотя бы из-за того, что центральное место она занимала в умах критиков и писателей…. Даже если Хорас Уолпол, Клара Рив, София Ли и Шарлотта Смит собрали материалы готики, никто, кроме Энн Рэдклифф, не выдал «приглашение к формированию» (ДеЛамотт, 1990: 11). ДеЛамотт признает влияние других на Рэдклиффа, но очень точно отмечает, что ее известность обусловлена ​​«центральным местом, которое она занимала в умах критиков.В 2001 году Хелен Майерс раскрывает длительное влияние этих идей, когда утверждает: «Феминистская работа над такими пробными готическими текстами, как Mysteries of Udolpho, Maria, Jane Eyre и Rebecca , разъясняет, что с самого начала готический роман размышлял о возможности стать жертвами насилия со стороны женщин »(Meyers, 2001: 26). В одной из последних монографий, теоретизирующих женскую традицию, The New Woman Gothic: Reconfigurations of Distress , Патрисия Мерфи, опираясь на анализ Мёрса и ДеЛамотта, утверждает, что «Конечно, список [готических опасностей] может быть расширен, как Рэдклиффан. рассказы и их имитаторы предполагают множество ужасающих черт, подстерегающих в доме »(Murphy, 2016: 18).Здесь можно увидеть, как оценка Рэдклиффа, сделанная Скоттом в начале девятнадцатого века, продолжала проявляться на протяжении всего двадцать первого.

В 2014 году исполнилось 250 лет со дня рождения Энн Рэдклифф, и ученые отметили это событие несколькими академическими мероприятиями, призванными переоценить влияние Рэдклиффа. К ним относятся специальный выпуск о Рэдклифф в журнале « Women’s Writing » и «День учебы» в библиотеке Chawton House. Сборник эссе, опубликованный в январе 2014 года в Оксфорде и отредактированный Дейлом Тауншендом и Анжелой Райт - Энн Рэдклифф, Романтизм и готика - , отпраздновал свой запуск в июне 2014 года на конференции «Рэдклифф на 250», организованной Университетом Шеффилда.Две другие женщины-писательницы, Мэри Шелли и Джейн Остин, будут отмечать столетие в 2017 и 2018 годах. Остальные сосредоточены на романтических поэтах-мужчинах. Одно было для «Женевского лета» (лорд Байрон, оба Шелли) в 2016 году. Несколько будет для Китса, еще одно для Перси и Мэри Шелли и несколько для отдельных публикаций: Байрон , Манфред и Сэмюэл Тейлор Кольридж. Сибиллиновые листья . Эти мероприятия с их впечатляющим списком докладчиков обещают возобновить научную приверженность этим авторам.Тем не менее, когда кто-то смотрит на общую картину последствий этого состава, мы видим, что очень немногое изменилось в отношении женщин-авторов, которые проходят постоянное исследование. Хотя Рэдклифф следует прославлять, это эссе помогает объяснить, почему она пользуется таким почетным положением, когда она находилась под влиянием и черпала вдохновение у многих из своих современников, включая Клару Рив, Софию Ли и Шарлотту Смит. Возможно, противоядием от этого явления является возвращение к первоначальной критике. В 1792 году журнал Critical Review рассмотрел анонимно опубликованный Romance of the Forest .Рецензия хвалит третий роман Рэдклиффа за его сходство с «Старым английским бароном » Клары Рив: «Большая часть произведения по манере напоминает древнеанглийского барона ... внимание непрерывно фиксируется, пока завеса не снимается намеренно »(458). Baron делает упор на поддержание относительного чувства реализма и атмосферы нравственного воспитания - ключевые элементы в формировании стиля Рэдклиффа, который позже будет называться «женской готикой».Рассмотрение только этого одного случая недооцененного пути влияния предполагает, как я надеюсь, и все это эссе, что развитие женской готической традиции было гораздо более длительным и более органичным процессом, чем то, как Скотт и его современники, а позже и феминистки второй волны критики описали.

Gothic Nature III: New Directions in Ecohorror and the EcoGothic Билеты, пт, 30 октября 2020 г., 09:00,

** Обратите внимание: все время указано в программе по времени Великобритании **

В ожидании публикации Gothic Nature Issue 2 - рецензируемого журнала с открытым доступом - мы проводим однодневный симпозиум. посвящен исследованию темной стороны наших отношений с нечеловеческим миром.

Симпозиум, который проводится накануне Хэллоуина, собирает ученых, художников и активистов со всего мира. Вместе мы исследуем как наши устойчивые сверхъестественные, чудовищные, преследующие и возвышенные конструкции Природы, так и то, в какой степени готика и ужас могут определять наше понимание и опыт текущего экологического кризиса.

Наша программа включает:

  • Основной доклад профессора Доун Китли по теме «Изменение климата,« антропоценовые незахоронения »и« Агентство на тающей планете ».
  • Песни и рассказы народной артистки Анны Листер.
  • Множество научных статей и творческих чтений.
  • Возможность принять участие в ролевой игре «Трофей» в стиле экоГотика.
  • Виртуальное общественное мероприятие (модные наряды приветствуются!).

Всех приветствую!

Хотя мы очарованы тревожной обстановкой, мы открытое и открытое сообщество и тепло приветствуем всех, кто может быть заинтересован в посещении этого мероприятия. Критические и творческие беседы должны быть доступны для всех, поэтому мы предлагаем определенное количество отказов от платы за конференцию для тех, кто в этом нуждается. Если это относится к вам, не стесняйтесь обращаться к Элизабет и Мишель по адресу [email protected]

Контактная и другая информация:

  • Электронная почта : [email protected]
  • Twitter : @gothicnaturejo
  • Facebook : https://www.facebook.com/Gothic-Nature-Journal-324929271499724
  • Веб-сайт : https://gothicnaturejournal.com/. Здесь вы также можете найти информацию о журнале Gothic Nature, включая открытый доступ к первому выпуску и нашей серии блогов.

делегатов на конференции Gothic Nature II 2019, щедро организованной Университетом Рохэмптона.

.

Добавить комментарий

*
*

Необходимые поля отмечены*