Эклектика 19 века: Зарождение эклектики

Содержание

Эклектика. Вторая половина 19 века

1. ЭКЛЕКТИКА

Вторая половина 19 века

2. Промышленный переворот рубежа 18-19 вв. породил

• Потребность в новых типах зданий и сооружений
(фабрик, заводов, банков, контор, ж.-д. вокзалы,
универмаги, пассажи и пр.)
• Разработку и применение новых строительных
материалов и конструктивных систем,
перекрывающих большие пролеты (чугун,
металлопрокат, железобетон и стандартизация в
строительстве)
• В градостроительстве – поиски новой рациональной
застройки (город-сад Э.Говарда, промышленный
город Т.Гарнье с четким функциональным
зонированием)

4. Новое стилистическое направление в архитектуре 19 в.- ЭКЛЕКТИКА (т.е. архитектура выбора)

Новое
стилистическое направление
в архитектуре 19 в.ЭКЛЕКТИКА
(т.е. архитектура выбора)
• Направление в архитектуре – обозначает
общность художественных явлений
определенного времени (выражает дух
времени, эпохи)
• Стиль – общность образной системы, средств
выразительности положена в основу
классификации стилей
ЭКЛЕКТИКА
ЭКЛЕКТИЗМ (ЭКЛЕКТИКА) — соединение разнородных художественных
элементов, составляющих сложный по составу псевдостиль
(установка на многообразие).
С середины 19 в. эклектика стала многосоставным стилем в оформлении
новых типов жилых, общественных, промышленных и культовых зданий и
сооружений.
СТИЛИЗАТОРСТВО – разновидность эклектики, копирование одного
какого-либо стиля.
Имело 2 ветви:
— обращение к средневековым стилям (готике и романскому стилю)
— обращение к классическим стилям (античным и эпохи Возрождения)
СТИЛИЗАЦИЯ – предполагает свободное обращение с избранным
стилем.
Стала основным методом ретроспективизма (ретро- взгляд в прошлое),
использования исторических стилей в архитектуре в начале 20 в.
Большая опера в Париже (Франция)
1875 г., арх. Ш.Гарнье
Это характерный образец эклектической архитектуры
в западноевропейских странах
(символ эпохи)
• Сложно расчлененные фасады
• Тяжеловесность, перегруженность
лепниной и скульптурой
• Насыщенная пластика
неоренессансных элементов декора
• Монументальная сдержанность
гл. входа – влияние франц. классицизма
Храм Сакре-Кёр в Париже
( Сердце Христово)
1875 г., арх. П. Абади
Форма купола –
влияние
византийской
архитектуры
Пирамидальная
масса здания
и необычность
силуэта –
соединение
готической,
романской и
византийской
архитектуры
Рейхстаг в Берлине (Германия)
1884-1894
Арх. П.Валлют
Рейхстаг – характерный
пример стилизаторства
Обращение к классике,
влияние итальянского
Ренессанса
План каре, по оси – зал
заседаний с тяжеловесным
сводом
Монументальность и
парадность придают :
Портик,
Крупный ордер,
Башенки над угловыми
павильонами
Парламент в Лондоне (Великобритания)
1857, арх. Ч. Барри, О. Пьюджин

22. Неоготика здания Парламента – характерный пример стилизаторства, обращенного к готике

23. Силуэт ассиметричен (две башни — Часова и Виктория, различны по высоте) и живописен

РАЦИОНАЛИЗМ –
направление новой,
рационалистической архитектуры,
возникшей на фоне эклектики и
стилизаторства
— стремление к соответствию
современных представлений
общества и искусства о последних
достижениях науки и техники
-борьба против понимания
архитектуры как украшения
фасадов
— шаг к простоте,
— использованию стального каркаса,
ж. -бетона и стекла,
— функциональной обоснованности
планов
Библиотека Св. Женевьевы в Париже (Франция)
1843-1850 гг.
Арх. А. Лабруст

28. В этом здании библиотеки

• Впервые применена металлическая
конструкция, открытая во внутреннее
пространство двухнефного читального зала
• Перекрытие зала – небольшие плоские
купола, опора – на тонкие чугунные колонны
• Начало каркасных металлических систем
(конец 19 в. – стал возможен статический
расчет конструкций)
Хрустальный дворец в Лондоне (Великобритания)
1851 г.
Арх., инженер и садовник Д.Пекстон
«Кристалл-палас» для первой международной выставки
Размеры в плане -564,3 х
124,5 м, общ. Площадь
85 тыс.кв.м
Собран за 16 недель
Из стандартных
металлических элементов
каркаса со стеклянным
заполнением:
3200 колонн
2300 балок
Толщина стен — 20,3 см
Это здание — революция в
архитектуре: впервые
применены современные
методы технического
конструирования и
принципы стандартизации
в строительстве
Эйфелева башня в Париже
1889 г. , международная выставка
Инженер Г.Эйфель
Символ
новой индустриальной эпохи
Высота — 312 м
Конструкция – результат
точных математических
расчетов
Элементы
металлоконструкции
изготовлены на заводе
Монтаж – 26 месяцев
Выставочный павильон «Галерея
машин» в Париже
1889 г., международная выставка
Арх. Ш.Л.Ф.Дютер

Ряд трехшарнирных металлических рам
Пролет – 115 м
Длина зала 420 м
Освещение – верхний свет

43. ЧИКАГСКАЯ ШКОЛА 1880-1890 гг.

РАЦИОНАЛИЗМ
в архитектуре США
(конец 19 в.)
Формирование рациональной архитектуры
связано с окончанием войны за
независимость 1861-1865 гг. и
стремительным развитием капитализма,
промышленности.
Строительство многоэтажных деловых зданий –
банки, правления, фирмы, конторы и пр.

46. Девиз Салливена «Форма следует функции»

• Чикагской школой называют рациональное
направление в архитектуре США, которое включает
архитекторов-новаторов (лидер — Л. Салливен),
работавших в Чикаго в последней четверти 19 в.
• Независимость от стилистических приемов прошлого
• Стремление рационально осмыслить арх. форму
Небоскребы строят в Чикаго после пожара 1871 г.
• Стали применять стальной каркас, определивший
пространственную структуру и облик здания
• Изобретение пассажирского лифта
• Свободный план
• Большие поверхности остекления
Рилайенс билдинг
Конторское здание
(1891-1894 гг.)
Арх. Д. Бернхейм, Д.Рут и Ч.Этвуд
• Повтор одинаковых членений на этажи
• Металлический стальной каркас
• Отсутствие декорирования фасадов
ордером
• Новый архитектурный облик
Гарантийный банк в Буффало
1895 г.
Арх. Л. Салливен
• Метр вертикальных пилонов,
отражающих каркасную структуру
здания и подчеркивающий его
целосность
• Невысокий аттиковый этаж
• Большие проемы нижних этажей
• Идея тройственного членения:
база, тело, венчание
(первый этаж общего доступа,
блок конторских ячеек, технический этаж)
Универмаг фирмы «Карсон-Пири-Скотт» в Чикаго
1899-1904 гг.
Арх. Л. Салливен
Фрагмент здания
универмага.
Новаторство –
независимость от
стилистических
приемов прошлого:
-Горизонтальные
«лежачие» окна,
-Плоская кровля,
-Далеко вынесен
карниз,
-Вертикальные
членения
подчеркивают
угловую скругленную
часть
— Выявление каркаса
при решении фасадов
Поражение Чикагской школы
Причина – противоречие с
традиционными взглядами заказчиков
на архитектуру
Влияние идей Чикагской школы на
творчество прогрессивного
американского архитектора
Ф.Л.Райта (помощник Л.Салливена)
Небоскреб фирмы «Вулворт»
в Нью-Йорке (США)
1913 г.
Арх. К.Джилберт
Пример эклектики

мясную биржу XIX века взяли под охрану государства / Новости города / Сайт Москвы

Список объектов культурного наследия регионального значения пополнился новым объектом

. Охранный статус получило здание мясной биржи — одноэтажное кирпичное строение с оградой, расположенное на юго-востоке столицы.

 

Оно было построено в 1886–1888 годах в стиле краснокирпичной эклектики и стало частью ансамбля зданий и сооружений Московских городских боен. Их возвели по проекту архитектора Александра Обера в 1880-х годах.

Построить комплекс городских скотобоен решили по инициативе московского градоначальника Николая Алексеева, который преследовал три цели: скорейшее решение острого санитарного вопроса, централизацию мясной торговли и полный контроль забоя скота городскими властями.

После завершения строительства комплекс боен включал в себя места для забоя свиней и коров, кожевенные амбары, альбуминный завод (альбумин — белок, применяемый в медицине, кондитерской и текстильной промышленности. —

Прим. ред.), а также здания администрации, казармы для бойцов, бани и прачечной для работников. Бойни имели передовое оснащение — канализацию, водопровод, холодильники, асфальтовые полы и частичную механизацию производства. Вскоре после строительства новые чистые бойни стали обеспечивать мясом весь город.

«Этот огромный промышленный комплекс поражал современников не только своей чистотой и опрятностью, но и масштабом — он представлял своеобразный городок из порядка 50 кирпичных построек, а также башни для хранения воды. В течение ХХ века большая часть зданий была утрачена, а планировка комплекса нарушена. В первоначальном виде сохранилось лишь одноэтажное кирпичное здание мясной биржи, предназначавшееся для проведения торгов, аукционов и совершения деловых сделок, а также фрагмент ограды с пилонами ворот в Сибирском проезде. Теперь эти объекты под охраной государства», — рассказал глава Департамента культурного наследия Алексей Емельянов.

Он пояснил, что теперь любые ремонтные или реставрационные работы могут проводиться только под контролем Департамента культурного наследия и после согласования с ним. Кроме того, здание и фрагмент ограды запрещено сносить, нельзя и искажать их исторический облик.

Фасады здания мясной биржи имеют характерное для второй половины XIX века оформление, выполненное в стиле краснокирпичной эклектики. Они украшены арочными нишами, ступенчатыми и профилированными карнизами, замковыми камнями (завершающий элемент кладки арки, благодаря которому каменный свод может выдержать нагрузку), а оконные проемы имеют разную форму и размер. Отличительная особенность краснокирпичной эклектики — выделение декоративных элементов контрастным белым цветом. Ограда, которая расположена вдоль Сибирского проезда, также выполнена из кирпича. Сохранились пилоны ворот, которые украшены глубокими арочными и овальными нишами.

Александр Обер (1835–1898) — русский архитектор и реставратор, один из основателей Московского архитектурного общества — первого творческого объединения столичных архитекторов и инженеров-строителей. Его участники положили начало системному подходу к изучению древнерусской архитектуры, организовали первую в стране архитектурную выставку. В 1863 году Александр Обер получил звание архитектора придворного ведомства.

В Москве сохранилось несколько его построек, среди них особняк Лыжина — Е.Е. Карташова (улица Остоженка, дом 24) и доходный дом Алексея Бахрушина (Петровский переулок, дом 5).

Николай Алексеев (1852–1893) — московский предприниматель, меценат, градоначальник, происходит из купеческой династии Алексеевых. Из этого же рода был и знаменитый театральный режиссер Константин Станиславский (настоящая фамилия — Алексеев). Николай Алексеев стал городским главой в 1885 году в возрасте 33 лет. Он проложил в городе систему водопровода и канализации, позволившую провести воду в каждый дом, построил школы и больницы, среди которых и Московская психиатрическая больница № 1 и музыкальная школа на Николаевской улице. Оба учреждения носят имя градоначальника.

Работа по сохранению и восстановлению памятников архитектуры в столице ведется постоянно. Список объектов культурного наследия регулярно пополняется: только за последние семь лет охранный статус получило около 700 зданий. Из них более 370 — это выявленные объекты культурного наследия, а порядка 325 — объекты культурного наследия как федерального, так и регионального значения.

Так, в июле объектом культурного наследия регионального значения признали доходный дом Бурениных, образец романо-готического стиля, а также городскую усадьбу Шнаубертов, построенную в XVIII–XIX веках в Хохловском переулке.

Кроме того, памятником архитектуры стал доходный дом купца Николая Титова в Ружейном переулке. Оформление здания характерно для русской архитектуры XVI–XVII веков и придает ему «пряничный» облик. А в июне в число выявленных объектов культурного наследия вошел доходный дом купца Шешкова, в котором в 1899–1900 годах жил и работал писатель Антон Чехов.

Архитектура Казани: здания в стиле эклектика

Слово «эклектика» означает смешение стилей. Но искусствоведами, а вслед за ними и журналистами этот термин используется для обозначения архитектуры 1830−1900-х годов. Это немного путает, потому что в тот период строили здания, выдержанные в строгом, чистом стиле — то есть не эклектичные. И наоборот — эклектика как метод была всегда, есть она и сегодня. Поэтому для обозначения этой эпохи я предпочитаю использовать понятие «архитектура выбора». Оно хорошо объясняет, что происходило в те времена.

Важнейшая черта — в методе проектирования, а не стилевых особенностях. Архитектор получил возможность выбирать, какого стиля он будет придерживаться: хочет — выбирает классику, которая была магистральной до этого времени, хочет — готику, хочет — русский стиль, хочет — смешивает стили или, наоборот, не смешивает. Эта возможность выбора — основная черта эпохи.

Зачастую выбор стиля определялся исходя из своеобразного понимания функциональности будущего здания. Для банка, например, логично использовать ренессанс: банки появились в эту эпоху, и ренессанс создает правильные ассоциации — чего-то надежного и старинного. Если ты строишь загородную усадьбу, то она вызывает ассоциации, допустим, с французским шато, поэтому она будет выглядеть как шато. Поэтому конкретные стилевые черты эпохи, которую принято называть эклектикой, определить невозможно: в русском стиле были свои черты, в готическом — другие.

Возникновение архитектуры выбора в XIX веке связано с несколькими причинами. Во-первых, это рост национальной идентичности — в предшествующий период мышление шло империями и династиями. Отсюда очень много национальных архитектур: Англия делает готику, Россия делает русский стиль и так далее. Во-вторых, это последствия промышленной революции: появились новые материалы — чугун, сталь, стекло, железобетон, которые нужно было оформлять отдельным способом, что заставило архитекторов искать другие «языки» кроме классики. Третья причина — развитие истории и археологических раскопок. После наполеоновских войн возникает очередной скачок интереса к Египту. В России впервые задумываются о русской архитектуре и начинают ее осмыслять.

Еще один важный процесс — смена заказчика. Появляется частный предприниматель, ему необходимы фабричное строительство и доходные дома как вид бизнеса. Последние нуждаются в богатом декорировании, чтобы привлечь клиента и увеличить стоимость квадратного метра. Особняки же должны конструировать ощущение элитарности для новых богачей — аристократии капитала, а не рода, крови.

Сложно выделить период расцвета эклектики. Я бы обозначил период в целом — 1840−1900-е годы. В России строительный и экономический бум пришелся на рубеж веков — 1870−1910-е годы — в связи с отменой крепостного права, когда ее последствия докатились до экономики. Но это не значит, что стиль созрел, — просто зданий и архитекторов в этот период было больше.

Рассуждать о важности архитектуры выбора в масштабе страны нельзя: феномен был присущ всему миру. Мы можем говорить о роли архитектуры выбора во всеобщем архитектурном процессе, и она была достаточно интересной. Она как бы готовила почву для дальнейшего освобождения архитектора от гнета канона и перехода к самостоятельному творчеству. До середины XIX века архитекторов учили строить как в эпоху Ренессанса — по Альберти, Виньоле, Палладио. Им обязательно нужно было проектировать колонны, ставить на них фронтон и соблюдать все пропорции. Архитектура выбора, на первый взгляд, тоже копирует предшествующие образцы, но архитектор получил возможность творить самостоятельно в рамках заданных правил. Например, он мог взять ренессансное здание и повесить на него готические детали, что невозможно с точки зрения канона. Таким образом архитектор почувствовал себя изобретателем, а не человеком, выполняющим определенную программу. Это предопределило эпоху модерна и вообще весь ХХ век.

Несколько слов об эклектике — Блокнот свободного архитектора — LiveJournal

Писать об эклектике и просто, и очень сложно. Эклектика пришла на смену классицизму в 1830-1840-х гг. и господствовала в России более полувека, до 1890-х годов. Эклектика многолика, она обычно «рядится» под различные стили, и сегодня бывает затруднительно отделить эклектику от настоящей архитектуры.
Вклад эклектики в русскую архитектуру весьма неоднозначный, и порой даже отрицательный. Но время было очень плодовитое, рост промышленности, появление новых типов общественных зданий, строительство многоэтажных жилых домов. И в строительном отношении в тот период были построены очень добротные сооружения, многие из которых дожили до наших дней, несмотря на отрицательное к ним отношение.

Совсем недавно я провел небольшое исследование, посвященное стилю «ампир», который завершил развитие классицизма в России. В качестве иллюстрации приведу еще один яркий пример московского здания эпохи классицизма —

Усадьба Луниных на Никитском бульваре. Арх. Д.Жилярди, 1818-1823 гг.
Главный трехэтажный дом, справа – флигель, слева одноэтажный корпус.
Главный дом имеет лоджию с колоннадой коринфского ордера


И работая над темой ампира, я много раз задавал себе вопрос – а как же получилось, что такая великолепная архитектура вдруг чуть ли не в одночасье ушла в прошлое, уступив место эклектике. История смены архитектурного стиля на всей территории Российской империи как-то не укладывается в обычные рамки. Ну – не по всей России, конечно, но обе столицы «поменяли ориентацию» очень быстро.

1830-е годы взрываются бунтом против засилья античных норм.
При более внимательном рассмотрении оказалось, что буря начиналась не в кругах архитекторов и людей искусства. И дело даже не в изменении вкусов заказчиков, и даже не в том, что изменился класс заказчика — на смену обедневшему дворянству пришел богатый промышленник. И даже не в том, что правящая верхушка России получила знаменитую формулу всей жизни, выраженную фразой – «православие, самодержавие, народность». Бурлить начали писатели, то есть та категория людей, которые у нас всегда были «поэт больше чем поэт». Выразители наших чувств и наших взглядов, та прослойка русского общества, которая позднее была названа интеллигенцией.
«Народность есть альфа и омега эстетики нашего времени», — писал Белинский. Та же тема народа и народности, вопросы самобытности культуры и пути ее развития. Проблема народности – центральная в общественной жизни и эстетике 1830-1850-х годов.

В 1830 — 1840-х годах получилась такая ситуация, что любая защита классицизма, и в том числе ампира — воспринималась негативно. А вот критика классицизма стала модной темой, своего рода программной. Очень показательно, на мой взгляд, выступление Гоголя с критикой классицизма в 1831 году. Затем Герцен, Чаадаев, потом подвел итоги А.К.Толстой в хрестоматийных стихах:

«И четырьмя или осьми колоннам
Вменялось в долг шеренгою торчать
Под неизбежным греческим фронтоном».

Но ярче всего агитировал за эклектику именно Гоголь. Переписывать цитаты из «поистине неоднозначных»  записок об архитектуре нашего дорого Николая Васильевича я не стану. Кому очень хочется убедиться в их странности, тот пусть сам найдет и прочитает.

Ну — а уж позднее М.Д.Быковский более-менее внятно аргументировал невозможность существования вечных архитектурных канонов. Он был первым из архитекторов, кто не только обозначил принципы нового подхода к эстетическим вопросам, но и на практике применил «готический стиль», о котором так мечтал Гоголь. И пошло – поехало. Если очень долго копаться в теоретических воззрениях Быковского, то можно сделать вывод о трех основных концепциях эклектики —
антиакадемизм,
восхищение готикой,
национальный колорит.
И возможно все, кроме подражания ордерной схеме……
Но по каждому пункту есть еще десятки уточнений.

В реальной жизни Россия вскоре, в 1830-40-е годы, получила «ложную готику» и «русско-византийский стиль». Можно сказать, что  «готика» выражала новую ориентацию в духовной, культурной и общественной сфере, и время её было недолгим – с 1830 по 1850 гг.

— 1 направление эклектики: «Ложная готика» 

Усадьба Марфино. Арх. М.Д.Быковский, 1837-39 гг.


Лютеранская церковь на Невском проспекте в Петербурге.
Арх. А.Брюллов, 1832-38 гг.

— 2 направление эклектики: «Русско-византийский» стиль

А вот официозная ветвь «русского стиля», связанная в первую очередь с именем К.Тона, была более долговечной и более плодовитой, и растянулась на многие десятилетия. Именно сооружения «тоновского» стиля загромоздили русские города огромными и нелепыми соборами и общественными зданиями. Именно это направление мы привыкли называть эклектикой. Выражая официальную идею «народности», строительство в «русско-византийском» стиле было главенствующим в России.


Храм Христа Спасителя в Москве. Арх. К.Тон, 1832-1883 гг.
Обычные для предшествующих эпох приемы композиции здания здесь пополнились деталями, заимствованными из византийской, романской и древнерусской архитектуры.
Автор проекта механически соединил формы, взятые из построек небольшого размера. Килевидные кокошники, аркатурный пояс, луковичные главы – все эти формы не только заимствованы из древнерусской архитектуры, но еще были и увеличены в несколько раз. А профилировка деталей, навеянная классическими образцами и чуждая древнерусскому зодчеству, наделила здание сухостью и немасштабностью.

В 1838 г.  К.Тон издал альбом проектов церквей в «русско-византийском» духе, высочайше одобренный. Своего рода типовые проекты, почти обязательные для применения по всей России — альбом «тоновской эклектики». И во многих городах я встречал эти уменьшенные копии московского Храма Христа. Особенно смешно их было созерцать в те годы, когда в Москве только обсуждали возможность повторного строительства храма. Невольно напрашивался вопрос, ребята – а что Вы с таким рвением собираетесь «восстанавливать»? Вот такую убийственную эклектику?!


Боголюбский собор в Мичуринске (Козлове), 1848-1873 гг. По «типовому» проекту К.Тона

Ленинградский (Петербургский) вокзал в Москве. Арх. К.Тон, 1849 г.

Успенская церковь на набережной лейтенанта Шмидта (Николаевской) в Петербурге.
Арх. Г.Косяков, 1896-1898 гг.


Церковь Воскресения «на крови» на Екатерининском канале (Грибоедова) в Петербурге.
Арх. А.Парланд, 1887-1907 гг.

В одно из моих первых посещений Ленинграда, я был неожиданно поражен именно этим сооружением. Оно внезапно открылось с Невского проспекта, вдали, и было действительно весточкой из времени древнерусского искусства, неожиданно возникшей в дождливом и туманном городе, среди дворцов, украшенных колоннадами и портиками. И мы пошли по набережной, но по мере приближения все очарование исчезало на глазах. Древнерусские силуэты дробились на куски, и неимоверное количество деталей отделки разбивало здание. Вблизи «русский стиль» выражал ту самую «официальную идею народности», которая никак не вязалась с понятиями древнерусской архитектуры. Основные формы, заимствованные у храма Василия Блаженного и храмов XVII века, но с подчеркнуто осевой композицией, привели к обратному эффекту — храм Воскресения «на крови» остался в плену своих имперских амбиций.
С тех пор церковь Воскресения «на крови»  для меня является как бы синонимом понятия эклектика.

— 3 направление эклектики: «Кирпичный стиль»

В 1860 – 1870-е гг. появляется еще одно направление, известное под именем «кирпичного стиля», в котором идея о стилеобразующем значении рационального строительного материала приобретает главное значение.


Здание городской думы (музей Ленина). Арх. Д.Чичагов, 1890-1892 гг.
Русская провинция тоже получила огромную порцию эклектики. Во время одной из поездок в Калугу, мне довелось побывать в Шамордино, в тогда всеми забытом углу Калужской глубинки. И я увидел огромный, чудовищный по своим размерам, тяжелый и до предела немасштабный собор.  Что-то нелепое, где все смешано в одну кучу. Осматривал я его поздней осенью. Может быть, и дождливая осенняя погода добавила отрицательные эмоции.
Посмотрев на это сооружение — становится понятным, почему слово «эклектика» имеет у нас резко отрицательный оттенок.

Казанский собор в Шамордино, Калужской обл.  Арх. В.Шервуд, 1889-1902 гг.
(да, тот самый Шервуд, который запроектировал Исторический музей в Москве,
 «задавивший»  исторические сооружения Кремля)


Особняк Цветкова на Пречистенской набережной. Арх. В.М.Васнецов, 1897 г.

Доходный дом в Крапивенском пер. Арх. Родионов, 1898 г.
Две последние фотографии показывают хорошо известные примеры зданий в «кирпичном стиле», которые скорее говорят о его потенциальных возможностях.
Но можно привести сотни примеров, которые говорят совсем о противоположном. Просто не хочется забивать страницы своего сайта фотографиями примитивных сооружений «кирпичного стиля», которым несть числа.
Вот две случайные фотографии для подтверждения.

Здание общественного городского собрания в Бийске, 1884-1915 гг.
Характерное для периода эклектики здание с кирпичным декором


Здание на Троицком проспекте в Петербурге
Но кроме этого в 1860-1870-х гг. появляется и демократический вариант «русского» стиля. Подобно передвижничеству в живописи, он задает свою линию в архитектуре. В 1870-е гг. меняется география распространения «русского» стиля. В Петербурге в основном официальный «русско-византийский стиль», а в Москве – его демократический вариант.

— 4 направление эклектики: «Ропетовщина»

Таким термином в истории архитектуры обозначен псевдорусский стиль, который возник  в рамках общего подъема интереса к национальной архитектуре, царившей в XIX веке, и представляет собой интерпретацию и стилизацию русского архитектурного наследия. Творчество И.П.Ропета (Петрова) наиболее последовательно определилось в области деревянной архитектуры, и оказало огромное влияние на строительную практику России конца XIX и начала XX в. Губернские и уездные города, дачные поселки, пригороды и окраины двух столиц на протяжении полувека застраивались сооружениями, являвшими собой бесконечные вариации проектов загородных домов Ропета. А чаще всего – своеобразный симбиоз «ропетовщины» и местных традиций народного зодчества.
Да, можно сказать, что в этом направлении присутствует истинная народность. Всем были близки и понятны заимствованные у народа и вновь вернувшиеся к нему мотивы.

Демократические варианты «русского стиля» это – положительный итог эклектики. Да и в разговорной речи мы чаще всего называем это течение не эклектикой, а какими-то другими, более ласковыми именами.


Проект жилого дома. Листы из альбома «Мотивы русской архитектуры»

В одном исследование встретилось название «Терема Ропета» —
вот это наименование как-то больше подходит!


Еще один красивый проект – Ферма


Баня в усадьбе Абрамцево. Арх. И.Петров (Ропет), 1873 г.
Надо, впрочем – отметить самое главное, а именно то, что все вышеперечисленные деления на отдельные «направления» весьма условны. Так как  эклектика – это не стиль, а смешение различных стилей в самых замысловатых комбинациях.

Это, разумеется, беглый обзор эклектики и отдельных её направлений в XIX веке. При внимательном рассмотрении список получается значительно длиннее.
И вот, под занавес XIX века, в 1890-е годы, вновь — как и 1830 годы — встал вопрос об архитектурном стиле.
Многостилье эклектики теперь уже расценивалось как свидетельство отсутствие стиля!
После всех вариантов и разновидностей эклектики, в России начинает зарождаться совершенно новый — стиль модерн.

Подведем итоги.
Эклектика господствовала а России с 1830 по 1890-е годы. Я не люблю эклектику и обычно стараюсь не обращать внимание на сооружения этого времени. Но в строительном отношении именно в тот период были построены очень качественные сооружения. Количество построек тоже огромное. И большинство из них продолжают функционировать. Так что — нравится мне или не нравится – но сооружения периода эклектики занимают большое место в наших городах и поселках, селах и монастырях. К тому же именно во время господства эклектики началось массовое строительство многоэтажных жилых зданий. Впрочем, у нас мало кто обращал внимание на архитектуру доходных домов второй половины XIX века. Они просто уверенно стоят уже более 150 лет, крепкие и достаточно комфортные даже по сегодняшним меркам. Пожалуй – только в последние три десятилетия в них увидели эстетическую ценность.

И – будем объективны в оценке эклектики. В историческом плане ее заслуги все-таки огромные. Более полувека русские архитекторы искали национальный стиль. С 1830-х и почти до конца XIX века шли поиски национального своеобразия, поиски сложные и противоречивые.
Стиль модерн возник не на пустом месте, он вырос из эклектики – и смог сказать новое слово в развитии русской архитектуры.

Литература:
— История русской архитектуры. – М.: Академия архитектуры СССР, Институт истории и теории архитектуры, 1956.
— Е.И.Кириченко. Русская архитектура 1830-1910-х годов. – М.: Искусство, 1982.

Стиль эклектика в архитектуре: характерные черты, архитекторы, примеры

Примерно с середины XIX века в России появляется стиль эклектика. В архитектуре он выразился наиболее контрастно. Это направление приходит на смену классицизму. Но если прошлый стиль дал городам регулярную планировку, положил начало центрам, то эклектика заполнила жесткую структуру кварталов и завершила городские ансамбли.

Как зарождалось направление

На заре XIX века по всей стране началось бурное развитие капитализма, оно сопровождалось активным строительством железных дорог, появление которых возрождало к жизни небольшие города. Именно так произошло, например, с Челябинском и Курганом, а что касается их ближнего региона Екатеринбурга, то он к концу XIX века стал крупным железнодорожным узлом. То же самое происходило и в других частях страны.

Конечно же, все это создало предпосылки для дальнейшего развития городов, начинают появляться новые жилые и коммерческие здания. Все больше и больше строилась магазинов. Дома, которые изначально были созданы для того, чтобы сдать их внаем, начали передавать в аренду частным предпринимателям под магазины. Стоит отметить, что такая ситуация была только с нижними этажами. Что касается верхних квартир, они все так же были предназначены для жилья либо для каких-то мелких контор.

Архитектурный стиль эклектика, характерные черты

Благодаря тому, что число зданий постоянно росло, их старались украшать как можно разнообразие, чтобы привлекать внимание. Делали это, конечно же, в рекламных целях.

Архитектура в стиле эклектика отличается от своих предшественников обилием и разнообразием декоративных элементов. Это давало творцам большую свободу действий и широту творческой мысли. Эклектика допускала одновременное использование элементов самых разных стилей: готики, барокко, ренессанса, византийского, финского, псевдорусского и так далее.

Усадьба Севастьянова

Один из самых ярких представителей стиля эклектики в архитектуре расположен в Екатеринбурге. А также этот дом еще и один из самых первых сооружений в данном направлении на Урале. Здание принадлежало гордому чиновнику Севастьянову, которой построил его в 1860-1863 гг.

Основу дома составила угловая постройка с круглой ротондой. Она была выполнена в классическом стиле. Интересным фактом является то, что изображения первоначального образа дома Севастьянова сохранилось и по сей день, только с некоторыми изменениями. Позже архитектор перестроил здание, очень сильно изменив, и украсил строение всеми возможными стилями.

Городская легенда гласит, что Севастьянова спросили, в какой эпохе он предпочитает дом. Он показал на несколько стилей и сказал, что ему нравится все.

Конечно, совместить все и сразу не получилось, но в современном доме каждый может увидеть признаки самых разных эпох. То есть человек видит все — от классики: оставшиеся колонны и круглую ротонду с небольшим куполом; от барокко: элитные фронтоны над окнами второго этажа, а часть только со стороны проспекта; до готического стиля, напоминающий Собор Саграда-Фамилия в Барселоне.

Особенность строения

Несмотря на то что все здание выполнено в различных эпохах, архитектор решил еще немного разнообразить строение. Все окна усадьбы разные, например, на первом этажа использован один размер и одна форма. На втором этажа все представлено в другом стиле. И по-другому оформлены окна третьего уровня, они почти квадратные.

Вот такое вот разнообразие деталей можно увидеть. Все это смесь эпох, в которой можно увидеть и черты барокко, и классические детали. А готические мотивы придают свободу игре разными стилями.

Доходный дом Уваровых

Эпоха эклектики — это когда становится можно строить все что хочешь и оформлять здания как хочешь. И вот в конце XIX века, в России начинается расцвет данного направления.

Но стоимость создания архитектуры в стиле эклектика, слишком большая, поэтому самыми красивыми домами были только общественные здание, церкви и постройки самых богатых жителей.

Рассматривая дом Уваровых, городских чиновников, который был построен в первой трети XIX века, в стиле классицизм, можно понять, какие изменения в облике городов произошли. При переходе между стилей, косметика дома, изначально, была предельно простой. Оформлялись дома просто и лаконично. До появления эклектики, классицизм был четко регламентированным.

Предполагалось, что здания должны были выглядеть лаконично, в фасадах домов не допускалась вольность, как и в украшении зданий. Поэтому дома простых горожан имели в основном строгие фасады, практически без архитектурного декора.

Когда в архитектуре проснулся период эклектики, каждый владелец дома мог украсить здание так, как он этого хочет. Теперь можно сделать строение такой формы, какой хочет владелец, такой этажности какую хочет использовать он сам. Любые элементы декора, какие ему нравятся, в общем, можно делать все что угодно.

Города расцветают и приобретают индивидуальность отдельных зданий. Происходит это потому, что они строятся непохожими один на другой. Именно такие изменения и случаются с усадьбой Уваровых.

Особенные строения

Еще одно примечательное здание — это дом Загайнова. Он был небольшим чиновником в Горном ведомстве, потом оставил службу и начал заниматься торговлей выпечки на хлебном рынке. Загайнов не стал перестраивать свой дом по велению моды. Но усадьба все же была изменена, и произошло это в 1872 году благодаря архитектору Реутову. Это один из самых известных архитекторов эклектики.

Данное здание особенное. Дом Загайнова — это уникальная разновидность эклектики, заметно, насколько строение отличается от предыдущего варианта усадьбы невооруженным глазом.

Архитектор Реутов для оформления здания использует разнообразные варианты лепнины, каждый элемент очень детально и качественно проработан. Благодаря такому видению дом получается очень нарядным.

с 1910 по 1916 год в доме Загайнова располагалась библиотека имени Белинского, первая публичная общедоступная библиотека Екатеринбурга. «Белинка» была основана в 1899 году по инициативе частных лиц и получила название в честь литературного критика Виссариона Белинского в 1916 году. Из дома Загайнова она переехала в собственное здание, построенное на вознесенском проспекте. Несмотря на то что зданием активно пользовались, оно осталось в своем прежнем виде.

Современная эклектика

Интерьер в стиле смешанной эпохи сделать очень легко. Осматривая дома, которые относятся к эклектике, можно выделить определенные образцы для подражания.

Если речь заходит о допустимых красках, то в пример лучше всего привести Спас-на-Крови, который создал великий архитектор Альфред Александрович Парланд. Несмотря на то что в основе создания храма стоит русский стиль, искусствоведы находят много смешений во внешнем виде. Именно красочность Спаса-на-Крови и привлекает многих туристов. И это не удивительно, ведь данное здание является образцом идеального сочетание цветов.

Одно из лучших сочетаний множества стилей можно обнаружить в центре Москвы — это особняк Лопатиной. Архитектором данного строения был Александр Каминский.

Архитектурный ансамбль главного фасада здания представлен поясом филенок под окнами первого этажа, чередой архивольтов на широком фризе, простенками между окнами и сохранившимися в первозданном виде изразцами. Полуциркульные окна встроены в ампирную аркаду. Колонки, углы ризалита и фасада, сандрики в виде трехчастных кокошников оформляют окна второго этажа. Килевидные кокошники завершают оконный ряд третьего этажа. Высокая пирамидальная крыша с ажурным возвышением на коньке подчеркивает центр дома и выделяет здание на фоне общего ансамбля улицы. В единой с домом стилистике выполнена сохранившаяся в первоначальном виде кованая ограда XIX века.

Стены из разноцветного облицовочного кирпича составляют ключевой орнамент главного фасада. Двухцветные керамические вставки имитируют узор вышивки крестом. Парадные двустворчатые двери с арочным завершением расположены со стороны Большой Никитской улицы. Внутреннюю планировку здания отличают цилиндрические и парусные своды с распалубками в подвале и гостиной на первом этаже.

Дом Лопатиной выделяется отсутствием стилевого единства между внешним обликом здания и его эклектичным интерьерами.

Интерьер в стиле эклектика

Точно подобранные приглушенные колористические акценты на материальных формах. Дизайнерам удалось подружить несколько стилей. Эклектика — это и есть смешение. Обычная люстра, обрамляющая окно, с современной яркой кухней. Или черный лак нержавейки и зебрано. Или стальная кожа в интерьере в сочетании со стенами цвета увядшей розы. Все это примеры эклектики.

Красивое сложное сочетание вместе с декоративной штукатуркой слегка фиолетовых оттенков может также создать незабываемое сочетание в стиле ар-деко.

Один из интересных приемов, способных объединить разные стилистики — это деловой тон в интерьере. При этом в дополнении должна быть какая-то необычность. Например, в одном известном здании просто поставить стену архитектору казалось не очень интересно, поэтому он создал целый кинотеатр, не использовав огромную технику. Был сделан акцент на глубину аппаратуры, света и подсветки. Именно это все и дало различные ощущения от фильмов, да и от самого вида мини-кинозала.

Дополнение в интерьере

Считается, что зарождению эклектики способствовали, в частности, те места, где пересекались торговые пути и разные народы. Сплав культур и национальных традиций находил выражение в архитектура и интерьере. Вначале была популярна тема Востока. Именно она и прослеживалась в убранстве многих зданий. Например, восточные мотивы звучали в интерьере спален и в зазеркалье коридоров ведущих в гостиные. Которые завершали интерьер в разных оттенках, в разных материалах. Такие мелочи, как, например, стол, который, выполненный в золоте, сделает картину богаче и еще более стильной.

Строя здание в стиле эклектика, можно быть уверенным, что интерьер будет по-своему уникальным. Но стоит помнить, что лучше всего подходит игра на контрастах.

Эклектика XIX века. Об эклектике как едином архитектурном стиле с присущими ему художественными закономерностями и признаками., Дизайн интерьера дома и квартиры

  Обо всех преобразованиях в планировке и интерьере мы будем узнавать, обращаясь к научной работе М. А. Павловой «Интерьеры большого Ораниенбаумского дворца XVIII — середины XIX века. История создания и опыт теоретической реконструкции».  Дворец, которому М. Павлова посвятила диссертацию, во многом показателен. На его примере мы видим «эволюцию» интерьера, отражающего дворцовый стиль. 

Согласно источнику, «программное «многостилье» эклектики позволяло архитектору удовлетворять самые разнообразные вкусы, выполнять требования, выдвигаемые заказчиками». Автор научной работы приводит слова И. Пушкарева из его книги «Описание Санкт-Петербурга». В частности автор говорит, что «непостоянство в архитектуре, нередко странное смешение вдруг английской, немецкой и греческой можно видеть только на домах частных владельцев, по желанию которых архитекторы принуждены были соединять древнее с новым, и афинский вкус с немецким средних веков». И, продолжая эту тему, М. Павлова пишет: «Появляющиеся руководства по проектированию жилых домов, сборники всевозможных образцов «стильных» предметов отделки, меблировки, оборудования комнат активно пропагандировали новые веяния.

Однако, если современники различали многочисленные «стили», основываясь на сходстве декоративных деталей в отделке интерьеров (или фасадов) с их первоисточниками, то нами подобная дифференциация не может быть признана, т. к. использование определенных архитектурных форм (деталей) еще не создает стиля». Между тем, сегодня часто говорят об эклектике как о стиле.  «Демократичность» эклектики позволяет рассматривать «собрание» в помещении разнородных элементов с позиции стиля. Есть поговорка «Отсутствие новостей – это тоже новость». Так вот, отсутствие стиля – это, своего рода, стиль. Поэтому в свое время мы уделили внимание эклектике. Но весь «фокус» в том, что «эклектический стиль» не предполагает использования конкретных «деталей». Если мы говорим, например, об античности, то непременно имеем в виду присутствие в убранстве колонн, статуй, меандра и других элементов, присущих античности. Каждому стилю в интерьере, и в архитектуре в целом, соответствуют конкретные «детали». Для эклектики не существует «правил», и любой предмет, не соответствующий характеру других предметов в помещении (будь то мебель, деталь декора, посуда и т.д.), можно назвать эклектическим и принадлежащим к эклектике. Если утрировать, то, по сути, любой склад — это помещение, выполненное в эклектическом стиле. И, все же, эклектика стоит особняком. Термин «подлинник» можно применить и к барокко, и к рококо, и к классицизму в целом, но как назвать подлинником эклектику? В своей работе М. А. Павлова цитирует Б. Брюллова, который пишет: «Подобно тому, как можно говорить французские слова и не владеть французской речью, характером строения фразы, оборотов речи и произношения, так и стилем можно овладеть только при проникновении во всю целокупность, в самый дух подлинника».

Мы неслучайно уделяем повышенное внимание эклектике. Во-первых, она стала причиной «заката» классицизма, а, следовательно, её нельзя рассматривать поверхностно: эклектика выступила в роли (простите за мрачное сравнение) могильщика признанного в Европе и в России стиля. Во-вторых, эклектика уже рассматривалась нами как «самостоятельный» стиль, и наша задача определить ее характер, не пытаясь рассматривать ее как некий сумбур. В-третьих, эклектические направления свойственны стилям ХХ века, особенно, если речь идет об интерьере загородного дома. Когда на дачу свозится всё, что жалко выбросить, домовладельцы оправдывают это действо фразой: «На нашей даче будет интерьер в стиле «эклектика». В подобных случаях под эклектику можно подвести всё, что угодно.  Но эклектический характер в интерьере предполагает нечто другое. И в середине XIX века стали просматриваться «очертания» стилей, в который начала входить эклектика.

Вот, что говорит М. А. Павлова в своей научной работе: «Используя «полезные», выигрышные стороны того или иного исторического стиля вне его внутренних закономерностей зодчие создавали новую архитектуру, соединяющую в себе достижения современной строительной техники с архитектурными формами, заимствованными в богатейшем арсенале исторического наследия зодчества. При этом, несмотря на видимое многообразие декоративных решений, обусловленное использованием различных «стилей», всех их роднит общность в трактовке архитектурных форм и деталей, узнаваемый «почерк», что и дает исследователям право говорить об эклектике как едином архитектурном стиле с присущими ему художественными закономерностями и признаками…»  Только в этом случае можно говорить об эклектике как о стиле.

Интересно и мнение архитектора П. Сальмоновича, которое он «озвучил»  в 1860 году (цитату приводит в своей научной работе М. Павлова). Зодчий сказал, что «некоторые находят доказательства безотрадного состояния нашего искусства в том, что наш век не произвел ни одного оригинального стиля, наподобие греческого, византийского. Правда, в архитектурных произведениях последних времен мы… видим заимствования, подражание прежнему; искусство, бессильное создать новое, соответственное себе одеяние, как бы покрывается старыми лохмотьями…Современное искусство, освободившись от всякой безотчетности, рутины, произвола, неуклонно следует вперед по прямому пути, указанному ему, с одной стороны, законами науки, с другой — потребностями жизни… настоящее его блистательно и… ввиду всех экономических и радикальных усовершенствований, которые мы видим в настоящую пору, без труда можно помириться с недостатком в нем оригинального или самобытного стиля».  И еще одно высказывание П. Сальмоновича мы не можем не упомянуть. Архитектор говорил, что «стиль возникает сам собою в то время, когда самая жизнь преобразится настолько, что подражание в искусстве далекому прошлому сделается смешным анахронизмом».  

Эта фраза дает повод для разговора, и на эту тему мы побеседуем в следующий раз.

Алексей Каверау

В статье использованы фотографии сайтов: archi, infoliodesign, muzmebeli, avtobusforum, rests, rezzone

дом станционного смотрителя конца XIX века взяли под охрану

Дом станционного смотрителя, расположенный у платформы Москва-Товарная-Курская между путями Курского и Горьковского направлений, признали выявленным объектом культурного наследия.

Двухэтажное кирпичное здание было построено в конце XIX века в годы активного развития железнодорожного сообщения между столицей и южными городами Российской империи. В нем размещались начальник станции и дежурные, которые следили за маневрированием поездов на путях и сигнальными семафорами.

«Очень важно, что принят под охрану памятник железнодорожной инфраструктуры именно на данном направлении — здесь сохранилось не так много железнодорожных исторических построек, представляющих архитектурную ценность. Меж тем именно это здание, обозначенное в архивных документах Московско-Курской железной дороги как контора движения на станции Москва-Товарная-Курская, полностью сохранило объемно-пространственную структуру и оформление фасадов. Оно было возведено за год, с 1883-го по 1884-й, и является одним из немногих дошедших до наших дней образцов железнодорожной эклектики», — рассказал руководитель Департамента культурного наследия города Москвы Алексей Емельянов.

Для этого стиля характерно смешение различных архитектурных направлений — как современных, так и классических. Фасады здания украшены ризалитами (выступами), которые завершаются аттиками (декоративными стенками над карнизом) с небольшими башенками по углам. Междуэтажное пространство дома выделено поребриком (особой кирпичной кладкой), а углы здания — каменной облицовкой, или рустом. Оконные проемы венчают стилизованные лучковые перемычки из кирпича, напоминающие своды. Подоконное пространство оформлено выступающими полочками на первом этаже и фартуками на втором. Печные трубы на крыше также не утратили свой исторический вид.

До сих пор дом продолжает использоваться по назначению: в нем находятся помещения для начальника станции и дежурного, а также пост электрической централизации.

Сохраняя историю

Статус выявленного объекта культурного наследия обеспечил историческому зданию охрану государства. Любые ремонтные или реставрационные работы здесь теперь будут проводиться только под контролем и после согласования с городским Департаментом культурного наследия. Дом станционного смотрителя запрещено сносить, а его исторический облик нельзя нарушать.

Работа по сохранению и восстановлению памятников архитектуры в столице ведется постоянно. Список объектов культурного наследия регулярно пополняется: только за последние семь лет охранный статус получили около 700 зданий. Из них более 370 — это выявленные объекты культурного наследия, а порядка 325 — объекты культурного наследия как федерального, так и регионального значения. Например, в августе объектом культурного наследия регионального значения признали доходный дом семьи Бочаровых,  построенный в начале XX века на Гоголевском бульваре. Это четырехэтажное кирпичное здание, возведенное по проекту архитектора Льва Кекушева — известного русского мастера, работавшего в стиле модерн.

Эклектизм — девятнадцатый век — история, философия, кузен и идеи

Однако именно в девятнадцатом веке эклектика достигла своей наибольшей известности, особенно под руководством Виктора Кузена (1792–1867), который предложил «выбирать во всех системах то, что кажется истинным и хорошим, а следовательно, вечным, — это, одним словом, ЭКЛЕКТИЦИЗМ ». И Кузен добавил: «Если эта философия должна быть эклектичной, она также должна поддерживаться историей философии.«В послереволюционной Франции философия была в большом беспорядке, и Кузен оглянулся на великие школы предыдущего поколения — французскую, шотландскую и немецкую, представленных соответственно Этьеном Бонно де Кондильяком (1715–1780), Томасом Ридом (1710–1710). 1796 г.) и Иммануилу Канту (1724–1804 гг.). «Было бы интересно и поучительно исследовать, — предложил он, — чтобы изучить слабые стороны этих школ, взаимодействуя друг с другом и выбирая их различные достоинства в контексте единого мнения. великая эклектика, которая содержала бы и превосходила все три »( Lectures on the True, Good and Beautiful, 1858).

В течение следующих трех десятилетий это учение было опубликовано и расширено многочисленными научными публикациями Кузена, его лекциями, его многочисленными международными контактами и учениками, переводами его работ и его общественной карьерой в качестве министра образования и практически » официальный философ »Июльской монархии. Хотя он и был историком, он не придавал особого значения немецким прецедентам, считая, что «эклектизм — это французская доктрина, присущая только нам» ( Premiers essais de Философия, 1862, стр.280).

Фактически, среди философов эклектизм потерял большую часть своего авторитета в девятнадцатом веке, и действительно главное значение Кузена заключалось в том, что Кузен был ученым и основателем «истории идей», пионером которой был Брукер, которого он почитал как « отец истории философии »и Джамбаттиста Вико (1668–1744), чьи работы он сыграл важную роль в ознакомлении читателей девятнадцатого века. В долгосрочной перспективе, действительно, главный вклад Кузена и его школы, как и более ранней немецкой эклектики, заключался не в создании жизнеспособной философской доктрины, а в исследовании современной области интеллектуальной истории.

БИБЛИОГРАФИЯ

Хохштрассер, Т. Дж. Теории естественного закона в раннем Просвещении. Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, 2000.

Келли, Дональд Р. Происхождение идей: история интеллектуальной истории. Лондон: Ashgate, 2002.

——. «Эклектика и история идей». Журнал истории идей 62 (2001): 577–592.

Келли, Дональд Р., изд. История и дисциплины: переклассификация знаний в Европе раннего Нового времени. Рочестер, штат Нью-Йорк: University of Rochester Press, 1997. См., В частности, Мартина Мулсоу, «Гандлинг и Буддеус: конкурирующие модели истории философии», 103–126, и Ульриха Йоханнеса Шнайдера, «Эклектизм и история философии», 83 –102.

978

44422: Исламское искусство XIX века: традиции, инновации и эклектизм (исламская история и цивилизация) Об авторе :

Стивен Вернуа , Д.Фил. (1990) в колледже Св. Антониса Оксфордского университета, был научным сотрудником в области исламского искусства и архитектуры в колледже Св. Антониса, а затем читал лекции по истории и искусству ислама в университете Аль-Ахавейн в Марокко и в Даремском университете в Англии. Его публикации включают Оксидентализм: исламское искусство XIX века (1997).

Дорис Беренс Абусейф , Ph.D. Гамбург, Хабилитация: Фрайбург, с 2000 г. является заведующим кафедрой исламского искусства и археологии Нассера Д. Халили в SOAS Лондонского университета.Она преподавала в Американском университете в Каире, а также в университетах Мюнхена и Фрайбурга. Она написала множество публикаций, включая «Минареты Каира » (AUC Press 1985), «Египетское приспособление к османскому правлению » (Brill, 1994) и «Красота в арабской культуре » (Princeton 1999).

Обзор :

«… einen Grundbaustein fr ein Gebiet, von dem zu hoffen ist, dass es in Zukunft weitere beobachtungen finden wird. «
Silvia Naef, Universitt Genf

» Этот том … является ценным вкладом в более широкий подход к поле »
Софи Макариу, Лувр в Central Eurasian Reader 2 (2010).

«Об этом заголовке» может принадлежать другой редакции этого заголовка.

Архитектурные жемчужины Санкт-Петербурга: эклектика

Развитие политической, социальной и экономической жизни России в середине XIX века вызвало кризис классицизма и подъем эклектики, которые резко изменили облик города.

Пейзаж Санкт-Петербурга претерпел значительные изменения в середине XIX века благодаря либеральным реформам императора Александра II и изменениям, которые они принесли в политическую жизнь России.Реформа эмансипации 1861 года привела к тому, что тысячи бывших крепостных переехали в большие города для работы на фабриках, что привело к быстрой урбанизации. Вместе с развитием капитализма это создало потребность в новых градостроительных стратегиях и подходах к решению функциональных и художественных проблем.

Критикуемый за чрезмерную бюрократичность и непрактичность, классицизм с его величием и монументальностью не отвечал требованиям нового периода. Его многочисленные колонны, портики и статуи странным образом не соответствовали функциям новых зданий: жилых домов, банков, вокзалов, почтовых отделений и универмагов.

Дворец Белосельских-Белозерских. Предоставлено: magspace.ru

Параллельно с затмением классической архитектуры возрастал интерес к романтизму и национальным традициям разных стран и культур, что привело к появлению нового стиля — Eclecticism . Возникший от греческого слова « eklektikos » , означающего «выбирать», эклектика — это архитектурный стиль, в котором одно произведение включает в себя смесь элементов из предыдущих исторических периодов.Этот термин также свободно применяется к общему стилистическому разнообразию архитектуры 19-го века, которое включало ряд стилей возрождения, таких как необарокко, неоклассицизм, готическое возрождение и некоторые другие.

Необарокко

Одним из самых популярных возрожденных стилей в Петербурге было необарокко. Этот стиль, также известный как возрождение барокко, был основан на русском барокко, характеризующемся конфетообразными двухцветными фасадами и обильным декором. Среди наиболее ярких примеров этого стиля — дворец Белосельских-Белозерских , расположенный на пересечении реки Фонтанки и Невского проспекта по проекту русского архитектора Андрея Штакеншнейдера.Посмотрите на его колонны, картуши, маскароны и статуи, и вы увидите поразительное сходство с шедеврами Растрелли: роскошным мятным бело-зеленым Зимним дворцом и бирюзовым Екатерининским дворцом.

Дворец Белосельских-Белозерских. Кредит: 1703piter.ru

Неоклассицизм

Другой исторический период, итальянский ренессанс, также предоставил архитекторам эклектики много творческих возможностей. Среди построек, вдохновленных ренессансной архитектурой, — Московский вокзал , второй вокзал Санкт-Петербурга.Санкт-Петербург по проекту Константина Тона. Хотя большие венецианские окна, два этажа коринфских колонн и двухэтажная башня с часами в центре явно отсылают к архитектуре итальянского Возрождения, здание включает в себя другие черты разных периодов и стран.

Московский вокзал. Кредит: neva.today

Готическое возрождение

Соревнованием с необарокко и неоклассицизмом было готическое возрождение, которое черпало вдохновение в оригинальном готическом стиле с его высокими шпилями, украшенными сводчатыми потолками и большими витражами.Одним из самых ярких примеров архитектурного стиля готического возрождения в Санкт-Петербурге является Чесменская церковь . Эта небольшая сказочная церковь с полосатыми зубчатыми стенами и пятью готическими башенками вместо традиционных луковичных куполов, спроектированная российским придворным архитектором Юрием Фельтеном во времена Екатерины Великой и расположенная немного в стороне от проторенных дорог, является одной из самых необычных. православные соборы вечно.

Чесменская церковь. Кредит: droogie.ru

Практически каждый турист, приезжающий в Северную Венецию, считает своим долгом посетить Петергоф с его сказочными фонтанами и богато украшенным Петергофским дворцом.Но лишь немногие знают о другой жемчужине, спрятанной совсем рядом, в Александрийском парке. Эта элегантная миниатюрная готическая часовня года , спроектированная Карлом Шинкелем по просьбе императора Николая I, функционировала как частная семейная церковь Дома Романовых.

Готическая часовня в Петергофе. Кредит: it.rbth.com

Русское возрождение

Вторая половина XIX века ознаменовала рост интереса к традиционной русской культуре и искусству, который нашел свое отражение во всех формах искусства, включая архитектуру.На это движение к романтическому национализму большое влияние оказала личность императора Александра III. Именно он предложил использовать средневековую русскую архитектуру Ярославля и Москвы при проектировании храма Воскресения Христова , также известного как «Спас-на-Крови», построенного на месте смертельного ранения императора Александра II в результате взрыва бомбы. в марте 1881 года. Его пять пышно украшенных красочных луковичных куполов, напоминающих купола собора Василия Блаженного в Москве, а также его изысканные мозаики, основанные на картинах самых известных русских художников того времени, делают этот собор одним из самых популярных для туристов. достопримечательности в городе.

Интерьер храма Спаса-на-Крови. Кредит: therussophile.org

Прочтите предыдущие статьи серии:

Архитектурные жемчужины Санкт-Петербурга: барокко

Архитектурные жемчужины Санкт-Петербурга: Классицизм

Болгарская экономическая мысль в Османской империи в девятнадцатом веке

Автор

Включено в список:
  • Николай Неновский
  • Пенчо Пенчев

Abstract

Эта статья посвящена объяснению и реконструкции теоретической и методологической эклектики, типичной для болгарской экономической и социальной мысли.Этот эклектизм объединяет чрезвычайно противоположные и взаимоисключающие теоретические и методологические элементы, такие как классический либерализм, физиократия и меркантилизм, протекционизм, экономический национализм, православная этика, здравый смысл и противоречие между целями и средствами экономической политики, среди прочего. По этой причине его обычно считают незрелым экономическим мышлением, которое очень трудно понять в логических рамках. Мы предлагаем оригинальную теоретическую реконструкцию эклектики в болгарской экономической и социальной мысли османского периода, пытаясь объединить ее основные компоненты в единое целое.В рамках этой модели мы определяем две основные цели экономических исследований того периода (национальная идентичность в рамках более широкого процесса модернизации и цивилизации), основные движущие силы (либерализм, протекционизм и экономический национализм, этические принципы и здравые рассуждения) и две чисто методологические особенности, сильное присутствие французских авторов (и в некоторой степени немецких), а также крайнее методологическое разнообразие. Реконструкция эклектики проводится в сравнительной перспективе с другими европейскими странами и регионами.

Рекомендуемое цитирование

  • Николай Неновский и Пенчо Пенчев, 2015. « Реконструкция эклектики: болгарская экономическая мысль в Османской империи в девятнадцатом веке «, История политической экономии, Duke University Press, vol. 47 (4), страницы 631-664, декабрь.
  • Дескриптор: RePEc: hop: hopeec: v: 47: y: 2015: i: 4: p: 631-664

    Скачать полный текст от издателя

    Поскольку доступ к этому документу ограничен, вы можете поискать его другую версию.

    Цитаты

    Цитаты извлекаются проектом CitEc, подпишитесь на его RSS-канал для этого элемента.


    Цитируется по:

    1. Николай Неновский и Пенчо Пенчев, 2018. « Между энтузиазмом и скептицизмом: болгарские экономисты и Европа (1878-1944) «, ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И ПОЛИТИКИ, FrancoAngeli Editore, vol. 2018 (1), страницы 27-55.
    2. Николай Неновский и Пенчо Пенчев, 2018. « Австрийская школа в Болгарии: история », Российский экономический журнал, Платформа ARPHA, т.4 (1), страницы 44-64, апрель.

    Исправления

    Все материалы на этом сайте предоставлены соответствующими издателями и авторами. Вы можете помочь исправить ошибки и упущения. При запросе исправления укажите дескриптор этого элемента: RePEc: hop: hopeec: v: 47: y: 2015: i: 4: p: 631-664 . См. Общую информацию о том, как исправить материал в RePEc.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, заголовка, аннотации, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь:.Общие контактные данные провайдера: http://www.dukeupress.edu/Catalog/ViewProduct.php?viewby=journal&productid=45614 .

    Если вы создали этот элемент и еще не зарегистрированы в RePEc, мы рекомендуем вам сделать это здесь. Это позволяет привязать ваш профиль к этому элементу. Это также позволяет вам принимать потенциальные ссылки на этот элемент, в отношении которых мы не уверены.

    У нас нет библиографических ссылок на этот товар. Вы можете помочь добавить их, используя эту форму .

    Если вам известно об отсутствующих элементах, цитирующих этот элемент, вы можете помочь нам создать эти ссылки, добавив соответствующие ссылки таким же образом, как указано выше, для каждого ссылочного элемента. Если вы являетесь зарегистрированным автором этого элемента, вы также можете проверить вкладку «Цитаты» в своем профиле RePEc Author Service, поскольку там могут быть некоторые цитаты, ожидающие подтверждения.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, аннотации, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: Веб-мастер Центра истории политической экономии (адрес электронной почты указан ниже).Общие контактные данные провайдера: http://www.dukeupress.edu/Catalog/ViewProduct.php?viewby=journal&productid=45614 .

    Обратите внимание, что исправления могут отфильтроваться через пару недель. различные сервисы RePEc.

    Тайная история эклектической медицины

    Автор: ANNEMARIE SCHUETZ

    Фиби Лоу окончила медицинскую школу в 1872 году, повесила черепицу в Либерти, штат Нью-Йорк, и начала лечить больных.Это сделало ее одной из примерно 525 женщин-врачей в стране. По словам историка округа Салливан Джона Конвея, она была достаточно высоко оценена, чтобы быть избранным казначеем Нью-Йоркского эклектического медицинского общества.

    Доктор Лоу был частью медицинского сообщества, которое в течение многих лет было опорой сельской медицины и принимало врачей как белых женщин, так и афроамериканцев.

    «Движение эклектической медицины процветало в Соединенных Штатах на протяжении большей части 19 века и в первые два десятилетия 20 века, и на [его] пике на рубеже 20 веков [было более ] 30 медицинских школ по всему Восточному и Среднему Западу США.S, — сказал житель Форестбурга и клинический травник Ричард Мандельбаум. В округе Салливан, по его словам, есть глава округа.

    «Под« эклектичностью »они подразумевали, что были прагматичны, использовали все, что было наиболее эффективно, но также и с наименьшей токсичностью. В основном они использовали лечебные травы », — продолжил Мандельбаум.

    Неэклектическая медицинская практика включала кровотечение, слабительные и хирургические вмешательства, которые проводились без анестезии до середины 19 века, когда вошел в употребление эфир; мы не считаем палочки от укуса или опьянение как наркоз.И не говоря уже об отсутствии санитарии, от которой тоже погибли люди. (Идите и посмотрите детскую лихорадку.)

    Неудивительно, что люди обратились к эклектике. «Они предпочли питание кровотечению и выбрали среди нескольких различных медицинских традиций лучшее лекарство для каждого пациента», — пишет Марианн Гарнер-Уизард на сайте Американского ботанического совета.

    А Эклектика особенно понравилась сельским жителям.

    «Я думаю, что округ Салливан был более или менее типичным сельским округом, — сказал Конвей.«В то время в Америке было очень мало хорошо подготовленных врачей любого рода, и большинство из них было в больших городах — Бостоне, Нью-Йорке, Филадельфии».

    Американцы, проживающие в сельских районах, верили в суровый индивидуализм, в то, что они самодостаточны и полагаются в первую очередь на себя, — сказал Конвей. Сюда входило лечение самих себя, когда они больны или ранены, и вызов врача только в случае крайней необходимости. «Эклектика представляла собой выбор и гораздо менее диктаторскую практику, которая могла быть адаптирована к индивидууму и месту.

    Например, растения в Нью-Йорке не такие, как растения в Джорджии, поэтому лекарства должны были быть разными. К тому же, добавил Конвей, практикующие могли выбирать свои собственные техники.

    Что случилось с Эклектикой? Многие люди связывают свою кончину с выпуском отчета Флекснера в 1910 году, который привел к появлению медицинских школ в том виде, в каком мы их знаем сегодня (www.bit.ly/TRRmedicalschools), и рекомендовал научные и основанные на исследованиях знания в качестве основы для практики, согласно Йельскому университету. Журнал биологии и медицины.

    Некоторые эклектичные школы постепенно угасли; другие стали жертвами недобросовестных менеджеров. Некоторые превратились в дипломные фабрики, что навредило репутации практики. В 1939 году закрылся Эклектический медицинский институт в Цинциннати, последняя школа.

    Но эклектический подход — индивидуальный уход, лечебные травы — остался. Чем больше мы узнаем о генетических факторах здоровья и о том, как люди реагируют на лекарства, тем больше будет индивидуальных лекарств. Кроме того, в США 38 процентов взрослых и 12 процентов детей используют традиционную медицину, в которую входят травы (www.bit.ly/TRRherbs).

    Эклектичный подход не умер в 1939 году. Он даже не исчез.

    Спасибо библиотеке Ллойда из Цинциннати, Огайо, за информацию, использованную в этой истории.

    ОТ ФАБРИКИ МЫЛА XIX ВЕКА ДО ЭКЛЕКТИЧЕСКОГО СОВРЕМЕННОГО ЛОФТА

    Дизайнер Эндрю Франц произвел необычайное преобразование из мыловаренной фабрики 19 века в западной части Нижнего Манхэттена, Нью-Йорк, в замечательный современный лофт . Целью архитектора Франца было сохранить первоначальную структуру и передать атмосферу внешней среды внутри стен. Если вы еще не видели этот проект, сделайте это сейчас!

    Сочетание деревянных колонн с кирпичными стенами дает эффект чистой линии и при этом открывает пространство.

    СМОТРИ ТАКЖЕ: СОВРЕМЕННЫЕ АКСЕССУАРЫ ДЛЯ ДОМА СРЕДНЕГО СТОЛЕТИЯ, ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ПРЯМО СЕЙЧАС

    «Верхний этаж и крыша склада 1884 года задуманы как теплая и гостеприимная резиденция с открытыми местами для развлечений и плавной связью с внешним миром.

    Резиденция преобразована в перебазируемый антресоль, в котором затонувший внутренний двор с раздвижной стеклянной крышей соединяется с засаженным зеленью задним двором. Этот жест уменьшения объема интерьера переносит внешнее в основные жилые зоны.

    Охватывая индустриальное прошлое здания, визуальный дискурс между новым и устаревшим разрабатывается путем добавления современных ресурсов вместе с восстановленными или переработанными компонентами.”Эндрю Франц

    ИСТОЧНИК: TALLBOX

    ФОТО © Альберт Вечерка / Esto

    _

    МЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО надеемся, что вам понравилась наша статья. НЕ стесняйтесь прикреплять все изображения к любимой доске пинтереста или распечатывать их и использовать на доске настроения. ВЫ ВСЕГДА МОЖЕТЕ ВЫБРАТЬ ПОСЛЕДУЮЩИЕ С НАМИ И ПОШАГОВЫЙ ПРОСМОТР ОСВЕЩЕНИЯ ЭТОГО СОБЫТИЯ. ПОДПИСАТЬСЯ НА НАМ В ПИНТЕРЕСТЕ, ТВИТТЕРЕ ИЛИ ПОДПИСАТЬСЯ ЗДЕСЬ И НЕ ПРОПУСТИТЕ ОДНОДЫХАНИЕ.

    Эклектичный шведский дом XIX века


    Дженни Мораэус, Йон и их дети Олле (5) и Эстер (3) переехали в дом своей мечты в Орнсколдсвике (попробуйте произнести это слово!) На северо-западном побережье Балтийского моря в Швеции шесть лет назад. Со временем они тщательно отремонтировали Elfvinggården, чтобы превратить его в теплый и гостеприимный семейный дом, каким он является сегодня. Но приобретение дома 1850 года не обошлось без подводных камней. Это была случайная встреча на трассе для беговых лыж, которая привела к тому, что они получили ключи! Я встретился с Дженни, чтобы узнать больше о переезде, ее любви к DIY и о том, как семья восстановила пространство с ограниченным бюджетом, чтобы стать таким красивым домом, которым он является сегодня.

    Как вы нашли дом?

    «На самом деле, дом находился в районе, который нас не очень интересовал, но мы встретили агента по недвижимости на трассе для беговых лыж, и она сказала нам, что мы должны прийти и посмотреть на дом, который выходит на рынок. несколько дней спустя. Когда мы были на просмотре, я в основном ругался !! Мы сделали ставку ниже запрашиваемой цены (но максимума, который мы могли себе позволить), никогда не ожидая ее получить. Поэтому, когда агент по недвижимости позвонил, чтобы говорят, что он наш, мы просто не могли поверить в это! Продавец выбрал нас, а не более высокую цену!



    // партнерские ссылки, отмеченные * //

    У вас было четкое представление о том, как вы хотите его украсить?

    После торгов мы отправились в свадебное путешествие, и я лежал на шезлонге и мечтал о доме.Построенный в 1850 году, он был полон света и казался уютным и гостеприимным, хотя комнаты были большими. Когда мы приехали домой, мы получили ключи, это был один из самых счастливых дней в моей жизни!

    Какие улучшения вы внесли?

    За последние шесть лет мы внесли ряд небольших и больших изменений. В основном мы выполняли их сами, с небольшой помощью наших родителей — и всегда при небольшом бюджете. На самом деле мы не планировали это заранее — мы просто были осторожны, чтобы обеспечить как можно меньшую стоимость каждого проекта.Часто вам не нужно делать все заново, чтобы добиться больших изменений, цвет — отличный способ преобразить комнату!



    Как бы вы описали свой стиль?

    У меня довольно разнообразный стиль: немного винтажного, немного богемного, скандинавского, ар-деко — все в сумасшедшей эклектичной смеси! Я по-прежнему считаю, что эстетика довольно шведская: довольно часто смешивают новые и подержанные вещи, чтобы создать уютное жилое пространство.

    Обои в спальне Дженни были найдены с блошиного рынка.Etsy — отличный источник винтажных обоев. Я заметил из вашего блога Elfvinggården и инстаграмма, что вы немного разбираетесь в DIY, вы всегда были креативными?

    Обожаю DIY! У нас есть множество мебели, такой как кресла и диваны, которые я накачал с помощью новых ножек. Я всегда собираю старые предметы, даже если они нуждаются в реставрации. Я чувствую, что это у меня в крови, потому что моя бабушка тоже была коллекционером — я верю, что всему можно дать новую жизнь!


    Что вам больше всего нравится в своем доме?

    Это Трудно понять это, я так много люблю в нем! Что оно старое, окна из выдутого стекла, большая залитая светом лестница, дает место для моей любимой столярной скамейки, зрелого сада — все работает вместе, чтобы придать дому прекрасное чувство!


    Что дальше в вашем списке проектов?
    Прямо сейчас мы строительство курятника (мы надеялись, что он будет готов к лето но не беда!).Еще мечтаем построить террасу и оранжерею!

    И, наконец, есть ли у вас какие-нибудь любимые шведские блоги, которые вы можете порекомендовать?

    Мне нравится этот пол в коридоре, он настолько поразителен, и его относительно легко создать!


    Большое спасибо за то, что пригласила нас в свой прекрасный дом, Дженни!

    Чтобы увидеть больше фотографий, посетите вдохновляющий блог и инстаграмм Дженни Elfvinggården, где она документирует свои последние улучшения в доме.

    Кто-нибудь еще мечтает о подобном проекте реновации — или о простом приобретении одной из этих невероятных шведских усадеб XIX века? Представьте себе !

    На всякий случай — вам также может быть интересно взглянуть на этот дом 19 века на Готланде, старый шведский дом с оазисом под открытым небом и красивый дом в Мальмё.

    Хорошего дня!

    Niki

    PS Мы все еще в режиме отпуска здесь, в Швеции (в настоящее время на потрясающем датском острове Анхольт посреди моря Каттегатт).

    Добавить комментарий

    *
    *

    Необходимые поля отмечены*