Архитектурное бюро хвоя: Архитектурное бюро ХВОЯ

Содержание

Фантастическая архитектура от бюро «ХВОЯ»

1 декабря 2016 г.

Архитектурное бюро «ХВОЯ» – это небольшая архитектурная мастерская, созданная в 2009 году тремя товарищами по Институту им. И. Е. Репина (Академия художеств). В период 2009-2014 годов основатели бюро совмещали творческую деятельность с работой в архитектурных мастерских «Студия 44» и «АМ-ТРИ». С 2015 – самостоятельная архитектурная практика. За время существования бюро на его базе были созданы: творческое объединение «Тихий Час» – проект бумажной архитектуры и архитектурная мастерская «ЛЕС»  – совместный проект с мастерской «АРХАТАКА».

BERLOGOS встретились с «современными бумажниками», обсудили японскую архитектуру, создание книги и пофилософствовали.

- Для начала давайте определимся: формальное название вашего бюро – «ХВОЯ», с какой целью возникли «Тихий час» и «Лес»?

 Сергей Аксенов:

- Можно сказать, что проекты «Тихий час» и «Лес» – это предыстория нашего бюро.   «Тихий час» – наше первое некоммерческое неформальное объединение, посвящённое «бумажной архитектуре» и ручной графике, в котором мы проектируем ради своего удовольствия. Со временем произошло естественное разделение нашей деятельности: для «настоящих» архитектурных проектов было образовано «АБ ХВОЯ», а «Тихий Час» превратился в чистый проект «бумажной архитектуры».

 Георгий  Cнежкин:

- «Тихий час» – это неформальное объединение наших друзей, состав которого может меняться от проекта к проекту. Это очень специфическое и фантазийное ответвление. А бюро «ХВОЯ», по крайней мере на данный момент, это три ваших покорных слуги.

Мемориал «Стеклянный пляж»

«Дом для двух художников»

Памятник С.М.Прокудину-Горскому

 - Оформление ваших проектов напоминает короткометражные мультфильмы или оригами. Почему вы занимаетесь таким сложным, некоммерческим вектором, как «бумажная архитектура»? Кто ещё параллельно с вами продвигает в нашей стране столь фантастическое, нераспространенное направление?

 Сергей Аксенов:

- Действительно, сейчас «бумажное» направление не так популярно, как раньше, мы также чередуем наши «бумажные» работы с более предметным проектированием.

Тем не менее, нам кажется, что все наши работы в той или иной степени несут на себе отпечаток «бумажного» подхода.

Дворец творчества школьников, Санкт-Петербург. Проект подготовлен совместно с А. Берзингом, А.Вороновым, Е.Новосадюком, И.Кожиным

 Георгий  Cнежкин:

- В какой-то момент мы открыли для себя японские конкурсы на достаточно специфические темы. Как именно это было, уже вспоминается смутно, вероятно, из тех же журналов про бумажников – они все тоже участвовали в японских конкурсах. Тема первого японского конкурса, в котором мы участвовали, звучала как «Место встреч».  Когда тебе дают тему архитектурного конкурса «Место встреч», то поначалу это абсолютно сбивает с толку. Но если абстрагироваться от привычного метода проектирования, то замечаешь, что «Место Встреч» – это, в принципе, богатая и приятная тема, причём не только для архитектора. В теории «Место встреч» может быть темой рассказа, сонета, картины или короткометражного фильма.

А какой рассказ можно написать на тему «Многофункциональный торгово-деловой центр со встроенной парковкой на 240 машиномест»?

«Место встреч» в любом городе, где зимой идёт снег

«Место встреч», двор

«Место встреч», холм

«Место встреч», теплотрасса

 Сергей Аксенов:

– Ты получаешь возможность думать об архитектуре по существу, думать вообще о жизни, о смысле жизни, об отношениях между людьми. Это как раз является особенностью архитектуры группы «Тихий час». Она не ставит перед собой цели реализации, она занимается поисками в искусстве.  Проектировать «Место встреч», например, было так приятно, что на этот конкурс мы придумали проектов больше, чем могли успеть подать. В итоге, из 3 наших представленных работ одна получила поощрительную премию и нас пригласили в Японию на церемонию награждения.

Георгий  Cнежкин:

-Это был очень важный для нас конкурс и отличная поездка.

В Японии очень здорово. Следующим проектом был «Невидимый дом» для конкурса с темой «Дом, который нельзя сфотографировать, но можно снять на видео» (Дом в эпоху кино), который также получил поощрительную премию. С тех пор мы участвуем в японских бумажных конкурсах – это самое  приятное архитектурное проектирование. Надо добавить, что темы этих конкурсов, и без того достаточно абстрактные и удивительные, переведённые с помощью Google переводчика, приобретают совершенно космический характер – например «дом, чтобы жить память» или «медленно». Вот как дальше жить, получив для проектирования тему «медленно»? 

«Невидимый дом»

- Что Вы думаете вообще о современной японской архитектуре?

Сергей Аксенов:

- В японской архитектуре существует совершенно особая идеология, которая отражается на всём. Другой подход к восприятию того, что такое архитектура, как проектировать, строить и эксплуатировать дома, да и вообще к устройству человеческой жизни.

Это очень интересно.

Георгий  Cнежкин:

-Это ни на что не похожий подход. И для нас японская архитектура – на полочку выше всего остального. При этом мы, конечно, не зацикливаемся только на японских конкурсах – хорошие предметные задачи нам тоже очень нравятся, такие, как недавний конкурс на музей Гуггенхайма в Хельсинки.

Музей Гуггенхайма в Хельсинки, Финляндия. Проект разработан совместно с АРХАТАКА

Парк «Взморье»

 - Имеются ли какие-то новости по конкурсу Большой Морской улицы?

Илья Спиридонов:

-В сентябре мы заняли первое место в конкурсе на благоустройство Большой Морской улицы. Главная идея нашего проекта заключается в том, что облик улицы уже состоялся, так что мы старались делать комфортное и уместное пространство для пешеходов. А непосредственная близость данного отрезка Большой Морской улицы к Эрмитажу и Главному Штабу, как мы считаем, позволяет трактовать данное пространство как некий аванзал перед музеем – выставочный зал под открытым небом.

Сейчас мы разрабатываем рабочий проект, который должен быть готов до конца года.

Большая морская улица

 - Расскажите о дальнейшей судьбе проекта «Колыбель», правильно ли эксплуатируется данный дом? Является ли он частной собственностью?

Илья Спиридонов:

- Это был проект для конкурса, организованного журналом «Проект Балтия» и Владимиром Фроловым. Мы оказались в числе победителей конкурса и даже построили нашу «Колыбель» на территории хостела, но когда мы наконец-то собрались её сфотографировать, выяснилось, что «Колыбели» уже нет. Да и хостела, собственно, тоже нет. Оказалось, что у организаторов произошёл имущественный спор, и колыбель куда-то увезли. А ведь это был приятный гостиничный двуспальный номер, необычный, но вполне функциональный – и в нём мог бы кто-то жить.

«Колыбель»

 - Если собрать воедино все ваши иллюстрации на сайте, может получиться маленькая и уютная книга с трогательными историями.

Вас когда-нибудь посещали мысли о создании такой книги?

Сергей Аксенов:

- Да, мы бы хотели создать иллюстрированную детскую книжку или, возможно, сделать мультфильм. Наше творчество наводит на такие мысли, но пока что они не реализовались в полноценный проект.

- Можно ли, на ваш взгляд, назвать следующее явление «психологией архитектуры»: когда обитатель пространства влияет на характер архитектуры, а та, в свою очередь, воздействует на ощущения и поведение человека?

Георгий  Cнежкин:

- Любое историческое здание, все его элементы значимы и влияют на человека, потому что это история и память. И здесь всё зависит от наблюдателя – его культуры, знания. Это одна из важных историй в архитектуре, хотя, строго говоря, это не имеет прямого отношения к искусству создания пространств и форм. Безусловно, пространство, разные его типы, свет, цвет, форма – всё влияет на человека. Влияние человека на здания? Если это не снос или реконструкция, то только проживание в нём своей жизни – формирование истории.

Сергей Аксенов:

- Конечно, архитектура психологична, как и любое другое искусство. И считывается она через образы.  Колонны в воде, мост или дерево, которое растёт из трещины.  Когда я только называю эти образы, (я их даже не нарисовал ещё), все сразу понимают определённое их напряжение, специфическое состояние. Хороший архитектор, по нашему мнению, как и художник, именно этими вещами и оперирует, это его кухня. Архитектура не заключается в распределении двухсот тысяч квадратных метров, исходя из требований инсоляции. Архитектор не должен заниматься механическими вещами. Архитектура – в создании образов. Все образы, которые генерирует архитектор, должны восприниматься интуитивно. Вот главный критерий качества искусства: плохое искусство – это когда ты приходишь на выставку и видишь что-то непонятное, что-то, что требует объёмной пояснительной записки, а хорошее искусство – это когда есть образ. Образы есть в поэзии, литературе, живописи, бывают такие же образы в архитектуре.

Это важно! Бывает непросто объяснить, чем занимается «Тихий час». Общество воспринимает поэзию или музыку как искусство, но отказывает архитектуре в этом звании. Хотя архитектура может говорить об этих же вещах не менее эмоционально – архитектура может быть об одиночестве или об ощущении первого снега. Наши работы в рамках объединения «Тихий час» как раз стремятся воспринимать архитектуру как искусство.

Проект яхт-клуба совместно с Иваном Кожиным 

«ХВОЯ»: «Мы проектируем хорошие вещи»

Бюро «ХВОЯ» образовано в 2008 году тремя выпускниками СПбГАИЖСА им. И. Е. Репина: Сергеем Аксеновым, Георгием Снежкиным и Ильей Спиридоновым. Оно выросло из неформального объединения «бумажной» архитектуры «Тихий час». Архитекторы успели поработать в мастерских «Студия 44» и «АМ-ТРИ». С 2015-го «ХВОЯ» существует как самостоятельная студия. В составе «Тихого часа» Сергей, Георгий и Илья неоднократно участвовали в концептуальных архитектурных конкурсах, традиционно организуемых японскими профессиональными изданиями.

В 2017-м стали авторами проекта реконструкции пространства «Севкабель», на территории одноименного завода, в Петербурге.

В чем специфика творческого метода вашего бюро?

Специфика метода заключается в совместном проектировании. Мы проверяем свои идеи друг на друге, ищем точки соприкосновения. За годы совместной практики мы в этом поднаторели. В процессе обсуждения и совместного проектирования идеи изменяются, появляются новые. То, что получается в итоге, мы и берем за основу.

У каждого юридического лица есть устав. В нем, как правило, говорится, что основная цель создания ООО – получение прибыли. Мы против такого отношения к своей деятельности. Есть другие, более эффективные способы получения прибыли.

Архитектурное проектирование – тяжелый труд, сопряженный с рутинной технической работой, поездками на стройплощадку, не всегда гладким взаимодействием со строителями. Если все это происходит только для того, чтобы купить новый пиджак, – это выглядит по меньшей мере странно.

Нас интересует архитектура как искусство, сродни поэзии или живописи; возможно, поэтому у нас практически нет больших проектов, зато есть много «бумажных» произведений.

Какой из проектов, над которыми вы сейчас работаете, вы считаете наиболее интересным?

Самый интересный с точки зрения масштаба и значения для города, конечно, «Севкабель». Мы работаем на этой территории с самого начала, с того момента, когда формулировалась идея ее нового использования. Мы занимаемся общей объемно-планировочной организацией преобразования и дизайном отдельных функциональных зон.

На данном этапе специфика работы над проектом заключается в том, что все решается «с колес»: заказчики могут сегодня принять решение о функциональном назначении какого-то здания и попросить придумать что-то по этому поводу. То есть фактически проектирование идет в полевых условиях. В этом и заключается определенный интерес.

Мы проектируем хорошие вещи и пытаемся их реализовать. Получается не всегда: упираемся или в бюджет, или в консерватизм заказчика.

Но есть принципиальные вещи, которые нам удалось отстоять. Например, входные ворота из четырех металлических створок, поворачивающихся вокруг своей оси, – важный нетиповой элемент. Вторая победа – деревянная набережная и вертикальные шезлонги. Вначале мы сомневались в их целесообразности, но в итоге они активно используются, люди загорают, смотрят вдаль, опираясь на них спиной.

Наконец, третий принципиальный момент, который мы планируем к реализации, – это амфитеатр с выходом на воду. Мы считаем очень важным, чтобы человек мог спуститься к воде и потрогать ее руками.

Таким образом, мы движемся по территории «Севкабеля», ставим важные узловые точки. Всё сделать роскошно в любом случае не выйдет, «Севкабель» не станет второй Новой Голландией. Зато, как говорит наш соратник по проекту Алексей Онацко, здесь можно будет всё, чего нельзя на Новой Голландии. Надеемся, в мае основную часть достроят – и на Васильевском острове появится артикулированное место встречи города и моря.

Каким вы видите будущее архитектуры?

Мы вынуждены констатировать, что профессия архитектора мельчает. Меньше становится художественных задач, и больше – связанных со всем остальным.

Многие задачи архитекторов делегируются урбанистам, менеджерам, дизайнерам среды, и это расстраивает. Когда у тебя нет необходимых полномочий, возможности твои ограничены. Поэтому мы любим маленькие проекты и «бумажные» конкурсы. Поэтому будущее архитектуры кажется нам туманным и волнительным. Но возможно, этот тренд сменится новым. Хотелось бы думать, что творческие задачи вернутся к архитектору.

 

 

Подготовила Анастасия Лаптёнок

«Севкабель Порт» – как дедушкина дача, которая постоянно делается и делается...»

– Расскажите подробнее о вашей совместной работе с архитектурным бюро KARAVAN landskapsarkitekter из Швеции.

Илья: Вообще, это наша первая работа в консорциуме с иностранным бюро. Впрочем, мы и с отечественными не так часто совместно работаем. Да и опыт дистанционной работы был достаточно нов для нас. В итоге, учитывая разницу подходов и временные ограничения (в Швеции всенародный отпуск в июле пришелся как раз на самое горячее время подачи), мы положили в основу проекта нашу концепцию, которую потом совместно разрабатывали. Наши шведские коллеги, вернувшись из отпуска, были, так скажем, удивлены результатом. Так что опыт неоднозначный. С другой стороны, наш ботаник JohnLoofGreen, который тоже из Швеции, очень нам помог и привнес в проект много важных и недоступных нам деталей – целый ботанический слой.

– О чем ваш проект, что вы хотели показать?

Илья: Во-первых, территория «Тучкова буяна» – это такая ландшафтная аномалия в центре города, которая до недавнего времени находилась в постоянном движении. Архипелаг, отдельный остров, полуостров – постоянно меняющаяся среда, связанная с рекой. Мы хотели отразить это в нашем проекте. Во-вторых, это место было недоступно для жителей в течение очень долгого времени. В этом смысле это некое «белое пятно» на карте в 500 метрах от Петропавловки, и важно было понять, чем мы можем его наполнить, даже не столько физически, сколько по смыслу – что мы можем предложить городу.

Мы старались запроектировать место, которое бы «нежно» вписывалось в среду, позволило бы по-новому взглянуть на город, не нарушая его ткани. Нам хотелось, чтобы это место оставалось мистическим, но при этом сохраняло традиции и было комплементарным к окружающей архитектуре. Девиз проекта – больше, чем видно глазу – собственно, почувствовать город по-новому, посмотреть на него по-новому и в результате как-то по-новому почувствовать себя – вот чего мы хотели. 


– Сейчас власти города думают о конкурсе на приспособление здания пеньковых складов «Тучков буян». Знаю, что у вас есть идея…

Георгий: Да, у нас есть выверенная концепция по всем объектам, которые окружают будущий парк. Недалеко от стадиона «Петровский» мы предлагаем разместить публичные термы, открытые к посещению круглый год. Кроме того, мы предлагаем создать в здании складов некий образовательный центр, поскольку мы знакомы с его структурой. До конкурса на парк мы уже занимались его проектированием. На наш взгляд, здание идеально подходит под неформальный межвузовский центр дополнительного образования: школы дизайна, школы кино, каких-то курсов, в том числе от различных университетов. На территории спортивного комплекса «Юбилейный» предлагаем разместить городской гастромаркет с фермой по выращиванию растений. Нам кажется, что из этого всего – парка, спортивного комплекса, который поменяет функцию, а также преобразованных пеньковых складов – сложится разнообразная среда этого района.

– По итогам конкурса вы должны получить вознаграждение в размере 80 тысяч долларов…

Георгий: Да, мы тоже были воодушевлены этой суммой. Но когда делишь ее на всех участников процесса, понимаешь, что разбогатеть опять не получилось. Мы впервые собрали такой большой коллектив: привлекли к работе ботаников, экологов, ландшафтников, экономистов, специалистов по транспортной инфраструктуре, еще отдельная группа людей работала над созданием фильма. Это был очень важный для нас конкурс, поэтому мы и привлекли столько специалистов и не пытались экономить.

– Если говорить о работе в городе вообще, вы разработали проект развития прибрежной территории исторического завода «Севкабель». Над проектированием каких еще территорий Петербурга трудитесь?

Илья: Мы проектируем на территории уже существующего общественного пространства. Знаете, «Севкабель» для нас – как дедушкина дача, которая бесконечно делается и делается…

Георгий: Нам нравится, что это такой «проект – процесс». Сейчас мы проектируем очередную версию катка у моря. Думаю, что в этот раз немного изменим его вид. Также занимаемся реконструкцией корпуса Б, который занимает центральное положение в порту, – это самый большой корпус, расположенный вдоль набережной. Работаем над проектом озеленения территории. Если посмотреть на Гавань в целом – все мы хотим, чтобы это пространство продолжало развиваться в обе стороны и в конце концов вся набережная от Морского вокзала до Косой линии стала частью большого общественного пространства.

Еще один городской крупный проект, правда, скорее, бумажный, – реновация территории яхт-клуба на Петровской косе. Мы делаем его для собственного удовольствия вместе с коллективом яхтсменов и яхтенных капитанов клуба. Сейчас оттуда просто яхтсменов прогнали, до этого клуб существовал в руинированном состоянии, без туалетов нормальных, мы уже не говорим про такие вещи, как душевые или сауны, – минимальный набор нормальной марины в любой деревне в Финляндии. Параллельно с этим по разваливающимся дорогам лимузины везли дорогих гостей к ресторанам у моря. Нам было обидно и за парусный спорт, и за территорию, которая может украсить город. Яхт-клуб – это место, где город встречается с морем и каждый может приобщиться к парусному спорту, что, собственно, и случилось с нами. Поэтому наш проект – попытка сохранить уникальную ситуацию абсолютно доступного яхтинга для всех и в то же время превращение серой зоны в полноценное городское пространство.

Илья: Все привыкли, что яхтенный спорт – это некая привилегированная история…

Георгий: Это либо некий королевский отдых, либо это спортивная деятельность. А вот так, чтобы парусный спорт существовал как доступная всем история, – только у нас в яхт-клубе. Нам кажется, это надо ценить и сохранять, делая этот мыс любимым местом отдыха для всех.

ФАКТ:
У архитектурного бюро «Хвоя» три основателя: Илья Спиридонов, Георгий Снежкин и Сергей Аксенов.

ООО «Архитектурное бюро „Хвоя“»Проектная компания

ООО «Архитектурное бюро „Хвоя“» зарегистрировано в 2015 году.

Единственным владельцем ООО «Архитектурное бюро „Хвоя“» является гендиректор компании Георгий Снежкин.

Телефон: 272-47-33
Факс:
E-mail: [email protected]
Сайт: chvoya.com
Дата регистрации: 9 декабря 2015 года ОГРН: 1157847424790   ИНН: 7841032300  Адрес: 191014, Санкт-Петербург, Манежный пер., 3, лит. Д Руководитель: Снежкин Георгий Сергеевич Связанные личности:

Упоминания в материалах

Завершилось создание пешеходной зоны на Большой Морской улице

27/12/2017 17:51
На начальном участке Большой Морской улицы завершилось создание пешеходной зоны. Работы заключались преимущественно в укладывании гранитных плит поверх асфальта и сооружении фонтана.

К середине ноября на Большой Морской создадут пешеходную зону

18/10/2017 16:39
Полноценную пешеходную зону на начальном участке Большой Морской улицы откроют к середине ноября. Проектом предусмотрен фонтан, но он, скорее всего, в этом году без тосола работать не станет.

Вдоль Шкиперского канала построят деловой комплекс Газпрома

11/01/2017 19:09
Вдоль восточного берега Шкиперского канала будет построен деловой комплекс для нужд структур Газпрома. Расположенные там промышленные здания заменят единым объектом недвижимости.

Западную набережную Шкиперского канала приспособят под ярмарку

26/10/2016 18:59
В Гавани отдадут под торговлю западную набережную Шкиперского канала, ныне в нарушение Водного кодекса закрытую заводом радиоэлектроники. А через сам канал-памятник перебросят пешеходный мост.

Начало Большой Морской замостят, а у Невского появится фонтан

07/09/2016 14:48
Начальный участок Большой Морской улицы, недавно ставший полупешеходным, замостят, а ближе к Невскому на нем появится фонтан. В целом вид на арку Главного штаба останется незамусоренным. Все упоминания в материалах

Победители молодёжной биеннале не останутся без заказов

| Новости отрасли, Новости СРО

Понедельник, Октябрь 28, 2019

В Иннополисе подвели итоги II Российской молодежной архитектурной биеннале. Золотой приз конкурса достался архитектору Александру Аляеву и творческому объединению “Лето” - за создание проектов редевелопмента двух крупных промзон на территории Казани — бывшего завода “Сантехприбор” и портового элеватора.

Серебряный приз вручили бюро “КБ 11” (Уфа) и бюро Megabudka (Москва). Специальный приз от Минстроя получил архитектор Илья Ободовский (Симферополь), а от правительства Татарстана — архитектор Ксения Воробьева (Москва). Кроме того жюри отметило проекты архитектурного бюро “Хвоя” (Санкт-Петербург) и архитектора Азата Ахмадуллина (Уфа).

Напомним, что Российская молодежная архитектурная биеннале проводится в Иннополисе с 2017 года. Её основная цель — поддержка молодых архитекторов и их активное вовлечение в сферу градостроительства. В этом году на отборочный этап заявились 739 участников из 6 стран и 53 городов. Из них были отобраны 30 финалистов.

“Наиболее важным критерием оценки проектов для нас была их реализуемость, четкое понимание того, какие элементы застройки можно сохранить, какие можно не сохранять, какие можно трансформировать для того, чтобы обеспечить по-настоящему устойчивое долгосрочное развитие территории”, — отметил куратор и председатель жюри биеннале, руководитель архитектурных бюро SPEECH и Tchoban Voss Architekten Сергей Чобан.

“Мы выбрали тему, предполагающую работу не с абстрактными территориями, а с конкретными объектами. Мы, по сути, создаем каталог решений, который будем использовать и для иных аналогичных объектов. Мы намерены заказать реальные проекты у всех победителей и обладателей специальных призов”, — сообщила директор биеннале, помощник президента Татарстана Наталия Фишман-Бекмамбетова.

Темы: архитектура, Иннополис, молодёжная биеннале

ХВОЯ ландшафтное строительство, ландшафтный дизайн спб, благоустройство, озеленение Санкт-Петербург

  • Урусов Н.В. Генеральный директор
  • Руководство строительной компании «Красная стрела» выражает благодарность ландшафтно-строительной компании «ХВОЯ» за профессиональное выполнение работ по проектированию и благоустройству территории в короткие сроки.

    Желаем Вам высоких профессиональных достижений, новых интересных проектов и надеемся на дальнейшее успешное сотрудничество.

    Смотреть письмо
  • Бовыкин Д.А. 1-ый Заместитель генерального директора
  • ПАО “НПК” Обьединенная вагонная корпорация“, в лице 1-го Заместителя генерального директора Бовыкина Д. А., выражает свою благодарность ландшафтной компании “ХВОЯ” за высокопрофессиональную работу по реализации проекта благоустройства территории.

    Особая благодарность за соблюдение сжатых сроков и высокое качество используемых материалов.

    Смотреть письмо
  • Андреев В.Г. Генеральный директор
  • Руководство и коллектив ООО «МЕДЕС» выражает благодарность ландшафтно-строительной компании «ХВОЯ» за профессионализм и добросовестное отношение к делу при проведении работ по благоустройству, проектированию и озеленению территории.

    Работа специалистов компании «ХВОЯ» заслуживает особенно высокой оценки. Благодарим Вас за творческий подход к созданию и выполнению проекта и оперативность при решении рабочих вопросов. Все работы выбли выполнены в срок и с хорошим качеством.

    Желаем Вам дальнейших успехов, интересных идей и надеемся на плодотворное сотрудничество.

    Смотреть письмо
  • Северьянов А. В. Генеральный директор
  • Компания «ИНТРА-М» выражает благодарность ландшафтной фирме «ХВОЯ» за качественно выполненные работы по благоустройству и озеленению территории.

    Желаем Вам успехов в других проектах и надеемся на дальнейшее сотрудничество.

    Смотреть письмо
  • Большую Морскую улицу ждет тактичное преображение

    Так Большая Морская выглядит сейчас

    Фото: Александр ГЛУЗ

    Большая Морская улица всегда считалась одной из самых модных в городе. И передовых. В 1830-м году здесь проложили первые в городе деревянные тротуары. Рядом спустя пять лет установили первые газовые фонари. В 1875-м в одном фешенебельном модном магазине показывали чудо-новинку: освещение электрическими лампочками. В конце концов, даже «Кока-Колу» в Советском Союзе тоже впервые начали продавать именно здесь.

    Архитектурная мастерская АМ-ТРИ / архитектурное бюро "Хвоя"

    Фото: Александр ГЛУЗ

    Сейчас улица со столь бурным прошлым опять находится в центре внимания. Вернее, в центре внимания лишь небольшой ее кусок – от Невского проспекта до арки Главного штаба. В прошлом году участок сделали пешеходным. Поставили скамейки и пару клумб. Люди ходили, немного удивленные. Думали, не мираж ли? Потом клумбы и скамейки с улицы действительно исчезли. В администрации города объяснили - временно. Обещали вернуть, но так и не вернули. Зато задумали общественный конкурс по благоустройству участка. Теперь здесь хотят сделать пешеходную зону высшего класса. Что-то вроде Малой Садовой. Только еще лучше.

    Проект Антона Николаенкова

    Фото: Александр ГЛУЗ

    В конкурсе, итоги которого подвели на этой неделе, участвовало десять архитектурных бюро и общественных организаций. Планировалось, что жюри вынесет свой вердикт во вторник. Но жюри так и не решилось сделать выбор. Объявили шорт-лист из пяти проектов.

    - Новое общественное пространство должно стать событием, местом притяжения горожан и одной из самых красивых улиц Петербурга, - сказал глава комитета по градостроительству и архитектуре Владимир Григорьев. - Из десяти работ пять проходит во второй тур. Этим авторам мы предложим доработать концепции.

    Проект Демина

    Фото: Александр ГЛУЗ

    В комитете четко обрисовали задачу. К внешнему виду Большой Морской нужно подходить аккуратно. Фантазию стоит держать в узде. Прежде всего, все модернистские идеи «не пройдут». Все-таки самое сердце города, закон об охране памятников... Поэтому даже лишнее дерево впихнуть в концепцию будет непросто. Не говорю уж о статуях, которые могут закрыть вид на арку Главного штаба.

    Еще один проект реконструкции

    Фото: Александр ГЛУЗ

    В движении «Красивый Петербург» уверены, что их концепция была ближе всего к победе. И действительно, если посмотреть на проекты, становится понятно, что их дизайнеры подготовили наиболее «тактичный» вариант благоустройства. Статуй нет, модерна – тоже.

    - Главный упор мы как раз и делали на минимальное влияние на окружающую среду. Старались соблюсти баланс между историческим наследием и функциональностью, - рассказывает координатор движения Стив Каддинс – Наша «фишка» - много удобных скамеек, на которых могут отдыхать горожане. В других проектах таких мест реально мало. А еще – в нашей концепции все элементы мобильны. То есть во время концертов на Дворцовой площади, когда здесь должно пройти много народа, вазоны и скамейки можно сдвинуть к зданиям.

    Проект "Красивого города" подразумевает много скамеек

    Фото: Александр ГЛУЗ

    Участники конкурса, объявленного КГА, как один отметили, что конкурс был прозрачный – принимали заявки от всех. Одно «но» - если обычно практикуется обсуждение с общественностью и только потом жюри выносит решение, то в этот раз все было наоборот. Жюри вынесло вердикт без оглядки на публику. Наверное, это связано с тем, что решение не окончательное. В ближайшее время должен пройти семинар, где участникам конкурса подробно объяснят их ошибки. И уже потом, ближе к концу года, состоится «второй тур». На нем и решится, какой проект возьмут за основу.

    - В любом случае преображение Большой Морской – это уже маленькая победа, - продолжает Каддинс. – Еще год назад никто и подумать не мог, что там может появиться общественное пространство. А теперь это становится реальностью.

    Обновленная улица должна начать радовать горожан уже летом 2017-го.

    Плавающая архитектура - VisualARQ

    VisualARQ представляет проект Rhino: Kunsthaus в Граце, Австрия

    VisualARQ представляет собой экстравагантное здание для современного искусства, музей Kunsthaus , который, кажется, парит над Грацем (Австрия). В этом проекте Rhino Crab Studio разработала инновационный архитектурный дизайн и творческое использование материалов. Биоморфное здание покрыто почти 1300 голубыми полупрозрачными панелями из оргстекла. Главный фасад содержит установку BIX от Realities United, которая позволяет проецировать видео и сообщения, выступая в качестве еще одного выставочного пространства. Это замечательное здание физически связано с одним из самых важных старинных зданий города «иглой», мостом и смотровой площадкой, соединяющей традиционную и современную архитектуру. Из VisualARQ мы размышляем о том, как иногда учреждения принимают неожиданные решения, и это делает их спорными. Когда такие решения влияют на архитектуру города, несоответствия остаются во времени или положительно усваиваются. Примером может служить знаменитый эффект Гуггенхайма или эффект Бильбао .Подрывное культовое здание запечатлевает свой характер и выделяется среди окружающей среды. От неожиданности до оправдания за счет воздействия на город. Нечто подобное происходит с музеем, который мы представляем сегодня. Он расположен в Граце, Австрия, всемирном культурном наследии с богатой архитектурой. После того, как город был признан «культурной столицей Европы», город объявил конкурс на строительство центра современного искусства. Вариант победителя не может оставить вас равнодушным: Kunsthaus , разработанный CRAB (Архитектурное бюро Cook Robotham).

    Фасадный чертеж, разработанный студией CRAB, архитектурное бюро Cook Robotham

    Неудивительно, что жители называют его «дружелюбным пришельцем».Голубое облако словно парит над красными крышами старых домов Граца. Это также могло быть морское животное с присосками или гусеница, но в любом случае это создало противоречие между традиционной и современной архитектурой. Эта напряженность была положительной с точки зрения количества посетителей и обновления района Муворштадт, где он расположен. Если днем ​​он великолепен, то ночью даже больше, потому что свет его покрытия также становится пикселями гигантского проекционного экрана.

    Огни покрытия Кунстхауса становятся пикселями гигантского проекционного экрана

    Поскольку это дружелюбный инопланетянин, давайте подойдем ближе.Кажется, что он парит, не только потому, что напоминает нам облако, но и потому, что первый этаж окружен прозрачным стеклом, так что инопланетянин приземляется без какой-либо поддержки. Любопытная структура, графически названная « игла », образует мост, соединяющий музей со старым зданием, Eisernes Haus (Iron Building ), в котором находится журнал Camera Austria и выставочные выставки фотографий. Это исторический памятник, потому что он внесен в список старейших чугунных сооружений континента, построенных в 1848 году.Таким образом, старая архитектура связана с новейшей.

    «Игла» - это смотровая площадка и мост между Кунстхаусом и Айзернес Хаус

    «Игла» - это смотровая площадка высотой 16 м. , но есть еще одно место, откуда вы можете насладиться видом на город. Он исходит от одного из 16 сопел на крыше здания. Остальные сопла освещают здание, днем ​​солнечные лучи попадают в эти своеобразные световые люки, а ночью включаются круглые люминесцентные лампы.

    Сверху 16 наклонных форсунок

    Наконец, покрытие отдает должное оригинальности архитектурных форм, оно состоит из 1288 синих полупрозрачных панелей из термопласта. Практически все они находятся снаружи, а 200 из них - внутри здания.

    Этот раздел Кунстхауса Граца мог быть создан с помощью инструмента VisualARQ SectonView

    Всего имеется 11 100 м² полезной площади , распределенной на четырех этажах, и подземная парковка, общая с универмагом, на 146 автомобилей.

    Два траволатора провожают посетителей по музею

    Чтобы добраться до сути этого интригующего архитектурного проекта, мы должны позволить нашим уровням увлечься. Так как это музей, вы можете подумать, что мы метафорически намекаем на то, что наши чувства повлияют на оценку художественных произведений экспонатов. Да, но мы имеем в виду буквально увлечься траволатором для доступа к комнатам. Большая биоморфная структура здания опирается на 225-тонный каркас из стальных балок.Между опорой и покрытием из оргстекла расположены электрическая система, система обнаружения пожара и спринклерная система. На главном фасаде мы также находим в этом промежуточном пространстве установку BIX («Bix Pixels»), которая заменяет традиционный видеоэкран. Это детище немецкой компании Realities United. Изображения формируются на поверхности площадью 900 м² и получаются не с помощью цифровых пикселей, а с использованием 930 точек света, обеспечиваемых люминесцентными трубками диаметром 40 см и мощностью 40 Вт. Фасад

    BIX от Realities United. Изображения получены с помощью 930 круглых люминесцентных ламп

    Изображения не могут отображаться в цвете или с высоким разрешением, но эффекта в черно-белом режиме даже при низком разрешении и частоте 18 кадров в секунду достаточно для получения желаемого эффекта при проецировании художественных видеороликов и сообщений. Изображения не появляются в однородной структуре, они адаптируются к неровной поверхности, а края размываются, подчеркивая ощущение, что они интегрированы в оболочку здания, а не проецируются на нее.Обратите внимание, что в этом проекте экран BIX является не просто украшением, а частью архитектуры и интегрирован в проект музея, поскольку в Kunstahus есть специальная программа для экрана BIX. На сетке BIX установлено более 1000 термопластичных панелей размером 3 x 2 м с открытыми стыками для улучшения вентиляции и отвода остаточного тепла.

    1.288 Синие полупрозрачные панели из термопласта покрывают здание

    Использование программного обеспечения Rhino необходимо в таких конструкциях, как Kunsthaus Graz, со сложными кривыми и нетипичными покрытиями, например, эти панели, которые необходимо адаптировать к изогнутому силуэту. VisualARQ был бы полезен в таком сложном проекте при работе на разных уровнях. Level Manager помог бы легко визуализировать внутреннюю часть здания и очень быстро редактировать геометрию каждого уровня. Однако самая важная функция, которую VisualARQ предоставил бы этому проекту, имеющему так много изогнутых форм, - это инструмент для создания планов и разрезов в 2D. Эти двухмерные чертежи, созданные в Rhino, впоследствии могут быть распечатаны как векторный вывод или экспортированы в.dwg для постпродакшн.

    Программное обеспечение Rhino необходимо для создания изогнутых архитектурных проектов

    Влияние этого любопытного архитектурного подхода британских сэра Питера Кука и Гэвина Роботэма можно измерить несколькими способами. Сначала дизайн был финалистом премий Mies Van Der Rohe и Stirling. Более того, цель Граца была полностью достигнута, и благодаря привлекательности, которую проявляет архитектура музея, в окрестностях открылись десятки новых предприятий.Есть третий способ выяснить, что представляет собой Kunsthaus Graz: выпуск марки с его изображением.

    Кунстхаус Грац стал иконой города.

    Нет границ: печать для письменной корреспонденции, которая постепенно исчезает, но с изображением смелого и современного здания с искусством в интерьере и проекциями снаружи. Архитектура может снимать ограничения и выходить за их пределы. Облако, гусеница, инопланетянин или пузырь, мы не можем договориться о названии. Только в том, что новая архитектура парит в воздухе Граца и голубая.

    Неважно, гусеница это, облако, пузырь или инопланетянин. Только убедитесь, что он синий

    (Статья М.А. Нуньеса)

    Политика утилизации медицинских отходов

    БЫТЬ УМНЫМ С ОСТРЫМИ

    Отходы от острых предметов - это форма биомедицинских отходов, которые включают любое устройство или предмет, используемые для прокола или разрыва кожи (иглы для подкожных инъекций, иглы для ручек, внутривенные иглы, ланцеты и другие устройства, которые используются для проникновения через кожу для доставки лекарств) .

    • Утилизируйте острые предметы надлежащим образом, используя только одобренные государством контейнеры для острых предметов, которые вы можете бесплатно получить в определенных местах распространения.
    • Когда контейнер для острых предметов будет заполнен примерно на 3/4, надежно закройте его.
    • Принесите заполненные контейнеры для острых предметов в назначенное место сбора.

    НЕ ...
    • Смывайте отходы от острых предметов или лекарства в унитаз или в канализацию, выбрасывайте их в мусорное ведро или мусорные баки или кладите в кувшины для молока, бутылки с отбеливателем или бутылки с содовой.

    Для получения дополнительной информации о безопасной и правильной утилизации отходов Sharps, пожалуйста, обратитесь к лечащему врачу, в аптеку или посетите здесь руководство общественных работ округа Лос-Анджелес по утилизации отходов Sharps.

    УТИЛИЗАЦИЯ ЛЕКАРСТВ

    Ответственная утилизация лекарств имеет решающее значение для здоровья человека и окружающей среды. Любое вещество, сливаемое в унитаз или канализацию, попадает в нашу систему водоснабжения и оказывает крайне негативное воздействие на окружающую среду. Лекарства, не утилизированные должным образом, также могут попасть в чужие руки и привести к случайному проглатыванию, неправильному использованию или передозировке.

    КОГДА ВЫ В последний раз чистили свой МЕДИЦИНСКИЙ КАБИНЕТ?
    • Запланируйте чистку аптечки каждые шесть месяцев.
    • Посетите веб-сайт FDA, чтобы узнать, есть ли какие-либо лекарства, которыми вы владеете, в списке отзыва.
    • Проверьте срок годности всех ваших лекарств и выбросьте те, срок годности которых истек более года.

    НЕТ НАРКОТИКОВ В СТОК
    • НЕ выбрасывайте лекарства в мусор и не смывайте их в унитаз.
    • Утилизируйте лекарства в ящиках для хранения лекарств. Департамент шерифа округа Лос-Анджелес предоставляет жителям возможность безопасно и анонимно избавляться от любых неиспользованных или просроченных рецептов, безрецептурных лекарств, острых предметов или других контролируемых веществ в различных местах по всему округу. Ближайшее место высадки шерифа округа Лос-Анджелес находится на станции Западный Голливуд по адресу 780 N.San Vicente Blvd.

    • Вы также можете принести свои лекарства в аптеку. Большинство аптек принимают и безопасно утилизируют безрецептурные и рецептурные лекарства.
    • Удалите всю идентифицирующую информацию на этикетках бутылок, чтобы защитить вашу конфиденциальность.

    Для получения дополнительной информации об утилизации опасных бытовых отходов, пожалуйста, посетите справочник по общественным работам округа Лос-Анджелес по бытовым опасным отходам.

    Дизайн интерьера - финалисты проекта

    .
    Выставка / инсталляция Павильон Горы Дракона Орельен Чен
    Выставка / установка Bright Golden Haze, Центр современного искусства Оклахомы Chu + Gooding Architects
    Выставка / установка Путешествие к краю Лаборатория Rockwell Group и Kohn Pedersen Fox Associates
    Выставка / установка Gravity, Офис Пола Гастингса LSM и Дэниел Чедвик
    Красота Салон красоты Sooyou Архитектура нашей эры
    Красота Скажи нет Мо Бюро Балбека
    Красота Парикмахерская-сюрприз Джейсон Дизайн Групп
    Красота Решение Shiseido Future LX Студия I В
    Спа Спа Чилено Бэй Denton House Design Studio
    Спа Лес для отдыха Творческий прыжок
    Спа Зеленый массаж Vermilion Zhou Design Group
    Спа Баня Вильямсбург Verona Carpenter Architects и Colberg Architecture
    Бюджет Штаб-квартира Filevine Modern Out West
    Бюджет DW Современный Сарай
    Бюджет Радости Onexn Architects
    Бюджет Дорожки и зона отдыха Bowlero Дизайн Патрика Томпсона
    Бюджет Отель Hi Inn Vermilion Zhou Design Group
    Образование: высшее Инновационное здание медицинских наук, Университет Аризоны CO Architects
    Образование: высшее Американский международный университет Кувейта NBBJ
    Образование: высшее Сараи Кларка Холла и номер 9, Колледж искусств и дизайна Саванны Группа проектирования SCAD
    Образование: высшее Sunshine Skills Hub, Университет Виктории, Вудс Багот
    Образование: начальное + среднее Общественная чартерная школа MaST II EwingCole
    Образование: начальное + среднее Начальная школа Блейкли Митхун
    Образование: начальное + среднее Начальная школа Лайл Перкинс и Уилл
    Образование: начальное + среднее Дневная школа Бернарда Целля Анше-Эмета Уилер Кернс Архитекторы
    Детская зона Студия фотографии Big Toy Kid Cao Pu
    Детская зона MuseumLab Архитектура KoningEizenberg
    Детская зона Аноха, Детский мир Еврейского музея Берлин Олсон Кундиг
    Детская зона Детский городок Mondodo X + Жизнь
    Большой мир: воздействие на окружающую среду The Quayside CL3 Архитекторы
    Большой мир: воздействие на окружающую среду Веллингтон Evolved Living, Андреа Кантельберг
    Большой мир: воздействие на окружающую среду Милдред Резиденс Minarc
    Большой мир: воздействие на окружающую среду Me Ква Мукс Net-Zero Сарай Архитектура + Дизайн
    Высшее благо: влияние на общество Джилл и Алан Б. Миллер Тауэр EwingCole
    Высшее благо: влияние на общество Место фанеры Генслер
    Высшее благо: влияние на общество Доступные квартиры и публичная библиотека Норттауна Перкинс и Уилл
    Высшее благо: влияние на общество DineOut NYC Rockwell Group
    Greater Good: Design Unity Мы проектируем: люди. Практика.Прогресс. Везде музей дизайна
    Greater Good: Design Unity Пул Алгин Саттон Lehrer Architects LA
    Greater Good: Design Unity Клетка общества SmithGroup
    Greater Good: Design Unity Сменяющиеся тотемы Городская Конга
    Большой музей / картинная галерея Музей естественной истории камня Инлян Ателье Alter Architects
    Большой музей / картинная галерея Musée Atelier Audemars Piguet БОЛЬШИЕ архитекторы
    Большой музей / картинная галерея Фотография Нью-Йорка CetraRuddy Architecture и Роман и Уильямс
    Большой музей / картинная галерея Центр современного искусства Оклахомы Rand Elliott Architects
    Малый музей / картинная галерея Часовня Ротко Кампус Бюро исследований архитектуры
    Малый музей / картинная галерея Полный космос Cun Дизайн
    Малый музей / картинная галерея Частный музей рыбной пасти Организация космического планирования Джингу Феникс
    Малый музей / картинная галерея Музей Айсина А. В. Nomura Co.
    Малый музей / картинная галерея Искусство озера Студия космического дизайна Яо Сяобин
    Развлечения ТеатрПлощадь Архитектура Marvel
    Развлечения Century Project, Space Needle Олсон Кундиг
    Развлечения Bona Palace Cinema, Лэндмарк Риверсайд Парк Pulse On Partnership
    Развлечения SFC Shangying Синема Люкс Pulse On Partnership
    Государственные / ведомственные Женевский автомобильный амбар и электростанция Эйдлин Дарлинг Дизайн
    Государственные / ведомственные 165 Capitol Avenue Амента Эмма
    Государственные / ведомственные Сервисный центр Венской государственной службы Архитекторы Smartvoll
    Государственные / ведомственные Сианьский международный конференц-центр Шелкового пути Yang Bangsheng & Associates Group
    Транспорт CTA Garfield Gateway Elevated Station EXP и Ник Кейв Арт
    Транспорт Флагманский зал ожидания Alaska Airlines Архитекторы Грэма Бабы
    Транспорт Аэропорт Нанаймо Офис McFarlane Biggar Architects + Designers и Checkwitch Poiron Architects
    Транспорт VIP-зал аэропорта Гагарин Vox Architects
    Открытое пространство Кромка Kohn Pedersen Fox Associates
    Открытое пространство Buddakan Rockwell Group
    Открытое пространство Деревянный павильон Шиллер Проекты
    Открытое пространство Espacio Arte Abierto Sordo Madaleno Arquitectos
    Здравоохранение Нью-Йорк - Пресвитерианская больница Александры Коэн для женщин и новорожденных HOK и Ballinger
    Здравоохранение Дэвид Х. Центр лечения рака Коха, Мемориальный онкологический центр им. Слоуна Кеттеринга, ICrave, Perkins Eastman Architects и ENNEAD Architects
    Здравоохранение Центр амбулаторной помощи Омахи, штат Вирджиния, Департамент США по делам ветеранов Лео Дейли и Вирео
    Здравоохранение MUSC Детская больница Шона Дженкинса и женский павильон Pearl Tourville Перкинс и Уилл
    Здравоохранение Институт неврологии Гарднера Университета Цинциннати Перкинс и Уилл
    Здоровье + благополучие Реальный BHDM Дизайн
    Здоровье + благополучие Веллем педиатрический Джейсон Дизайн Групп
    Здоровье + благополучие Клиника Беверли Слияние архитекторов
    Здоровье + благополучие Ора Rockwell Group
    Фитнес Викаса-йога Enter Projects Asia
    Фитнес Сквош-центр Penn EwingCole
    Фитнес Оздоровительный центр Пьемонта Перкинс и Уилл
    Фитнес Фитнес Fusion Q-Plex Premium Club Архитектура Pone
    Фитнес BodyConcept Пилатес Студия Vermilion Zhou Design Group
    Штанга Леннона АвроКО
    Штанга Цвейг Бюро Балбека
    Штанга La Cage Noire Минас Космидис Архитектс
    Штанга Одесса Sordo Madaleno Arquitectos
    Гостиная Люкс «Нина» для новобрачных CL3 Архитекторы
    Гостиная Феликс Меритис i29 и MATH Architecten
    Гостиная Садовый павильон Дизайн и архитектура NC
    Гостиная Усадьба Xige Saussure Architects
    Гостиная Лыжный клуб Ослер Блафф Уильямсон Уильямсон
    Кофе / Чай HeyTea Розовый КБ МОЦ
    Кофе / Чай Кофейня Liberation ORA
    Кофе / Чай Лаборатория HeyTea Томо Дизайн
    Кофе / Чай HeyTea Студия дизайна UND
    Счетчик обслуживания De Huevos Концептуальный дизайн Cadena + Asociados
    Счетчик обслуживания Городская еда ДА Бюро
    Счетчик обслуживания The Commons Saladaeng Департамент Архитектуры Ко.
    Счетчик обслуживания Vista Karv One Design
    Счетчик обслуживания BaseHall Linehouse
    Повседневная столовая ЯоЯо AAN Architects
    Повседневная столовая Под водой ДА Бюро
    Повседневная столовая Тори Тори Esrawe Studio
    Повседневная столовая г-н Мин Дизайн и архитектура NC
    Повседневная столовая Цветочное кафе Циндао Группа SWS
    Изысканная кухня Джорджи Кертис Стоун GRT Architects
    Изысканный ресторан Blue от Алена Дюкасса Джоуин Манку
    Изысканная кухня После Karv One Design
    Изысканный ресторан Жан-Жорж, Трое на набережной Проектно-исследовательское бюро Neri & Hu
    Изысканный ресторан Пик Rockwell Group
    Гостиничный ресторан Нан Бей АвроКО
    Гостиничный ресторан Китайский гражданин Дизайн EDG
    Гостиничный ресторан Майалино Маре Детали и рабочая конструкция
    Гостиничный ресторан Cathédrale Rockwell Group
    Внутренняя сеть отелей Canopy by Hilton Филадельфия АвроКО
    Внутренняя сеть отелей Virgin Hotel Нашвилл MarkZeff
    Внутренняя сеть отелей Thompson Hotel Вашингтон, округ Колумбия Детали и рабочая конструкция
    Внутренняя сеть отелей Конрад Вашингтон, округ Колумбия Rottet Studio и Herzog & de Meuron
    Международная сеть отелей InterContinental Raffles City Chongqing CL3 Архитекторы
    Международная сеть отелей Canopy by Hilton Cancun La Isla HBA
    Международная сеть отелей Парк Хаятт Киото тонычи / такедака
    Международная сеть отелей Ханчжоу Joya Отель Vermilion Zhou Design Group
    Бутик-отель MeeHotel Panorama Design Group
    Бутик-отель С. Болдуин Отель Роттет Студия
    Бутик-отель Отель Ган Локомотив-студия
    Бутик-отель Golden Eagle G Отель Yang Bangsheng & Associates Group
    Курорт Canopy by Hilton Cancun La Isla HBA
    Курорт Мауна-Лани Мейер Дэвис
    Курорт Apfelhotel Torgglerhof NOA * Архитектурная сеть
    Курорт Casa Palerm OhLab
    Преобразование гостиницы 21c Museum Hotel Чикаго Deborah Berke Partners
    Преобразование гостиницы Риггс Вашингтон, округ Колумбия, Легендарная группа
    Преобразование гостиницы Проживание в семье Linhai Yufengli Архитектура LYCS
    Преобразование гостиницы Loop Homes Palace Архитектурное бюро Мартина Лехаррага
    Преобразование гостиницы The Candler Hotel Атланта Николь Холлис
    Преобразование гостиницы Конрад Нью-Йорк Мидтаун Стоунхилл Тейлор
    Большой корпоративный офис Штаб-квартира Equinox Архитектура + информация
    Большой корпоративный офис Штаб-квартира Red Star Macalline M Moser Associates
    Большой корпоративный офис Штаб-квартира Guardian Life Перкинс и Уилл
    Большой корпоративный офис BHP Аделаида Вудс Багот
    Средний офис Штаб-квартира Rockefeller Group Архитектура Fogarty Finger
    Средний офис EY Wavespace Перкинс и Уилл
    Средний офис Головной офис Pernod Ricard Saguez & Partners
    Малый офис Первый залив, наконец, дом Рисунок 3
    Малый офис Штаб-квартира в Стерлинг-Бэй IA Интерьерные архитекторы
    Малый офис Главный офис в Верваге
    Биотехнология / Медицинский кабинет Бенсон Хилл Арктурис
    Биотехнологии / Медицинский кабинет Главный офис PDI Генслер
    Биотехнологии / Медицинский кабинет Модули Bristol-Myers Squibb M&N HDR
    Биотехнологии / Медицинский кабинет Медицинский исследовательский корпус 1, Институт биомедицинских инноваций Лундквиста ZGF
    Финансово-юридическое бюро Фирма финансовых услуг Генслер
    Финансово-юридическое бюро Юридическая фирма Архитектура HYL и Spectorgroup
    Финансово-юридическое бюро Адвокатское бюро SHoP Architects, Pliskin Architecture и K & Co
    Финансово-юридическое бюро Хоган Ловеллс Студии Архитектура
    Технический офис Главный офис TikTok Генслер
    Технический офис Unbot Inc. Конструкция призмы
    Технический офис Финтех WIT Design & Research
    Технический офис Технический офис WRNS Студия
    Творческий офис Hallstar Beauty Коллективное бюро
    Творческий офис Motion Picture Association Генслер
    Творческий офис Штаб-квартира Shiseido в Америке HOK
    Творческий офис Roc Nation Международный Джеффри Бирс
    Творческий офис Главный офис Goop Rapt Студия
    Коворкинг NeueHouse Брэдбери Агентство дизайна
    Коворкинг Shimao MWorks Mao Space Матричный дизайн
    Коворкинг Ковен Студия BV
    Коворкинг Base4Work Студия «Перспектив»
    Собственная фирма: Северная Америка Дуббельдам Офис Дуббельдам Архитектура + Дизайн
    Собственная фирма: Северная Америка Штаб-квартира в Нью-Йорке HLW
    Собственная фирма: Северная Америка 60 Аделаида Лемей
    Собственная фирма: Северная Америка Остин Студия Перкинс и Уилл
    Собственная фирма: Международная Сямэнь Офис Кун Панда
    Собственная фирма: Международная Студия Офис Esrawe Studio
    Собственная фирма: Международная ЭВД Офис EVD
    Собственная фирма: Международная №31 Проектно-исследовательское бюро Neri & Hu
    Собственная фирма: Международная RMA Офис Республиканская архитектура мегаполиса
    Преобразование офиса Офисы Eagle Family DLR Group | Staffelbach
    Преобразование офиса Аппарат Правительства Провансер Рой
    Преобразование офиса Единство Rapt Студия
    Преобразование офиса Канада гусь RooMoo
    Корпоративный кафетерий La Visione, Object Carpet Campus Группа Ипполито Флейтц
    Корпоративный кафетерий Рамблер, штаб-квартира Goodman Interlink Вещество
    Корпоративный кафетерий Один залив Шэньчжэня YuQiang & Partners
    Коммерческое лобби + бытовые помещения Times Property Center C&C Design Co.
    Коммерческое лобби + бытовые помещения 600 Западный Чикаго Студия Чарли Грина
    Коммерческое лобби + бытовые помещения One Embarcadero Center Генслер
    Коммерческое лобби + бытовые помещения Почтовое отделение Генслер
    Коммерческое лобби + бытовые помещения Цветение Karv One Design
    Коммерческое лобби + бытовые помещения Кент-стрит, 347, Вудс Багот
    Фасад здания Тако Торчи Чиоко Дизайн
    Фасад здания Штаб-квартира Федерального кредитного союза American Airlines Корган
    Фасад здания Далласский музей Холокоста и прав человека Омниплан
    Фасад здания Главный офис Lasvit OV Architekti
    Фасад здания Пятнадцать пятьдесят сом
    Жилой вестибюль + бытовые помещения Пятнадцать пятьдесят Мармол Радзинер и СОМ
    Жилой вестибюль + бытовые помещения Дунгуань Байшуй Сохо MYP Дизайн
    Жилой вестибюль + бытовые помещения Waterline Club Rockwell Group
    Жилой вестибюль + бытовые помещения Эвербон Компания Shenzhen Super Normal Design Co. и украшение Koomark
    Многоблочный корпус Бата обувная фабрика Дуббельдам Архитектура + Дизайн и четырехугольник
    Многоблочный корпус Джон Р 2660 Lorcan O'Herlihy Architects
    Многоблочный корпус Здание Окаро Студия Артура Касаса
    Многоблочный корпус Хоторн Парк Девелопмент Мастерская / APD
    Квартира Белые экраны Квартира Аксельрод Дизайн
    Квартира Лофт Сохо Гислен Виньяс
    Квартира Несовершенная резиденция Дизайн и архитектура NC
    Квартира Резиденция на реке Гудзон Архитекторы Шелтон Миндел и Марпильеро Поллак
    Квартира Алексей Дизайн Spacedge
    Городской дом Резиденция Пембертон Архитектура Alterstudio
    Городской дом Коллекторный дом Дэвид Джеймсон Архитектор
    Городской дом Вертикальный дворовый дом Montalba Architects
    Городской дом Резиденция Forest Knoll Стандартная архитектура
    Городской дом Бруклин Таунхаус Мастерская / APD
    Пляжный домик Casa Cova Анонимные
    Пляжный домик Surf House Коммуна Дизайн и архитектура Фельдмана
    Пляжный домик Навесная стена тоже ШелтонМиндель
    Пляжный домик Резиденция на берегу океана Steven Harris Architects и Rees Roberts + Partners
    Пляжный домик Хэмптон Модерн Мастерская / APD
    Загородный дом Отступление в высокой пустыне Эйдлин Дарлинг Дизайн
    Загородный дом Резиденция Гудзон Вэлли Разработка сплавов и интерьеры RR
    Загородный дом Ledge House Архитектура Десаи Чиа
    Загородный дом Частная резиденция Сара Story Design
    Загородный дом Лыжный курорт Мастерская / APD
    Преобразование жилых домов Дом Файер Айленд Эндрю Франц Архитектор
    Преобразование жилых домов Вилла Богенхаузен Арнольд / Вернер Архитектор и Архитектор Шиндхельм Мозер
    Преобразование жилых домов Резиденция Бракондейл Хилл Архитекторы Дрю Мандель
    Преобразование жилых домов Albemarle Terrace Джессика Хелгерсон Дизайн интерьера
    Кухня + ванна Stratford Residence Архитектура Alterstudio
    Кухня + ванна Skyline Drive Residence Sand Studios
    Кухня + ванна Частный спа Архитекторы Smartvoll
    Кухня + ванна Браунстоун Бруклин Хайтс The Brooklyn Home Company
    Кухня + ванна Montauk Residence West Chin Architects
    Жилой ландшафт Садовый домик Архитектура Христоса Павлу
    Жилой ландшафт Teca House Архитекторы Федерико Делроссо
    Жилой ландшафт Жардин Верт Дженис Паркер, ландшафтные архитекторы и партнеры Jones Byrne Margeotes
    Жилой центр продаж / Модель квартиры Свет времени C&C Design Co.
    Жилой центр продаж / Модель квартиры Центр продаж CIFI Группа Ипполито Флейтц
    Жилой центр продаж / Модель квартиры Центр продаж Poly Times Матричный дизайн
    Жилой центр продаж / Модель квартиры Долина сердца Сунак Цинюань Дизайн разума
    Жилой центр продаж / Модель квартиры Культурный центр Цзюньшань Проектно-исследовательское бюро Neri & Hu
    Жилой центр продаж / Модель квартиры Поли Galaxy Land K3 Архитектура Pone
    Внутренний выставочный зал Steelcase WorkLife BLDGS
    Внутренний выставочный зал Spacestor Архитектура Генслера и Де Ла Гарса
    Внутренний выставочный зал Таркетт Ателье Huntsman Architectural Group
    Внутренний выставочный зал Snaidero USA New York Флагман Mario Mazzer Architects и Snaidero США
    Внутренний выставочный зал Штаб-квартира Ketra Urban Foundry Architecture и Архитектурное бюро Майкла Сюя
    Международный выставочный зал / стенд Мрамор Signtone, Неделя дизайна в Гуанчжоу 2019 C&C Design Co.
    Международный выставочный зал / стенд Virg Casa, Китайская международная выставка отделки зданий, 2019 Партнеры PMT
    Международный выставочный зал / стенд NIO Дом Архитектурная студия Raams
    Международный выставочный зал / стенд J + Арт Спейс V2 Общий дизайн
    Международный выставочный зал / стенд Скульптура Вудс Багот
    Крупная розничная торговля модной одеждой Торговый центр Хаб Массивный дизайн
    Крупная розничная торговля модной одеждой Луи Виттон Питер Марино Архитектор
    Крупная розничная торговля модной одеждой Джамила Партнеры PMT
    Крупная розничная торговля модной одеждой Рынок конемотинга Yebin Design
    Мелкий магазин модной одежды Бутик Trongyee Архитектура нашей эры
    Мелкий магазин модной одежды Красивые люди Дайсуке Ямамото / Де: Знак
    Мелкий магазин модной одежды RTA Архитектура Дэн Брунн
    Мелкий магазин модной одежды Валекстра Проектно-исследовательское бюро Neri & Hu
    Мелкий магазин модной одежды Бибили КБ МОЦ
    Смешанная розничная торговля Ecute Edition Момент
    Смешанная розничная торговля Оппо Супер Флагман UNStudio
    Смешанная розничная торговля Глобальный флагман Huawei Saguez & Partners
    Смешанная розничная торговля Чжуншугэ Лафайет X + Жизнь
    Экологический брендинг + графика Power10 Фитнес Дуббельдам Архитектура + Дизайн и Сали Табаччи
    Экологический брендинг + графика 401 Парк Элькус Манфреди Архитекторы
    Экологический брендинг + графика Проект "Полароид: на пересечении искусства и технологий" IKD
    Экологический брендинг + графика Страна грез Karv One Design
    Экологический брендинг + графика Mini Cuppa Shanghai Архитектурная студия Raams
    Маркетинг + обеспечение бренда Социальные анчоусы Бренд-бюро
    Маркетинг + обеспечение бренда Любовные письма в Нью-Йорк CetraRuddy Архитектура
    Маркетинг + обеспечение бренда С уважением, DC Симеоне Дири Дизайн Групп
    Маркетинг + обеспечение бренда Набор инструментов для Times Студия O + A
    На досках: коммерческие Главный офис по недвижимости Clive Wilkinson Architects и Rojkind Arquitectos
    На досках: коммерческие Терминальный склад CooKFox Architects
    На досках: коммерческие Дом культуры и искусства Куньмин Архитектура Харири и Харири
    На досках: коммерческие Арруп-холл, Университет Святого Иосифа Moto Designshop
    На досках: коммерческие 800 Фултон сом
    На борту: Жилая Таунхаус Челси Архитектура Андреа Стил и Лиссони, штат Нью-Йорк,
    На борту: Жилая Casa Horizonte De-Spec
    На борту: Жилая Casa Mas Архитектура Doo
    На борту: Жилая Saint Marks Place INC Архитектура и дизайн
    На борту: Жилая Дом престарелых Мессана О'Рорке
    На борту: Жилая г. C Резиденции Мейер Дэвис
    Сияющий момент Короче дня Sze Studio и Amuneal
    Сияющий момент Мемориал Дуайта Д. Эйзенхауэра L'Observatoire International и Gery Partners
    Сияющий момент LaMoitié One Fine Day Studio & Partners
    Сияющий момент Таунхаус на 82-й улице, Роджер Феррис + Партнеры
    Сияющий момент Подъездная лестница Мастерская Циммермана Архитектура + Дизайн и От / тра

    Needles to Visalia - 3 способа добраться на поезде, железнодорожном транспорте Amtrak, автобусе и автомобиле

    Из Игл в Визалию можно добраться 6 способами на автобусе, поезде, машине, маршрутном такси, самолете или ночном автобусе.

    Выберите вариант ниже, чтобы просмотреть пошаговые инструкции и сравнить цены на билеты и время в пути в планировщике поездок Rome2rio.

    Какой самый дешевый способ добраться из Игл в Визалию?

    Самый дешевый способ добраться из Игл до Визалии - проехать на автомобиле за 2500 - 3700 рублей, время в пути - 5 часов 48 минут.

    Подробнее

    Какой самый быстрый способ добраться из Игл в Визалию?

    Самый быстрый способ добраться из Игл до Визалии - проехать на автомобиле за 2500-3700 рублей, время в пути - 5 часов 48 минут.

    Подробнее

    Как далеко от Иглы до Визалии?

    Расстояние от Игл до Визалии - 454 км. Расстояние по дороге - 555.9 км.

    Проложить маршрут

    Как мне добраться из Игл в Визалию без машины?

    Лучший способ добраться из Игл в Визалию без машины - это доехать до Amtrak Thruway и на автобусе через Лас-Вегас, поездка занимает 13 часов 27 минут и стоит дорого.

    Подробнее

    Сколько времени нужно, чтобы добраться от Игл до Визалии?

    Дорога от Игл до Визалии занимает примерно 13 часов 27 минут, включая пересадку.

    Подробнее

    Как долго длится перелет из Нидлз в Визалию?

    Самый быстрый перелет из аэропорта Лас-Вегаса в аэропорт Фресно - прямой рейс, который занимает 1 час 12 минут.

    Искать рейсы

    Могу ли я поехать из Игл в Визалию?

    Да, расстояние между Нидлз и Визалией составляет 556 км. Поездка от Игл до Визалии занимает примерно 5 часов 48 минут.

    Проложить маршрут

    Какие авиакомпании летают из аэропорта Лас-Вегаса в аэропорт Фресно?

    Allegiant Air предлагает рейсы из аэропорта Лас-Вегаса в аэропорт Фресно.

    Искать рейсы

    Где я могу остановиться рядом с Визалией?

    В Visalia более 28 отелей. Цены от 7500 рублей за ночь.

    Подробнее

    Какие компании предоставляют услуги между Иглами, Калифорния, США и Визалией, Калифорния, США?

    Вы можете сесть на автобус из Игл в Визалию через Лафлин, штат Невада, Лас-Вегас, штат Невада - аэропорт, McCarran Airprt Zero Lvl On Proprty, Bonneville Transit Center Bay 10, EB Bonanza после Брюса, Лас-Вегас, штат Нью-Йорк, и Бейкерсфилд, штат Калифорния. около 13ч 27м.

    Хотите узнать больше о путешествиях по США

    Серия путеводителей

    Rome2rio предоставляет важную информацию для путешественников со всего мира. Гиды, наполненные полезной и своевременной информацией о поездках, отвечают на все сложные вопросы, такие как «Как мне купить билет?», «Следует ли мне бронировать онлайн перед поездкой?» ',' Сколько мне ожидать платить? ',' Есть ли в поездах и автобусах Wi-Fi? ' - чтобы помочь вам получить максимум удовольствия от вашей следующей поездки.

    Space Needle: Tower of power

    Писать об иконке сложно , потому что вы рискуете отнестись к ней слишком серьезно или недостаточно серьезно.Спейс-Нидл обычно страдает от последнего. Это китч, иконка из набора "Frasier", которая изображает сцену в Сиэтле, пережитке Googie из будущего "Jetsons", которое так и не наступило. Когда-то это был маркер, указывающий в небо на Новую Границу. Сегодня это площадка для фейерверков и надувных рекламных трюков, вроде гигантских крабов.

    Хуже того, это для туристов. В летние месяцы более 90 процентов посетителей смотровой площадки Иглы приезжают из других мест. Сиэтлу может понравиться Space Needle за ее историю, ретро-шарм и простую узнаваемость, но на самом деле мы не идем туда .

    Но позвольте мне более серьезно подумать о Space Needle, возможно, созерцая ее со смотровой площадки, как я это делал недавно. Несмотря на то, что это легко списать со счетов туриста, это оказало преобразующее влияние на Сиэтл, на то, как мы видим и видим себя. И это продолжается. Его обращение к посторонним нельзя использовать против него. Более 1 миллиона человек посещают вершину Needle каждый год, и бренд-менеджер Space Needle Мэри Бакарелла сообщила мне, что они ожидают достичь отметки в 50 миллионов незадолго до 50-летия Needle в 2012 году.

    В реальном смысле Space Needle - это наша постоянная экспозиция, предназначенная только для Сиэтла, которая собрала почти в пять раз больше посетителей, пришедших посмотреть настоящую мировую ярмарку в 1962 году. И те люди, большинство из которых приехали из других стран, посещают полностью Сиэтлский павильон, который показывает им, что мы собираемся делать.

    Когда я был в Шанхае, Китай, в июне на ЭКСПО-2010, там были две отдельные выставки, посвященные всемирным ярмаркам: одна была выставлена ​​Шанхайским музеем, а другая спонсировалась Бюро международных выставок, глобальным руководящим органом по выставкам.Я был удивлен количеством изображений и моделей космической иглы на выставке, в том числе одной (показанной здесь) на выставке репродукций всемирно известных сооружений наследия.

    Сгруппировавшись в своего рода миниатюрном парке, Игла стояла рядом с такими знакомыми иконами, как Эйфелева башня (построенная для Парижской Вселенской выставки в 1889 году) и даже Статуя Свободы, оружие и факел которой были выставлены в Филадельфии. Столетняя выставка 1876 года, чья коронованная голова была представлена ​​на Парижской выставке 1878 года.Когда вы рассказываете историю мировых ярмарок, ярмарка в Сиэтле - ключевая глава в этом повествовании, а Игла - это сокращение того, что представляют собой выставки. (Посмотрите великолепное слайд-шоу «Иглы» и послушайте подкаст другого участника Crosscut Феликса Банеля на сайте Seattlepi.com.)

    «Иголка», по сути, уступает только Эйфелевой башне по своему статусу действующей ярмарки и города. icon, и во многих отношениях он так же впечатляет, как и его французский аналог. Задача иглы - просто быть собой, символом и точкой обзора.Для людей во всем мире Игла представляет Сиэтл, а также показывает, как такие вещи, как мировые ярмарки, могут поместить город, даже небольшой провинциальный город, на карту. Люди могут слышать о Сиэтле из-за Boeing, Microsoft или Starbucks, но Space Needle - это то, как они представляют Сиэтл.

    Одна поразительная особенность «Иглы» заключается в том, насколько сложно ее воспроизвести. У LEGO есть его модель, и вы можете купить множество сувениров с ее изображением, от брелков «Уорхол» до украшений и снежных шаров.Но почти каждая попытка воспроизвести Space Needle в трех измерениях, в виде игрушки, модели, кулона или скульптуры, не может передать его истинную форму и пропорции: они слишком приземистые, слишком толстые, верх никогда не бывает правильным. Иглу можно хорошо сфотографировать, но не всегда удается сфотографировать ее подражателями.

    Другие «иглы», созданные для мировых ярмарок, просто не обладают элегантностью или яркостью дизайна Space Needle. Башня Америк в Сан-Антонио с ее вращающимся рестораном ('68), Sunsphere в Ноксвилле ('82), игольчатая Skyneedle в Брисбене ('88) - у них просто нет «этого».«И ни один из них не стал международным символом для своих городов.

    Это говорит мне о том, что дизайнеры Space Needle сделали это: есть что-то глупое и эфемерное в металлической башне, не говоря уже о той, которая сознательно разработана, чтобы стать гражданским символом. Для всех практических целей Space Needle был создан только для одной цели: поддерживать вращающийся ресторан.

    И я упоминал, что он был разработан комитетом? Гражданский лидер Сиэтла и председатель ярмарки Эдди Карлсон набросал идею на коврике. после того, как он посетил ресторан на телебашне в Штутгарте, Германия.Оттуда его взяли несколько архитекторов, в том числе Джон Грэм-младший, Виктор Стейнбрюк, Арт Эдвардс и Джон Ридли.

    Каждый что-то внес. Стейнбрюку, например, приписали штатив в виде песочных часов на стойке Needle, Грэму - продвинуть концепцию летающей тарелки, а Ридли - придать окончательную форму. Вы можете быстро ознакомиться с некоторыми вариантами дизайна в Vintage Seattle, и что поразительно, так это то, что окончательный вариант Needle лучше любого из предварительных дизайнов.Команда архитекторов Грэма работала над проблемой, пока не решила ее. У Иглы есть изящество и красота, и со временем это будет еще больше. Он хорошо стареет, особенно на фоне центра города, где так много обычных многоэтажек. Приближаясь к своему 50-летию, Needle, как топ-модель, по-прежнему очень хорошо фотографирует. Удивительно, что все это сработало: в наши дни такой процесс, скорее всего, обрекает его на посредственность, а возможно, и на провал.

    Один из аспектов Needle - это действие.Игла - это два аттракциона в одном. Вы поднимаете и опускаете его лифты (маленькие капсулы); Если вы обедаете в ресторане SkyCity рядом с вершиной Иглы, вы совершаете медленное путешествие на 360 градусов по кругу. Раньше ротация ресторана занимала 60 минут; Теперь сотрудники Space Needle говорят, что один оборот вращающегося ресторана занимает 47 минут. Жаль: мне всегда нравилось, что это похоже на часы. Где-то по ходу дела все ускорилось.

    Спейс-Нидл был построен, потому что влиятельные люди решили сделать это, а государственный сектор - нет.

    По словам архитектора Рема Колхаса, знаменитого дизайнера библиотеки в центре Сиэтла, с точки зрения архитектуры, такие конструкции должны передавать движение. Он описал другой проект (на Кони-Айленде) как «архитектурное устройство, которое пробуждает неловкость, предлагая тот взгляд с высоты птичьего полета на общую область, который может вызвать внезапный всплеск коллективной энергии и амбиций».

    Это буквально то, что должна была сделать всемирная выставка в Сиэтле: подтолкнуть нас к новому веку.Чтобы продолжить в том же духе, инженер-конструктор «Иглы» Джон Минасян построил стартовые башни для ракет «Сатурн» и «Атлас» на мысе Канаверал. Одной из главных гражданских программ, вдохновленных «коллективным рывком» ярмарки, была «Вперед» Джима Эллиса - движение за улучшение, начатое в середине 1960-х годов с целью очистки озера Вашингтон, строительства новых удобств, финансирования общественного транспорта и регионализации решения проблем.

    Игла высунулась в небо и открыла Сиэтлу захватывающий вид на регион, не только на его природную красоту, но и на так называемый «Большой Сиэтл», владения, которые нам суждено было возглавить.Это породило популярную поговорку о том, что вы можете увидеть все голоса, которые вам понадобятся, чтобы быть избранным в офис в масштабе штата, «с вершины Спейс Нидл». Space Needle - это буквально платформа силы.

    И родился он из гражданской гордости и драйва. Семья Райт, владеющая иглой, была частью влиятельной частной группы, которая изначально финансировала проект, когда правительство не смогло поддержать его и потому что ярмарка и город нуждались в этом. Сюда входили гражданские лидеры Говард С. Райт, архитектор Грэм, Бэгли Райт, Нортон Клэпп и Нед Скиннер.

    Частное владение иглой стало проблемой в связи с недавним предложением Райтов финансировать частный музей Чихули «Стеклянный дом» на территории Сиэтлского центра недалеко от основания Иглы. Это было воспринято как проект, который пытался обойти общественный процесс относительно будущего Центра, и по крайней мере один блоггер призвал к бойкоту Иглы, критикуя наследие частной собственности.

    Но вот пара вещей, о которых стоит подумать.Во-первых, дизайнеры Space Needle изначально стремились сделать его публичным проектом, финансируемым округом Кинг. Округ отказался, поэтому была найдена частная поддержка. Другими словами, Space Needle предлагалась как публичный проект, но никто не брался за это. Это было рискованное предложение (как и Эйфелева башня). Экспозиция Century 21, которой требовалась икона, фактически была спасена гражданским частным сектором. Учитывая историю, можете ли вы представить, если бы округ Кинг стал владельцем и управлением Space Needle? Помните, как плохо управлялось дешевое Kingdome? Оглядываясь назад, можно сказать, что если бы графство владело иглой, краска не только отслаивалась бы, но и, вероятно, уже взорвалась бы.

    Во-вторых, процесс, который правил в Сиэтле полвека назад, больше не существует. Спейс-Нидл был построен потому, что влиятельные люди решили сделать это, а государственный сектор - нет. Город действительно вмешался, предоставив провидцам Иглы выгодную сделку с землей. Вместо того, чтобы быть примером гражданского провала, потому что он не принадлежит государству, это дань уважения частной инициативе: одна из самых больших достопримечательностей Сиэтла, «логотип» города, как назвал его профессор Вашингтонского университета Джон Финдли, действующее предприятие. не бедняк, ищущий спасения или требующий повышения налогов.Однако интересно то, что всемирно известный гражданский символ Сиэтла - это частное коммерческое предприятие, владельцы которого очень хорошо понимают его «бренд» не просто как туристическую достопримечательность, а как символ города.

    Как символ и структура, Space Needle также усиливает бренд Сиэтла, который мы приняли: мы - современный город посреди великолепного окружения. Игла сместила Mt. Ренье как главный символ Сиэтла. Мы заменили снежный вулканический герб «Страны Бога» искусственным символом.«Спейс-Нидл предполагает, что будущее Сиэтла - городское, хотя и окруженное исключительной природной красотой. (Кстати, если эта колыбель качается, то одним из самых безопасных мест для жизни является Игла, которая рассчитана на сопротивление 9,1 балла. Место действия - одно из исключительных качеств Сиэтла, так как поездка на вершину укрепляет силы в ясный день. Сиэтл выглядит как городской остров в дикой местности. свой собственный.Со смотровой площадки открывается вид на вершину горы с искусственной возвышенности, плавающей над котловиной между двумя горными хребтами. Он по-прежнему стоит отдельно от небоскребов в центре города (будем надеяться, что так и будет), поэтому он уникален и одинок на своем фоне. Каскады на востоке закрывают нам вид на старый мир. Олимпийские горы на западе действуют как своего рода забор между нами и Тихим океаном, барьер, который мы должны обойти или преодолеть.

    Оба диапазона могут быть преодолены с помощью воздуха или технологий: реактивные самолеты Boeing, космические корабли, мигающие спутники, Интернет - типы технологий, которые рекламируются на выставке Space Age и воплощены в Игле.Но Needle также укрепляет идею о том, что Сиэтл - это сам по себе, региональный лидер, который твердо стоит, но является глобальным игроком, все еще удаленным от остального мира. Как и Эйфелева башня, «Спейс-Нидл» - это символ нашей мирской жизни, амбиций и провинциализма.

    Schemata Architects создает всплывающий магазин в Токио для 3.1 Phillip Lim

    Японская студия Schemata Architects использовала зеркальные поверхности, чтобы создать головокружительную атмосферу для этого всплывающего магазина в Токио, разработанного для модного бренда 3.1 Филлип Лим (+ слайд-шоу).

    Площадь 68,2 квадратных метра на третьем этаже универмага Isetan в Синдзюку, Токио, заключена между двумя изогнутыми конструкциями - одна для развешивания одежды, а другая - складское помещение и примерочная.

    Между ними Schemata симметрично расположила зеркальные светильники, которые создают множественные отражения в пространстве. Два больших квадратных зеркала обращены друг к другу в центре, а между ними расположены зеркальные круглые подставки для дисплеев.

    Плинтусы со стеклянной столешницей также имеют внутри спиральные светильники, а потолок наверху оснащен подвесными светильниками в виде иголок, усиливающих отражающую способность пространства.

    Дизайн соответствует концептуальному замыслу 3.1 Phillip Lim, в котором архитекторам дано несколько противоположных слов, таких как молодежь / элегантность и роскошь / прагматичность. Вместо того, чтобы интерпретировать их как противоположные силы, Схема решила соединить их вместе.

    «Во-первых, мы разделили пространство на две зоны, чтобы подчеркнуть взаимосвязь А и Б», - объяснил директор студии Джо Нагасака.«Затем мы соединили две зоны с помощью зеркал. Когда вы входите в магазин, реальные изображения и отраженные изображения сливаются друг с другом, создавая новые отношения, то есть A и B одновременно».

    Это один из пяти проектов, которые Schemata Architects разрабатывают для 3.1 Phillip Lim во всплывающем пространстве в течение шести месяцев. Каждый дизайн будет отражать разные темы, от природы до неоиндустриального рейва.

    Среди других дизайнеров, которых нью-йоркский дизайнер Филлип Лим создал бутики для его модного бренда, можно назвать американскую студию Leong Leong, которая спроектировала флагманский магазин для Сеула, и японскую студию Jamo Associates, разработавшую магазин в Токио.

    Фотография сделана Такуми Ота.

    Вот еще текст от Schemata Architects:


    3.1 Phillip Lim Microcosm

    Это Pop-Up store 3.1 Phillip Lim 2014 в Синдзюку Исетан, который открывается с апреля 2014 года на шесть месяцев.

    На этот раз магазин расположен на третьем этаже универмага, который имел ярко выраженное пространство. Мы пытаемся сделать пять продлений за 6 месяцев, и на данном этапе мы сделали два продления.

    В этом проекте мы фокусируемся на философии бренда 3.1 Phillip Lim. Дано несколько наборов «почти» противоположных слов. «Почти» - это ключевое слово, которое представляет широкий спектр направлений их дизайна, а также освобождает их образ мышления. Ключевые слова:

    Dynamic / Effortless
    Youth / Elegance
    Classic / Madness
    Luxury / Pragmatic
    Youth / Elegance

    Последний набор слов наиболее важен для него.

    Мы переводим философию не в слова, а в формы в пространстве.Мы интерпретируем слова не в противоположных отношениях, таких как «А против В», а повторно интерпретируем их как «А и Б одновременно». И мы ожидаем, что в новых отношениях появится что-то новое.

    Сначала мы разделим пространство на две зоны, чтобы подчеркнуть взаимосвязь A и B. Затем мы соединили две зоны с помощью зеркал. Когда вы входите в магазин, реальные изображения и отраженные изображения сливаются друг с другом, создавая новые отношения, которые являются «A и B одновременно».

    Заголовок: 3.1 Phillip Lim Microcosm
    архитекторы: Джо Нагасака / Schemata Architects
    Команда проекта: Masami Nakata / Schemata Architects
    Использование: всплывающий магазин
    Строительство: TANK
    Площадь: 68,2 кв.м

    Совместные офисы Juno Therapeutics выходят на площадь Спейс Нидл в Сиэтле

    Tangram Studio & Tangram Technology и Flad Architects объединяют несколько офисов в одно большое пространство для совместной работы. Компания Juno Therapeutics,

    , расположенная в Сиэтле, привлекла Tangram Studio и Tangram Technology для проектирования своих офисов площадью 195 000 квадратных футов с целью создания среды для совместной работы, которая выражает бренд компании и производит положительное впечатление на посетителей. В результате получилось пространство, расположенное на девяти этажах, с лабораторным пространством, рабочим пространством и комнатами для переговоров, не говоря уже о 657 рабочих станциях и 28 конференц-залах с аудио / видео конфигурацией. Кроме того, из офисов открываются невероятные виды на центр Сиэтла и его Спейс-Нидл.

    Когда был завершен проект?

    2018

    Сколько места?

    195000 нетто

    Это было новое или отремонтированное помещение?

    Juno Therapeutics приступила к реализации проекта по объединению нескольких офисов в одну новую штаб-квартиру в Сиэтле, штат Вашингтон.

    Окна выходят на невероятный вид на Сиэтл и пропускают много естественного света. Изображение любезно предоставлено Биллом Тиммерманом.

    Сколько сотрудников?

    670

    Опишите типы рабочих пространств.

    Жилые помещения лаборатории, а также рабочие места и комнаты для переговоров. Основной целью общего проекта было создание уникальной среды, которая поддерживает сотрудничество, выражает бренд компании и производит положительное впечатление на посетителей.Подход к дизайну был призван передать ощущение изящества и аутентичности как в дизайне, так и в материалах. Этому также способствовал вдохновляющий характер работы, которую делает Юнона.

    В этих новых офисах в Сиэтле достаточно места для совместной работы. Изображение любезно предоставлено Биллом Тиммерманом.

    Какие помещения для встреч предоставляются?

    Диапазон от столов канбан для импровизированных встреч до больших и малых конференц-залов, полный дизайн и интеграция аудио / видео.Выбор работы с Tangram был основан на способности фирмы предоставить не только рабочие станции, но и ряд других требований, от столов канбан и столов для конференц-залов до завершения проектирования аудио / видео и интеграции всех девяти этажей Juno.

    Каково расположение проекта и близость к остановкам общественного транспорта и / или другим удобствам?

    Да, расположение штаб-квартиры Juno обеспечивает легкий доступ к общественному транспорту: многие автобусы курсируют прямо перед офисом каждый час.

    Это открытое пространство с видом на Спейс-Нидл - отличное место для сотрудников, чтобы расслабиться или подышать свежим воздухом. Изображение любезно предоставлено Биллом Тиммерманом.

    Какие виды программирования или видения использовались?

    Процесс совместного проектирования мебели включал итеративный дизайн и тестирование нескольких прототипов, включая рабочие станции и столы для конференц-залов. Сначала поступили отзывы от Juno и Flad Architects по таким аспектам, как материалы и функциональность.Затем инженеры Tangram Studio разработали концепции САПР для анализа, чтобы определить решения, пригодные для создания прототипов. Затем Джуно и Флад посетили штаб-квартиру Tangram, чтобы испытать и усовершенствовать прототипы до окончательного дизайна. Были также запланированы визиты для ознакомления с работой поставщиков Tangram для повышения уровня доверия сверху вниз.

    Опишите все требования к программе, которые были уникальными или требовали каких-либо специальных исследований или требований к дизайну.

    По словам Бена де Рубертиса, директора по дизайну Flad Architects, команда была «одержима» идеей сделать технологию не обязательно похожей на технологию, не позволяя ей доминировать в пространстве.Он напомнил, что в архитектурном дизайне или дизайне окружающей среды технология часто добавляется в качестве слоя поверх того, что может быть очень хорошо продуманным пространством, но технология выполняет разрушительную функцию.

    Flad Architects обратились к Tangram Technology за крупномасштабной технологической интеграцией для проекта Juno, включающего более 120 дисплеев, несколько конференц-залов на девяти уровнях, устройства планирования удаленных помещений, конференц-центр, видеостену и дополнительные дисплеи-указатели. За кулисами скрывается сложная сетевая система из 18 стоек для оборудования, которые были построены и тщательно протестированы на объектах Tangram перед развертыванием на месте.

    Офис отличается приглушенной цветовой палитрой. Изображение любезно предоставлено Биллом Тиммерманом.

    Были ли какие-либо акценты или требования к программам инициатив в области здоровья и благополучия для сотрудников?

    Велнес был основным фактором при проектировании новой штаб-квартиры Juno Therapeutics. Tangram Studio сотрудничала с Flad Architects, чтобы спроектировать рабочую станцию ​​с панелями с низким уровнем конфиденциальности, чтобы обеспечить прямой вид на окна.

    Были ли использованы в проекте какие-либо особые или необычные строительные материалы или методы?

    Juno и Flad сравнили индивидуальную мебель с готовой мебелью, и это позволило им получить именно то, что они хотели, включая специальные материалы и дизайнерские концепции, которые возвращаются к их бренду. Все это было эксклюзивно для Juno и Flad, поскольку они тесно сотрудничали с Tangram Studio и Tangram Technology на протяжении всего проекта.

    Особенности индивидуальной меблировки:

    Рабочие места

    Одним из основных приоритетов Juno является здоровье и благополучие сотрудников.Каждый сотрудник получил рабочее место с регулируемой высотой. Кроме того, для поддержки культуры открытости и совместной работы все рабочие станции имеют панели низкого уровня. Торцевые панели изготовлены из горячекатаной стали с привинченной к ним Zintra, что отражает стремление Juno к аутентичности как одной из основных ценностей. Поверхности представляют собой многослойный ламинат с текстурой древесины толщиной 1 дюйм. На каждом столе также есть белая магнитная доска с порошковым напылением и персональный пьедестал.

    Конференц-столы

    Поскольку сотрудники Juno часто проводят на совещаниях долгие часы, поверхность была важным фактором. Решением стала многослойная поверхность с ламинатом Fenix ​​soft-touch. Современное треугольное основание столов изготовлено из необработанной горячекатаной стали. В дополнение к эстетике, метод изгиба единого плоского куска стали создает прочную основу для стола. Эта концепция также является намеком на силу спирали ДНК. Столы также включают элегантный одиночный слот, проходящий по всей длине поверхности для доступа кабеля, при этом основной кабель спрятан в коробке под столешницей.

    Таблицы Канбан

    Эти столы для совместных совещаний были спроектированы и произведены с различными размерами, конфигурациями ящиков и углами наклона в зависимости от пространства, в котором они будут находиться.Процесс итеративного проектирования был использован для решения таких опций, как 4-дюймовые ящики и наклонный край под 45 градусов в соответствии с архитектурой здания. В комплект входят высокие ящики для наклеек и маркеров, которые идеально подходят для спонтанных встреч, отражая стиль работы групп ученых Juno.

    Конференц-зал руководителей

    Элегантный стол длиной 20 футов был разработан с арочным основанием. Изюминкой дизайна является впечатляющий верх из окрашенного сзади стекла, который отображает графику с многослойным эффектом, показывающую Т-клетки (выглядящие призрачно под стеклом), которые также сочетаются с другой графикой по всему зданию.

    Склады

    Материалы и конструкция включают сталь с порошковым покрытием и многослойный ламинат.

    Juno предпочитала не использовать клей или краски для отделки мебели, чтобы получить грубый и открытый вид, который, опять же, связан с концепцией подлинности.

    Обеспечение доступа рабочих станций к естественному свету было ключевой особенностью этого проекта. Изображение любезно предоставлено Биллом Тиммерманом.

    Есть ли какая-нибудь мебель или помещения, специально предназначенные для улучшения здоровья / благополучия?

    Одним из основных приоритетов Juno является здоровье и благополучие сотрудников. Каждый сотрудник получил рабочее место с регулируемой высотой. Кроме того, для поддержки культуры открытости и совместной работы все рабочие станции имеют панели низкого уровня.

    Проводились ли обследования занятости должностей? Если да, то какие результаты были наиболее удивительными, поучительными или ожидаемыми?

    По словам Джеффа Куинна, старшего директора по инжинирингу, сооружениям и капитальной инфраструктуре в
    Juno Therapeutics, команда была приятно удивлена, увидев, как много людей веселятся в здании и в пространстве.Это позволяет им объединяться в одну компанию и вместе отмечать успехи. Они смогли сотрудничать и работать вместе быстро и спонтанно. «Я честно скажу, что работа с Tangram была для нас прекрасной, и мы надеемся продолжить это партнерство».

    Как еще дизайн вдохновил сотрудничество?

    Центральная лестничная клетка была спроектирована для соединения всех девяти этажей рабочего места. Рядом с каждой лестничной клеткой есть скамейки и места для приземления, где сотрудники могут подключиться для быстрой встречи и способствовать перекрестному сотрудничеству между сотрудниками.

    Добавить комментарий

    *
    *

    Необходимые поля отмечены*