Архитектор великовский: Dmitry Velikovsky Studio — ДИЗАЙН ИНТЕРЬЕРА / АРХИТЕКТУРА / ДЕВЕЛОПМЕНТ

Содержание

Дмитрий Великовский: поверх барьеров • Интерьер+Дизайн

Московский архитектор, знаток стиля, образец для целого поколения дизайнеров Дмитрий Великовский поделился с ИНТЕРЬЕР+ДИЗАЙН мнением об именах, стилях и красивых машинах.

Арсенал средств Хорошее знание истории искусства помогает решать многие проблемы интерьера. Колорит, композиция, распределение планов — всё может быть подсказкой. Любимых художников много. Например, Пьеро делла Франческо, Андреа Мантенья — самый гениальный художник Ренессанса, Микеланджело, скульпторы Лоренцо Гиберти и Донателло, английский пейзажист Тернер, Ван Гог, Магритт, Малевич. Мне нравится скульптура Макса Эрнста и очень многие работы Ансельма Кифера.

Рене Магритт.

Дальний Восток Европейцам необходимо посматривать на Восток и находить время для азиатских вояжей. Например, в древний неварский город Бхактапур или храмовый комплекс Боробудур на острове Ява в Индонезии. Сильное впечатление произвели окруженные садами камней отели-монастыри на горе Коя-сан в Японии.

Комнаты с бумажными стенами, без туалетов и с обязательным подъемом в 6 утра.

Гостиная, пентхаус в Москве Дмитрий ВеликовскийМосковский архитектор, внук знаменитого мастера дореволюционной неоклассики и конструктивиста, архитектора Бориса Великовского

Выпускник МАРХИ. Автор изысканных интерьеров, владелец компании Artistic Design. Одним из первых попал в престижный декораторский конкурс Andrew Martin. В конце 1980-х, сразу после окончания МАРХИ, уехал в Израиль. Там открыл частное бюро. Но в середине 90-х вернулся. За 25 лет работы Artistic Design обрела международное реноме и клиентуру по всему миру.

Храмовый комплекс Боробудур на острове Ява в Индонезии.

На дорогах Красивые автомобили-олдаймеры мало кого оставляют равнодушным. По всей Европе и особенно в Америке то и дело проходят аукционы и выставки винтажных авто. Мне нравятся модели, спроектированные Харли Эрлом. Вообще, в 1950–70-х было создано много хороших машин.

Модель автомобиля, спроектированная Харли Эрлом.

Цвет мистерий Помпеи и Геркуланум. Сохранившиеся перистильные дома с росписями, многофигурные фризы и знаменитый помпеянский красный тон — отличный источник вдохновения.

Помпеи и Геркуланум

Рамс и Айви Ключевая фигура послевоенного дизайна — немец Дитер Рамс. Его бритвы, магнитофоны и радиоприемники 60-х годов, все, чем гордится фирма Brown. Ничего лишнего, все идеально просто и красиво, как математическая задача. Mac и все, что делал дизайнер Apple Джонатан Aйв, — последовательное развитие идей Дитера Рамса.  

Радиоприемники 60-х годов немецкого дизайнера Дитера Рамса, фирма Brown.

Дмитрий Великовский – «МП»: «В России никто не изучает историю конкретного места»

Дмитрий Великовский. Фото: Artistic Design

О буржуазной архитектуре, русском авангарде и о том, почему нелинейная архитектура – это памятник тщеславию их создателям, корреспонденту «Московской перспективы» рассказал архитектор и интерьерный дизайнер Дмитрий Великовский


— Вы стояли у истоков современного интерьерного дизайна. Почему вы, архитектор, занялись интерьерами?

— Сейчас уже трудно вспомнить события, случившиеся почти 30 лет назад. В конце 1980-х именно интерьерный дизайн был востребован, поэтому мы им и занялись. Я работал вместе с дизайнером Вячеславом Хомяковым. В какой-то момент мы поняли, что знаний и опыта не хватает, и пригласили из Англии Стивена Райана, когда-то работавшего главным дизайнером у легендарного Дэвида Хикса (1929–1998, звезда британского интерьерного дизайна 1970-х). Мы у него многому научились, чего я не могу сказать о своей альма-матер – МАРХИ, где практически не дают знаний.

Интерьер салона-столовой на Малой Бронной, 15. Фото: Artistic Design

Тогда мы очень активно работали в России, в Москве, но постепенно клиенты покупали недвижимость за границей – и география наших проектов естественным образом расширилась. В 2000-е я открыл офис в Париже, год назад офис Dmitry Velikovsky Studio Ltd. начала работать в Лондоне.

Московский интерьер. Фото: Artistic Design

— Существуют ли национальные школы дизайна или это такой вненациональный вид деятельности, как программирование?

— Интерьерный дизайн (если сравнивать с той же архитектурой или живописью) относительно недавно стал отдельной профессией.

И декораторы в каждой стране невольно или осознанно опираются на национальное классическое искусство. Французы в своем багаже имеют блистательный ампир, вторую империю, эклектику-историзм. И отношение ко всему – цвету, пропорциям, свету — и них другое, нежели, например, у англичан, с их опорой на георгианскую и викторианскую эпохи. И в США есть своя национальная школа интерьерного дизайна, с ее любовь к комфорту, гигантоманией, с великолепным нью-йоркским ар деко в анамнезе. С этой точки зрения, да, конечно, существуют национальные школы дизайна. Национальное своеобразие, аутентичность – самое интересное, что может быть.

Московский интерьер. Фото: Artistic Design

— А какое место в этой дизайнерской картине мира занимает Россия?

— Если говорить о современной практике, то она еще очень молода. И в ней мало своеобразия, многие равняются на модных западных декораторов. Даже в Киеве, где денег у заказчиков меньше, чем в Москве, интерьерные дизайнеры работают более самостоятельно, мне интересней наблюдать их работы.

Но это моя личная точка зрения.

Задача архитектора и дизайнера – уловить, что есть «гений места», в чем он проявляется. И достойно поддержать историю. Вплоть до 1960-х годов даже в СССР, где все было унифицировано и стандартизировано, зодчие продолжали локальные архитектурные линии.

Уж насколько Жолтовский железной рукой навязал всей советской архитектуре палладианство, так и этот неоклассический стиль трактовали по-разному в Москве, Питере, Киеве или Минске. Центр Еревана застроили в сталинском ключе, но из розового туфа.

А сейчас ничего этого нет. В России никто не изучает и не анализирует историю конкретного места, хотя наша буржуазная архитектура рубежа XIX-XX веков была на высоком международном уровне, и она тоже была разной, даже в Питере и Москве. В этом сила архитектора — подружить новое здание с уже сформировавшимся локальным контекстом.

Малая Бронная, 15. Фото: Artistic Design

— Должны ли интерьеры быть в духе времени или их надо создавать на века?

— Интерьерный дизайн – это индустрия. Только в Англии ее оборот оценивается в $10-15 млрд. И, согласно рыночным правилам, в индустрии должна быть ротация товаров: новая мода, новые предложения. Сейчас, например, актуальны 1930-40-е годы. Сохраниться в веках, стать исторической ценностью может лишь люкс, верхний сегмент этой индустрии.

Я в свободное время путешествую по окрестностям Лондона, осматриваю интерьеры английских поместий. Этим домам несколько столетий, в них ничего менять не надо. Музей архитектора сэра Джона Соуна в Лондоне совершенен в каждой детали. Есть и современные интерьерные дизайнеры, чей стиль неповторим, — Рензо Морджиардини, Хуан Пабло Молино. Мое бюро как раз и по этой причине работает в люксовом сегменте, где challenge выше и можно создать нечто вечное.

Малая Бронная, 15. Фото: Artistic Design

— Последнее время от частных заказов вы перешли к сотрудничеству с девелоперами. Ваш проект «Малая Бронная, 15» получил награду European Property Awards в 2018 году. Как вы относитесь к тому, что центр Москвы так активно сегодня перестраивается?

— Я отношусь к этому негативно. Я бы предпочел, чтобы вся историческая застройка бережно сохранялось. Но в своей ежедневной практике я часто попадаю в ситуацию, когда, вне зависимости от моего участия в проекте, старый дом снесут: девелопер уже получил все необходимые разрешения. И перед мной встает дилемма: или участвовать в проекте и сделать достойную архитектуру, или дать другим архитекторам (а очень часто они занимаются самореализацией и вообще не учитывают исторический контекст) поставить на этом место бог знает что. Я выбираю первое, хотя моя позиция не идеальна с этической точки зрения.

Малая Бронная, 15. Фото: Artistic Design

— Какие задачи вы решали в случае с домом на Бронной?

— Я спроектировал его в неоклассическом стиле. Я ставил цель сделать такой дом, о котором через 20 лет все забудут, что его построили недавно. Он слегка постареет, и его новодельность будет вообще незаметна.

Малая Бронная, 15. Фото: Artistic Design

— Говорят, что новый дом – это прежде всего планировки. Ваши планировки на «Малой Бронной» очень детальны. Судя по всему, вы противник open space?

— Все зависит от контекста. В древних Помпеях в домах были отличные планировки, с внутренним двором, бассейном и галереями по периметру под навесами, где можно спрятаться от солнца. Но для нашего климата они не походят. Планировки оpen space хороши для виллы на природе, над водопадом. Но если речь о буржуазном доме в центре Москвы, то и планировки должны быть соответствующими, чтобы к каждой спальне примыкали ванная и гардеробная, чтобы людские потоки не пересекались, и проч., там много нюансов.

— У вас, помимо собственно бизнеса, есть культуртрегерский проект – вы затеяли серию книг, посвященную истории русского архитектурного авангарда. Зачем?

— Первый толчок был сентиментальный. Мой дед, архитектор Борис Михайлович Великовский был активным участником авангардного процесса, он много проектировал в первые два десятилетия после революции. Его здание Госторга на Мясницкой выглядит так современно, словно его построили в наши дни. Авангард по гамбургскому счету — это единственный весомый вклад русского искусства в мировую культуру. До этого мы всегда находились в положении догоняющих, и только в первые 30 лет XX века задавали моду во всем – архитектуре, дизайне, театре, кино.

Здание Госторга на Мясницкой, портрет Бориса Великовского. Фото: wikipedia/commons, Artistic Design

Если сравнить количество книг и исследований по Баухаусу и по русскому авангарду, то они несопоставимы. Про советскую архитектуру мало что не известно. Вот эту лакуну мы пытаемся закрыть. Книги из моей серии будут издаваться по-английски, они предназначены западному читателю в первую очередь.

— Если бы вдруг оказались директором архитектурного вуза, как бы вы построили преподавание, какие курсы в первую очередь ввели?

— Я бы строил преподавание на базе классического наследия, мои студенты штудировали бы классический ордер, его логику и пропорции, и изучали классические градостроительные принципы.

— Можно ли научить нелинейной архитектуре?

— То, что называют нелинейной архитектурой – Норманн Фостер, Заха Хадид и иже с ними, — их работы – это памятник тщеславию их создателей. В каком бы городе на планете они не строили, они возвеличивают себя, их объекты доминируют над пейзажем и затмевают собой все. Они даже не предполагают какой-либо переклички с уже сформировавшимся городом. Я, наоборот, — сторонник диалога.

Forbes Club Online с Давидом Якобашвили. Новости Realty4Sale

Вечное благополучие и временные трудности – идеальный баланс жизни, не правда ли? Согласитесь, каждый из нас мечтает стать обладателем формулы счастья. Кто, если не миллиардер действительно знает секретный состав заветной формулы.

В том самом доме на Патриарших прудах состоялась первая встреча Forbes Club в формате онлайн. С членами клуба встретился частный инвестор (#136 в рейтинге Forbes Russia) Давид Якобашвили. Давид Якобашвили – один из основателей компании Вимм-Билль-Данн, Вице-президент российского союза промышленников и предпринимателей, член Совета торгово-промышленной палаты по развитию потребительского рынка, глава Российско-американского совета делового сотрудничества, член Общественного совета при Министерстве строительства и коммунального хозяйства РФ. Член Всемирного экономического форума в Давосе и «Деловой двадцатки» (B20).

Модератором дискуссии выступил редакционный директор Forbes Russia Николай Усков.
Трансляция велась в закрытом режиме – только для членов клуба и приглашённых гостей. Стены лучшего на Патриарших прудах дома «Малая Бронная 15» стали свидетелями честного диалога. Мы готовы приоткрыть завесу тайны и поделиться секретами успеха настоящих миллиардеров: упорный труд, технологические решения, капля нефти, пучок каннабиса, перспективные инвестиции в сверхликвидные активы и вдохновляющие пейзажи за окном.

Клубный дом «Малая Бронная 15» находится в историческом и культурном центре Москвы на Патриарших прудах. Архитектор проекта Дмитрий Великовский создал дом, который идеально вписался в архитектуру Патриарших прудов. Фасад выполнен в стиле неоклассицизм и созвучен архитектуре района, сформированной на рубеже XIX — ХХ веков.

На первом этаже здания расположены коммерческие помещения общей площадью около 700 кв. м. Все помещения оборудованы отдельным входом и витринами со стороны ул. Малая Бронная. Одно из помещений занимает «Альфа-Банк» с отделением для VIP-клиентов.

27 июля – события и люди — Aviv

* * *
Московский архитектор Борис Михайлович (Борух Ехиелевич) Великовский родился в 1878 году в городке под Могилевом, носившем название Пропойск (сейчас – Славгород).
Борис Михайлович приехал в Москву и «пропел» свою песню, став одним из лучших ее архитекторов 1910-1930-х гг. В мастерской Великовского до революции учились и стажировались художник-авангардист Эль Лисицкий, арххитекоры, построившие в Москве значимые для столицы здания, братья Виктор и Александр Веснин.
До революции Борис Великовский, работая в стиле неоклассики, построил несколько многоквартирных доходных домов и особняков. После 1917 года архитектор проектирует дома в стиле конструктивизма.
Многое из построенного Борисом Великовским сохранилось и радует нас сегодня. Так, Великовский был личным архитектором владельца фарфоровых заводов купца 1-й гильдии Ивана Емельяновича Кузнецова, для которого построил заводы в Волхове и Чудове. Как-то символично получилось, что в начале улицы Мясницкой в Москве расположен великолепный дом купца Кузнецова в неоклассическом стиле, а в конце – конструктивистское здание бывшего Госторга. Его тоже построил Великовский.
Борис Великовский умер в марте 1937 года.
* * *
Актер театра и кино, педагог, народный артист РФ Ефим Александрович (Айзикович) Каменецкий родился в 1935 году в Новозыбкове (ныне – Брянская область).
В 1958 году Каменецкий окончил Пензенский государственный педагогический институт им.В. Белинского. Работал в Пензенском областном драматическом театре им. Луначарского, Казанском ТЮЗе, в Северо-Осетинском республиканском театре русской драмы, в Казанском БДТ им. Качалова, в Рижском театре русской драмы, в Ленинградском театре им. Ленсовета. Играл в сектаклях: «Преступление и наказание», «Люди и страсти», «Дульсинея Тобосская», «Трехгрошовая опера», «Укрощение строптивой», «Человек со стороны», «Ковалева из провинции», «Последний отец», «Наедине со всеми». Был партнером Алисы Фрейндлих, Леонида Дьячкова, Анатолия Равиковича, Михаила Боярского.
С 1987 года Ефим Каменецкий — актер Театра имени В.Ф. Комиссаржевской. Среди его работ: Ведущий — «Колыма», Бельский — «Смерть Иоанна Грозного», Тальберг — «Дни Турбиных», Варенн — «Робеспьер», Панкрасс — «Полоумный Журден», Доктор — «Андорра», Ягужинский — «Шут Балакирев», Слуга и костюмер английского актера Кина — «Кин IV» и др.
Ефим Каменецкий много снимается в кино, появлялся более чем в 70 эпизодах. Преподает в Санкт-Петербургской Театральной Академии.
* * *
Заслуженный строитель России, лауреат Ленинской премии Иерохим Яковлевич Эпштейн родился в 1899 в местечке Усвяты (Витебская губерния, сейчас – Псковская обл. России).
Эпштейн окончил: Усвятское высшее начальное училище, Одесское строительное училище, Петроградский горный институт и Высшие инженерно-строительные курсы, работает главным инженером и начальником Управления строительства Кузнецкого металлургического комбината. Однако. в 1939 году Иерохим Яковлевич незаконно осужден Военным трибуналом к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях.
Находясь под наблюдением ГУЛАГа, Эпштейн назначается начальником конторы «Металлургстрой» Управления капитального строительства Норильского комбината. Это послужило его освобождению, и в качестве вольнонаемного он работает главным инженером ПТО Управления капитального строительства комбината. Затем Эпштейн становится главным инженером конторы «Медьстрой», заместителем главного инженера, начальником ПТО конторы «Металлургстрой», старшим инженером по строительству и заместителем главного инженера конторы «Промстрой». С марта 1955 года Иерохим Эпштейн — начальник конторы «Металлургстрой». До выхода на пенсию Эпштейн трудится главным инженером отдела капитального строительства Норильского комбината.
Умер Иерохим Эпштейн в Москве в 1981 году.
* * *
Использованы сайты: mmsk.ru, stuki-druki.com, ru.wikipedia.org

Похожие статьи

Новая книга «Борис Великовский» | docomomo

Борис Михайлович Великовский родился в 1878 году в городке Пропойск (Славгород). Он получил хорошее домашнее образование и поступил в Петербургский институт гражданских инженеров (1898), который окончил в 1904 году и далее работал в Москве, в архитектурной мастерской С. У. Соловьева. Начиная с 1906 года Великовский работал вместе с инженером А.Н. Милюковым и выполнял заказы на проектирование, брал на себя организацию и руководство строительством. Самые значительные из них сам архитектор назвал в своей автобиографии. К его первым работам относится особняк Грибова в Хлебном переулке в Москве и проект текстильной фабрики Грязнова в Иваново-Вознесенске. Однако наиболее известны спроектированные им в конце 1900-х и в 1910-е годы доходные дома. В это же время Великовский проектировал также рабочий поселок в Гжели, и при нём церковь и богадельню. Многие проекты он создал для старообрядца И.Е. Кузнецова – владельца заводов фаянсовой, фарфоровой и стеклянной посуды. В дореволюционный период это был главный заказчик архитектора.
Фабрики Кузнецова, цементный завод Вогау в Подольске, Пулеметный завод в Коврове оставались важнейшими предприятиями в своих отраслях и до революции 1917 года и при советской власти. После революции Великовский оказался числе самых востребованных зодчих-практиков. Особенно широко известно его произведение 1920-х годов — административное здание Госторга. Заказчиком была могущественная структура с практически министерскими возможностями и амбициями. Ее новый офис стал первым новаторским конторским зданием Москвы. Великовскому тогда удалось наиболее последовательно воплотить идеи новой архитектуры, начиная от организации пространства, до уместного использования новых строительных материалов и инженерных систем.
Неслучайно именно Великовский стал работать для Центросоюза, в ведении которого была сельскохозяйственная и кустарная промышленность. Это учреждение представляло собой целую «империю», конкурировавшую с крупнейшими наркоматами. Великовский выполнил проект одного из двух павильонов Центросоюза на Всероссийской сельскохозяйственной и кустарной промышленной выставке. Немаловажна была и его роль как участника конкурса на новое здание штаб-квартиры Центросоюза (1-я и 3-я премии на первом туре), в котором победителем стал не кто-нибудь, а сам Ле Корбюзье!
Целый ряд кооперативных ведомственных жилых домов и поселков, спроектированных Великовским, сегодня почти не упоминают. Однако они отразили его отношение к массовому жилищу за городом, сложившееся еще в период проектирования доходных домов. Архитектор был увлечен идеей города-сада, которая ему казалась жизненной и в советских условиях «Куда редко приходит солнце – туда часто приходит врач» — писал архитектор (Великовский Б. Жилищная нужда и кооперация. М., 1924, с. 10-11). Города-сады позволяли избежать, по его мнению, «тех уродливостей, которыми изобилуют наши теперешние города, представляющие из себя во многих частях безнадежную каменную пустыню, наполненную пылью и испорченным воздухом, каменный мешок, битком набитый болезнями». Зодчий, сотрудничая с Виктором Весниным, Н. В. Марковниковым и др. коллегами, смог продемонстрировать своё видение города-сада, проектируя вместе с архитектором П. М. Нахманом поселок «Сокол» в Москве (генеральный план, далее переработанный др. авторами). Он осуществил свой проект поселка «Дружба» в Подмосковье как классический город-сад, с парком и общественными зданиями в центре, без длинных прямых улиц, с деревянными домами на две семьи.
Великовский высказывался и о многоэтажном кооперативном строительстве в городе. Он обосновал преимущество жилищных кооперативов. «Государство при постройке дома не считается со вкусами людей. Оно должно строить с размахом, пригоняя все к одной форме. Получается то же самое, что и с платьем: как ни хорош костюм, купленный готовым, а все-таки, сшитый по заказу, всегда удобнее» (там же, с. 3-4). И такие кооперативы (РЖСКТ) были распространены в 1920-е годы. Стоит отметить, что именно опыт проектирования и строительства, казалось бы, безвозвратно ушедших в прошлое, «буржуазных» доходных домов пригодился Великовскому при работе над домами московских жилых кооперативов – «Коопстроя ВСНХ», «Льноторга», «Госстраха» и нескольких других. Архитектор не использовал рекомендуемую Моссоветом типовую секцию, а проектировал квартиры каждый раз заново, получая более интересные, и более удобные внутренние планировки.
Крупнейшие проекты архитектора 1920-х – начала 1930-х (Госторг, Центросоюз, Дом Книги) показывают подлинное мастерство, иногда вызывавшее даже их профессиональную ревность. Характерно, что в 1928-м году, когда Ле Корбюзье увидел впервые Москву и осмотрел участок, отведенный под строительство здания Центросоюза, он мог видеть только одно современное здание, расположенное рядом – Госторг Великовского.
Великовский не входил в группу конструктивистов. Он работал индивидуально, привлекая в свою мастерскую талантливую молодежь. Это были В. М. Воинов, А.З. Гринберг, А. Я. Лангман, Г. Г. Вегман и М. В. Гакен. Среди его построек есть самые разные по назначению и масштабу. Например, ряд столовых, в промышленных городах под Нижним Новгородом (Дзержинск (Растяпино), Богородск) и др. Кроме того, он спроектировал несохранившиеся поселки для НИИ железнодорожного транспорта в Мытищах и Щербинке под Москвой. Ему принадлежал и проект Сельскохозяйственного института в Смоленске. Особое место в творчестве Великовского последних лет жизни занял Дом книги (ОГИЗ) в Москве, строительство которого не было завершено в полном соответствии с проектом. Во второй половине 1930-х годов он спроектировал в Смоленске гостиницу, остающуюся до сих пор одной из самых монументальных построек города.

В центре Москвы капитально отремонтируют знаменитый Дома Госторга

РИАМО — 15 фев. Эксперты Главгосэкспертизы России выдали положительное заключение по сметной стоимости капитального ремонта фасада знаменитого Дома Госторга, расположенного в Москве на Мясницкой улице, которое является памятником раннего конструктивизма, говорится в сообщении пресс-службы ведомства.

Финансирование капитального ремонта планируется осуществлять за счет средств федерального бюджета.

«Капитальный ремонт, достоверность сметной стоимости которого проверила Главгосэкспертиза России, предусматривает ремонт штукатурного слоя с последующей окраской фасада семиэтажного здания общей площадью 21012,5 квадратных метров, а также другие необходимые работы», — говорится в сообщении.

Здание, которое в 1925-1927 годах построил архитектор Борис Великовский совместно с конструктивистами Аркадием Лангманом, Михаилом Барщем и Георгием Вегманом, предназначалось для размещения организаций Госторга: это учреждение в первые годы советской власти занималось внешней торговлей. Затем здесь располагались госучреждения, занимавшиеся импортом и экспортом товаров в СССР и РСФСР. Сейчас Мясницкая, 47 – адрес Федерального агентства по туризму и аппарата уполномоченного по правам человека в РФ.

«Дом Госторга, признанный объектом культурного наследия регионального значения, — памятник раннего конструктивизма, построенный с использованием классических для советского авангарда элементов: его отличает широкое ленточное остекление фасадов, открывающее помещения для света, «корабельная архитектура» — легкие ограды-поручни и венчающие силуэт здания две башни-«рубки» с лестницами-трапами», — поясняется в сообщении.

Кроме того, Дом Госторга стал первым в нашей стране зданием, где были установлены так называемые «патерностеры» — непрерывно движущиеся пассажирские лифты с кабинами без дверей, названные так за свое сходство с четками.

Оригинал

Дизайн интерьеров для московских небожителей. Фото :: Ваш дом :: РБК Недвижимость

В распоряжении редакции «РБК-Недвижимости» оказались дизайн-проекты апартаментов самого высокого здания в Европе — московской золотой башни «Меркурий Сити».  

В распоряжении редакции «РБК-Недвижимости» оказались дизайн-проекты апартаментов самого высокого здания в Европе — московской золотой башни «Меркурий Сити».

 

Напомним, башня «Меркурий Сити» высотой 338 метров, шестилетнее строительство которой будет завершено в ближайшие месяцы на территории Московского международного делового центра «Москва-Сити», — это самое высокое здание в Европе. Проект башни народный архитектор РФ Михаил Посохин разработал в творческом союзе с Фрэнком Уильямсом — известным американским архитектором, специалистом по высотному строительству. Нижние этажи надземной части башни отведены для офисных помещений и торгово-развлекательных площадей, а ее верхнюю часть, с 42 по 75 этаж, займут апартаменты класса люкс с гостиничным сервисом и дизайнерской отделкой для будущих «небожителей», только так можно назвать тех, кто выбрал жизнь на почти заоблачной высоте… Часть из апартаментов в башне решено продавать с отделкой, разработанной известным дизайнером Дмитрием Великовским. Согласно его идее, отделка апартаментов «Меркурий Сити» будет выполнена в трех стилях — классическом, фьюжн и contemporary (современный).

Московский небоскреб «Меркурий Сити» признан самым высоким зданием Европы. ФОТО

Классика

 

↑ Интерьеры апартаментов в классическом стиле навеяны знаменитыми небоскребами Нью-Йорка первой половины 20 века. Их отличают четко выверенные пропорции и ярко выраженная архитектурная симметрия, органично сочетающиеся с урбанистическим внешним обликом башни. Это выбор интеллектуалов и эстетов, истинных денди, живущих по принципу Оскара Уайльда: «У меня совсем не притязательный вкус — мне достаточно лучшего». По утрам наблюдать рассвет сквозь панорамные окна спальни, а вечерами провожать закат, закутавшись в плед в классическом английском «ушастом» кресле. В интерьере апартаментов преобладают благородные оттенки молочного шоколада, на фоне которых будут выигрышно смотреться яркие акценты — будь то традиционные для XVIII века орнаменты жуи (однотонные принты с изображением пасторальных сценок) на шторах или обоях или декоративные ширмы с жаккардовым рисунком. В качестве материалов для напольных покрытий предпочтение отдано камню, мрамору и паркету из дорогих пород древесины, то дополняющих друг друга по цветовой гамме, то неожиданным образом представляющих контрастное сочетание темных и светлых оттенков. В подобное пространство идеально впишутся образцы классической мебели и аксессуаров — кресла с широкими округлыми подлокотниками, стулья-медальоны, кровати с балдахинами, декоративные вазоны, парные консоли, изящные гравюры и барочные люстры.

Фьюжн

 

↑ Второй вариант отделки апартаментов — стиль фьюжн. Апартаменты в стиле фьюжн созданы специально для динамичных натур и артистичных космополитов, живо интересующихся жизнью, прекрасно ориентирующихся во всех модных веяниях и направлениях, не способных усидеть на месте, но при этом всегда с волнительной радостью возвращающихся в родной дом… Дом, сделанный по законам эклектики: в нем найдется место и абстрактным работам Поллока, и лаконичной мебели Жана Пруве, и экзотическим сувенирам, и лэптопу последнего поколения.

Фьюжн — это четкое зонирование пространства с одновременным объединением различных по назначению помещений в одно целое. Так, гостиная здесь соединена со столовой и кухней, но их границы специально подчеркнуты различными отделочными материалами, цветовым решением и световыми акцентами). Фьюжн — это также и щепотка сдержанности. Она проявляется и в современных элементах интерьера, и в выбранной цветовой гамме (насыщенной, с преобладанием охры, антрацита и каштана или же, наоборот, более мягкой, исполненной в пастельных тонах), и в блестяще подобранных дорогих материалах — мраморе, камне, массивной доске из благородных пород дерева. И, наконец, немного остроты — для этого как нельзя лучше подойдут оживляющие интерьер винтажные акценты, будь то предметы мебели и аксессуары в характерной стилистике 1950-х годов, обои с графичным геометрическим орнаментом или же абстрактная живопись на стенах.

Современность

↑ Апартаменты в современном стиле относятся к тем редким явлениям, про которые говорят «дорогая простота». Они — как костюм Brioni или маленькое черное платье Chanel — не броские, лаконичные, с отсутствием лишних деталей, но сразу выдающие статусность и характер своего обладателя, человека, сдержанного в своих эмоциях, знающего цену хорошим вещам и не склонного к публичному эпатажу. Здесь функция определяет форму. Интерьер минималистичен, но грамотно расставленные акценты лишний раз подчеркивают объем пространства и неповторимую атмосферу апартаментов, где все продумано до мелочей. Идеально подобраны благородные материалы для напольных покрытий: камень, мрамор, натуральное дерево — то выступающие в унисон, то, благодаря контрастным сочетаниям, задающие пространству своеобразную динамику. Скрупулезно выбраны цвета: в одном случае нейтральные: беж, оливковый, карамельный, в другом — более насыщенные: венге, французский серый. Оригинально выполнена планировка: так, раздвижные двери то разделяют все пространство на небольшие зоны, то создают эффект лофта и открывают полную свободу передвижения. Все вместе это обеспечивает прекрасную основу для создания своего собственного стиля, в котором главными критериями по-прежнему остаются функционализм, технологичность, фактурность использованных материалов и качество выбранных предметов меблировки. Эти апартаменты — для тех, кому близки идеи Ле Корбюзье и Миса ван дер Роэ, работы Родченко, Татлина и Мельникова.

*** 

Дмитрий Великовский — архитектор и дизайнер с опытом работы свыше 15 лет. В 1995 году выпускник всемирно известного Московского архитектурного института основал Artistic Design и с тех пор неизменно создает сложные новаторские проекты жилых и офисных помещений. У Artistic Design офисы в Париже и Москве, и в настоящее время компания работает над проектами во Франции, Италии, Великобритании, России и на Украине. В команде Дмитрия Великовского 20 человек. Под его руководством архитекторы, дизайнеры интерьеров и другие талантливые специа- листы Artistic Design создают дизайнерские решения высшего класса для жилых помещений, включая пентхаузы, шале и лакшери дома. Artistic Design также реализует коммерческие проекты интерьеров бутик-отелей, ресторанов, офисов и самолетов. Дед Дмитрия Великовского Борис Великовский — один из самых известных в России архитекторов.

Архитектор Дмитрий Великовский создает дом в Москве

Эта статья впервые появилась в декабрьском номере Architectural Digest за 2006 год.

Если правда, как любят говорить многие русские, что раскинувшаяся, бурлящая Москва есть не что иное, как большая деревня — большая деревня, — то сердцем этой деревни непременно должно быть такое место, как Остоженка. Старый район, чьи старинные дома чудом избежали разрушительного удара градостроителей советской эпохи, он был одним из элитных жилых районов в центре Москвы в 19 веке и находится в нескольких минутах ходьбы от Кремля и Санкт-Петербурга.Собор Василия Блаженного. После распада Советского Союза в 1991 году на Остоженке наблюдался бум строительства новых роскошных многоквартирных домов, иногда в ущерб историческим постройкам, и этот район, который снова входит в число самых модных и дорогих районов столицы, теперь сравнивают с лондонским Найтсбриджем. или Мэйфер.

Архитектор Дмитрий Великовский и дизайнер интерьеров Гулия Галеева работали над многими проектами Остоженки, и когда бизнесмен Олег Байбаков купил там недостроенное помещение в новостройке, он обратился к паре, увидев работы Великовского над другой московской квартирой.«Г-н Байбаков сказал нам, что хотел очень минималистский, очень линейный вид, используя самые лучшие материалы», — говорит московский архитектор, который подготовил архитектурные планы квартиры и работал с Галеевой над дизайном интерьера.

Добиться чистого обтекаемого вида было непросто. «Нам пришлось создать очень сложный план, но сделать так, чтобы он выглядел простым», — говорит Великовский. «Готовая квартира кажется прямоугольной, но на самом деле это полукруглая наружная стена. Архитектурные элементы и дизайн интерьера настолько отточены, что, входя в квартиру, вы даже не замечаете, что не все находится под прямым углом.

Ключом к открытой планировке является большая прямоугольная пристройка примерно в центре квартиры площадью 3000 квадратных футов. блок, вокруг которого организовано основное пространство. С одной стороны, блок образует короткий коридор от входа. Лофтоподобные гостиная и столовая и кухня огибают две другие стороны в форме буквы L, со спальнями и ванными комнатами, установленными на противоположном конце

Мягкий серый цвет был использован на большинстве стен и матовых дубовых половицах, чтобы объединить общественные зоны.В гостиной, по словам Галеевой, «мы много играли с пропорциями, создав основную зону отдыха с огромным кожаным диваном, кушеткой и пуфом, сгруппированными вокруг массивного низкого стола из цельного куска дерева». Пухлая бронзовая рука — скульптура Ботеро — кажется, появляется из-за стола.

В обеденной зоне, где часто бывает Байбаков, сохраняется увеличенный вид. Вокруг длинного стола из черного дерева стоит дюжина стульев со спинками и сиденьями, обитыми теплой коричневой кожей.Наверху висит лампа с удлиненным абажуром, обтянутым искусственной замшей. Стена из изготовленных на заказ бетонных панелей заслоняет кухню с другой стороны.


Роскошная мебель украшает гостиную. По бокам от зеркала — картина Михаила Тихонова и китайская статуя. Вращающееся кресло 1960-х годов — скандинавское. Бронзовая скульптура Ботеро стоит на низком столике. диванная ткань Sahco; черная ткань для диванных подушек, Lelièvre.


Масштаб становится более интимным в частных зонах. В гостевой комнате, которую дочь Байбакова использует, когда приезжает из своего дома в Соединенных Штатах, Великовский и Галеева создали прохладную, но роскошную атмосферу, используя чувственные материалы — шелк для драпировок и покрывала и кожу для изголовья — все в однотонных тонах серый песчаник.Драматизм усиливается в гостевой и главной ванных комнатах благодаря сочетанию контрастных материалов, включая раковину из известняка и гладкие эмалированные металлические стеновые панели в первой, а также светящуюся тиковую ванну и раковины, стены и пол из валлийского сланца цвета верескового синего и хром. сантехника в последнем.

БОРИС ВЕЛИКОВСКИЙ

Борис Великовский был одним из крупнейших имен в конструктивистской архитектуре, работал с Эль Лисицким, братьями Веснини (вместе с ними строил жилой дом в Москве в 1908-10 годах для фарфориста Бориса Кузнецова, Милюкова и др.

Первым большим вдохновением Бориса Великовского была русская неоклассическая архитектура, и он построил один из лучших особняков в этом стиле в Москве, дом Грибова (1910 г.) и не один десяток жилых проектов как в Москве, так и в Петербурге.

Одновременно он участвовал в ряде крупных промышленных проектов, проектируя все фарфоровые заводы семьи Кузнецовых, огромный Ковровский оружейный завод.

После революции Борис Великовский был вовлечен в новое конструктивистское движение и вместе со своими друзьями М.Гинзбург, братья Веснини помогли этому движению превратиться во всемирно известную школу, имеющую отношение только к Баухаусу.

В августе 1923 года Борис Великовский предоставляет павильон Центросоюза для открытия Первой Всероссийской выставки сельскохозяйственных и домашних промыслов по инициативе правительства.

Борис Великовский был глубоко вдохновлен идеей городских парков, формировавшейся в начале века, и выполнил ряд генеральных планов жилых проектов, в том числе Сокол застройка в Москве (1923-1927), ДСК НР , Дружба Жилой комплекс, спроектированный с идеей привнести природу в город.

Его первым большим послереволюционным проектом был дом Госторга (1925-1927), первый конструктивистский проект городского масштаба.

В 1928 году Борис Великовский участвовал в Конкурсе на строительство Центросоюза Корпуса и выиграл первый тур конкурса. К концу второго тура Ле Корбюзье выиграл соревнование.

Другой известный проект Дом Книги (1930) представляет собой интересный образец позднего конструктивизма; архитектору удалось обойтись без деталей, характерных для наступившей вскоре эпохи «освоения классического наследства».

Одним из лучших постконструктивистских проектов Бориса Великовского была гостиница Смоленск (начало 1937 г.), расположенная в районе недалеко от Москвы, проект выполнен Ильей Голосовым в 1939 г.

Иммануил Великовский | Американский писатель

Иммануил Великовский , (род. 10 июня 1895, Витебск, Россия [сейчас в Беларуси] — умер 17 ноября 1979, Принстон, Нью-Джерси, США), американский писатель, сторонник спорных теорий космогонии и истории.

Получил образование в университетах Эдинбурга, Харькова и Москвы (доктор медицинских наук, 1921), занимался медициной в Палестине, затем изучал психологию в Цюрихе и (с 1933) Вене. Изучив легенды древних евреев и других народов Восточного Средиземноморья, он пришел к выводу, что некоторые сказки описывают реальные события, а не просто мифы или аллегории. В США с 1939 г. он расширил географию своего изучения древних документов. В своей первой книге « мира в столкновении » (1950) он выдвинул гипотезу о том, что в исторические времена электромагнитное расстройство Солнечной системы заставляло Венеру и Марс близко приближаться к Земле, нарушая ее вращение, наклон оси и магнитное поле.Его более поздние работы: « века в хаосе » (1952 г.), пересматривающие хронологию дохристианского Ближнего Востока; Earth in Upheaval (1955), приводя геологические и палеонтологические доказательства, подтверждающие его веру в то, что Землю обрушили катастрофы; Эдип и Эхнатон (1960), связывающий историю Египта с греческой мифологией; и Peoples of the Sea (1977), отождествляющие Рамзеса III с Нектанебо, фараонами, которые в остальном датируются разницей в 800 лет.

Британская викторина

Тест на любителя истории

Вы знаете основные исторические факты от и до.Но как насчет промежуточных деталей? Проверьте свои исторические способности и узнайте, соответствуете ли вы званию любителя истории.

Враждебность американского научного сообщества к Worlds in Collision заставила первоначального издателя, которому угрожал бойкот его научно-учебного отдела, передать работу Великовского фирме, не занимающейся изданием учебников.

Один из лучших архитекторов и дизайнеров России: Дмитрий Великовский

Дмитрий Великовский имеет более чем 15-летний опыт работы в области архитектуры и дизайна.Он окончил один из самых известных и известных вузов Московский Архитектурный Институт и основал компанию Artistic Design в 1995 году. С тех пор Дмитрий Великовский создает последовательно сложные, инновационные проекты жилых и офисных помещений. Борис Великовский — дед Дмитрия Великовского — был одним из самых известных архитекторов России.

Вы можете найти построенные им дома, офисы, школы, кинотеатры и множество заводов по всей России. Еще в начале своего творческого пути Борис Великовский создал ряд замечательных зданий в стиле неоклассицизма, например, дом Грибова в Москве (сейчас в нем располагается посольство Бельгии).После революции 1917 года в советской архитектуре преобладал конструктивизм: современные технологии и развитие промышленного дизайна создали авангардный архитектурный стиль, лишенный всякого рода поверхностных украшений.

См. также: Лучший австралийский дизайн с Дэвидом Хиксом

По замыслу архитекторов, такие современные здания должны пропагандировать ценности зарождающегося советского социалистического государства. К новой волне присоединился Борис Великовский, а самый известный его проект — здание Госторга в Москве — один из лучших образцов конструктивизма, который сейчас можно найти в книгах энциклопедий Архитектуры. Элегантное здание воплощает в себе все основные архитектурные черты 20-х годов: плоские оконные рамы и простой гладкий фасад, лишенный каких-либо декоративных элементов. Борис Великовский также много писал об архитектуре и градостроительстве — его статьи печатались в различных журналах. В монографии «О жилищных кооперативах» он проанализировал жилищные проблемы Москвы после десятилетий войн и революций и предложил решить их с помощью кооперации. Его новаторский подход к градостроительству не утратил актуальности и сегодня.

Специалист высокого уровня в области архитектуры и дизайна интерьеров Дмитрий Великовский известен своим вдохновенным эстетическим видением. Его компания Artistic Design Ltd. специализируется на создании уникальных жилых и офисных проектов. За 15 лет Artistic Design завоевала международную репутацию качественной клиентуры по всему миру.

См. также: AvroKO – 3 концепции бренд-менеджмента

В команде Дмитрия Великовского 20 человек. Под его руководством архитекторы, дизайнеры интерьеров и другие талантливые специалисты художественного дизайна создают проекты жилых домов, в том числе пентхаусов, шале и элитных домов.Artistic Design также занимается коммерческим дизайном интерьеров бутик-отелей, ресторанов, офисов и самолетов. В интерьерах Artistic Design удачно сочетаются комфорт, функциональность и стиль. Наши архитекторы и дизайнеры работают над наиболее эффективными и комплексными дизайнерскими решениями. Чтобы максимизировать ваши инвестиции, Artistic Design также привлекла к работе специалистов по недвижимости, предметам искусства и антиквариату, мебели и ландшафтному дизайну.

Дмитрий Великовский и Artistic Design имеют высокое международное признание и уважение, компания регулярно издает ежегодный справочник международного конкурса дизайна Эндрю Мартина.Artistic Design имеет офисы в Париже и Москве, и в настоящее время компания работает над проектами во Франции, Италии, Великобритании, России и Украине.

ISBN 9783897

1 — Борис Великовский: Архитекторы русского авангарда 01 (твердый переплет)

ISBN 9783897

1

ISBN 9783897

1 связан с Борис Великовский: Архитекторы русского авангарда 01 (в твердом переплете)

ISBN 9783897

1 имеет следующие варианты названия продукта:

  1. Борис Великовский архитекторы русского авангарда 01
  2. Борис Великовский (1878-1937)
  3. Борис Великовский (1878-1937): Архитектор русского авангарда.
  4. Борис Великовский 1878-1937: архитектор русского авангарда (твердый переплет) (E
  5. Борис Великовский: архитекторы русского авангарда 01 (твердый переплет)
  6. Борис Великовский (1878-1937): архитектор русского Авангард Елена Овсий
  7. Борис Великовский: Архитекторы русского авангарда 01
  8. Борис Великовский Архитекторы русского авангарда 01
  9. Борис Великовский
  10. Борис Великовский 1878 1937
  11. — более —

    Подробнее

    478-1 478-1
    ISBN: 978-3-897

    -1
    Idress Identifier Группа: 3 (Немецкий), Тип: Язык
    Проверить ISBN Tigit: 1
    EAN-13 : 9 783897

    1
    Последнее сканирование: 2022-02-12 02:52:58
    Информация о покупках

    Продукты с ISBN 9783897

    1 были перечислены на следующих веб-сайтах. Цены на товары действительны на указанную дату/время и могут быть изменены.

    Магазины Информация о продукте Цена Последнее обновление
    Индиго Книги и музыка Борис Великовский: Архитекторы русского авангарда 01 CAD62.42 2022-02-12 02:52:58
    Алибрис борис великовский архитекторы русского авангарда 01 24 доллара.95 2021-08-18 17:48:50
    Алибрис Великобритания борис великовский архитекторы русского авангарда 01 ₤31,95 2021-08-19 17:59:18
    Wordery Борис Великовский (1878-1937) ₤35,60 2016-11-16 14:50:26
    eBay UK Используется Борис Великовский (1878-1937): архитектор русского авангарда. ₤37,84 2020-10-05 06:13:41
    Цель Борис Великовский 1878-1937: Архитектор русского авангарда (в твердом переплете) (E 47,59 $ 2019-07-05 20:48:02
    Wal-Mart.com Борис Великовский: Архитекторы русского авангарда 01 (твердый переплет) 55 долларов.00 2021-03-28 20:38:32
    eBay Великобритания Борис Великовский (1878-1937): Архитектор русского авангарда Елена Овсий ₤56,40 09.03.2017 04:37:00
    eCampus.com Борис Великовский Архитекторы русского авангарда 01 63 доллара.00 13.04.2019 23:36:51
    BiggerBooks.com Борис Великовский 64,89 $ 2019-06-02 22:32:16
    eBay США Используется Борис Великовский 1878 1937 67,07 $ 2020-11-06 04:58:23

    Вы считаете эту информацию точной? О, да Конечно нет

    Описание Отредактируйте его, если вы можете улучшить содержимое.
    Борис Великовский: Архитекторы русского авангарда 01 (в твердом переплете) Представлять на рассмотрение Отмена

    Спасибо за ваш вклад! Мы проверим это.

    Борис Великовский (1878-1937): Архитектор русского авангарда — Елена Овсянникова; Николай Васильев;

    Варианты доставки

    Все указанные сроки доставки являются средними и не могут быть гарантированы.Они должны быть добавлены ко времени сообщения о доступности, чтобы определить, когда товары будут доставлены. Во время оформления заказа мы сообщим вам предполагаемую дату доставки.

     

    Местоположение 1-я книга Каждая дополнительная книга Среднее время доставки
    Бесплатная стандартная доставка по Великобритании при заказе на сумму более 25 фунтов стерлингов (2-й класс)     3-5 дней
    Стандартная доставка по Великобритании (2-й класс) 2 фунта стерлингов. 99 0,00 фунтов стерлингов 3-5 дней
    Доставка 1-го класса по Великобритании 3,99 фунтов стерлингов 0,00 фунтов стерлингов 2-3 дня

    Нажми и собери /
    Доставка в книжный магазин Foyles

     

    Бесплатно Бесплатно «Нажми и забери» и «Доставка в магазин» доступны для всех наших магазинов.Время сбора зависит от наличия товаров. Индивидуальное время отправки для каждого товара будет указано при оформлении заказа.
    Пожалуйста, дождитесь электронного письма с подтверждением прибытия заказа, прежде чем отправляться за ним.
    Курьер по Великобритании* 7,95 фунтов стерлингов 0,00 фунтов стерлингов 1 рабочий день
    Авиапочта Западной Европы** 9,00 фунтов стерлингов 1,00 фунта стерлингов 7-8 дней
    Авиапочта остального мира*** 12 фунтов стерлингов. 50 1,00 фунта стерлингов 7-10 дней

    * По вопросам курьерской службы обращайтесь в магазин Charing Cross Road

    ** Включает Австрию, Бельгию, Кипр, Чехию, Францию, Германию, Грецию, Ирландию, Италию, Люксембург, Мальту, Нидерланды, Португалию, Испанию, Швецию, Швейцарию

    *** В настоящее время мы не можем осуществить доставку в следующие страны: Афганистан, Бангладеш, Гана, Ирак, Ливан, Макао, Пакистан, Пуэрто-Рико, Сен-Бартельми, Турция, Узбекистан, Виргинские острова США

    Для товаров, поставляемых за пределы Соединенного Королевства, грузополучатель (т. е. лицо, которому направляется груз) будет декларантом и импортером в страну, для которой предназначен груз.Грузополучатель будет нести ответственность как за таможенное оформление, так и за уплату таможенных пошлин и местных налогов, если это необходимо.

    Таможенные сборы — если вы заказываете товары с доставкой за пределы Великобритании, обратите внимание, что ваша партия может облагаться НДС (налогом на добавленную стоимость), другими налогами, таможенными пошлинами и/или сборами, взимаемыми страной назначения. Любые такие сборы, взимаемые в связи с таможенным оформлением, должны быть оплачены вами. Вы соглашаетесь с тем, что Foyles не может контролировать дополнительные расходы, связанные с таможенной очисткой.Фойлс рекомендует вам обратиться к местным таможенникам или в почтовое отделение для получения дополнительной информации о налогах/пошлинах на импорт, которые могут применяться к вашему онлайн-заказу.

    Помощь по доставке и часто задаваемые вопросы

    Пакеты подписки «Год книг» 

    Доставка по Великобритании бесплатна. Западная Европа стоит 60 фунтов стерлингов за каждый приобретенный пакет подписки на 12 месяцев. Для остального мира стоимость каждого приобретенного пакета составляет 100 фунтов стерлингов. Все расходы по доставке оплачиваются заранее в момент покупки.Для получения дополнительной информации посетите страницу «Год книг».

    Возвращает информацию

    Если вы не полностью удовлетворены своей покупкой*, вы можете вернуть ее нам в исходном состоянии в течение 30 дней с момента получения уведомления о доставке или получении по электронной почте для возмещения стоимости. За исключением поврежденных предметов или проблем с доставкой, стоимость обратной пересылки оплачивается покупателем. Ваши законные права не нарушены.

    * Исключения и условия в отношении повреждений или проблем с доставкой см. в разделе Помощь и часто задаваемые вопросы по возврату

    Несвоевременная крутизна Иммануила Великовского

    Страница

    Дата: 17 февраля 2022

    Глава:
    (п.207) 7 Некосознательная канавка Иммануила Великовского
    Источник:
    Groovy Science
    Автор (ы):
    Автор (ы):
    .0007

    Споры о космической катастрофе Иммануила Великовского (1895–1979), наиболее полно выраженные в его бестселлере « Миры в столкновении », были одними из самых заметных, самых затяжных и самых неожиданных столкновений. между представителями научного «истеблишмента» и самопровозглашенной контркультурой, которая искала альтернативную науку, которая объединила бы древнюю историю с астрономией. Особенно поразителен тот факт, что книга, вызвавшая энтузиазм конца 1960-х — конца 1970-х годов, была издана в 1950 году, в совершенно иной культурно-исторический момент, берущая свои корни из межвоенного психоанализа и сионизма, и что ее автор уже был в глубокой депрессии. к семидесятым годам молодые сторонники собрались вокруг его идей о катастрофическом столкновении между Венерой и Землей. В этом эссе исследуется ход конфликта с особым акцентом на альтернативные издательские площадки для пропаганды катастрофизма, образовательные эксперименты в кампусах колледжей, реакцию членов научной элиты (в первую очередь Карла Сагана) и, наконец, инволюцию и крах контркультурной идеологии Великовского. момент в годы, предшествовавшие его смерти.

    Ключевые слова: лженаука, Иммануил Великовский, Карл Саган, катастрофизм

    University Press Scholarship Online требует подписки или покупки для доступа к полному тексту книг в рамках службы. Однако общедоступные пользователи могут свободно осуществлять поиск по сайту и просматривать рефераты и ключевые слова для каждой книги и главы.

    Пожалуйста, подпишитесь или войдите, чтобы получить доступ к полнотекстовому содержимому.

    Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому названию, обратитесь к своему библиотекарю.

    Для устранения неполадок см. Часто задаваемые вопросы, и если вы не можете найти ответ там, пожалуйста, связаться с нами .

    .

Добавить комментарий

*
*

Необходимые поля отмечены*