Александр селипанов: Cаша Селипанов, дизайнер Bugatti Chiron, о городах, часах и суперкарах • Интерьер+Дизайн

Содержание

Cаша Селипанов, дизайнер Bugatti Chiron, о городах, часах и суперкарах • Интерьер+Дизайн

Новый cуперкар Bugatti Chiron нарисован его рукой. Автомобильный дизайнер с блестящей европейской карьерой Саша Селипанов родился в Тбилиси в 1983 году. В 1992-м переехал с семьей в Москву. У него диплом бакалавра Art Center College of Design в Калифорнии, заведения, который Саша окончил в 2005 году. Десять лет трудился в Потсдаме, в дизайн-центре VW, был приглашенным дизайнером у разработчиков Lamborghini Huracan. В 2014 году возглавил команду дизайнеров экстерьера в отделе развития Bugatti. О трендах в автодизайне, любимых предметах и городах — специально для ИНТЕРЬЕР+ДИЗАЙН.

C. Cелипанов. Подготовительные эскизы модели Bugatti Chiron. Кузов, вид спереди. Поперечный разрез. C. Cелипанов. Подготовительные эскизы модели Bugatti Chiron. Кузов, вид спереди. Поперечный разрез.

Заха Хадид

Я не эксперт в области современной архитектуры, но любимый архитектор каждого автомобильного дизайнера, бесспорно,— Заха Хадид.

Меня завораживает ее чувство формы, геометрия, пропорции. Не знаю, как реальные здания, но чисто визуально ее проекты бесподобны. 

Sukhoi SU-27.

Три фактора

Модель Ferrari 330 повлияла на мое желание стать автомобильным дизайнером. На эстетику и дизайн шоу-каров в последнее время влияют три фактора. Новая трактовка аэродинамики порождает новые формы кузовов. Пример — гоночные модели Porsche 919 и Audi R18. Второй фактор — повышение эффективности и уменьшение размеров шоу-каров. Третий — трехмерная печать и быстрое прототипирование. Среди достойных разработок назову и самолет Sukhoi SU-27. 

Просто

Люблю дизайн для работы. Например, PowerBook G4 Titanium. По мне, это первый настоящий мобильный вариант рабочего места. Ручка и планшет — базовые, но совершенно необходимые дизайнеру предметы. Привлекательный продукт — часы Tsovet SMT-LS47. Хорошо нарисованы, крупный, ясно читаемый циферблат, элементарная геометрия.

 

Часы Tsovet SMT-LS47.

Free style

Обычно свободное время я провожу с семьей, воспитываю двух маленьких дочек. Люблю hard metal и стараюсь не пропускать интересные концерты. Среди любимых городов — Тбилиси, Москва, Лос-Анджелес. Сегодня я рад жить в Германии, в Берлине.

Еврейский музей в Берлине. Арх. Д. Либескинд.

Александр Селипанов, дизайнер Bugatti («Русский автомобиль»)

Александр Селипанов учился в Art Center College of Design, в городке Пасадина, штат Калифорния. Это одно из старейших профильных образовательных учреждений в мире, основано еще в 1920-е. Оттуда же вышел, например, видный американский дизайнер-футуролог Сид Мид, автор не только смелых автомобильных концепций, но и оформления и костюмов к фильму Чужие. Возможно, путь, по которому пошёл Селипанов, наложил отпечаток на его мышление, полное практицизма и деловой хватки. А может наоборот, его характер вписался в американский стиль ведения бизнеса. Говорит Александр всегда по существу, излагает мысли «в одно касание».

Родом Саша Селипанов из Грузии. В начале 1990-х семья перебралась в московское Коньково. Московский школьник. А потом – Америка! Мечта поколения фильма Брат-2. После завершения учения Александр начал работать в студии перспективного дизайна Volkswagen Group в Потсдаме. Переход в Bugatti совпал с большими переменами в самой марке. Сменились директор, финансист, маркетолог… В апреле 2015 года главный дизайнер Ахим Аншайдт сформировал новую команду: Этьен Саломэ, Франк Хейл, Александр «Саша» Селипанов. Это первое интервью, которое в новом качестве Селипанов даёт русскому журналисту.

– Поздравляю, Bugatti представила самый, пожалуй, эффектный концепт-кар на Франкфуртской выставке IAA. Каково это, творить для Bugatti?  

– Ощущение неповторимые, мечта сбылась! Марка Бугатти это вершина пирамиды, я очень горжусь возможностью работать над дизайном машин этой марки.

– Вам не впервой работать над суперкарами. Помнится, вас даже прозвали «дизайнером злых тачек»…

– Было несколько цифровых проектов ещё в период моей учёбы в Пасадене, в Art Center College of Design. Да и потом… Десять лет я отдал группе Volkswagen. В качестве приглашённого дизайнера около года работал в Lamborghini над моделью Huracan.  Хотя  был всего лишь гостем студии, все равно чувствовал свою причастность к рождению машины.

Теперь в Bugatti я отвечаю за дизайн экстерьера. В нашей студии в Вольфсбурге под руководством Ахима Аншайдта работает команда дизайнеров, модельщиков, специалистов по фактуре и цвету. Нас двое, отвечающих за внешний дизайн, Франк Хейл и я. На мне – именно креативная сторона создания внешнего вида.

– Исторический background довлеет над любой маркой с богатой биографией, да?

– Подразумевается, что славное прошлое даёт пищу для создания современных моделей. Наша марка стоит на трёх основных ценностях,  Art, Forme, Technique.

Артистизм исходит от скульптора Рембранта Бугатти, форма – от Жана Бугатти, автора такого шедевра, как Bugatti T57C Atlantic. А техническая изощрённость – от основателя компании выдающегося инженера Этторе Бугатти.

Многие воспринимают наследие марки слишком двухмерно, что ли. Мы не собираемся делать ретро-автомобили. Нужно по-другому. Принимать классические образцы не как status quo, не как пример для прямого подражания. Не следовать трафарету, а получать идейное вдохновение от таких моделей как Bugatti 57S Atlantic 1938 года. Его характерной чертой было продольное склёпанное ребро на крыше.  Гениальная находка Жана Бугатти, оправданная как технически, так и эстетически. Формообразующая осевая линия, рассекающая наш Vision Gran Turismo –– отголосок ребра на крыше Bugatti 57S Atlantic. Мы не слепо повторяем его, а придаём дополнительный смысл. Начинаясь как ребро на переднем обтекателе, линия переходит в вертикально-расположенный стеклоочиститель, а затем через крышу – в аэродинамический стабилизатор. В гребне аэродинамического стабилизатора спрятана тяга, управляющая углом атаки заднего антикрыла.

– Отовсюду только и слышишь «ДНК марки, ДНК марки!» А что на самом деле такое, ДНК марки?

– Чаще всего ДНК формируют основатели бренда. Bugatti, Ferrari, Lamborghini несут в себе харизму своих основателей. ДНК складывается из их вкусов, манеры говорить, вести дела, из их собственного желания изменить мир. В компании Bugatti прослеживается семейная связь, сочетаются инженерный гений и эстетическое начало. Кроме того, это смесь разных культур – Италии, Франции, Германии. На этой культурной почве взросли как выдающиеся машины, так и сама марка. В тоже время настолько же ДНК формирует и дизайнер. Например, такую роль в истории Lamborghini сыграл Марчелло Гандини, в сотрудничестве с основателем компании Феруччо Ламборгини. 

Надо понимать, что марка ни в коем случае не должна жить одним прошлым. Порой я представляю, как повели бы себя Рембрандт, Жан или даже Этторе, если переместить их в сегодняшний день. На что окажутся способны эти великие люди, окажись они в нашей жизни.

– А сами Вы можете повлиять на ДНК бренда? Как далеко простираются ваши личные амбиции?

– Разумеется, я амбициозен. Однако мои амбиции направлены  на то, чтобы формировать чёткое представление, куда будет развиваться бренд. В своих мыслях я нацелен на выполнение этой задачи, а не стремлюсь сделать «авто Саши Селипанова».Стараюсь мыслить в категориях Bugatti. И хотя моё мировоззрение неизбежно просачивается в рисунки, оно не оборачивается пропагандой моего собственного вкуса.

Мы все считаем, что автомобиль Bugatti обязан включать в себя две противоречивые эмоции, beauty & beast. Как это сочеталось у великих моделей прошлого, T35 или T57C Atlantic. Bugatti – марка, репутация которой сложилась именно благодаря победам в гонках.  2000 побед! И, конечно, нам захотелось напомнить об этих победах. Тогда мы решили построить машину для виртуальных гонок. Отдать дань памяти триумфу Bugatti в 24-часовых гонках в Ле-Мане в 1937 и 1939 годах. В данном случае получается, что больше – Beast.

– Как нельзя более удачное сочетание – виртуальный автомобиль и дизайнер, метод которого – работать исключительно в «цифре»…

– Я настойчиво пропагандирую сквозное цифровое проектирование. Наша машина скульптурна, её облик состоит из плавных, элегантных линий. При этом я не сделал ни одного демонстрационного рисунка, ни единого скребка по пластилину. Вообще люблю математику.

Работа дизайнера – создавать скульптуру автомобиля. А рука современного скульптора должна трудиться на цифровом планшете. Используя Adobe Photoshop и Alias, можно за день не просто нарисовать объект, но и разработать его поверхность, все сопряжения, а наутро его уже напечатает 3D-принтер. Экономится время, повышается эффективность работы.

– Однако приходилось слышать немало критических замечаний в адрес цифрового дизайна, подчас весьма аргументированных. Например, от знаменитого Тома Тьярды…

– Когда он критиковал, уровень инструмента был совсем иным! Всё совершенствуется. Компьютер, планшет – ведь это всего лишь инструменты, всё зависит от того, как им умеет пользоваться дизайнер.

– Получилось действительно неплохо. И с должным уважением к традициям. Даже цвет, который у вас называют «голубой Bugatti», в прошлом он был «французским голубым» и на гонках отражал национальную принадлежность экипажа.

– Мы ставили задачу создать автомобиль, который бы запоминался. Который любой человек смог бы изобразить несколькими линиями. Первое, что для этого сделано – серповидная Bugatti Signature Line вокруг двери. Она возникла как реминисценция факсимиле Этторе Бугатти, это, по сути, заглавная буква его имени. Но не просто декоративный элемент. Он продиктован необходимостью задействовать всю высоту боковины кузова для забора воздуха к радиаторам охлаждения. Там образуется зона высокого давления. Много воздуха для сверхмощного двигателя. А подковообразный элемент в переднем бампере – не только напоминание о знаменитых полуовальных радиаторах исторических Bugatti. Как у носовых обтекателей формульных болидов, он поддерживает переднее антикрыло.

И есть элементы… предназначенные для второго прочтения, когда начинаешь вглядываться в детали, такие как заднее антикрыло…

– Вот уж действительно, завораживающий элемент, он плоский и не плоский в тоже время, простой и многоплановый одновременно.

– Bugatti Vision Gran Turismo – это не просто визуализация для компьютерной игры. Мы привлекли экспертов из гоночной лаборатории Dallara. Провели огромный объём компьютерных расчётов. Работа двигателя, трансмиссии, подвески. Аэродинамика. Симулировали прохождение по четырём секторам трассы Ле-Ман, на скоростях, нередко превышавших 440 км/ч.

От нашего шефа Ахима Аншайдта мы получили задание максимально приблизиться к настоящему спортпрототипу группы LMP1, чтобы концепт-кар выглядел как можно более аутентично.

Отсюда и аварийные выключатели электрики и двигателя , и защёлки, позволяющие быстро снять дверь с петель, и пометки мелом на шинах, какую на какое колесо ставить – такие обычно делают механики в боксах. Машина выглядит, как живая. Мне особенно по душе выхлопные трубы-спагетти.

–  Спагетти?

– Э… Не пишите это слово, пожалуйста. Уберите его из расшифровки интервью.

«Русский автомобиль»

Из Коньково в Koenigsegg: загадочная история Саши Селипанова

Александр Селипанов удивляет автомобильную общественность с поразительной частотой. Причем, чем дальше – тем круче! Окончив обыкновенную общеобразовательную школу в московском районе Коньково, Саша практически сразу перебрался в Калифорнию, где поступил в престижный ArtCenter College of Design; после защиты диплома «телепортировался» в дизайн-студию концерна Volkswagen в Потсдаме, занявшись внешностью суперкаров Lamborghini Huracan и Bugatti Chiron. А еще через несколько лет возглавил европейский центр Global Genesis Advanced Studio, созданный корейцами фактически под него лично.

Казалось бы, вот он – идеальный момент, чтобы планомерно развиваться и расти над собой в максимально комфортной обстановке, поставив головокружительные карьерные перемены на долгую паузу. Но… Спустя два с половиной насыщенных и продуктивных года работы на Genesis, Александр решает с головой нырнуть в новое приключение и c первого октября 2019 года занимает должность шеф-дизайнера шведской марки Koenigsegg. Отыскав свободный временной слот в плотном графике Селипанова, мы связались с Сашей и очень душевно поболтали обо всём, что было, есть и будет.

Твоё детство проходило в Тбилиси, в подростковом возрасте случился переезд в Москву. В какой период четко осознал, что свяжешь будущее с автомобильным дизайном? Все происходило плавно или на выбор будущей профессии повлиял какой-то жизненный эпизод?

С раннего детства я сходил с ума по автомобилям. Родители говорят, именно слово «машина» научился говорить в первую очередь. Был также период увлечения военными самолетами, но первая любовь (особенно – к болидам Формулы 1) все же взяла верх.

Жизненный эпизод? Во время распада Советского Союза было много возможностей увидеть вооружение в действии: от советских танков в Тбилиси в апреле 1989-го до изгнания Гамсахурдия (первый президент Грузии – прим. Motor1) и военного переворота. Пережив все эти события, я разочаровался в армейской технике и не хотел участвовать в создании оружия. Истребители быстро ушли на задний план: я окончательно влюбился в гоночные и спортивные машины.

Не знаю, как сейчас, но в восьмидесятых и девяностых годах большинство машин, нарисованных детьми, были седанами. Помнишь свои самые ранние работы? Какой форм-фактор был в приоритете и как менялись личные тренды в процессе взросления?

Конечно, помню. Седаны я никогда не рисовал, хотя друзья часто просили. А затем в одном из выпусков «За рулем» увидел фотографию двух формульных болидов Ferrari конца 70-х годов – кажется, это были машины Жиля Вильнева и Джоди Шектера – и с того момента изображал исключительно спортивную и гоночную технику.

Еще один эпизод: в нашем кружке авиаконструкторов во Дворце пионеров один из ребят не захотел делать модель самолета и работал над Ferrari F40. Настоящую «Феррари» я тогда в глаза не видел, но и этой игрушечной хватило: я стал как сумасшедший рисовать F40 и часто рисую её до сих пор.

До семнадцати лет ты жил в Коньково и учился в общеобразовательной школе. Насколько сильно досуг будущего автомобильного дизайнера с мировым именем отличался от занятий сверстников? Уже тогда полностью погрузился в любимое дело или находил время на секции, прогулки, игру в Need For Speed?

Мой досуг нисколько не отличался от занятий других ребят: мы много гуляли, сидели на заборе на школьном дворе, подростками пили пиво и ходили играть в интернет-кафе. Центром притяжения для нас был кинотеатр «Витязь», а Беляево (станция метро в районе Коньково — прим. Motor1) мы в шутку называли «центром мира».

Дома я часто сидел за компьютером – строил различные модели в «3D-Максе». На выходных ходил на «рисунок» к профессору из МАРХИ и подготовительные курсы физфака МГУ.

Я слышал историю о том, как твоя мама написала письмо в Ferrari, чтобы получить список учебных заведений, которые котируются в Маранелло. Расскажи об этом эпизоде. Тебя удивило, что от итальянцев в принципе пришел ответ? И стал ли он переломным моментом, окончательно определившим вектор дальнейшего развития?

История про маму и Ferrari – правда: родители всегда поддерживали мою мечту стать дизайнером и вложили в этот проект огромное количество сил и средств. На обратную связь из Италии мы, честно говоря, не слишком рассчитывали, но я отлично помню переполох дома, когда спустя месяц пришло ответное письмо на красивой бежевой бумаге. Интернетом тогда еще и не пахло.

13-летний Саша в музее Ferrari в Маранелло. 1996 год.

Выбирая из десятка зарубежных колледжей, ты остановился на двух вариантах в США. Чем им принципиально уступали европейские учебные заведения? Или же на окончательный выбор повлияли не только профессиональные, но и социальные аспекты?

На самом деле выбор был несложным: в Германии требовали знание немецкого языка, в Италии – итальянского. Английская школа требовала A-Level (национальная программа предуниверситетской подготовки – прим. Motor1или бакалавриат по дизайну откуда-то еще.

А вот американские колледжи готовы были принять меня без проволочек – прямо из московской средней школы.

Экзамен по английскому я сдал без проблем. Подготовка портфолио тоже оказалось подъемной задачей. В общем, поступить было просто. Успешно отучиться и получить работу – гораздо сложнее.

Ты переехал в Калифорнию в 2000 году. На тот момент в МГТУ МАМИ (сейчас – Московский Политех) уже восемь лет существовала кафедра «Дизайн» и ребята оттуда активно воплощали свои проекты в металле и пластике. Рассматривал возможность поступления в МАМИ хотя бы теоретически? Если поставить твоему колледжу в Пасадене максимальные 10 баллов, во сколько оценил бы столичный ВУЗ? 

Спустя год учебы в Калифорнии, я взял семестр отгула и провел его дома. А чтобы не было скучно, попросился в МАМИ и в «Строгановку» – походить на лекции, порисовать со сверстниками и поучиться.

Конечно, доступ к технологиям и связь с реальным автопромом в Штатах на совершенно ином уровне. Но, например, рисунку и основам дизайна в России есть у кого поучиться.

Я провел этот семестр с огромным для себя толком: набрался связей, подружился с преподавателями и студентами. Со многими мы до сих пор держим контакт, а кое с кем даже удалось поработать вместе. Баллы учебным заведениям я проставлять не готов – это было бы несправедливо и неправильно. 

Процесс работы над концепт-каром Bugatti Vision GT.

В одном из прежних интервью ты говорил, что обучение в ArtCenter College of Design можно запросто сравнить со службой в армии. А еще о том, что ежедневный сон – роскошь. Был хоть однажды близок к тому, чтобы сдаться и бросить все к чертям собачьим? Или на пути к большой цели не существует преград?

В правильности своего выбора я не сомневался ни на секунду: каждый день шел на учебу с радостью от осознания, что буду заниматься любимым делом. Успехов – особенно поначалу – никаких не было, но о возможной смене деятельности речи не шло.

Стажировка в Volkswagen Design Center California, 2003 год.

После защиты диплома (кстати, на какую он был тему?) тебе поступило сразу несколько предложений от крупных работодателей (Саша принял предложение концерна Volkswagen – прим. Motor1). А в какой момент впервые поверил, что всё получится? На каком курсе осознал способность стать лучшим из лучших?

Диплом был на тему «Dino Competizione: недорогой суперкар младшей марки Ferrari». Работа получилась успешной – машина произвела впечатление на автомобильные компании. С этим проектом мне помогали Дерек Дженкинс, бывший шеф-дизайнер студии Volkswagen в Санта-Монике, и Дейв Марек – шеф Honda.

Уверенности в успехе не было до последнего: даже в процессе работы над дипломом я не знал, будут ли у меня предложения от автопроизводителей. Кроме того, я хотел вернуться в Европу, а студенту американской школы достучаться до европейского руководства непросто.

В итоге срослось. Я получил много предложений – в том числе от мюнхенского отделения BMW и студии Volkswagen в Потсдаме. Поскольку к тому моменту я уже стажировался в VW и дружил с некоторыми ребятами оттуда, выбор оказался простым.

И да – я совершенно не претендую на звание «лучшего из лучших». Это слишком. Через ArtCenter College of Design прошло много великих имен. Я горжусь, что учился там. 

Саша в работе над дипломным проектом Dino Competizione. ArtCenter College of Design, 2005 год. 

Практически все твои именитые коллеги в начале карьеры имели дело с масс-маркетом. Молодому Крису Бэнглу, к примеру, доверили лишь интерьеры компактных концептов Opel. Ян Каллум рисовал бюджетные «Форды», а Стив Маттин «изобретал» первый AClass. Как тебе удалось сразу получить доступ к суперкарам? Ведь период работы на концерн Volkswagen ассоциируется исключительно с Lamborghini Huracan и Bugatti Chiron.

Одиннадцать лет в Volkswagen Group не были заполнены исключительно спорткарами. Довелось поработать и над «Гольфами», и над «Джеттами», и над несколькими моделями брендов Audi, Skoda и Seat…

Проектов было очень много. Все они помогли набраться опыта и овладеть новыми навыками, но мои труды в отношении серийных автомобилей редко были заметны широкому кругу людей: в сателлит-студиях выиграть машину в производство очень непросто. Почти всегда проекты достаются дизайнерам из головной студии.

Когда представился шанс с Lamborghini и Bugatti, я понимал, что упускать его нельзя. Потратил огромное количество сил и на сам дизайн, и на людей: просил руководство разрешить поехать в Италию на год, довести понравившуюся модель до производства…

Bugatti Chiron (cлева) и Lamborghini Huracan: Саша Селипанов приложил карандаш к обеим.

В 2017 году ты возглавил европейский центр дизайна бренда Genesis. Многих этот шаг удивил. Насколько легко далось решение о прекращении работы с брендами группы Volkswagen после одиннадцати лет сотрудничества? И что стояло во главе угла: желание принять новый вызов, более широкие карьерные перспективы или же какие-то сторонние факторы?

Уход из Volkswagen дался с трудом: я вырос в этой компании, мне близки ее ценности, я разделяю её подходы…

Пожалуй, основным катализатором перехода стал «дизельгейт». В компании сменилось все руководство, и мне показалось, что это подходящее время для нового начала, нового приключения и нового опыта. Я боялся стагнации; опасался, что без выхода из сформировавшейся зоны комфорта перестану развиваться как дизайнер.

О переходе в Genesis не жалею. Это был замечательный опыт – я собрал классную команду и с ней мы достигли больших успехов: работа над двумя шоу-карами, участие в нескольких серийных проектах – очень неплохой результат для двух с половиной лет работы. Вот только мечты о спорткарах не оставляли меня ни на день. 

Саша (по центру) с командой дизайнеров электрического концепта Genesis Essentia. Мотор-шоу в Нью-Йорке, 2018 год.

Бренд Bugatti основан в 1909 году, Genesis – в 2015-м. Что тебе больше по душе: вписывать новые тренды в богатое наследие легендарной марки или же получить практически полный карт-бланш, развиваясь вместе с молодым и амбициозным брендом?

У меня нет однозначного ответа на этот вопрос: в обоих случаях можно получать огромное удовольствие и отдачу от проектов.

В твоём портфолио есть несколько интересных электрокаров Genesis Александр работал над концептами Essentia и Mint – прим. Motor1). Как сильно конструктивные особенности «электричек» влияют на дизайнерскую составляющую? Тебе по душе приближение электрической эры или предпочитаешь ДВС?

Современный автомобиль проектируется вокруг пассажиров: их эргономики, безопасности и комфорта. ДВС в большинстве случаев довольно компактен и не создает фундаментальных проблем.

Интерьер Genesis Essentia.

Переход к электрической тяге дает определенные бенефиты с точки зрения кабины и багажника: плоский пол, абсолютная свобода с положением педалей и возможность использовать передний объем под багажник. Но привычная форма автомобиля в ближайшее время никуда не денется: законы эргономики и безопасности никто не отменял. Кабина на 95% остается прежней.

Если в будущем мы откажемся от руля и посадим людей против направления движения, (создадим, например, уютную гостиную на колесах) вот тогда форма автомобиля будет совершенно иной! Но это далеко от сегодняшних реалий: беспилотники, в которых нет места обычным органам управления, пока еще за горизонтом.  

Над прототипом электрокупе Genesis Essentia команда Саши Селипанова трудилась на протяжении 2017-2018 годов. 

Не так давно один из моих коллег составил рецепт красивого автомобиля, основанный на рассказах сразу нескольких автомобильных дизайнеров. К примеру, ему рассказали, что проекция передней стойки должна попадать строго в центр ступицы переднего колеса или (это высший пилотаж) – в пятно контакта. Что высота автомобиля должна равняться высоте двух его колес, и что «правильный» передний свес – вдвое короче заднего. Придерживаешься подобных базовых правил или предпочитаешь не загонять себя в рамки?

Ну… это очень далеко от правды! К примеру, проекция передней стойки Lamborghini Countach попадает в точку, которая находится далеко за пределами колесной базы, и что? Это один из самых красивых кузовов в истории автомобилестроения! А проекция стойки Ferrari 250 GTO, напротив, метит внутрь базы… и это также не мешает машине быть феноменально красивой!

Нет, красота автомобиля зависит от его инженерной компоновки и чистоты замысла! Высота машины в диаметрах колеса? Разница в длине свесов? Все это важные вещи, но универсального рецепта нет. Как нет и общего эстетического знаменателя. Красивые машины могут быть очень разными – от «Дефендера» до последних болидов Формулы 1. Главное, чтобы форма была в гармонии с функцией. 

Ferrari 250 GTO

Lamborghini Countach

Время от времени журналисты просят пилотов Формулы 1 нарисовать трассу своей мечты, «собранную» из поворотов различных автодромов: получается нелепо, но чертовски любопытно. А что, если я попрошу тебя объединить любимые дизайнерские решения и даже отдельные детали в одном автомобиле? Это могло бы выглядеть так: боковые зеркала Opel Vectra B, фонари Alfa Romeo MiTо, «акулий нос» старой «шестерки» E24…

Нет, этого делать я не хочу. Получится «Франкенштейн», а не красивый автомобиль… Тут как с живым существом: разве можно к голове льва приделать тело лошади? А ведь оба животных многими воспринимаются как эталоны красоты.  

Прежде чем мы перейдем к заключительной части интервью о работе в Koenigsegg, предлагаю немного отдохнуть и пробежаться по очень коротким околоавтомобильным вопросам. Поехали? 

_   

Ferrari Enzo – красивый автомобиль?

Интересный, мне нравится. Но не красивый в традиционном плане. 

Дизайн Ferrari Enzo рожден в стенах знаменитого ателье Pininfarina, однако внешность и пропорции машины у многих вызывают вопросы.

А что скажешь насчет первой бэнгловской «семёрки» BMW (E65)? 

Потенциал в ней огромный, темы затронуты интересные. Но в целом она довольно несуразная. 

Многие фанаты BMW до сих пор не могут простить Крису Бэнглу его маленькую революцию, изменившую вектор развития 7-й серии. После дебюта Е65 в 2001 году журнал Time и вовсе включил седан в список пятидесяти худших автомобилей в истории.  

Александр или Саша?

Назвали в честь дедушки — Сашей. К Александру я так и не привык, как будто чужое имя. 

Pontiac Aztec или SsangYong Rodius?

Обоих на свалку!

Bugatti или Genesis: в какой столовой кормят вкуснее?

Терпеть не могу столовые! До обеденной зоны Google им всем очень и очень далеко. Из автомобильных марок самый хороший общепит в Lamborghini.

На одной из самых известных фотографий ты запечатлён в майке Metallica. Случайность или особый смысл?

Всегда был фанатом тяжелой музыки: под «Металлику» прошли школа и институт. Мне вообще повезло расти в музыкальной среде, мой брат Дмитрий окончил «Гнесинку» и Московскую консерваторию. Сегодня он – успешный композитор, обладатель «Золотого орла» за саундтрек к фильму «Лёд».

Мои музыкальные предпочтения отчасти формировались именно под воздействием брата. Было много интересных бесед! Последнее увлечение длится уже лет пятнадцать и называется Post-Metal: очень интересный жанр, сочетающий элементы минимализма, шума и металла. Что-то на грани художественного искусства и музыки.

С возрастом мой вкус становится все менее мейнстримным. На концерты в маленьких клубах приходит пара сотен человек, не более! Именно эта эксклюзивность и экстрим очень привлекают.

Допускаешь ли, что в будущем выйдешь за рамки автомобильного дизайна, как это сделали Крис Бэнгл (дизайн бутылок Hennessey), Бруно Сакко (смесители Hansa) и Джорджетто Джуджаро (паста Barilla и фотокамеры Nikon)?

Может быть, но конкретных планов нет. Автомобильный дизайн доминирует над другими направлениями. 

Какой своей работой доволен больше всего?

Как говорил один маэстро: «Лучшая работа – следующая». Надо жить завтрашним днем.

Владел когда-нибудь автомобилем собственной разработки?

Нет, это пока недостижимо финансово. Но, если честно, в мире столько классных машин, что владеть результатом собственной фантазии не в моем приоритете.

Тебе поступали предложения от российских автопроизводителей?

Нет. 

Любишь иногда выехать за рулем быстрой машины на гоночный трек или автоспортивные амбиций – не твоё?   

Очень люблю. Всегда мечтал научиться хорошо и быстро водить, но время и деньги до последнего не позволяли. Пару лет назад увлекся этим на чуть более серьезном уровне: взял уроки, начал тренироваться на трассе, даже машину спортивную купил!

_

Возвращаясь к серьезным вещам: когда ты получил приглашение стать дизайн-директором «Кёнигсегга»? Долго думал над предложением? Кристиан фон Кёнигсегг связался с тобой лично?

Кристиан фон Кёнигсегг и Саша.

В начале нулевых я прочитал в российской автомобильной прессе статью о молодой шведской фирме Koenigsegg – и с того момента загорелся идеей там работать. Кристиану написал первым – причем очень давно. С тех пор мы периодически общались на автосалонах в Женеве, но окончательно паззл сложился лишь в этом году. Когда Кристиан сказал, что всерьез хочет меня пригласить, я не сомневался ни минуты.

Как ты воспринял грядущий переезд в Швецию? Тяжело было решиться на столь радикальные географические перемены после стольких лет в Германии? Свыкнуться с мыслью, что не сможешь так часто, как прежде, видеть привычных друзей?

Я жил в Грузии, в России, в Штатах, в Германии… работал в Италии. Меня невозможно травмировать еще одним переездом.

Вот для дочерей и жены эта ситуация намного более стрессовая: старшая учится в шестом классе, расставание с друзьями — совсем нелегко. Надеюсь, мы тут надолго: Koenigsegg – компания мечты, да и страна замечательная.  

Некоторые считают, что у автомобилей Koenigsegg нет столь ярко выраженных фамильных черт, как у Ferrari или Lamborghini. У тебя есть «зеленый свет» на существенное изменение внешнего облика шведских суперкаров или же новинки будут похожи на последние модели компании – Jesko и Reggera?

Время покажет, не буду забегать вперед! Но я совершенно не согласен с тем, что у Koenigsegg нет фамильных черт: это машины с ярким характером, интересными решениями по компоновке и эргономике. Взять хотя бы эту сумасшедшую кабину и двери! Они мне всегда очень нравились.

Кстати, как скоро мы увидим первый Koenigsegg от Александра Селипанова?

Пока без конкретики, но, надеюсь, долго ждать не придется. С первого дня работы выше крыши!

Хэмингуэй говорил: «Пиши пьяным – редактируй трезвым». И в журналистской среде это правило действительно неплохо работает. Как ты относишься к различного рода «допингу»? Или же бокал вина/стакан виски творчеству автомобильного дизайнера только мешают? 

Виски я люблю, но дизайн всегда делаю на трезвую голову. Кривых-косых машин на рынке предостаточно и без нетрезвого творчества.

Кого из автомобильных дизайнеров можешь назвать своим другом?

Знаком с очень и очень многими, но по-настоящему близкими друзьями могу назвать двоих-троих из них. Имена перечислять не буду, скажу только, что без их поддержки, помощи и совета я не могу обходиться! 

Дизайнер Александр Селипанов поменял Genesis на Koenigsegg — ДРАЙВ

Мужчин объединяет не только «причёска». Кристиан фон Кёнигсегг (слева), основатель и гендиректор, не раз выступал соавтором дизайна для своих моделей. Он ждёт от Саши «радикальных методов» и «впечатляющих результатов».

Родившийся в Тбилиси и окончивший московскую среднюю школу Саша Селипанов продолжит свою головокружительную карьеру в Швеции: с октября он станет шеф-дизайнером марки Koenigsegg и её дочерней студии RAW Design House. Ранее (с января 2017 года) Селипанов трудился в компании Genesis, приложив руку к концептуальным электрокарам Essentia и Mint, но к работе над суперкарами Александру не привыкать, ведь он внёс посильный вклад в создание моделей Lamborghini Huracan и Bugatti Chiron.

Предшественника Саши никто даже не упоминает. Дизайн-директором Кёнигсегга был швед Иоахим Нордвалль, у которого есть собственная студия J. Nordwall Design. Главными работами ушедшего специалиста были, по его мнению, новый суперкар Jesko (на фото) и купе Regera образца 2015 года.

Назначение в Koenigsegg стало для Александра сбывшейся мечтой: «В течение многих лет я следил за деятельностью компании, был большим поклонником её свободного духа и приверженности инновациям. В современном мире история и достижения Кёнигсегга не имеют аналогов. Для меня большая честь предложить фирме свой профессиональный опыт и страсть к спорткарам, сопровождающую меня на протяжении всей жизни». Заметим, что Koenigsegg в начале года подружился с фирмой NEVS, наследницей Сааба, стало быть, опыт работы с электромобилями в Дженезисе пригодится Селипанову и на новом месте.

Александр селипанов, дизайнер bugatti («русский автомобиль») — Авто блог

Александр Селипанов получал образование Art Center College of Design, в городе Пасадина, штат Калифорния. Это одно из старейших профильных образовательных учреждений в мире, основано еще в 1920-е. Оттуда же вышел, к примеру, известный американский дизайнер-футуролог Сид Мид, создатель не только храбрых автомобильных концепций, но и костюмов и оформления к фильму Чужие. Быть может, путь, по которому отправился Селипанов, наложил отпечаток на его мышление, полное практицизма и рабочий хватки.

Быть может напротив, его темперамент вписался в американский стиль ведения бизнеса. Говорит Александр неизменно по существу, излагает мысли «в одно касание».

Родом Саша Селипанов из Грузии. В начале 1990-х семья перебралась в столичное Коньково. Столичный школьник. А позже – Америка! Мечта поколения фильма Брат-2.

По окончании завершения учения Александр начал работату в студии перспективного дизайна Volkswagen Group в Потсдаме. Переход в Bugatti совпал с громадными переменами в самой марке. Сменились директор, финансист, маркетолог В апреле 2015 года основной дизайнер Ахим Аншайдт организовал новую команду: Этьен Саломэ, Франк Хейл, Александр «Саша» Селипанов.

Это первое интервью, которое в новом качестве Селипанов даёт русскому журналисту.

– Поздравляю, Bugatti представила самый, пожалуй, эффектный концепт-кар на Франкфуртской выставке IAA. Каково это, творить для Bugatti?

– Чувство неповторимые, мечта сбылась! Марка Бугатти это вершина пирамиды, я весьма горжусь возможностью трудиться над дизайном автомобилей данной марки.

– Вам не впервой трудиться над суперкарами. Помнится, вас кроме того прозвали «дизайнером злых тачек»

– Было пара цифровых проектов ещё во время моей учёбы в Пасадене, в Art Center College of Design. Да и позже Десять лет я дал группе Volkswagen. В качестве приглашённого дизайнера около года трудился в Lamborghini над моделью Huracan.Хотябыл всего лишь гостем студии, все равно ощущал собственную причастность к рождению автомобили.

Сейчас в Bugatti я несу ответственность за дизайн экстерьера. В отечественной студии в Вольфсбурге под управлением Ахима Аншайдта трудится команда дизайнеров, модельщиков, экспертов по фактуре и цвету. Нас двое, несущих ответственность за внешний дизайн, Франк Хейл и я. На мне – как раз креативная сторона создания внешнего вида.

– Исторический background довлеет над любой маркой с богатой биографией, да?

– Подразумевается, что славное прошлое даёт пищу для современных моделей. Отечественная марка стоит на трёх главных сокровищах,Art, Forme, Technique.

Артистизм исходит от скульптора Рембранта Бугатти, форма – от Жана Бугатти, автора для того чтобы шедевра, как Bugatti T57C Atlantic. А техническая изощрённость – от основателя компании выдающегося инженера Этторе Бугатти.

Многие принимают наследие марки через чур двухмерно, что ли. Мы не планируем делать ретро-машины. Необходимо по-второму. Принимать хорошие образцы не как status quo, не как пример для прямого подражания. Не направляться трафарету, а приобретать идейное воодушевление от таких моделей как Bugatti 57S Atlantic 1938 года.

Его характерной чертой было продольное склёпанное ребро на крыше.очень способная находка Жана Бугатти, оправданная как технически, так и эстетически. Формообразующая осевая линия, рассекающая отечественный Vision Gran Turismo –– отголосок ребра на крыше Bugatti 57S Atlantic. Мы не слепо повторяем его, а придаём дополнительный суть.

Начинаясь как ребро на переднем обтекателе, линия переходит в вертикально-расположенный стеклоочиститель, а после этого через крышу – в аэродинамический стабилизатор. В гребне аэродинамического стабилизатора запрятана тяга, управляющая углом атаки заднего антикрыла.

– Отовсюду лишь и слышишь «ДНК марки, ДНК марки!» А что в действительности такое, ДНК марки?

– Значительно чаще ДНК формируют основатели бренда. Bugatti, Ferrari, Lamborghini несут в себе харизму собственных основателей. ДНК складывается из их вкусов, манеры сказать, вести дела, из их собственного жажды поменять мир. В компании Bugatti прослеживается домашняя сообщение, сочетаются эстетическое начало и инженерный гений.

Помимо этого, это смесь различных культур – Италии, Франции, Германии. На данной культурной земле взросли как выдающиеся автомобили, так и сама марка. В также время так же ДНК формирует и дизайнер.

К примеру, такую роль в истории Lamborghini сыграл Марчелло Гандини, в сотрудничестве с основателем компании Феруччо Ламборгини.

Нужно осознавать, что марка ни за что не должна жить одним прошлым. Иногда я воображаю, как повели бы себя Рембрандт, Жан либо кроме того Этторе, в случае если переместить их в сегодняшний сутки. На что окажутся способны эти великие люди, появляйся они в нашей жизни.

– А сами Вы имеете возможность оказать влияние на ДНК бренда? Как на большом растоянии простираются ваши индивидуальные амбиции?

– Очевидно, я амбициозен. Но мои амбиции направленына то, дабы вырабатывать чёткое представление, куда будет развиваться бренд. В собственных мыслях я нацелен на исполнение данной задачи, а не стремлюсь сделать «авто Саши Селипанова».Стараюсь мыслить в категориях Bugatti.

И не смотря на то, что моё мировоззрение неизбежно просачивается в картинки, оно не оборачивается пропагандой моего собственного вкуса.

Мы все думаем, что автомобиль Bugatti обязан включать в себя две противоречивые чувства, beautybeast. Как это сочеталось у великих моделей прошлого, T35 либо T57C Atlantic. Bugatti – марка, репутация которой сложилась как раз благодаря победам в гонках.2000 побед!

И, само собой разумеется, нам захотелось напомнить об этих победах. Тогда мы решили выстроить машину для виртуальных гонок. Дать дань памяти успеху Bugatti в 24-часовых гонках в Ле-Мане в 1937 и 1939 годах.

В этом случае получается, что больше – Beast.

– Как запрещено более успешное сочетание – дизайнер и виртуальный автомобиль, способ которого – трудиться только в «цифре»

– Я упорно пропагандирую сквозное цифровое проектирование. Отечественная машина скульптурна, её вид складывается из плавных, элегантных линий. Наряду с этим я не сделал ни одного демонстрационного рисунка, ни единого скребка по пластилину.

По большому счету обожаю математику.

Работа дизайнера – создавать скульптуру автомобиля. А рука современного скульптора обязана трудиться на цифровом планшете. Применяя Adobe Photoshop и Alias, возможно за сутки не просто нарисовать объект, но и создать его поверхность, все сопряжения, а наутро его уже напечатает 3D-принтер.

Экономится время, увеличивается эффективность работы.

– Но приходилось слышать много критических замечаний в адрес цифрового дизайна, подчас очень обоснованных. К примеру, от известного Тома Тьярды

– В то время, когда он осуждал, уровень инструмента был совсем иным! Всё совершенствуется. Компьютер, планшет – так как это всего лишь инструменты, всё зависит от того, как им может пользоваться дизайнер.

– Оказалось вправду хорошо. И с должным уважением к традициям. Кроме того цвет, что у вас именуют «светло синий Bugatti», в прошлом он был «французским голубым» и на гонках отражал национальную принадлежность экипажа.

– Мы ставили задачу создать автомобиль, что бы запоминался. Что любой человек имел возможность изобразить несколькими линиями. Первое, что для этого сделано – серповидная Bugatti Signature Line около двери. Она появилась как реминисценция факсимиле Этторе Бугатти, это, по сути, большая буква его имени. Но не просто декоративный элемент.

Он продиктован необходимостью задействовать всю высоту боковины кузова для забора воздуха к радиаторам охлаждения. В том месте образуется территория большого давления. Большое количество воздуха для сверхмощного двигателя.

А подковообразный элемент в переднем бампере – не только напоминание о известных полуовальных радиаторах исторических Bugatti. Как у носовых обтекателей формульных болидов, он поддерживает переднее антикрыло.

И имеется элементы предназначенные для второго прочтения, в то время, когда начинаешь всматриваться в подробности, такие как заднее антикрыло

– Вот уж вправду, завораживающий элемент, он плоский и не плоский в также время, несложный и многоплановый в один момент.

– Bugatti Vision Gran Turismo – это не просто визуализация для компьютерной игры. Мы привлекли специалистов из гоночной лаборатории Dallara. Совершили громадный количество компьютерных расчётов. Работа двигателя, трансмиссии, подвески. Аэродинамика.

Симулировали прохождение по четырём секторам автострады Ле-Ман, на скоростях, часто превышавших 440 км/ч.

От отечественного шефа Ахима Аншайдта мы взяли задание максимально приблизиться к настоящему спортпрототипу группы LMP1, дабы концепт-кар смотрелся максимально аутентично.

Из этого и аварийные выключатели электрики и двигателя , и защёлки, разрешающие скоро снять дверь с петель, и пометки мелом на шинах, какую на какое колесо ставить – такие в большинстве случаев делают механики в боксах. Машина выглядит, как живая. Мне особенно по душе выхлопные трубы-спагетти.

–Спагетти?

– Э Не пишите это слово, пожалуйста. Уберите его из расшифровки интервью.

«Русский автомобиль»

2016 Bugatti Chiron звук двигателя, обзор, запуск // Обзор

Темы которые будут Вам интересны:

Российско-швейцарская WayRay представила свой первый

За четыре года стартап хочет подготовиться к серийному производству и получить разрешения на движение по дорогам общего пользования.

 

Презентация прошла в Мюнхене, сообщила компания. Команда разрабатывала WayRay Holograktor с весны 2019 года, рассказал vc. ru представитель стартапа, не уточнив сумму инвестиций в прототип.

 

Компания рассчитывает, что в течение девяти месяцев на электромобиле можно будет ездить: сейчас этого делать нельзя, поскольку он не прошёл сертификацию и краш-тесты. В течение четырёх лет WayRay (резидент Фонда «Сколково») хочет подготовиться к серийному производству и уже достиг «определённых предоговоренностей с компанией, которая у всех на слуху». Но детали о них пока не раскрывает.

  

WayRay Holograktor. Изображение: WayRay

    

Чем отличается Holograktor

Прототип создала команда дизайнеров и инженеров WayRay вместе с дизайнером гиперкаров Александром Селипановым.

 

Запас хода электромобиля — 600 км, разгон до 100 км/ч за 3,9 секунд, максимальная скорость — 200 км/ч. Длина машины — 4416 мм, ширина — 2023 мм, а высота — 1582 мм. Автомобиль в длину короче компактного внедорожника, но просторнее внутри, говорят в компании.

 

Изображение: WayRay

   

На крыше электромобиля установлена вытянутая форма, которую в компании называют «креветка». В ней находятся сенсоры и голографические системы для пассажира на заднем сидении. 

 

Изображение: WayRay

 

Внутри электромобиля находятся три кресла: два спереди и одно сзади. Компания объяснила, что он задумывался для перевозки пассажиров, а чаще всего такси-сервисы перевозят одного человека.

 

Между передними сиденьями достаточное расстояние, чтобы все три человека могли видеть AR-экраны, на которые будут проецироваться игры, видео, соцсети и другой развлекательный контент. При этом каждое сиденье оснащено джойстиками для взаимодействия с ним.

 

Руль компания оставила. Но по идее, машиной сможет управлять в том числе удалённый водитель — с помощью камер и датчиков.

 

«Мы видели несколько концепций того, когда рули футуристично складываются и уезжают внутрь панели, но мы не хотели придумывать что-то нелепое только ради того, чтобы придумать что-то», — рассказал Александр Селипанов.

 

В итоге руль со встроенной подушкой безопасности будет плавно скользить в приборную панель, когда не используется.

 

Изображение: WayRay

 

Остекление сделано на базе дисплеев с дополненной реальностью True AR. Компания утверждает, что единственная в мире может выпускать дисплеи подобного уровня.

 

«Есть компании, которые заявляют про AR. Это поставщики автоконцернов, которые начали рекламировать свои дисплеи, как AR, но на деле изображение маленькое и находится на фиксированном расстоянии, а контент, который может туда поместиться — совершенно не контекстный, то есть это фейковая дополненная реальность. Красивые картинки рисовать может каждый», — пояснил vc.ru основатель WayRay Виталий Пономарев.

Изображение: WayRay

 

Контент для AR-дисплеев сможет создать каждый

По словам Виталия Пономарева, пассажиры смогут играть в игры и создавать и потреблять контент во время поездки.

 

«Идея в том, что вы можете выбрать UberBlack, Uber SUV или Uber Holograktor, и если вы выберете последний, ваша поездка будет частично оплачена рекламным контентом», — пояснил он.

Сейчас компания ведёт переговоры с некоторыми сервисами, но пока рассказать детали не готова.

 

Контент может показываться в реальном времени вокруг автомобиля с помощью ПО True AR Rendering Engine. Приложения и контент смогут создавать разработчики игр, а в будущем — каждый. Для этого WayRay разработала набор инструментов WayRay True SDK и работает над магазином приложений.

 

Ведутся ли переговоры о создании контента для AR-дисплеев с кем-то из игровых студий или ИТ-компаний, стартап не раскрывает.

Изображение: WayRay

 

 WayRay планирует зарабатывать на предоставлении технологии True AR автопроизводителям, продажах внутри своего маркетплейса приложений, а также продаже готовых автомобилей автопаркам и для эксклюзивных коллабораций.

 

Основанная в 2012 году WayRay занимается разработкой навигационных автомобильных AR-систем. Голографический дисплей True AR стартап представил летом 2021 года. Штат компании — 250 человек. В Цюрихе у компании есть промышленный цех и штаб-квартира, представительства — в России, Китае и США.

По данным Crunchbase, за всё время WayRay привлекла $108 млн инвестиций, в том числе от Porsche, Hyundai и Alibaba. Последний крупный раунд был в 2018 году, уточнили в стартапе. По словам источника TechCrunch, тогда инвесторы оценивали его в $500 млн. Текущую оценку компания не раскрывает.

 

 

Источник: vc.ru

Школьники создают автомобиль будущего — 35 Медиа

Мастер-классы для юных череповчан проведут дизайнеры автоконцернов «Фольксваген» и «Ауди». Уроки профессионального мастерства от звезд мирового автодизайна станут наградой для победителей конкурса творческих проектов «Стиль стали: автодизайн», организаторами которого выступили ОАО «Северсталь» и Детский центр автомобильного дизайна при Политехническом музее (Москва).

Мастер-классы для школьников пройдут в июне в детском лагере «Орленок», путевки в который станут главным призом для 20 победителей конкурса. В лагере ребят ждут работа в «Летней творческой мастерской» под руководством преподавателей Детского центра и знакомство с профессиональными автодизайнерами: Александром Селипановым и Эрнестом Царукяном.

Александр Селипанов работает в студии «Фольксваген» в Потсдаме. Среди его проектов — работа с такими известными брендами, как «Ламборгини», «Феррари», «Бугатти».

Эрнест Царукян — еще один профессионал высшего уровня. Среди его работ числятся проект по возрождению легендарного российского автобренда «Руссо-Балт» и дизайн концепта Audi Quattro. По мнению Эрнеста Царукяна, если есть огромное желание и мотивация, то можно добиться высоких результатов. Главное — это реализовать свою мечту.

Такой же совет дают организаторы участникам конкурса «Стиль стали: автодизайн», который, к слову, продлится до 10 мая.

— Наша задача — найти талантливых ребят, готовых творчески развиваться в области автодизайна, — приводит слова начальника управления корпоративной социальной ответственности ОАО «Северсталь» Натальи Поппель пресс-служба компании. — Участие и победа в конкурсе дают уникальную возможность познакомиться с работой известных автодизайнеров и приобрести навыки претворения в жизнь своих самых смелых идей в творческой мастерской «Орленка». Мы надеемся на активное участие ребят в конкурсе, ждем новых работ и креативных решений.

Как стать участником конкурса «Стиль стали: автодизайн»

o Для этого нужно заглянуть в недалекое будущее и пофантазировать на тему суперавтомобиля с необычными функциями.

o На суд жюри могут быть представлены эссе, комиксы, рисунки, макеты и их фотографии.

o Возраст участников от 12 до 16 лет.

o Творческие проекты принимаются до 10 мая

— по адресу: г. Череповец, ул. Мира, 30 (здание центральной проходной комбината), каб. 304, Ковряковой Диане;

— по почте: 162608, г. Череповец, ул. Мира, 30, Ковряковой Диане;

— по электронной почте: [email protected]

Сергей Рыбалкин

Koenigsegg Дизайнер Саша Селипанов о том, что делает суперкар

Koenigsegg производит различные среднемоторные супер- и гиперкары с тех пор, как 26 лет назад Кристиан фон Кенигсегг продал свою Miata и основал компанию, носящую его имя.

С тех пор компания произвела многомиллионные двухместные автомобили с характерным закругленным ветровым стеклом и сдвинутой вперед кабиной для спешащих миллиардеров со всего мира. Компания выпустила девять моделей с названием, начинающимся с CC (что означает «концепт-кар»), пять Agera, одну One:1, а теперь Regera, Jesko и Gemera, причем последняя является первой четырехместной моделью, так что вы и вся семья может отправиться в Бонневиль и присоединиться к клубу 2.

В прошлом году у Koenigsegg появился новый главный дизайнер, экс-Lamborghini, экс-Bugatti, экс-выпускник Genesis Art Center Александр «Саша» Селипанов. Недавно Селипанов зашел в онлайн в качестве гостя в Zoom у южнокалифорнийского дилера Koenigsegg O’Gara Coach. O’Gara — это страна фантазий о суперкарах, где сегодня продаются все рекламные автомобили, представленные на рынке, от Koenigsegg и McLaren до Pininfarina и Rimac, а также многие другие. Интервью проводил директор O’Gara по автоспорту Пэррис Маллинз, который читал вопросы, присланные клиентами O’Gara и несколькими СМИ, в том числе вашими покорными слугами.

Кристиан Кенигсегг и Саша Селипанов

Кенигсегг

Мы начали с основного вопроса: как стать дизайнером суперкаров? Оказывается, это довольно просто, по крайней мере, для Селипанова. Вы идете в Колледж дизайна Art Center в Пасадене, Калифорния (или CCS в Детройте, или в Кливлендский институт искусств, или в Школу дизайна Университета Академии художеств в Сан-Франциско) и начинаете рисовать.

«Я всегда хотел быть автомобильным дизайнером, — сказал Селипанов.«Сколько я помню. Мои родители говорят, что моим первым словом в детстве было «машина». Так что, думаю, так и должно было быть».

Тогда попроси маму написать письмо Феррари.

«Я вырос в Советском Союзе, в России. Да и возможностей для начинающего автомобильного дизайнера в то время было не так много. Так что мои родители скопили кучу денег для меня, чтобы использовать на мое образование. И моя мама написала письмо в Феррари, спрашивая, куда ее ребенку пойти учиться дизайну автомобилей. Она прислала несколько моих рисунков.Она получила ответ, что «Арт-центр» в списке школ для посещения. Итак, в возрасте 17 лет я отправился в Америку в полном одиночестве, чтобы изучать дизайн автомобилей».

Как дела?

«Я очень быстро потратил на это все сбережения моих родителей».

Koenigsegg Gemera вмещает четырех человек со скоростью 250 миль в час.

Кенигсегг

Но Селипанов учился у некоторых великих дизайнеров, включая Кена Окуяму, который разработал Acura NSX, Ferrari Enzo и P4/5.Он достаточно хорошо учился в Центре искусств, чтобы его признали некоторые работодатели, и после окончания учебы он устроился на работу в Volkswagen. Оттуда он перешел в принадлежащую VW Lamborghini, затем в Bugatti и даже работал в Genesis. Но все это время в глубине души он думал о работе своей мечты в Koenigsegg.

«Работая в Genesis, я понял, что не могу больше двух лет заниматься проектированием спортивных автомобилей или гиперкаров. Поэтому я обратился к Кристиану (Кёнигсеггу) и сказал: «Эй, мы можем поговорить? Есть ли какие-нибудь возможности работать на вашей стороне в вашей компании?»

Оказывается, были, и как минимум год на Женевском автосалоне его наняли. Он был очень взволнован перспективой работы над Gemera, которая должна была стать совершенно новой машиной.

«Работа, которую я проделал над Chiron, над всеми другими проектами, над которыми я работал, какими бы потрясающими ни были эти опыты, они были в некотором роде модернизацией автомобилей, которые были раньше».

Гемера станет новой землей, сказал он.

«Для меня это была мечта, потому что это абсолютно новый автомобиль. В карьере дизайнера не так уж часто выпадает шанс поучаствовать в проекте, который не имеет предков.”

Так как ты это делаешь? Он начинается с одной строчки или как?

«Нет, не знаю. Я всегда думаю о том, какая форма, какой язык дизайна и какие пропорции соответствовали бы характеру продукта, духу автомобиля. Мне нравится думать о себе как о человеке, который направляет то, что уже существует, через мои руки в эту машину. Я не считаю себя изобретателем этих форм, я просто беру их оттуда, где они уже есть».

Откуда тогда дизайн?

«Я думаю, что автомобиль — очень интересный объект, потому что, на мой взгляд, он как бы застрял между неживым и живым миром. Знаете, это не тостер, это не здание, это не платье. Это существо, оно живое».

Жив?

«Когда вы разрабатываете его, вы должны думать о нем с точки зрения его характера, с точки зрения его индивидуальности, с точки зрения того, какой у него взгляд? Это напористо и доминантно, или это выглядит испуганным? Мы вкладываем в автомобили много анималистических реплик. Вы знаете, я больше о разработке этих персонажей и придумывании персонажа, который соответствует истинной личности автомобиля, которая находится внутри.

Это еще не все.

«Из всех автомобилей, над которыми я работал, Gemera я пытался сделать более нейтральной. Я склонен создавать агрессивно выглядящие автомобили просто по умолчанию, именно здесь развиваются мои реплики, в них есть тонна «Я хочу сжечь вашу деревню». ), где он сказал: «Ну, знаешь что? Да, мощный. Конечно. Уверенно, абсолютно. Но неужели нам действительно нужно сжигать чью-то деревню, пока мы это делаем?» Так что с моей стороны было сознательное усилие, чтобы не слишком агрессивно воспринимать лицо. Так что, в конечном счете, это водное существо. В каком-то смысле это происходит из океана. Ранние автомобили Кристиана были очень похожи на дельфинов. Я пытался не превратить этого в акулу. Но да, я думаю, что какая-то акула в итоге загрязнила там ДНК дельфина».

Насколько ДНК Koenigsegg влияет на дизайн Gemera?

«Предыдущие автомобили — это история большой стабильности. Еще в начале-середине 90-х с закругленным лобовым стеклом и этой кабиной. Типичный опыт Koenigsegg, то, что вы видите из-за руля, — это 180-градусный обзор, который вы получаете из машины, потому что стойки сдвинулись так далеко назад.И в этом лобовом стекле так много кривизны. Это то, о чем мечтает каждый дизайнер, но немногие компании в мире на самом деле могут делать такие ветровые стекла. Итак, мы начали с этого. И в первую очередь это настоящий Koenigsegg. Поэтому нам пришлось спроектировать его так же, как были спроектированы все другие Koenigsegg: форма следовала за функцией, веские причины и изобретательность использовались вместо движимых страстью дизайнерских решений, а архитектурно гиперкар со средним расположением двигателя с низкой посадкой, сбалансированным свесом, направленным вперед, и закругленным коконом. пассажиров внутри, давая им чувство безопасности, а также прекрасный вид из машины.Все это ценности Koenigsegg, которых мы сознательно придерживаемся. Их празднуют в этой машине».

А как насчет таких автомобилей, как Jesko, которые не так практичны, как четырехместная Gemera? Будет ли еще место для таких автомобилей в будущем?

«Я на 100% верю, что последним автомобилем, когда-либо созданным человечеством, будет гиперкар. Это будет последнее, что когда-либо умрет. Потому что эти вещи сделаны со всей нашей страстью, всем нашим сердцем, а не рациональной мыслью.Где-то всегда найдется мечтатель, который строит одну из этих вещей и пытается обосновать бизнес».

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти дополнительную информацию об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Знакомьтесь, Саша Селипанов из Koenigsegg, вне закона дизайнер самых эксклюзивных автомобилей в мире

Саша Селипанов мало что следует правилам для дизайнеров, если таковые существовали.

Среди его хорошо одетых и идеально причесанных современников, которые часто одеваются в дюйме от подиума и, как будто достоверность их дизайна прямо пропорциональна размерам их циферблатов, Сашин наряд лучше вписался бы на стоянку для грузовиков.

Его густая борода, бритая голова, черная футболка (чаще всего Metallica), расстегнутая фланель и джинсы были бы его фирменным стилем, если бы 36-летнему было не все равно. Он не знает.

Работая в крупном мировом автопроизводителе и разрабатывая до боли обычные интерьеры легковых автомобилей — автомобильный эквивалент разгребания соли — Саша подрабатывал преступником.Он рисовал экзотику, вдохновленный итальянцами и автомобилями, которые он любил, когда рос в России. Он разработал уникальный Ferrari, созданный в 3D, вдохновленный любимой им серией 250. Интернет заметил. Феррари не наняла его.

«Будучи молодым дизайнером, я много этим занимался, — говорит он. — Я бы не стал этого делать сегодня.

В 2004 году, заканчивая учебу в колледже дизайна «Арт-центр» в Пасадене, штат Калифорния, Саша написал маленькому автопроизводителю, которого нашел в российском автомобильном журнале, который родители привезли ему из Москвы.

«По сути, я только что написал электронное письмо Кристиану на Koenigsegg.com или куда-то еще. Я не знаю, просто адрес электронной почты, который я придумал», — говорит он.

Koenigsegg Gemera дизайн

Свое письмо он вспомнил:

Привет, мужик,

Я только что прочитал нечто удивительное о вас и вашей компании. И, во-первых, желаю вам всего наилучшего, а во-вторых, вау, кажется, это отличное место, куда можно когда-нибудь присоединиться.

И я скоро выпускаюсь.

Саша

Сработало?

Конечно нет. Кто получает работу в ультра-эксклюзивном автопроизводителе, таком как Koenigsegg, сразу после окончания колледжа? «Это было бы неправильно для меня, — говорит он.

Теперь, спустя 15 лет после того письма, эти дни стали для Саши тем самым «когда-нибудь».

В прошлом году Саша присоединился к Koenigsegg в качестве ведущего дизайнера, оторвавшись от режима зарождающегося производителя роскошных автомобилей Genesis, где ему удалось создать потрясающий концепт Essentia — возможно, пока никто не видел.

До Genesis Саша работал в Bugatti и занимался дизайном экстерьера Chiron и Bugatti Vision Gran Turismo, среди других машин, достойных слюни, о которых он даже не может говорить. До этого? Он работал в Lamborghini и работал над Huracan.

Koenigsegg Gemera дизайн

Его резюме впечатляет. Но он не говорит о своем резюме. Он также не говорит о том, что скрывается в его блокноте. Он рассказывает о своей первой любви: красивых машинах.

Его последний автомобиль является первым для него и Koenigsegg почти во всех отношениях.Первый «мега-GT» от автопроизводителя, первый четырехместный, первый с полным приводом и электрификацией. Это последняя машина Саши, которая неизбежно окажется на стене детской спальни, как и все остальное, что он делал. В этом-то и дело.

«Если вы можете тронуть сердце ребенка своей работой, то таким же образом вы можете пробудить внутреннего ребенка в клиенте», — говорит он.

У него есть только одно правило, которому он следует на протяжении всей своей карьеры: «В основном это красивые машины… У меня нет фразы, которую я пытаюсь засунуть кому-то в глотку.Но я считаю, что машины должны хорошо выглядеть».

Саша Селипанов

Genesis Essentia, Нью-Йоркский автосалон 2018

Genesis Essentia, Нью-Йоркский автосалон 2018

И его машины хорошо выглядят.

Почти два года назад Саша помог представить Essentia на автосалоне в Нью-Йорке. Реакция критиков и клиентов была единообразной: «Вау.

Он отбрасывает комплименты этой и другим машинам, как своенравные линии на одном из своих набросков. Несмотря на его очевидный талант, он скромен и незабываемо добр.

Он говорит со средним русским акцентом, с оттенком смещения гласных западного побережья, с добавлением слов «нравится» и «ман».

Его круглое лицо пропорционально остальному телу. Он сложен как пауэрлифтер; его рама ниже 6 футов прочна как козлы. Теплая улыбка часто появляется на его округлых щеках и появляется из его густой бороды каждый раз, когда вспыхивает его воображение или пробуждается его любопытство. Его невозмутимое выражение лица, безусловно, паршивое — его эмоции видны так же, как и его машины, — но его толстые руки и крепкая хватка должны предупредить любого неудачника: он не первый человек, которого хочется расстроить.

Бугатти Хирон Спорт

Саша может часами говорить о машинах. Он это любит. До своего поста в Koenigsegg он тоже.

В Нью-Йорке в 2018 году я нашел Сашу на безнадежно модной нью-йоркской вечеринке на крыше здания недалеко от Сохо. Где потолки высокие, а выпивки мало. Где музыка громче, а одежда громче. Другими словами, это не совсем та вечеринка для парня в старой концертной футболке Metallica.

Там Саша рассказал о своих любимых машинах, любимых формах, удачах и промахах.Он не против поговорить и о чужих удачах и промахах. Это был тип разговора, который подходит между глотками Coors Light на подъездной дорожке между двумя друзьями под полуденным солнцем в субботу, а не в баре на крыше.

Спустя час или больше, которые показались мне 15 минутами, взгляды кураторов Саши сказали все: все, что он только что сказал, было запрещено.

«Я не думаю, что я распущенная пушка. Я не думаю, что сказал что-то, что могло бы кого-то расстроить», — вспоминал он через два года с улыбкой, которую можно было услышать по телефону.Сейчас он живет в Швеции.

Ничего из того, что он сказал мне той ночью в Нью-Йорке, не вызвало бы удивления. Его машины делают это сами.

Koenigsegg Gemera дизайн

Когда Саша впервые вошел в штаб-квартиру Koenigsegg в октябре прошлого года, Gemera уже обретала форму.

Инженеры уже разработали базовый эскиз и визуализацию четырехместного автомобиля. Те ранние проекты CAD были в основном бесформенными, как прототип суперкара, нарисованный бензопилой.Ничего похожего на то, что появилось в Женеве за пределами отмененного автосалона в этом году.

Koenigsegg Gemera дизайн

Его первым рисунком для Gemera был нос. Он взял черты прототипа Koenigsegg CC — вероятно, автомобиля, на который Саша глазел в российском журнале, который ему принесли родители, — и сформировал угрожающий профиль четырехместного автомобиля.

«Я всегда был одержим спортивными автомобилями — по сути, идеальным чистокровным автомобилем, — который не идет на компромиссы ни в бизнесе, ни в стратегии переноса, ни в экономии средств.Он создан для того, чтобы устанавливать ориентиры и стандарты, побеждать в гонках или ехать так быстро, как только может человек. Я просто очарован крайностями», — говорит он.

Кенигсегг Гемера

По мере того, как Gemera обретала форму, Саша формировал кузов, вылепленный цифровым способом без претенциозности, но ошеломляющий — современное выражение чистого спортивного автомобиля с четырьмя сиденьями, вплоть до задачи выглядеть так же особенно, как и его технические характеристики, превышающие 1700 лошадиных сил. , время 0-60 менее чем за две секунды и бескулачковый двигатель внутреннего сгорания, который звучит как мировой рекордсмен.

Возможно, в глубине души он думал о форме Биззаррини для Ferrari 250 — одной из любимых Саши. Биззарини классно вылепил носовую часть 250 вокруг ячейки, которая уже была неповрежденной. Автострада была его аэродинамической трубой, и одна из самых красивых форм Ferrari, когда-либо созданных, почти не имела ничего общего со страстью или эмоциями — она была важнее формы.

«Корни того, что мы находим красивым в автомобильном дизайне, были заложены не сверхинтеллектуальными дизайнерами, а заложены в кузовных мастерских с людьми (вычерчивающими контуры в дереве) и укладкой листового металла, а затем приданием ему формы. ,» он говорит.

«Дизайн не является отдельной дисциплиной. Это не какой-то святой Грааль. По сути, это просто способность придавать форму тому, что находится под телом, а то, что находится под телом, действительно имеет значение».

Менталитет этого йомена на этом не остановился.

Koenigsegg Gemera дизайн

Главная роль Саши в Koenigsegg также дала ему шанс закончить то, что он начал первым вечером, более 10 лет назад, пока он перегребал художественную соль.

Raw Design House — это собственная команда дизайнеров Саши и Koenigsegg.Это часть бренда Koenigsegg, но он может заниматься проектами вне автопроизводителя. У него есть собственная безопасная сеть, и он работает как бутик-дизайнер для разовых вещей. Идея принадлежала Кристиану.

«Кажется, у нас в команде дизайнеров немало талантов. У нас уже есть несколько человек, которые присоединятся к нам и возглавят команду. Мы найдем работу и для вас, ребята. Но почему бы нам не создать это как независимую организацию?» Саша помнит, как Кристиан говорил ему. «Если вы найдете захватывающий проект, которым действительно хотели бы заняться, мы не откажемся.»

Кенигсегг Гемера

«Мы являемся поставщиком талантов, умений и видений, — говорит Саша о Raw Design House.

Саша признается, что у него сейчас есть два проекта, не связанных с Koenigsegg, но ни о том, ни о другом он не может говорить.

«Я не знаю, что нас ждет в будущем, но до сих пор индивидуализация и аппетит элитных клиентов к уникальным автомобилям только рос… есть некоторые возможности сделать что-то захватывающее», — говорит он.

Его возможности почти безграничны.Акцент на почти, потому что он годами утверждал, что есть одна вещь, которую он не стал бы делать.

Кристиан фон Кенигсегг (слева) и Саша Селипанов

В Нью-Йорке Саша сказал мне, что никогда не станет проектировать кроссовер. Оглядываясь назад, можно сказать, что это был его телеграфный шаг после выпуска двухдверного электрического суперкара с низкой посадкой. В то время в портфолио Genesis явно не хватало кроссоверов, и они были хлебом насущным для любого автопроизводителя, который не выпускал несколько сотен дорогих автомобилей в год, как Koenigsegg.Можно догадаться, сколько Саша продержался после этого.

Сейчас?

«Я бы сказал, что делаю все возможное, чтобы избежать (кроссоверов). Каждый раз, когда мы с Кристианом устраиваем небольшой мозговой штурм, речь идет о том, что нас ждет в будущем. У нас есть сотни идей, и я мог бы со страстью и радостью работать над любой из них», — говорит он.

Строго говоря, это может быть не по правилам.

Для него этого никогда не было.

Исправление: в предыдущей версии этой истории неверно указана мощность Gemera в лошадиных силах.Это более 1700 л.с.

Саша Селипанов новый руководитель отдела дизайна Koenigsegg

Koenigsegg Automotive назначила Александра (Сашу) Селипанова руководителем отдела дизайна.

Саша, выпускник Art Center College of Design в Пасадене, штат Калифорния, начал свою карьеру в Volkswagen в 2005 году. В 2010 году он ненадолго присоединился к Lamborghini, где участвовал в создании Lamborghini Huracan.

В 2014 году Саша был назначен руководителем отдела дизайна экстерьера креативного отдела Bugatti.Он отвечал за внешний вид Bugatti Vision Gran Turismo и Bugatti Chiron.

В 2017 году Саша был назначен руководителем отдела глобального перспективного дизайна в Genesis. Его команда работала над последними шоу-карами Genesis: Genesis Essentia и Genesis Mint.

Саша также станет управляющим директором и главным дизайнером недавно созданного дизайнерского дома RAW в Энгельхольме, Швеция. Компания предложит широкий спектр дизайнерских услуг избранной группе клиентов.

Саша Селипанов комментирует свое новое назначение:

«Мечта сбылась».

«Я следовал пути Koenigsegg в течение многих лет и был большим поклонником свободного духа компании и приверженности инновациям. В современном мире история и достижения Koenigsegg не имеют себе равных; Для меня большая честь предложить Koenigsegg свой профессиональный опыт, а также страсть всей жизни к спортивным автомобилям».

«Это показывает, насколько далеко продвинулся Koenigsegg, что мы можем привлекать такие таланты, как Саша. Я с нетерпением жду возможности объединить подход Koenigsegg к разработке и конструированию автомобилей с опытом и радикальными методами Саши.Я ожидаю впечатляющих результатов», — сказал Кристиан фон Кенигсегг, основатель и генеральный директор .

Саша стартует в Koenigsegg и RAW Design House в октябре 2019 года.


—————————————
Фредрик Варолен

Директор по продажам и маркетингу

[email protected]
+46  735 23 23 99

Компания Koenigsegg Automotive AB, основанная в 1994 году Кристианом фон Кенигсеггом, является мировым лидером в разработке и производстве сложных гиперкаров. Компания базируется в Энгельхольме на юге Швеции и насчитывает около 220 сотрудников. Читайте нашу историю здесь: https://www.koenigsegg.com/koenigsegg-the-company/

Главный дизайнер экстерьера Bugatti переходит на люксовый бренд Hyundai

Дизайнер Bugatti и большой поклонник Metallica Александр «Саша» Селипанов недавно покинул компанию, но не сказал, где он окажется дальше. Мы думали, что это будет еще один производитель суперкаров, но ошиблись: Селипанов присоединился к новому люксовому бренду Hyundai Genesis.

Он учился в Художественном колледже дизайна в Калифорнии и переехал в Германию, когда его нанял Volkswagen после окончания учебы. После работы над различными продуктами VW он присоединился к Lamborghini в 2010 году, как раз к Huracan. В Bugatti его первым крупным проектом в качестве руководителя отдела дизайна экстерьера был концепт Vision Gran Turismo, автомобиль, предвосхищающий Chiron.

То, что вы видите выше, является оригинальным дизайном передней части Хирона Селипановым. В то время как гигантские передние воздухозаборники не летали вместе с доской, остальные его идеи были в значительной степени успешны, когда им пришлось готовить преемника Veyron.Будем надеяться, что он будет так же хорош в придумывании корейской роскоши в европейском стиле.

Александр Селипанов

Бытие

Самый известный в мире автомобильный дизайнер грузинского происхождения будет подчиняться непосредственно руководителю отдела дизайна Genesis Люку Донкерволке (который также работал в VW Group в Lamborghini и Bentley), начиная с января, и вот что он сказал о своем новом проекте:

«Я искренне рад этой возможности, потому что это будет новая глава в моей карьере.Поскольку до сих пор я работал с хорошо зарекомендовавшими себя брендами, Genesis стал для меня новым и освежающим вызовом. Кроме того, для меня большая честь присоединиться к этому захватывающему путешествию, так как это очень редкий шанс запустить автомобильный бренд класса люкс и стать частью его истории. С растущими ожиданиями и интересом к Genesis мне не терпится поделиться своим опытом и страстью к бренду.»

Его команде придется придумать больше автомобилей, чем в Bugatti, это точно.

Команда дизайнеров Bugattis на Франкфуртском автосалоне 2015: Франк Хейл, Ахим Аншайдт, Александр Селипанов и Этьен Саломе.

Мате Петрани/Road&Track

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти дополнительную информацию об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Саша Селипанов возглавит Genesis Global Advanced Studio

Genesis, бренд роскошных автомобилей Hyundai Motor Company, подтвердил, что Саша Селипанов присоединится к бренду в качестве главного дизайнера в Global Genesis Advanced Studio в Европе.Как бренд, ориентированный на дизайн, Genesis набирает известных дизайнеров, а также молодые таланты со всего мира. Ранее в этом году бывший дизайнер Bentley Сангьюп Ли также сделал этот шаг, присоединившись к своему бывшему боссу Люку Донкерволке.

Саша Селипанов, полное имя которого Александр, в основном отвечал за дизайн экстерьера спортивных автомобилей люксовых марок, включая Bugatti. В 2014 году он был назначен руководителем отдела дизайна экстерьера и креативного развития в Bugatti и отвечал за внешний дизайн шоу-кара Bugatti Vision Gran Turismo, представленного на автосалоне во Франкфурте в 2015 году, и Bugatti Chiron, представленного на автосалоне в Женеве в 2016 году. .

Обладая разнообразным опытом, накопленным опытом и огромной страстью к автомобилям, Селипанов станет еще одним активом глобальной команды дизайнеров Genesis, которую возглавляет бывший руководитель отдела дизайна Bentley Люк Донкервольке.

«Я искренне рад этой возможности, — говорит Селипанов. «Это будет новая глава в моей карьере. Поскольку до сих пор я работал с хорошо зарекомендовавшими себя брендами, Genesis стал для меня новым и освежающим вызовом.

«Для меня также большая честь присоединиться к этому захватывающему путешествию, так как это очень редкий шанс запустить автомобильный бренд класса люкс и стать частью его истории.С растущими ожиданиями и интересом к Genesis я не могу дождаться, чтобы поделиться своим опытом и страстью к бренду».

См. также

Родился в 1983 году в Тбилиси, Грузия. Гражданин России получил степень бакалавра в области транспортного дизайна в Колледже дизайна Art Center в Калифорнии в 2005 году. После окончания учебы он присоединился к Центру дизайна Volkswagen в Потсдаме, Германия, и участвовал в проектах по внешнему дизайну. для всех марок Volkswagen Group. Позже он присоединился к команде дизайнеров экстерьера Lamborghini в Сант-Агате, Италия, для проекта Huracan в 2010 году.

Селипанов приступит к работе в Genesis в январе 2017 года.


Hyundai Genesis получает Bugatti Chiron Дизайнер: что он может принести?

Саша Селипанов, ныне бывший дизайнер Volkswagen Group, помог с дизайном концепта Bugatti Vision Gran Turismo и Bugatti Chiron после победы во внутреннем конкурсе в группе VW. Chiron, большинство дизайнерских решений которого исходит от Селипанова.

С таким высоким уровнем дизайнерских достижений можно было бы подумать, что Mr.Селипанов отправился бы в другое подразделение суперкаров, чтобы создать какой-нибудь дикий дизайн, но это не тот случай, поскольку Hyundai Genesis, похоже, станет следующей линейкой автомобилей в его портфолио.

Выпускник Художественного колледжа дизайна в Калифорнии в 2005 году, затем он переехал в Германию после того, как был принят на работу в Volkswagen. В 2010 году он присоединился к Lamborghini, помогая с Huracan, а затем стал руководителем отдела дизайна экстерьера в Bugatti, работая над Chiron. Не слишком потрепанный карьерный путь до сих пор…..

Ожидается, что

Селипанов начнет работу над линией Genesis в январе 2017 года, подчиняясь своему боссу Люку Донкервольке, который ранее работал в Volkswagen, Lamborghini и Bentley, а также работал над линейкой автомобилей Genesis.

Селипанов — не единственный конструктор, перешедший к корейскому автопроизводителю. Санг Юп Ли, который был руководителем отдела дизайна экстерьера в Bentley, а также работал в General Motors, Porsche и Pininfarina, также перешел в модельный ряд Genesis в 2016 году.

До этого к корейским автопроизводителям из Volkswagen присоединился ведущий дизайнер Hyundai Питер Шрейер, наиболее известный своей работой над Audi TT.

Genesis Motors, который является новым направлением Hyundai в сегменте роскошных автомобилей, был официально запущен в 2015 году, чтобы обслуживать исключительно рынок предметов роскоши, и к 2020 году планируется создать шесть линеек автомобилей. Текущие модели, такие как Hyundai Genesis, переименовываются в Genesis G80.

Hyundai Genesis был моделью с 2008 года, но теперь у него будет собственная линия в виде двигателей Genesis. G80 и G90 станут первыми двумя автомобилями, G70 запланирован на 2017 год, а затем в будущем появятся внедорожники и купе.

Корейская модель Genesis G90 2017 года будет предлагать новый уровень роскоши с двигателем объемом 3,3 или 5,0 л и восьмиступенчатой ​​автоматической коробкой передач мощностью 365 л. с.
В 2017 году G80 будет оснащаться 3,8-литровым или 5,0-литровым восьмиступенчатым автоматом мощностью 311 л.с.

Похоже, у фаната Metallica Селипанова и модельного ряда Hyundai Genesis большое будущее, по крайней мере, в ближайшие несколько лет, поскольку дизайнеры высшего уровня присоединяются к линейке автомобилей Genesis, которая теперь получает собственное покровительство и стиль.

ОБНОВЛЕНИЕ

: босс дизайна Koenigsegg запустил челлендж в социальных сетях, и он освещен

В первый день этого месяца дизайнер, полное имя которого Александр Селипанов, отправился в Instagram, чтобы поделиться дудлом со всем миром, как вы заметите в первом посте Instagram ниже.

Родившийся в России дизайнер, который также работал над Lamborghini Huracan во время своего пребывания в VW Group, предоставил несколько сырых эскизов, изображающих смесь старших моделей K (например, CC8 и CCX), вместе с одним небольшим хэштегом: koenigseggsketchchallenge .

Возможно, вы просто захотите воспользоваться плодами инициативы, о которой мы говорим.


Любой, кто нажмет на указанный хэштег, может заметить, что конкурс получил признание, и десятки дизайнеров представили свои работы.

Полученные пиксели варьируются от предложений гиперкаров, которые настолько захватывающие, как вы можете себе представить (позже сегодня мы продемонстрируем один из ваших фаворитов в специальной статье), до менее традиционных игрушек — и вот упомянутый рендеринг гиперкара, который намекает на дебюте гиперкара в Ле-Мане для Koenigsegg, махинация, которая может просто произойти, как объясняется в истории.

Упомянутые неудобные портреты включают хитроумные приспособления, такие как внедорожник Koenigsegg, который мы обсуждали на выходных (шансы на то, что он будет построен, хотя и не под брендом Koenigsegg), и даже силуэт яйца, который был вылеплен цифровым способом из швейцарского сыра ( вы можете проверить это ниже) — видите? эта задача включает в себя большую аудиторию, чем вы могли бы ожидать.


Я связался с Сашей сегодня утром, чтобы узнать больше о Koenigsegg Sketch Challenge. Итак, по его словам, вот как все началось: « Это была совершенно не спланированная идея, я просто сделал дудл для своего Instagram и пригласил друзей нарисовать несколько Кенигсеггов, проявить любовь. Он стал неожиданно большим! планировалось сделать его большим, »

Когда его спросили о статусе этих виртуальных проектов, главный дизайнер Koenigsegg подчеркнул тот факт, что материалы » принадлежат их разработчикам, и наша компания не будет их использовать.Это очень ясно: это просто фан-арт, »

Говоря о том, что ждет в будущем быстроходную марку, давайте не будем забывать, что единственное анонсированное будущее — это родственный автомобиль со скоростью 300 миль в час 1600 HP Jesko, путешествующий по миру



Добавить комментарий

*
*

Необходимые поля отмечены*