Кирилл истомин интерьеры: Декорирование. Метод Кирилла Истомина. Авторский курс лекций

Содержание

публичная лекция — впервые в Москве • Интерьер+Дизайн

Кирилл Истоминдекоратор

Один из известнейших российских декораторов, чьи проекты публикуются в ведущих интерьерных журналах и реализуются по всему миру: в Москве и Париже, в Лондоне и Лос-Анджелесе. Учился в школе дизайна Parsons School of Design. Еще студентом получил приглашение на работу в компанию Parish Hadley от ее владельца, декоратора Альберта Хэдли. Проработал 10 лет в Нью-Йорке, а в 2002 году основал компанию Kirill Istomin Interior Design & Decoration. Сегодня работает над проектами разного масштаба: от частных резиденций до отдельных комнат. Для каждого интерьера подбирает всё наполнение до малейших деталей, проектирует авторскую мебель.

27 мая в Центральном доме художника пройдет лекция декоратора Кирилла Истомина в рамках выставки АРХ Москва 2017.

По теме: Выставка АРХ Москва 2017: что нельзя пропустить

Большой ценитель и знаток русского деревянного зодчества, дворцовых и усадебных интерьеров XVIII-XIX вв, Кирилл Истомин покажет красоту русской архитектуры.

Посетители узнают, как использовать традиционные приемы в современных интерьерах, как вписать в пространство антикварную мебель, где искать вдохновение. Одна из целей встречи – вдохновить слушателей чаще обращаться к российскому культурному наследию в своих проектах.

Проект «Русская усадьба», интерьер загородного дома, Kirill Istomin Interior Design & Decoration. Интерьер квартиры в русском стиле в центре Москвы, Kirill Istomin Interior Design & Decoration.

Ведущей лекции «Русские традиции в современном дизайне интерьеров» станет Татьяна Рогова, руководитель школы-студии «Детали». Приглашают как профи архитектурной и интерьерной сферы, так и студентов профильных вузов, а также всех неравнодушных к истории русского искусства и интерьерному дизайну. Для посещения лекции необходимо зарегистрироваться на сайте выставки АРХ Москва

Интерьер спальни в таунхаусе, Kirill Istomin Interior Design & Decoration.

ностальгическая квартира по дизайну Кирилла Истомина — designchat.

com

Кирилл Истомин — декоратор, которого нет нужды представлять читающей об интерьерах публике, ведь он настоящая звезда своей профессии. Причём не только в России, но и на международной арене: он учился в Америке в Parsons School of Design, он много работает и публикуется в разных странах, и проекты делает мирового уровня. Во всех смыслах — и стилистическом, и профессиональном. Проект Истомина — это всегда классический стиль, множество антиквариата, изысканные ткани, сложные яркие цвета и, что самое главное, большой масштаб: кажется, он всегда оформляет дворцы. Но в проекте, о котором речь идёт сейчас, Истомин объявил «войну дворцам» и сделал для своих давних клиентов квартиру площадью всего 80 м

2.

Находится квартира в доме 1950-х годов в центре Москвы. С семьёй хозяев Истомин знаком давно и находится в доверительных, дружеских отношениях. «Они мне душевно близки, работать с ними очень приятно. Кроме всего прочего, ещё и потому, что они искренне любят антиквариат, что в России не очень принято», — рассказывает декоратор. Он уже сделал для этой семьи загородный дом, в котором они живут постоянно; городскую квартиру предполагалось использовать всего пару дней в неделю. Однако на подходе к дизайну это не сказалось: он был таким же дотошным, как всегда у Истомина, который, кажется, не может остановиться и при любом масштабе проекта демонстрирует все свои энциклопедические знания в области исторических стилей вообще и антикварной мебели в частности.

Собственно, дизайн этой квартиры начался с вещи если и не антикварной, то винтажной, а именно обоев 1950-х годов. Обои глубокого зелёно-бирюзового тона, в стиле шинуазри, расписанные цветами и птицами, настолько понравились клиенту и декоратору, что весь интерьер «выстроился» вокруг них. Место обоям нашлось самое парадное — на стене в коридоре, который в этой квартире не проходное место, а полноценное пространство с функцией кабинета. Чтобы сделать его таким, Истомин предпринял единственную серьёзную конструктивную переделку — он чуточку урезал главную спальню и расширил, собственно, коридор, чтобы туда встал роскошный антикварный секретер и пара великолепных антикварных же резных стульев. Стоит эта антикварная красота как раз на фоне обоев, при монтаже которых не обошлось без сложностей. «Винтажные обои провели какое-то время на чьей-то стене, на них есть дефекты и потёртости, — объясняет Истомин. — Нам пришлось их серьёзно перекроить, и высоты не хватило на всю стену. Чтобы компенсировать недостачу, пришлось сделать по низу стены в коридоре зеркальный фриз».

Вид из кухни в коридор-кабинет в квартире по дизайну Кирилла Истомина в Москве. Ореховый секретер, Франция, XIX век, был куплен в Париже. Коллекция винтажных ботанических литографий куплена в Лондоне, как пара резных стульев; деревянный портал в китайском стиле и стеновые панели с зеркальными вставками сделаны по эскизам Истомина.

Фрагмент коридора-кабинета в московской квартире по дизайну Кирилла Истомина. Антикварное кресло было куплено в Англии.

Помимо главной спальни и коридора-кабинета в квартире есть ещё одна спальня, гостиная, кухня и ванная. Меблирована она отчасти вещами, которые покупались для загородного дома заказчиков, но «не пригодились».

Квартира по дизайну Кирилла Истомина в Москве. Гостиная. Портрет над диваном, Россия, конец XVIII века; люстра, Россия, конец XIX века. Диван сделан на заказ и обтянут бархатом от Scalamandré, пара кресел обтянута стёганым шёлком, Highland Court, фиолетовые подушки из бархата, Manuel Canovas.

Квартира по дизайну Кирилла Истомина в Москве, фрагмент гостиной. Занавески в гостиной из цветочной тафты, Oscar de la Renta, французское кресло, 1900‑е годы, куплено в Париже. Старинный секретер и часы — собственность хозяев.

Квартира по дизайну Кирилла Истомина в Москве. Спальня дочери. Изголовье кровати сделано на заказ по эскизам Истомина и обтянуто тканью от Kravet Couture. Портрет персидского шаха над кроватью — копия оригинала XVIII века. Покрывало на кровать сшито на заказ из шёлка, Clarence House. Тумбочка по дизайну Истомина, восточная керамическая лампа на ней винтажные.

Квартира по дизайну Кирилла Истомина в Москве. Фрагмент спальни дочери. Столик, Сирия, начало XX века.

«При виде этого интерьера я сам не могу избавиться от ощущения, что всё это множество вещей, хотя и хорошо друг с другом сочетающихся, как бы не относятся к этой именно квартире, — рассуждает Кирилл. — Как будто их свезли сюда из разных мест. Или из другого, большого дома, или из другого, более масштабного мира. Как будто из другой, утраченной по каким-то причинам жизни». При такой скромной площади такая «затеснённость» была неизбежна — с самого начала понятно было, что квартира будет миниатюрой, шкатулкой, городком в табакерке. «Мне это, честно говоря, очень нравится. По-моему, интерьер получился похожим на воображаемую квартиру русского эмигранта в Париже 1920-х или 1930-х годов, — говорит Истомин. — Я называю этот проект «Княгиня Трубецкая в изгнании».

Квартира по дизайну Кирилла Истомина в Москве. Главная спальня. Покрывало и накидки на подушки из старинного кружева и сделаны «по мотивам» личной спальни императрицы Александры Федоровны в Царском Селе. Коллекция икон и восточный ковер на стене — собственность хозяев.

Я прекрасно понимаю, о чём он — самое характерное в этом смысле помещение, конечно, спальня с антикварным ковром на стене, кружевным покрывалом на кровати и трогательными кружевными же салфетками на горках подушек. Но и других подобных деталей в квартире множество: картинки из гербария на стенах кухни, например, иконы, семейные фотографии в прелестных круглых рамках. «Во всём этом есть что-то ностальгическое, какая-то светлая печаль», — отмечает Кирилл. Я с ним полностью согласна. Больше того, эта скромная, казалось бы, квартира, на мой взгляд, лучшая его работа. Она гораздо яснее, чем эффектные дворцовые интерьеры, показывает виртуозность Истомина-декоратора и его главный профессиональный секрет — умение объединять в своих работах национальные, истинно русские художественные ценности с наднациональными, «заграничными». Я часто думаю об Истомине, как о тех архитекторах-иностранцах, что строили Петербург и особенно летние резиденции вроде Павловска и Царского Села. Те прекрасные англичане и итальянцы, прибывшие служить российским монархам, каким-то образом сумели, строя тем «европейские дворцы» выразить русский дух и сформировать русский стиль.

Истомин делает примерно то же самое: он помещает свои очень русские проекты в более широкий культурный контекст — и на наших глазах формирует русский стиль ХХI века.

Фото: Фриц фон дер Шуленбург / Архив пресс-службы

Антиминимализм с королевским шиком от Кирилла Истомина (Kirill Istomin)

Кирилл Истомин – яркая звезда российского и мирового дизайна. Многие его работы украшают обложки авторитетных изданий в области архитектуры и дизайна, являясь ориентиром для начинающих декораторов. Творчество Истомина высоко оценено всемирно известными критиками и знатоками интерьерного искусства. На сегодня он – пожалуй, самый известный и признанный за рубежом дизайнер и декоратор из России.

 

Великий учитель

 

Кирилла Истомина можно назвать настоящим счастливчиком: ему удалось успешно окончить престижную нью-йоркскую школу Парсонс и поработать в компании легендарного гуру американского и мирового дизайна Альберта Хэдли. После одного из занятий с мастером Кирилл решил написать ему письмо и показать свое портфолио. Хэдли отметил, что никогда еще не встречал столь красочные и талантливые проекты.

Мастер принял Кирилла в свою фирму в качестве стажера, где он проработал пять лет вплоть до закрытия компании в 1999 году. Так Истомин стал первым и единственным дизайнером из России, который удостоился чести быть приглашенным в знаменитую команду «Parish-Hadley».

Кирилл получил колоссальный опыт и знания в области классического декораторского искусства. Он принимал участие в масштабных и высокобюджетных проектах бренда. Благодаря своему наставнику Кирилл Истомин научился ловко совмещать классические стили с современными тенденциями дизайна.

Но особенно близки Истомину любимые Альбертом Хэдли направления в интерьерном декоре конца XIX и начала ХХ веков. Помимо работы с Пэриш и Хэдли Кирилл активно сотрудничал  с «Skidmore, Owings & Merrill LLP» – авторитетной компанией в мире архитектуры.

 

Признанный бренд

 

Десять лет проработав в Нью-Йорке, Истомин решает начать собственный бизнес. Так в 2002 году на свет рождается его бренд «Kirill Istomin Interior Design & Decoration». Помимо дизайна интерьеров он занимается декорированием помещений, созданием проектов авторской мебели, текстиля, обоев и других предметов декора. Официальные офисы бренда находятся в Москве и в Нью-Йорке. Мебель по эскизам Кирилла изготавливают в России, США, Великобритании, Франции и Италии.

Уже несколько лет фирма Истомина занимает первые места в рейтинге компаний, работающих в области дизайна и оформления интерьеров. Заказы поступают из разных уголков мира: США, Англии, Франции, Италии, ОАЭ, России, Швейцарии, Казахстана и др. Проекты дизайнера появляются практически в каждом номере «Аdmagazine», «House Beautiful», «Elle Decoration» и других престижных изданиях.

 

Компания Кирилла берется за разномасштабные задачи: от разработки внутренней архитектуры до создания интерьеров исторических зданий и больших резиденций класса люкс. Практически в каждом проекте Истомин использует ткани, обои и предметы мебели собственной разработки. Им специально подбираются эксклюзивные коллекции постельного белья, посуды, предметы антиквариата и искусства разных эпох.

 

Роскошь Старого света

 

Несмотря на преданную любовь к историческим стилям дизайна, Кириллу всегда удается сохранять безупречный баланс между традиционным и современным. Обозначить его авторский стиль не так-то просто. Но можно уверенно заявить, что Истомин – не минималист. Его вдохновляют эстетика французского ар-деко и итальянского барокко, смелость современной эклектики, роскошь американского гламура и русской дворцовой классики.

Сам Истомин относит себя к «традиционно современным» дизайнерам, которые с уважением используют классику, но не боятся смелых экспериментов. Кирилл предпочитает цветную, красочную палитру. Преобладание серого и бежевого – не в его правилах. Цвета, по мнению дизайнера, помогают ему выполнить главные задачи – создать настроение и передать индивидуальность заказчика. Среди фаворитов Истомина – зеркальные и отражающиеся поверхности: он часто использует старинные зеркала, оригинальные панели и прозрачную посуду.

Он очарован историей дизайна и декора, прекрасно разбирается в антиквариате. Кирилл считает, что старинная коллекционная вещь может стать достойной изюминкой любого интерьера. Для каждого своего проекта дизайнер тщательно подбирает редкие предметы живописи и старины. По мнению Истомина, вещь с историей способна привнести в интерьер глубину и значимость. В его собственном доме есть внушительная коллекция старинных настольных ламп, столов, тумб и других предметов интерьера. Иногда он использует их в своих работах.

Его мало интересует стандартная мебель, которую можно приобрести в обычном магазине. Большинство из предметов мебели, освещения и декора в интерьерах Истомина выполнены на заказ и по собственным проектам дизайнера. Особое внимание при этом автор обращает на оригинальную фактуру, форму, обивку и цвет, благодаря которым интерьер становится по-настоящему эксклюзивным. Но при всей своей внешней красоте и уникальности проекты Истомина удивительно функциональны и комфортны.

 

Гордость российского дизайна

 

Фотоотчеты проектов Истомина, его интервью, консультации и практичные советы можно встретить во многих престижных изданиях в области архитектуры и дизайна (в американской и российской версии «Elle Decor», «AD», «Interiors», «House Beautiful», «Sotheby’s magazine», «Wall Street Journal», «Departures» и др.). Кирилл читает публичные лекции об истории дизайна, ведет рубрику о декоре интерьеров и делится мастер-классами в журнале «Elle Decor». В Америке был издан «The Pocket Decorator» – глоссарий декоратора, написанный и иллюстрированный Истоминым.

Один из самых значимых его проектов – реконструкция гостевых домов китайской деревни в Царском селе. Сейчас этот исторический памятник, разрушенный во времена Второй мировой войны, превратился в уникальный жилой комплекс из 28 люксовых апартаментов. Кирилл Истомин не раз входил в топы лучших российских и мировых декораторов по рейтингу «Architectural Digest». Нью-йоркская ассоциация декораторов дважды награждала Истомина “За лучший дизайн и значительные достижения в создании интерьеров жилых домов и памятников истории и архитектуры”. В копилке Кирилла есть диплом московского Союза Архитекторов, полученный “За лучший интерьер офисного здания”.

 

Выдержки из высказываний декоратора:

 

«Важно в работе дизайнера-декоратора – предлагать клиенту неповторимый, уникальный продукт, который бы полностью подчеркивал бы индивидуальность заказчика. Поэтому, несмотря на общие детали, в каждом моем интерьере есть свой эмоциональный строй».

 

«Эксклюзивность заключена не в цене, а в «штучности». Заказчики платят за то, чтобы стать обладателями неповторимых вещей. Обладания ими – и есть настоящая роскошь».

«Интерьер с неудачным архитектурным проектом можно преобразить, используя цвет, фактуру или орнамент на потолках и стенах».

 

«Дизайнер — хороший психолог: для того чтобы убедить заказчика в чем-то главном, он готов согласиться на что-либо второстепенное».

«В отличие от архитектуры интерьер более эмоционален, поэтому часто может быть сосредоточен вокруг одной красивой детали».

 

«Важно, чтобы в интерьерах эстетика сочеталась с комфортом».

«Я не придерживаюсь идеи неприкосновенности. На мой взгляд, этим отличается декорирование и архитектура. Дом перестраивать гораздо сложнее, чем через несколько лет переделывать интерьер. Ведь это подвижная и эмоциональная субстанция, которую нужно менять».  

 

«Искусство в белых стенах мне не интересно» • ARTANDHOUSES

В интерьерах Кирилла Истомина всегда есть искусство, и выглядит это так, будто оно «живет» там не одно поколение. Так бывает в хороших английских замках, где естественным образом сменяются времена и эпохи, и реже — в современных интерьерах. С Кириллом мы встретились на его выставке «20 лет декорирования» в московском офисе Christie’s. Давно прописавшийся на обложках интерьерных журналов, на выставке он показал более интимную часть творческого процесса — акварели, выполненные в процессе декорирования домов и квартир по всему миру, от Москвы до Нью-Йорка.

Угадывая в общей композиции то Виллема де Кунинга, то Марка Ротко, то Пабло Пикассо или Джеффа Кунса, ARTANDHOUSES попросил Кирилла Истомина поделиться опытом того, как научиться жить с искусством.

В ваших интерьерах много искусства разных эпох и стилей. Обычно это ваша идея или вписываете в интерьер коллекцию заказчика?

В редких случаях это уже существующая коллекция. Как правило, мы вместе с клиентом с нуля создаем интерьер, в котором искусство играет большую роль. Я знаю, все любят серьезно говорить о том, как замечательно и важно искусство в доме, но я рассуждаю с точки зрения функции: вот у меня диван, пустая стена, и мне нужна картина определенного размера — одна большая либо четыре маленьких. Я очень люблю искусство, в моих интерьерах его много, и я использую не только живопись, но и фотографию, скульптуру, прикладные предметы. Но это абсолютно функциональный подход.

Дом в Подмосковье
На стене — гобелен, Франция, XVIII век

Тем не менее на одном из эскизов над диваном висит Ротко — мечта многих коллекционеров…

Это очень давний проект, выполненный в конце 1990-х в Нью-Йорке. В тот момент этот Ротко продавался, клиент его не купил, о чем потом сильно пожалел. На акварели — вариант примерки картины.

Там же я вижу де Кунинга, на соседнем рисунке — блюдо с козой Пикассо и белого терьера Джеффа Кунса. Кто в вашем интерьере главный — декор или искусство?

Я практически никогда не строю интерьер вокруг произведения искусства, если только это не какая-то значимая коллекция. Например, есть коллекция фарфора, это серьезное собрание, а не пять тарелок, ясно, что эта коллекция будет в интерьере доминировать. Но в большинстве случаев это просто красивые интерьеры, куда вписывается уже существующая картина. Либо, если мы создаем проект с нуля, параллельно смотрим, что сюда подойдет, а потом всё вместе складывается. Я верю, что предметы имеют свойство притягиваться. Идея, что искусство первично, интерьер вторичен, поэтому давайте сделаем скучное пространство а-ля картинная галерея, где стены — просто фон для произведений, это не про меня. Вообще, если мы говорим про старое искусство, то раньше все эти картины висели в домах, где были очень активные стены. В XVIII веке стены обивались дамаском, цветными тканями, и на этом фоне картины эффектно смотрелись. Людям обычно кажется, что на пурпурном дамаске картина потеряется, но вы будете удивлены, как роскошно может смотреться, например, де Кунинг на яркой стене.

Дом в Подмосковье
Коллекция фарфоровых тарелок клиента

Вы легко соединяете вещи аутентичные и стилизованные?

Да, я легко к этому отношусь. Конечно, есть вещи с серьезным провенансом, которые требуют особого внимания и окружения, но это исключения. Все вещи в доме предназначены для жизни — это не музей. Да, есть ценные предметы, и, возможно, на них не нужно прыгать. Но комоды XVIII века должны использоваться, ящики должны открываться, и туда нужно что-то класть. И если вы решите сложить туда щетки для чистки обуви, в этом нет ничего ужасного. Другое дело, что в ящик XVIII века можно сделать вкладку, чтобы предохранить дерево от повреждений, и есть предметы, в которые щетки для обуви класть не стоит, но в целом всё должно жить. Я легко отношусь к переделке предметов, могу купить винтажную, не представляющую исторической ценности лавку и укоротить ее либо перекрасить или позолотить понравившуюся мне красивую раму. Табуированности для меня в этом нет.

Квартира в Москве
В гостиной — кресло с пуфом в стиле Людовика XV, винтажный круглый антикварный придиванный столик с мраморной столешницей, ХХ век

Так же как и в смешении антиквариата и современных предметов?

Да. Как правило, вся мягкая мебель в моих интерьерах — современная. Мне кажется, смысл использования антикварных вещей — в их уникальности. Это может быть предмет, произведенный не в единственном экземпляре, но он уникален в том смысле, что не продается сейчас в массовом порядке. Вы приходите сегодня в мебельный магазин, выбираете что-то, и точно такой же комплект находится еще у огромного числа людей по всему миру. С одной стороны, это здорово, с другой — эксклюзивность вашего интерьера обнуляется.

Включая в интерьер антикварные вещи, помимо эксклюзивности, вы еще создаете ощущение семейной истории, которая, в силу исторических причин, в нашей стране отсутствует. Винтажных или антикварных предметов может быть много, или они могут добавляться точечно в современный интерьер — в любом случае это добавляет историю. Вот интерьер на фото — уберите отсюда козу Пикассо, и он превратится в дорогой отель, каких много.

У использования антиквариата есть еще один плюс, на первый взгляд смешной, но для меня очень важный. Антикварные или винтажные вещи, будь это XVIII век или середина XX — они уже существуют. Их можно купить и прямо сейчас поставить в интерьер, а не ждать три, пять, восемь месяцев изготовления. Нашли, поставили — вопрос закрыт.

Пентхаус в Москве
В спальне — картина Роя Лихтенштейна на цинковой пластине, куплена на Christie’s

Где вы обычно находите предметы?

В разных местах — аукционы, галереи, частные коллекции, арт-дилеры. Блошиные рынки я в последнее время не очень жалую. Многое покупается на аукционах, поскольку там много недорогих вещей. В сознании людей аукционные дома — это что-то серьезное, дорогое, к ним так просто не подойти. Но на самом деле на аукционе вы можете купить очень красивую вещь за очень небольшую сумму, если она не имеет особой ценности и провенанса. Существуют разные категории торгов, и, помимо серьезных коллекций, на аукционах продаются недорогие бытовые вещи, среди которых попадаются очень интересные экземпляры, с которыми можно работать. Я люблю работать с предметами — переобивать, перекрашивать, переделывать под конкретное пространство.

Выставка Кирилла Истомина «20 лет декорирования» в Christie’s

Клиенты, которые до встречи с вами не покупали живопись и другие произведения искусства, как реагируют на ваши предложения — протестуют или сразу втягиваются?

Таких заказчиков у меня очень много. Поскольку я занимаюсь декорированием уже довольно много лет, у меня есть клиенты, с которыми я делаю не первый, не второй и даже не третий дом, и с ними, конечно, легче. Что-то мы перевешиваем из дома в квартиру и наоборот, что-то переобиваем, переделываем, добавляем — мы на одной волне. А есть случаи, когда мы вместе создаем наш первый проект. Тогда я показываю, рассказываю, объясняю.

У меня был забавный случай более десяти лет назад с клиентом, который после этого стал моим большим приятелем. Во время первой же встречи он сказал, что не будет принимать участие в обсуждении декора, всё будет делать жена, но что он совершенно точно хочет, чтобы его гостиная была бежевого цвета. И вот два года спустя в его гостиной темно-шоколадного цвета стены с желтыми занавесками, и ему это нравится! Не то чтобы это был сюрприз — я не люблю сюрпризов и всё согласовываю. Но мы вместе, поэтапно, при его участии к этому пришли. Сначала мы красили кусочек, потом одну стену, потом две, и потом всю комнату. Всё-таки мне кажется, люди не всегда знают, что им может понравиться. Может быть, они просто такого никогда не видели.

Вот вы заходите в магазин одежды, вы не предполагали, что вам понравится красный цвет, а он взял и понравился — так бывает. То же самое с искусством в интерьере. Я пытаюсь найти то, что может понравиться данному человеку. Часто в процессе обсуждения мы логично приходим к банальному вопросу: что мы вешаем на эту пустую стену над диваном или комодом? Зеркало мы повесить не можем, у нас их уже три, значит, нам нужно искусство. Всё очень конкретно. А когда у вас есть конкретная стена, вам нужна вещь, которая туда впишется по масштабу и по цвету. И вы оперируете не только общими понятиями и эмоциями, а конкретными задачами. Вот так оно и происходит.

Дом в Царском селе
В холле — антикварное зеркало в китайском стиле, куплено на Christie’s

Бывает, что люди увлекаются и дальше уже сами собирают коллекцию?

Да, конечно. Я стараюсь принимать участие в этом процессе. Поскольку я очень личностно воспринимаю свои проекты, они все очень продуманные, детализированные, эмоциональные, если у меня есть возможность дальше поучаствовать в выборе и размещении предмета, я с удовольствием это делаю. Я люблю работать с когда-то созданными интерьерами, что-то в них добавлять или менять — здесь нам нужна еще картина, здесь керамика или скульптура.

То есть вы отчасти арт-консультант?

Я просто это люблю. Я не могу сказать о себе, что я эксперт, но я понимаю ценность искусства. Бывают недорогие, но очень эффектные вещи, которые идеальны, например, для прихожей. А где-то мы хотим серьезную историю. Это отдельная тема в работе.

Вилла на Лазурном берегу

Не думали выделить это в отдельный бизнес и открыть галерею?

Нет, поскольку я всё-таки воспринимаю искусство через призму тех пространств, которые я создаю. Искусство в белых стенах мне не интересно.

Какую роль играет в вашей работе рисунок?

На выставке, которая проходила в Christie’s, были представлены мои акварели. Но всё, что я делаю, это не просто мои фантазии, это всегда очень конкретные комнаты, притом изображенные в процессе работы, а не постфактум. В XIX веке были замечательные акварелисты Эдуард Гау, Луиджи Премацци, которым заказывали запечатлеть интерьеры Зимнего дворца и Гатчины. Они фиксировали то, что уже создано. Мои рисунки — принципиально другая история. Это подобранная мебель, ткани, обои — реально существующие предметы, и их можно пойти и купить, которые таким образом презентованы клиенту, чтобы показать, как это будет смотреться.

То есть в эскизе вы проверяете свои идеи?

Иногда это помогает. Но рисование занимает много времени, а жизнь предметов не стоит на месте. К моменту, когда всё нарисовано, встреча с клиентом согласована, решение принято, даже если оно быстрое, всё равно проходит время, и оказывается, что два столика, которые были основными элементами, уже проданы. И мы начинаем с начала. Я достаточно четко представляю себе, что я делаю и что хочу получить на выходе. Да, если мы придумали пальмовую гардеробную, это необычно, и ее нужно нарисовать и представить. Но если мы делаем шоколадные стены и белые занавески, для этого нарисованный эскиз не нужен, проще показать на примерах. Эскиз — это идеальная ситуация.

У вас есть рисунки мебели. Вы выпускаете коллекции или придумываете отдельные предметы под конкретные интерьеры?

Всегда под конкретный интерьер. Сейчас я хочу сделать коллекцию ткани, работа над ней в процессе. Это будут не просто цветочки, полоски — что-то, что я люблю, а цельная коллекция со своей концепцией, с исторической подоплекой, которую я, к сожалению, не могу пока огласить.

Квартира в Москве
В кабинете — антикварная люстра из позолоченного дерева, конец XIX века, куплена на Christie’s

У вас есть любимые стили, с которыми вы работаете чаще других?

Я очень уважительно отношусь к классике, но всё же люблю крупные яркие вещи, и это обычно что-то современное. Я люблю, когда классический интерьер смешивается с современной живописью, люблю контрасты цветов и масштабов — это всегда очень эффектно выглядит.

Существует ли мода на стили в интерьерах?

Пожалуй, да. Сейчас общая тенденция — 1960-е годы, в меньшей степени 1950-е. До этого был повальный интерес к ар-деко. Причем в сознании у людей полная каша, иногда к ар-деко это не имеет совершенно никакого отношения. Всё, что рубленых форм и коричневого цвета, называется ар-деко. Полистайте журналы, там повально стулья на тонких ножках, серые стены. Это красиво, но в какой-то момент становится скучно. Я сейчас хочу сделать красивую версию 1980-х. Все считают, что это полная безвкусица, а мне интересно.

Как вы строите свою работу с заказчиком — кто кому диктует?

Есть четкие задачи — например, нам нужно пять спален, и здесь не о чем спорить. В остальном я всегда деликатен, но стараюсь направить работу в определенное эстетическое русло.

Квартира в Москве
В гостиной — антикварное зеркало в позолоченной деревянной раме, XIX век

Бывали случаи, когда клиент хотел чего-то, с вашей точки зрения, безвкусного, и стоял на своем?

Да, такие случаи были. Это жизнь, все люди разные.

Как выходили из этих ситуаций?

Знаете, любой, кому вы зададите этот вопрос, будет рассказывать, что мы вышли из этой ситуации так-то и так-то, пришли к компромиссу. Но на самом деле иногда мы вышли из этой ситуации, а иногда нет. И тут ничего не поделаешь.

Можете дать конкретные советы нашим читателям, касающиеся оформления интерьера?

Я дам вам два совета, к которым стоит прислушаться. Они лежат на поверхности, но, как показывает практика, не всегда приходят в голову. Первый совет практического свойства. Если в столовой у вас обеденный стол на двенадцать человек, в гостиной количество диванов, кресел и прочих сидячих мест должно вместить двенадцать человек, а не шесть.

Второй совет более декоративный. Если вы используете в комнате низкий свет — настольные лампы, торшеры, — все абажуры должны быть примерно на одном уровне.

Квартира в Москве
Антикварное бюро

Вы согласны с тем, что интерьер отражает характер хозяев?

Да, конечно.

В каком интерьере живете вы?

Я живу в интерьере, который постоянно меняется. Когда-то я занимался живописью и думал, что довольно неплохо рисую. Это оказалось иллюзией, но тем не менее у меня много крупноформатных работ, которые абсолютно некуда деть. У меня темные стены, работы занимают очень большое пространство, они доминируют, и я вынужден всё подбирать к ним. Кроме того, я очень занят — в моей голове одновременно двадцать гостиных и восемнадцать гостевых спален, в которых я живу.

Красивая простота Кирилла Истомина - Westwing Интерьер & Дизайн

Текст: Елена Грабарь
© 2011 Westwing Интерьер & Дизайн

Красивая простота Кирилла Истомина

Известный и самый востребованный в России декоратор Кирилл Истомин, глава собственного бюро Kirill Istomin Interior Design & Decoration, с представительствами в Нью-Йорке и Москве, делится с нами секретами своего мастерства.

«Главное в работе декоратора – предлагать заказчику неповторимый, единичный продукт, в полной мере подчеркивающий индивидуальность клиента. Поэтому мои интерьеры такие разные, хотя в них безусловно можно проследить какие-то отдельные общие детали, в целом у каждого – свой эмоциональный строй. Я использую много мебели на заказ, антикварные предметы, которые зачастую мы реставрируем и преображаем, то же относится и к серийной мебели. Она никогда не присутствует в своем первозданном виде и может приобрести необычный цвет, другую обивку, интересную фактуру. Все эти приемы делают интерьер уникальным. И, кстати, я не люблю использовать дорогие узнаваемые бренды, на которых явно читается их происхождение. Мне кажется, что эксклюзивность не в цене, а в штучности. Ведь люди, в итоге, платят за то, чтобы получить неповторимую вещь, обладание ею и есть настоящая роскошь.

Создание интерьера начинается с проекта и планировочного решения, а затем приступают к декорированию, которое я называю украшательством. Это подбор и сочетание предметов, исходя из общей концепции. Причем идея может быть как сформулирована заказчиком, вроде «а давайте все сделаем в розово-серых тонах», так и отталкиваться от какого-нибудь конкретного предмета. Например, совсем недавно я увидел нереальной красоты обои с рисунком в виде тонкой задрапированной складками тюли и под них теперь «собирается» весь интерьер комнаты.

Я стараюсь делать запоминающиеся пространства, даже если все окрашено в бледную гамму, эта бледность должна оставаться в памяти. В процессе создания общей картины я часто двигаюсь от общего к частному, от рисунка обоев, куска ткани, красивого комода. С самого начала все предметы согласовываются с заказчиком, так что мы идем к цели вместе. Здесь очень важна эмоциональная составляющая, вы просто смотрите на вещь, говорите нравится вам или нет, если нравится то добавляем ее в интерьер и идем дальше. Так постепенно собирается вся картинка и она оказывается достоверной и точной, то есть как раз той, какую хотел заказчик. Ведь потом, чтобы поменять один рулик на диване, надо менять весь диван, потому что нарушится гармония.

В моей практике есть такой забавный случай. Формулируя свои предпочтения, один заказчик попросил гостиную сделать исключительно в спокойных бежевых тонах. Проект длился два года и по его окончании, помещение получилось очень нарядное, с большим количеством зеркал, насыщенного темно-шоколадного цвета с ярко-желтыми занавесками и большими зелеными вазами. И это понравилось клиенту. Я всем советую больше доверять своим ощущениям и чувствам, а еще не бояться довериться декоратору. Ведь часто люди не обладают всем запасом знаний и визуальных образов, чтобы создать для себя новое пространство. Доверие – очень важная составляющая отношений между заказчиком и декоратором. Оно просто необходимо для того, чтобы интерьер получился хорошим. А еще для меня очень важно заинтересовать заказчика, вовлечь его в общий творческий процесс, почувствовать, что он на «моей» волне подъема и энтузиазма. Если такой контакт есть, интерьер всегда получается. А клиент в процессе работы начинает чувствовать удовольствие от какого-нибудь красивого сочетания, прекрасного предмета, интересной находки. И эти минуты для декоратора просто замечательны!

За последние десять лет в России изменилось представление о красоте и роскоши, появилось понимание, что красивая простота, лучше аляповатой пышности, состаренно-патинированные поверхности, лучше блестящих. В целом чувствуется движение к более сложным и тонким образам. И это очень радует!»

Любимые приемы Кирилла Истомина:

1. Зеркала. В рамах и в качестве отделочного материала, их можно использовать и по прямому назначению и для расширения пространства, а также создания спецэффектов.

2. Золото. Золотые детали, ручки, позолота на мебели и особенно потолки в маленьких комнатах, обклеенные золотыми обоями смотрятся необыкновенно эффектно.

3. Темные стены в небольших пространствах. Чтобы помещение стало визуально больше, тон нужно выбрать темный и насыщенный, например, шоколадный или бордовый.

4. Потайные дверки, обманки и сюрпризы. Они всегда разнообразят пространство и делают его интригующим.

www.kirillistomin.com

«Интерьер с обложки не всегда комфортен для жизни»

Какие интерьеры попадают на обложки глянцевых журналов? О критериях выбора и о жизни таких интерьеров после публикации рассказывает лучший декоратор России по версии журналов AD и Elle Decoration.

На фото:

Выпускник знаменитой школы дизайна Parsons School of Design (Нью-Йорк), Кирилл Истомин был приглашен на работу в легендарное бюро Parish–Hadley, а позже основал собственную компанию с офисами в Москве и Нью-Йорке. На счету бюро Kirill Istomin Interior Design & Decoration проекты во Франции, Италии, России, Казахстане, Швейцарии, США и Великобритании. Кирилл Истомин — лучший декоратор России по версии журналов AD и Elle Decoration.

О теме номера. Это важнейший критерий попадания на обложку — проект должен соответствовать теме номера. Например, в ноябре такие журналы, как AD и Elle Decoration, традиционно делают «русский» номер. То есть в этом случае интерьер с обложки — это обязательно российский проект, возможно, даже с немного клишированными и шаблонными визуальными элементами.

О мнении редакции. К обложке у журналов свои требования. Например, мое представление об интерьере с обложки и выбор редакции часто не совпадают. По мнению редакции, кадр должен быть достаточно яркий, но при этом без большого количества деталей.

О скрытой рекламе. В общем и целом, любой проект может попасть на обложку. Он даже может быть сделан без участия декоратора. Наверное, единственное исключение — интерьер с узнаваемыми предметами из последних коллекций каких-то марок, такой кадр будет выглядеть слишком рекламно.

О комфорте для жизни. Интерьер с обложки — лучший в выпуске, то есть это очень качественный и визуально привлекательный интерьер. При этом совсем не обязательно, что он комфортен для жизни. Иногда это просто очень красивая фотография — впечатление, образ. В реальности он может быть абсолютно непрактичным, но отражать некую тенденцию, вкус, стиль. Я всегда стараюсь, чтобы в моих интерьерах эстетика сочеталась с комфортом.

О неприкосновенности. Даже в самый законченный, идеальный интерьер клиент обязательно привносит что-то свое. Но что касается кардинальных изменений, я буду первым, кто спустя несколько лет скажет: давайте все переделаем. У меня нет идеи неприкосновенности. В этом и заключается отличие декорирования от архитектуры. Вы вряд ли сможете перестроить дом, но переделывать интерьер каждые несколько лет вполне реально. Это подвижная, эмоциональная субстанция, которую нужно менять.

На фото:

Топ-5 российских дизайнеров, покоривших запад

Профессия дизайнера интерьера пришла в Россию с Запада, там же возникают модные тренды в оформлении пространства. На первый взгляд, российским дизайнерам остается только подхватывать. Так ли это на самом деле? Есть ли на рынке российского дизайна профессионалы, вышедшие на мировой уровень и получившие признание на Западе? Давайте поговорим о них.

Дизайнер Кирилл Истомин

Источник фото: личный Instagram дизайнера kirill_istomin

Кирилла Истомина называют самым русским среди американских дизайнеров и самым американским среди русских дизайнеров. Кирилл окончил Парсоновскую школу дизайна в Нью-Йорке и десять лет работал в американском бюро Parish-Hadley. А в 2002 году основал собственную студию Kirill Istomin Interior Design&Decoration с филиалами в Москве и Нью-Йорке. Помимо дизайна студия Истомина занимается проектированием мебели, предметов интерьера, созданием обоев и тканей.

Источник фото: admagazine.ru)

Интерьеры Кирилла Истомина реализованы в России, США, Франции, Италии, Великобритании. Дизайнер неоднократно становился обладателем престижных международных премий в области дизайна. У Истомина яркий авторский стиль, отсылающий к классике русских дворцовых интерьеров.

Дизайнер Ангелина Аскери

Источник фото: сайт дизайнера angelinaaskeri.com

Дизайнерское образование Ангелина Аскери получила в Милане и в 2008 году основала студию Angelina Askeri Interiors. Студия оформляет частные интерьеры в России, Италии, Австрии, Германии, Франции, ОАЭ. Деятельность студии отмечена международными наградами в области дизайна. Ангелина Аскери создает элегантные пространства и наполняет их красивой мебелью и тщательно отобранными предметами искусства.

Источник фото: сайт дизайнера angelinaaskeri.com)

Самым важным в оформлении интерьера дизайнер считает понимание вкуса заказчика и его потребностей. В этом Ангелина видит залог успешного проекта.

В 2018 году Ангелина Аскери выпустила собственную коллекцию ковров и представила ее на выставке Maison&Objet.

Дизайнер Лейла Улуханли

Источник фото: elledecoration.ru

По первому образованию Лейла Улуханли востоковед, дизайну училась в Москве и Лондоне. Ее бюро Leyla Uluhanli Interiors работает с 2005 года. География проектов Лейлы охватывает Москву, Дубай, Баку, Лондон и другие крупные города мира.

Характерная творческая черта дизайнера — эклектичность интерьеров. Лейла Улуханли создает классическую основу — строгую, пропорциональную и элегантную, — и оформляет ее мебелью, своей стилистикой отсылающей к шестидесятым. Завершающим штрихом становятся акценты в стиле ар-деко: экзотические мотивы. дорогие материалы, предметы искусства.

Одним из недавних достижений дизайнера стала собственная коллекция мебели, представоенная на Maison&Objet 2016.

Источник фото: elledecoration.ru

Дизайнеры Ира и Оля Сундуков

Источник фото: официальный сайт дизайнеров sundukovy.com

В этом году студия сестер, которая насчитывает 67 человек, Сундуковых отмечает 15-летний обилей. А в прошлом году Ира и Оля Сундуковы стали обладателями титула Дизайнеры года международной премии Gold Key Awards в Нью-Йорке. На дизайнеров сестры начинали учиться в родном Челябинске, продолжили в Екатеринбурге, а закончили в Москве.

На счету их студии множество частных интерьеров в России и за ее пределами. Но настоящую известность Сундуковым принесли проекты ресторанов в Москве, Гонконге, Лондоне, Дубае.

Интерьер отеля Pullman Berlin Schweizerhof. Источник фото: официальный сайт дизайнеров sundukovy.com

В последнее время студия сестер Сундуковых занимается оформлением отелей и уже успела получить несколько международных наград за свои проекты. Так, интерьер отеля Pullman в Берлине, реализованный в 2017 году, стал лауреатом трех международных премий. Близнецы, которые часто одеваются одинаково, категорически против повторов в интерьерах. Они считают, что копирование — злейший враг творчества. К тому же у студии в настоящий момент столько проектов, что они едва успевают воплощать новые идеи, поэтому на копирование старых интерьеров тем более не остается времени.

Дизайнер Юна Мегре

Источник фото: elledecoration.ru

Юна Мегре получила образование в сфере бизнеса, о затем выучилась на дизайнера в Лондоне. В 2008 году основала бюро Megre Interiors, которое разрабатывает проекты общественных пространств: офисов крупных компаний, отели и рестораны в России, Англии, Швейцарии и США. За годы работы бюро выросло от трех до пятнадцати человек.

Лаундж-зона Mastercard в Шереметьево Источник фото: официальный сайт дизайнера megreinteriors.com

Бюро Юны завоевало такие награды в области дизайна как премия Interia Awards 2015 за проект ресторана Malewitc и премия Best New Design 2012 английского журнала Time Out за дизайн ресторана Marivanna в Лондоне.

Десятилетие своего бюро Юна отметила открытием офиса в Лос-Анджелесе.

Автор: Анастасия Христофорова

Про автора

_

Архитектор-дизайнер.

Поделиться:

Автор публикации

не в сети 2 недели

_

7

Архитектор-дизайнер.

Комментарии: 0Публикации: 218Регистрация: 13-04-2018

Continue Reading

КИРИЛЛ ИСТОМИН: РОССИЙСКОЕ УМЕНИЕ СОЗДАТЬ РОСКОШНЫЙ ИНТЕРЬЕР

Русский дизайнер Кирилл Истомин считается настоящей знаменитостью в области дизайна в России и одним из самых опытных дизайнеров в своей стране и за ее пределами. Основав в 2002 году собственную дизайнерскую фирму « Кирилл Истомин Interior Design and Decoration » с офисами в Нью-Йорке и Москве, с тех пор его успешные творения были у всех на слуху.

Павильон в Китайской деревне (Санкт-Петербург)

Имея степень Parsons School of Design в Нью-Йорке в своем резюме, Кирилл Истомин перешел на работу в ведущую дизайнерскую фирму Parish-Hadley , которая занимается проектами для своей известной клиентуры, состоящей из Жаклин Кеннеди. , Брук Астор, Оскар Де ла Рента и семья Rockefeller помогли российскому дизайнеру создать свой особый стиль.

Его артистическая личность сияет в различных проектах, как маяк: от предметов антиквариата, , к которым он испытывает настоящую страсть (и одержимость люстрами!), До его склонности к цветам, которые не позволяют ему создать ни единого нейтрального комната. В результате получаются очень увлекательные работы, демонстрирующие сильную и личную эстетику Кирилла Истомина.

Русский Загородный Дом

«Вот в чем суть настоящего украшения.Вы не относитесь к этому серьезно. Вы играете со своими идеями ».

Несмотря на то, что он весь русский, он является мастером американского стиля у себя на родине и во Франции, Италии, России, Казахстане, США и Великобритании: с апартаментами a-la-Russe Кирилл Истомин попытался воссоздать американскую квартиру в Москве с помощью ярких цветов, обоев и тканей, типичных для манхэттенского лофта; вместо этого Winter Garden Residence поддерживает естественную и вдохновленную тенденцию, в которой зеленый цвет во всех его тонах является основным персонажем, а кушетка с балдахином придает интерьеру определенный уют.

Его взгляд на цвета и виртуозное использование слоев воплощаются в ярких и ярких интерьерах, очень узнаваемых благодаря изобретательности Кирилл Истомин .

Резиденция Зимний сад

Узнайте больше об удивительных дизайнерах здесь.

Design Profile: Кирилл Истомин. Дизайн и оформление интерьеров.

Завораживающий, захватывающий и завораживающий… Именно так я бы описал изысканное портфолио дизайнера Кирилла Истомина, и сегодня я с радостью поделюсь несколькими яркими моментами его работы.Получив степень в области дизайна интерьеров и декора в школе дизайна Parsons, Кирилл начал свою карьеру в легендарной дизайнерской фирме Parish-Hadley в Нью-Йорке, где он сотрудничал с патриархом американского дизайна Альбертом Хэдли. В 2002 году он основал компанию Kirill Istomin Interior Design & Decoration в Москве. Компания управляет проектами во Франции, Италии, России, Казахстане, США и Великобритании.

«Он, несомненно, самый важный российский декоратор», - сказал Алексей Дорожкин, главный редактор Elle Decoration Russia в интервью 1stdibs.«Его интерьеры - это изысканное сочетание исторических цитат, смелого дизайна, выдающегося мастерства и предметов, сделанных на заказ».

Недавно появившийся в американском Elle Décor, Истомин переосмыслил павильон XVIII века в парковом городке Царское Село, недалеко от Санкт-Петербурга, как роскошный уголок для отдыха на выходных. Диван и кресло изготовлены по индивидуальному заказу, а стулья из железа 1950-х годов. (через 1stdibs) На большой европейской вилле Истомин создал экзотическую гардеробную в стиле шинуазри с гипсовыми пальмовыми колоннами, вдохновленную Королевским павильоном в Брайтоне, Англия.Приставной столик из позолоченного металла и торшер 1940-х годов были найдены в Лондоне. (через 1stdibs) Кирилл переосмыслил эстетику Тони Дюкетта, сочетая люстру в морской тематике с замысловатым карнизом. Бра 1950-х годов на зеркальной стене итальянские; старинная кашпо на столе из Парижа. (через 1stdibs) Нэнси Ланкастер вдохновила на создание шелковых занавесок лимонного цвета с жабо с рукавами-епископами в этой главной спальне. Обе стороны комнаты закреплены зеркальными каминами, которые звучат на консоли Serge Roche.Прикроватные тумбочки 19 века французские. (через 1stdibs)

Профиль российского дизайнера интерьеров

28 марта 2016 Российский дизайнер Кирилл Истомин известен смешением американской и европейской чувствительности (портрет Михаила Степанова). Вверху: На вилле на Лазурном берегу Франции Истомин черпал вдохновение в изготовлении нестандартных стульев из итальянского дизайна 1970-х годов, который является периодом и страной происхождения люстры. Таблица сделана Карлом Спрингером (фото Саймона Аптона).

Художник-декоратор из Москвы Кирилл Истомин начал рисовать в раннем возрасте.Действительно, у него до сих пор есть портрет своей матери, который он сделал, когда ему было всего четыре года. («На самом деле все не так уж плохо», - говорит он как бы сухо.) Он также создал свои собственные иллюстрации к роману Александра Пушкина начала XIX века Евгений Онегин . «Меня не так интересовали люди», - отмечает он свое детское влечение к книге. «Моей главной задачей были настройки».

Учитывая такую ​​направленность, неудивительно, что Истомин рано развил страсть к интерьеру.Он вспоминает, как в детстве провел уроки рисования, создавая миниатюрные версии исторических комнат из картона, одна из которых сохранилась: розовый салон с обшивкой стен. В возрасте девяти лет он также нарисовал анфиладу комнат 18-го века на одной из стен своей спальни. «Я сделал эту искусственную перспективу с помощью консолей и комодов», - с любовью вспоминает он.

Сегодня Истомин создает почти головокружительное количество пространств по-настоящему. «В любой момент времени я работаю над двадцатью пятью гостиными и тридцатью пятью спальнями», - полушутя дизайнер говорит о нескольких проектах, над которыми он работает одновременно."Это много комнат, о которых нужно думать сразу". В его московском офисе работает 20 сотрудников, и по всей России он считается дизайнером в своей собственной лиге.

«Он, несомненно, самый важный российский декоратор», - отмечает главный редактор Elle Decoration Russia Алексей Дорожкин. «Его интерьеры - это изысканное сочетание исторических цитат, смелого дизайна, выдающегося мастерства и предметов, сделанных на заказ».

«Он мечтает о большом, и мне это нравится», - говорит дизайнер интерьеров Энтони Баратта из Нью-Йорка, с которым Истомин изначально подружился в Instagram.«Он поднимает европейскую традиционную чувствительность на новую высоту».

Недавно представленный в американском Elle Décor , Истомин переосмыслил павильон XVIII века в парковом городке Царское Село, недалеко от Санкт-Петербурга, как роскошный уголок для отдыха на выходных. Диван и кресло изготовлены по индивидуальному заказу, а стулья из железа 1950-х годов. Фотографии в этом слайд-шоу сделаны Фрицем фон дер Шуленбургом, если не указано иное

В Царском Селе много шинуазри, от секретарши до абажуров из китайского шелка.Яблочно-зеленые стены оттеняют искусство, которое включает в себя аккуратные ряды японских акварелей 18-го века.

В главной спальне павильона Истомин обрамлял изголовье в форме пагоды с редкими зеркалами из позолоченного дерева 18 века. Он смоделировал фиолетовые шелковые подушки по образцу классической китайской формы, которую он видел в Гонконге.

Китайская тематика продолжается и в столовой, где чайники 18-19 веков с аукциона Sotheby’s Brooke Astor стоят на обеденном столе в китайском стиле Чиппендейл.Изготовленные на заказ абажуры в форме пагоды завершают старинные светильники из позолоченного металла на буфете. Винтажный китайский фонарь был парижской находкой.

На вилле Côte d’Azur оттенки апельсина оживляют большую гостиную, где изготовленные на заказ ковры напоминают речные камни. Настольные лампы были изготовлены на заказ Кристофером Шпицмиллером, а клубные стулья на заказ были вдохновлены дизайном Уильяма Хейнса.Оранжевые кресла из серого дуба 70-х годов - единственная оригинальная мебель, которая сохранилась в обновленном доме, хотя они и задают тон архитектурным изделиям из дерева. Фото Саймона Аптона

С момента основания собственной практики 14 лет назад Истомин работал над множеством разнообразных проектов. Среди них вилла площадью 6500 квадратных футов на итальянском побережье, потрясающую гостиную которой он назвал «Тони Дюкетт встречает морской мир».”В нем есть карниз, украшенный ракушками, и бра 17 века из сицилийского собора. Есть также более скромный частный дом площадью 27000 квадратных футов в городе Антиб на Французской Ривьере с морской палитрой и бесчисленными отсылками к гальке и кораллам, а также московский пентхаус площадью 6000 квадратных футов, который он описывает как более городской и уютный. современный, «с большим количеством бежевых оттенков, что для меня необычно».

Для другого клиента Истомин недавно переделал один из павильонов в парковом городке Императорского дворца в Царском Селе, недалеко от Санкт-Петербурга.Санкт-Петербург, превратившись в причудливый дом для уик-эндов. Павильон, представленный в январском выпуске журнала American Elle Décor за январь 2016 года, был частью китайской деревни в стиле пагоды, которую Екатерина Великая придумала еще в 18 веке. Вдохновленный архитектурой, Истомин придумал стильный, но непринужденный интерьер с многочисленными элементами шинуазри, четырехфутовыми бра в стиле Тони Дюкетта и ламбрекенами по образцу широких крыш здания. Это была комиссия мечты. «Я очарован всеми дворцами России, особенно Павловском, - объясняет Истомин.«Они такие вдохновляющие».

Для отделки вестибюля виллы на Лазурном берегу Истомин поручил французскому художнику Томасу Бугу создать три инкрустированных ракушками барельефа. Фото Саймона Аптона

Истомин родился в Москве в 1976 году. Его отец, градостроитель, работал над реконструкцией армянского города Ванадзор после сильного землетрясения 1988 года, практически разрушившего этот район. Четыре года спустя Истомин отец был назначен консультантом по архитектуре Всемирного банка, в результате чего семья переехала в Вашингтон, округ Колумбия.C. Там Истомин посещал школу искусств Коркоран в течение 12 месяцев, а затем перешел в школу дизайна Парсонса в Нью-Йорке, где он жил в том, что он называет «супер-маленькой» квартирой в Вест-Виллидж.

Летом после второго года обучения в Parsons он прошел стажировку в Parish-Hadley, который тогда считался великой дамой американских дизайнерских фирм, знаменитых своим стилем, сочетающим английскую чувственность сестры Parish с более строгим архитектурным подходом ее партнера Альберта Хэдли.Истомин перешел на штатную должность. «Для меня это было потрясающе», - заявляет он. «Это была ведущая интерьерная фирма в Нью-Йорке с такими клиентами, как Брук Астор. С эстетической точки зрения, возможно, это не было моим стилем, но я бы никогда не добился того, что я сейчас, без этого визуального опыта ».

Он вспоминает легендарного Хэдли как жесткого надсмотрщика с прекрасным чувством юмора. «В его интерьерах всегда находилось что-то необычное, несовершенное, что делало их такими интересными, - говорит Истомин.«Больше всего я узнал от него, как редактировать, а что нельзя вкладывать в интерьер». Когда в 1999 году фирма закрылась, Истомин несколько лет работал на выпускницу Parish-Hadley Памелу Банкер, прежде чем вернуться в Москву, где в 2002 году открыл собственную практику. Его первая комиссия, скромная двухкомнатная квартира, была получена благодаря семейным связям. Другой - интерьер частного банка в стиле ар-деко, оформленный на следующий год, - помог привлечь более широкую клиентуру.


«Он мечтает о большом, и мне это нравится. Он поднимает европейскую традиционную чувствительность на новую высоту.”


Отвечая на вопрос о его самом интересном проекте, он приводит виллу площадью 32 000 квадратных футов, над которой он работал в тандеме с Ники Хасламом. Британский дизайнер курировал общественные помещения на первом этаже, Истомин - частные помещения наверху. «Я очень восхищаюсь Ники», - говорит Истомин, которого особенно поразило решение Хаслама покрыть стены одной гостиной горизонтальными полосами бахромы. «Там были ярды и ярды», - вспоминает он. «Это создавало этот почти пушистый, волосатый эффект.Я никогда не видел ничего подобного ». Со своей стороны, Истомин создал роскошную схему наверху, которая включала гардеробную с гипсовыми пальмами на стенах, вдохновленную архитектурной фантазией с восточным акцентом - Королевским павильоном в Брайтоне, Англия.

Для другой большой европейской виллы Истомин создал экзотическую гардеробную в стиле шинуазри с гипсовыми пальмовыми колоннами, вдохновленную Королевским павильоном в Брайтоне, Англия.Приставной столик из позолоченного металла и торшер 1940-х годов были найдены в Лондоне. Все фотографии в слайд-шоу сделаны Михаилом Степановым

.

Зеркальные панели, хрустальные колонны и мрамор, инкрустированный перламутром, создают иллюзию глубины в одной из ванных комнат виллы. Истомин использовал узор тапочек начала ХХ века в качестве отправной точки для декоративной росписи дадо и карниза.

Нэнси Ланкастер, законодательница вкусов двадцатого века, вдохновила портниха на шелковые шторы лимонного цвета с жабо с рукавами-епископами в главной спальне дома. Обе стороны комнаты закреплены зеркальными каминами, которые звучат на консоли Serge Roche. Прикроватные тумбочки 19 века французские.

Причуды этих пальм - центральное место в подходе Истомина.«Я надеюсь, что у меня есть чувство фантазии», - говорит он. «Вот в чем суть настоящего украшения. Вы не относитесь к этому серьезно. Вы играете со своими идеями ». Он открыто заявляет о своей безраздельной страсти к предметам и особой одержимости люстрами, хотя и не может объяснить, почему. Он очень хорошо разбирается в антиквариате и регулярно создает целые комнаты для одной покупки. Например, одна гардеробная была основана на наборе из 18 английских тарелок начала ХХ века. Дизайн ванной комнаты на вилле в Женеве был вдохновлен образцом пыльно-розовой парчи 20-30-х годов прошлого века.Еще одна неизменная составляющая его работы - ловкое и исключительно личное использование цвета. «Я не человек бежевой комнаты. Может быть, это потому, что у меня рыжие волосы, или это было раньше, - шутит Истомин, чья голова сильно выбрита.

Истомин переосмыслил эстетику Тони Дюкетта, соединив люстру в морской тематике с замысловатым карнизом. Бра 1950-х годов на зеркальной стене итальянские; старинная кашпо на столе из Парижа. Фото Михаила Степанова

Хотя пышность и драгоценные тона интерьеров Истомина можно считать явно русскими, влияние его времени, проведенного в Штатах, также присутствует.Например, он придает большое значение комфорту и настаивает на том, чтобы вся его обивка делалась в Нью-Йорке. «Он единственный человек в России, которого можно назвать« специалистом по американскому классическому стилю », - утверждает главный редактор журнала AD Russia Евгения Микулина. «Но в то же время всегда есть русский поворот. Нет никаких сомнений в том, что мы видим его работы, и только его ».

Манеры Истомина, напротив, почти типично британские. «Он всегда безупречно вежливый, настоящий джентльмен, - говорит Микулина.У него также есть точная манера поведения, которая напоминает изображение бельгийского детектива Агаты Кристи Эркюля Пуаро английским актером Дэвидом Суше.

Пожалуй, более всего Истомин - просто светский человек. В настоящее время он работает над проектами, простирающимися от Казахстана до Франции; регулярно навещает своего дядю, интернет-предпринимателя Юрия Мильнера, в Калифорнии; и держит квартиру на Манхэттене. Летом он также проводит в доме в Уэйнскотте, в Нью-Йоркском Хэмптоне, со своей очаровательной женой Натальей и их маленькими близнецами.

Если бы они когда-нибудь решили купить себе загородный дом, говорит Истомин, это было бы немного неожиданно. «Многие были бы удивлены, но я бы заказал или купил модернистский дом», - говорит он. «Мне очень нравится архитектура 1950-х и 60-х годов - Палм-Спрингс, Ранчо Мираж, Филиппа Джонсона и его Стеклянный дом. Это полная противоположность тому, что я делаю. Но я думаю, это так красиво ".


Быстрый выбор Кирилла Истомина на 1-м дибе

Купить сейчас

Стеклянные столики для раскроя Giò Ponti, 1960-е, от Soho Treasures

«Мне очень нравится этот набор столиков для гнезд от Giò Ponti середины века.Цветное стекло и черные ножки создают скульптурный эффект. Это стильный аксессуар для любого места для отдыха на открытом воздухе ».

Купить сейчас

Русская люстра XIX века от Mayfair Gallery Limited

«Я люблю старинные русские люстры. Позолоченные веревки и красивый бирюзовый фарфор делают его идеальным для столовой.”

Купить сейчас

Гай Лефевр для ширмы Maison Jansen, 1960, автор: Bernd Goeckler Antiques

«Я бы поставил это в гостиной, рядом с тумбочкой софы или в библиотеке. Искусственная краска и блестящее золото добавляют гламура 80-х ».

Купить сейчас

Зеркало в стиле Goosens Paris, 1960, предложенное Roark

.

«Я обожаю это супер-шикарное зеркало, сделанное в честь знаменитого дома Goossens.Это идеальная отправная точка для украшения комнаты. Хрусталь и золото - что еще может быть лучше? »

Купить сейчас

Скамейки в стиле Жильбера Пуилерата, конец 20 века, предлагаемые Newel

«Эти железные скамейки добавят классической симметрии в современный вид фойе или коридору.Мягкие сиденья тоже делают их удобными ».

Купить сейчас

Коробка Карла Спрингера Киото, 1975, предложенная Galere

«Благодаря геометрическому черно-белому дизайну, этот боковой столик может сделать любую формальную комнату веселой и веселой».

Яркий мир Кирилла Истомина

Кирилл Истомин родился в 1976 году. Учился в Школе дизайна Парсонс в Нью-Йорке.Там он получил работу во влиятельной дизайнерской фирме Parish-Hadley, где оттачивал свое мастерство. В 2002 году открыл собственную студию. Он рассказывает Luxury Defined о своей карьере и своем дизайне.

Источники вдохновения Кирилла Истомина варьируются от французской и русской архитектуры 18 века до модернистских построек Палм-Спрингс и интерьеров Уильяма Хейнса. Фотография: Михаил Степанов. Предоставлено Кириллом Истомином. Дизайн интерьера. Дизайн о композиции ; пропорции, цвет, фактура и материалы.Если у вас отличная композиция, у вас отличный дизайн.

Одним из моих первых дизайнерских опытов стал просмотр фильма « La Traviata » Франко Дзеффирелли, когда мне было 10 лет. Сценические декорации, цвета и костюмы были вдохновляющими, и я был полностью потрясен. Думаю, я смотрел этот фильм более 50 раз - он произвел на меня огромное впечатление.

Несколько небольших комнат на этой неопалладианской вилле в Портофино, Италия, были объединены, чтобы создать большую зимнюю столовую и гостиную.Фото: Кирилл Истомин Интерьерный дизайн. Впечатленный декором Дзеффирелли для La Traviata , я решил украсить небольшую террасу в загородном доме моих бабушек и дедушек. Я заново накрыла диван и создала несколько квадратных и круглых подушек, используя желтый цветочный принт и красную окантовку кисточкой. Идея круглых подушек, на мой взгляд, была революционной, и я подумал, что красная отделка была очень драматичной.

Цвет, узор и фактура были использованы для того, чтобы наполнить этот городской пейзаж атмосферой и элегантностью.Фото: Кирилл Истомин Интерьерный дизайн. Parish-Hadley, типичная американская дизайнерская фирма , стала беспрецедентным опытом для 18-летнего иностранца, такого как я. Работая с Альбертом Хэдли в середине 90-х, я помог ему разработать коллекцию тканей и обоев для дизайнера интерьеров Гарри Хинсона.

Эта прибрежная вилла на Лазурном берегу была спроектирована в калифорнийском стиле 1950-х годов. Фото: Кирилл Истомин Интерьерный дизайн. Легенды дизайна, которые меня вдохновляют включают Анри Самуэля, Джона Фаулера, Роуз Камминг, Марио Буатту, очевидно Альберта Хэдли и Стефана Будена из Maison Jansen.«Щелкунчик » Джорджа Баланчина и «Мария-Антуанетта » Софии Копполы также феноменальны и очень вдохновляют с точки зрения цвета.

Кирилл Истомин получил карт-бланш, украсив один из летних павильонов в Китайской деревне под Санкт-Петербургом в России. Фото: Кирилл Истомин Интерьерный дизайн. Среди моих выдающихся проектов - летний павильон в Китайской деревне, построенный по заказу Екатерины Великой, в Царском Селе недалеко от Санкт-Петербурга, Россия, что было уникальным событием в жизни.Внутренний декор был очень вдохновлен причудливой архитектурой 18-го века в стиле шинуазри с ламбрекенами и изголовьями в стиле пагоды с использованием современной обивки, винтажной мебели, белого льна для штор и традиционного китайского шелка для абажуров с декоративными подушками в качестве акцентов.

Павильон был построен на пике моды на эстетику шинуазри, но ни один из оригинальных интерьеров не сохранился. Фото: Кирилл Истомин Интерьерный дизайн. Клиент всегда играет центральную роль в моем видении любого проекта.Моя цель - привести их к комфортному балансу эстетики и практичности. Мне приятно предлагать клиентам варианты декора, о которых они даже не догадывались.

Я люблю цвет, и я известен этим. Цвет не обязательно означает быть ярким. Даже несколько цветных акцентов могут сделать комнату веселой.

Яблочно-зеленый и золотисто-желтый цвет приносят солнечный свет и листву в эту внутреннюю и внешнюю комнату круглый год. Фото: Кирилл Истомин Интерьерный дизайн. Стены моей гостиной из темного шоколада. с моими большими черно-белыми абстрактными картинами.Оказалось, что я не очень талантливый художник, но эти картины действительно уравновешивают комнату и контрастируют со стенами.

Тонкое кружево, величественный гобелен и редкая коллекция икон делают главную спальню этой квартиры пушкинской мечтой. Фото: Кирилл Истомин Интерьерный дизайн. Я живу в Грамерси-парке последние 20 лет. На мой взгляд, это лучший район Нью-Йорка. Это очень удобный для детей район с множеством ресторанов и магазинов.

Мой любимый ресторан - Sushi Choshi - скромный суши-бар в Грамерси-парке.В Москве нигде не сравнится с кафе «Пушкин» за русскую еду, а я люблю «Семифреддо» за итальянскую.

Библиотечный зал в стиле барокко в кафе «Пушкин» в Москве, Россия. Фотография: Getty Images

Загородный дом - это дом моей мечты. В России это будет традиционный деревянный дом в причудливом стиле. В США это будет открытое модернистское здание 1950-х годов в стиле Палм-Спрингс с одним этажом и без подвала.

TOP Interior Design in NY: Кирилл Истомин Interior Design & Decoration

TOP Interior Design in NY: Кирилл Истомин Interior Design & Decoration

Кирилл Истомин Interior Design & Decoration (основана в 2002 году) всемирно известна своим элитным жилым и коммерческим дизайном.Компания управляет проектами во Франции, Италии, России, Казахстане, США и Великобритании.

Г-н Истомин получил степень изящных искусств в области дизайна интерьера и декора в Школе дизайна Парсонса в Нью-Йорке. Он начал свою карьеру в одной из ведущих нью-йоркских дизайнерских фирм по дизайну интерьеров Parish-Hadley. В список клиентов этой уважаемой компании входят такие знаменитости, как Жаклин Кеннеди, Брук Астор, Оскар Де ла Рента и семья Рокфеллеров.

Приход - Хэдли предоставил г.Истомин получил беспрецедентный опыт сотрудничества с патриархом американского дизайна Альбертом Хэдли над проектами в Нью-Йорке, Саут-Хэмптоне и Палм-Бич. Этот творческий опыт отточил профессиональные знания Кирилла Истомина. Он также активно сотрудничал с всемирно известной архитектурной фирмой Skidmore, Owning & Merrill LLP.

Имея за плечами 10-летний профессиональный опыт работы в Нью-Йорке, г-н Истомин основал собственную фирму, специализирующуюся на дизайне и декоре высококачественных жилых и коммерческих интерьеров.Г-н Истомин расширил свои дизайнерские таланты, включив в него нестандартную мебель, аксессуары для интерьера и свои собственные дизайнерские коллекции обоев, тканей и обивки.


Г-н Истомин также ведет колонку в журнале «Elle Décor». Rizzoli International Publications (США) выпустила глоссарий декораторов, иллюстрированный Кириллом Истоминым - «Карманный декоратор». Статьи о г-на Истомине и его творчестве регулярно публикуются в ведущих российских и зарубежных журналах.

г.Истомин отмечен различными международными наградами. Он дважды был награжден Клубом декораторов Нью-Йорка, сначала за «Превосходство в дизайне интерьеров жилых архитектурных и исторических достопримечательностей» и за «Лучший дизайн». В 2006 году был удостоен премии Ассоциации архитекторов Москвы в номинации «Лучший проект офисного здания».

Проекты г-на Истомина в области элитного жилого и коммерческого дизайна всемирно известны в США, Италии, Арабских Эмиратах, России, Франции и Великобритании.

Изучите наши доски объявлений, чтобы получить больше вдохновения об удивительном Нью-Йорке, а также о событиях Нью-Йорка, искусстве и даже мире дизайна.

Кирилл Истомин создает фотогеничный салон для Christie's

Официально: мы живем в эпоху селфи. В эпоху, когда даже самые респектабельные креативщики уступили давлению (и многочисленным преимуществам) социальных сетей, не защищены даже эрудированные аукционные дома. Последнее доказательство такого влияния? Смотровой салон Christie's.Во второй раз аукционный дом привлек к себе нью-йоркского дизайнера русского происхождения Кирилла Истомина, который порезал зубы в почтенном Пэриш-Хэдли, прежде чем вырваться самостоятельно, для создания «салона, готового для селфи». экспонатов из его продажи «Важное русское искусство», которая состоится в Лондоне в понедельник, 25 ноября.

«Идея нашего сотрудничества с Christie's заключается в создании интерактивного салона в рамках аукционной галереи, ориентированного на конкретный сайт, чтобы вдохнуть новую жизнь в мир. «Традиционная модель для предварительного просмотра на аукционе», - объясняет дизайнер, который в прошлом году придумал набор виньеток для аукциона дома «Роскошь» в Нью-Йорке.

Хотя концепция фотогеничного превью, возможно, обязана Instagram, ее корни уходят гораздо дальше: «Концепция создания полноразмерного эскиза интерьера с мебелью и предметами затрагивает миниатюрные модели комнат 18 века, когда «архитекторы сделали их, чтобы лучше передать проекты клиентам до их окончательного производства», - рассказывает Истомин нашей эры.

«Я намеренно создал реалистичный« эскиз », а не полную инсталляцию комнаты, играя с предметами и мебелью на распродаже против театральных изображений trompe-l'œil , чтобы создать игровой опыт в рамках модели аукциона, которая обычно очень серьезно », - говорит он.«Я считаю, что чувство юмора в серьезном декорировании делает конечный результат более доступным и особенным».

С этой целью Истомин сочетал свои глубокие познания в русском искусстве и культуре с более современными ссылками. Он ссылается как на «Алису в стране чудес», так и на Малахитовую комнату в петербургском Эрмитаже как на источники вдохновения.

«Малахитовые пилястры и камин в стиле ампир стали главными архитектурными элементами нашего зимнего сада», - говорит дизайнер о конечном результате.«Чтобы преуменьшить величие русского малахита и позолоты, я поигрался со свободно нарисованными панелями трикотеля и раскрашенными акварелью пальмами, чтобы создать ощущение зимнего сада».

Результат, безусловно, фотогеничный - и тот, который может стать еще одним важным аргументом в пользу продажи: «Прежде всего, идея состоит в том, чтобы улучшить традиционный предварительный просмотр на аукционе, создавая селфи-центрические композиции, посвященные работам и демонстрирующие, насколько они редки. единичные объекты могут легко жить в доме », - говорит Истомин.Теперь есть сообщение, которое может понять любой дизайнер интерьера.

Русская баня, переполненная сногсшибательными тканями

Русская баня - или баня - - это что-то вроде национального учреждения. В них традиционно рожали младенцев, и поэт Александр Пушкин утверждал, что они были «как вторая мать России». Тот, что в подвале Зимнего дворца в Санкт-Петербурге, был любимым местом Екатерины Великой для ее любовных свиданий с князем Григорием Потемкиным.А Петр Великий был таким фанатом, что настоял на том, чтобы его построили на берегу Сены, когда он посетил Париж в 1718 году.

Московский декоратор Кирилл Истомин не очень любит это потеть. «Они не были частью моего воспитания, потому что я не провел всю свою жизнь в России», - говорит он. Он переехал в Соединенные Штаты подростком (его отец был консультантом по архитектуре во Всемирном банке) и начал свою карьеру в возрасте 18 лет в офисе известной нью-йоркской фирмы по дизайну интерьеров Parish-Hadley.Он до сих пор очень хорошо помнит свою первую встречу с легендарным директором школы Альбертом Хэдли: «Он посмотрел на мою работу и сказал:« Вау! Это самое красочное портфолио, которое я видел в своей жизни! »

Дверная коробка коридора оформлена в стиле традиционных русских деревянных дворцов XVI и XVII веков, с отделкой, выкрашенной в «Калифорнийский синий» Бенджамина Мура, по дизайну Истомина. Двери обиты причудливым бельем Clarence House.

Стефан Джуллиард

Во многих российских загородных домах до сих пор сохранилось бань на дне сада, и этот лесной дом в закрытом поселке к западу от Москвы не является исключением. Его баня просто несколько грандиознее, чем большинство других - это не просто баня, а прихожая, мини-кухня и высокая гостиная, где клиенты Истомина, молодая пара с тремя детьми, могут развлечься. . Истомин внес небольшие изменения в фактическое здание.Деревянные стены и потолок просто отбелили, а в новые двери установили угловые рамы, скопированные с образцов XVI века.

А вот с убранством Истомин наверняка поехал в город. Его источником вдохновения были декорации к балету Русских балетов Сергея Дягилева, Нормандская дача Ива Сен-Лорана и русское народное искусство. Он избегал исторической точности - его целью было вызвать в воображении идеализированное видение своей родины. «Это как мечта о красивой экзотической России, которой никогда не было», - говорит он.



В центре внимания - огромная глазурованная керамическая печь, созданная в стиле 17-го века. Не менее экстравагантна люстра в гостиной - выкрашенная из дерева репродукция модели конца XIX века, которую он нашел в книге об архитекторе Николае Поздееве, известном прежде всего Домом Игумновых в Москве, который сейчас служит официальной резиденцией Посол Франции в России. В другом месте - великолепное множество тканей с узором за узором и множество обработок окон.

Есть ламбрекены, форма которых имитирует оконные рамы дворцов терем XVI века, а также кресло с подголовником, обитое лоскутным одеялом, приобретенное во время поездки на выходных в один из старейших городов России, Суздаль. По возможности Истомин обращался к местным ремесленникам и интегрировал традиционные ремесла. Стулья расшиты поясами из национальных костюмов; подушки сделаны из винтажных платков.

Диван, обитый стеганым полотном Schumacher, ломается от деталей.Вдоль ступни висит бахрома Samuel & Sons Loire Bullion, а подушки сидений отделаны бахромой Brunschwig & Fils Traviata Marabout. Красная подушка обтянута тканью Pierre Frey с отделкой Jane Shelton.

Стефан Джуллиард

Поразительное исключение - четыре обеденных стула, вырезанных из разных животных, которые выглядят так, как будто они вышли прямо из русской сказки. Фактически, они были приобретены в компании Anthropologie, а затем искусно перекрашены и обставлены новой обивкой.«Если бы вы видели оригиналы, вы бы никогда не поверили, что они такие же», - радуется Истомин. Недорогие, изобретательные и удивительно причудливые, они полностью отражают дух проекта в целом. Как настаивает Истомин: «Это несерьезный дом. Это игривый фантастический мир ».

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на пианино.

Добавить комментарий

*
*

Необходимые поля отмечены*