дизайнер и его бренд • Интерьер+Дизайн

Как выстраивать собственный бренд? Какой путь развития выбрать и как взаимодействовать с производителем? Рассказывает дизайнер Екатерина Елизарова в эксклюзивном интервью interior.ru.  

По теме: Екатерина Елизарова: российский дизайнер с мировым реноме

«Времена, когда потребителя можно было привлечь одними физическими параметрами — будь то необычная форма, дорогостоящие материалы, качество исполнения — уходят в прошлое. Сегодня, выбирая предметы для дома, покупатель стремится приобрести не просто вещь, а ощущение сопричастности к культуре высокого дизайна. И тут на первый план выходит творец, носитель этой культуры — дизайнер и его личный бренд. 

Глобальный тренд Всем наверняка знакомы такие имена, как Карим Рашид, Марсель Вандерс, Заха Хадид, Филипп Старк. Каждое событие, в котором они фигурируют, — сенсация. Профессионалы своего дела, дизайнеры-звезды ворвались в глобальную светскую тусовку, где традиционно доминируют звезды эстрады, фэшн-индустрии и спорта, завоевали себе место и сумели изменить сам облик «Олимпа». Личности их обрели статус культовых, а имена стали нарицательными — иными словами, превратились в бренд.

Смена ролей В определенный момент стало очевидно, что предметы, разработанные ведущими дизайнерами, пользуются большим успехом у потребителя и приносят фабрикам узнаваемость. Увидев перспективы, фабрики идут на изменения в производственном процессе, чтобы удовлетворять высоким требованиям дизайнеров-брендов. Таким образом дизайнеры стали поднимать планку всей индустрии.

Комод Alien 3.0. Дизайн Екатерина Елизарова. Комод Alien 3.0. Дизайн Екатерина Елизарова. Предмет от единственно дизайнера, представляющего Россию на Venice Design

 

Актуальный продукт Зачастую производитель — это традиции и философия, поддерживаемые на протяжении десятилетий, или даже столетий. Тогда как дизайнер — это визионер, носитель и основоположник трендов. Результатом взаимодействия этих двух непохожих сущностей — мануфактуры и дизайнера — становится продукт, который десятилетиями остается актуальным и востребованным.

Гардеробная «Манхэттен», Giulia Novars. Дизайн Екатерина Елизарова. Гардеробная «Манхэттен», Giulia Novars. Гардеробная «Манхэттен», Giulia Novars. Гардеробная «Манхэттен», Giulia Novars.

«Дизайнер-бренд видит будущее и, руководствуясь этим видением, создает объекты, которые будут актуальны. Его чутье должно простираться не на день, не на неделю, не на месяц и даже не на год вперед.»

Создавая скетчи нужно понимать, что потребуется время на проработку модели, создание ее технической документации, прототипирование, утверждение и подготовку к производству. Три года, например, понадобилось братьям Буруллекам, чтобы запустить в серию стул Vegetal. При наличии отработанных технологий, проходит примерно год до появления предмета на выставках. Потом начинается другая магия, когда дизайнеры и архитекторы используют новый предмет в своих интерьерных проектах. За это время существующие тренды могут частично или полностью утратить свое влияние.

Светильник Chapiteau. Porsche Limited Edition. Дизайн Екатерина Елизарова. Светильник Chapiteau. Porsche Limited Edition. Дизайн Екатерина Елизарова. Светильник Chapiteau. Porsche Limited Edition. Дизайн Екатерина Елизарова.
Светильник Chapiteau. Porsche Limited Edition. Дизайн Екатерина Елизарова.

Итак, ключевая задача дизайнера «брендового уровня» — создавать предметы, которые будут востребованы на протяжении десятилетий. В качестве примеров можно привести работы архитекторов: Ле Корбюзье, Людвига Мис ван Дер Роэ, Чарльза и Рэй Имз, Ээро Аарнио, Акилле Кастильони. Их предметы до сих пор не утратили актуальность и остаются востребованными во всем мире.

Личность дизайнера Какими характеристиками должен обладать дизайнер, чтобы претендовать на статус бренда? Во-первых, абсолютный must — это профессионализм. Во-вторых, креативность. Умение создать уникальный объект, вторичные идеи не имеют шансов. В третьих, личные качества, харизма и способность донести свое видение. Хотя, к примеру, у Захи Хадид, по многочисленным свидетельствам ее коллег, характер был не сахар — но это с лихвой окупалось ее талантом и мастерством.

Шкаф Egocentric. Black Edition Дерево, лак, металл. Дизайн Екатерина Елизарова. Todd Merrill Studio.
Стол B & W Horizontal Stripes. Дерево, лак. Todd Merrill Studio.

Статус брендa формируется годами, на протяжении которых дизайнер регулярно подтверждает квалификацию, опыт, навыки, креативность, уровень. В процессе появляется и особая ответственность — чем ты популярнее, тем внимательнее взгляды и выше ожидания. Оправдывать которые необходимо всегда, а время от времени — превосходить. Это постоянный челлендж, борьба, в которой главным твоим соперником являешься ты сам.

Банкетка «Манхэттен», Giulia Novars.

В определенный момент дизайнер-бренд превращается в лидера мнений, и это уже совершенно новый уровень ответственности. Чем дизайнер востребованнее, тем выше интерес к его публичным выступлениям и авторитетность мнения. На этом этапе ты начинаешь напрямую оказывать влияние на профессию дизайнера как таковую, и здесь у тебя нет права на ошибку. Своей работой сегодня, я стараюсь формировать достойный имидж Российского дизайна на западе, создаю коллекции наравне с топовыми игроками мировой индустрии, участвую в важном процессе формирования культуры дизайна в России.»

Настольный светильник Dual. Дизайн Екатерина Елизарова. Настольный светильник Dual. Настольный светильник Dual.

Екатерина Елизаровa — член международных организаций IAD, ICSID, IFI, ICOGRADA. Выпускница Уральской Архитектурно-Художественной Академии, а также британского университета Хаддерсфилд. В 2008 году основала собственную дизайн-студию. Лауреат престижных  профессиональных премий Red Dot, A’Design Award & Competition, Design and Design International Award, Favorite Design, Eurasian Prize и других. Ее предметы представляет американская галерея Todd Merrill Studio.

www.interior.ru

российский дизайнер с мировым реноме • Интерьер+Дизайн

Екатерина Елизарова известна по обе стороны Атлантики. Член международных организаций IAD, ICSID, IFI, ICOGRADA. Выпускница Уральской академии архитектуры и искусств, а также британского университета Хаддерсфилд. В 2008 году основала собственную дизайн-студию. Лауреат престижных  профессиональных премий Red Dot, A’Design Award & Competition, Design and Design International Award, Favorite Design, Eurasian Prize и других. Ее предметы представляет американская галерея Todd Merrill Studio.

АРХИТЕКТУРА

Для меня, наверное, самым важным  для развития архитектуры будет уважение к историческому наследию и тонкий баланс отношений к новейшим технологиям и материалам. Актуальна гуманная и энергоэффективная архитектура, открытые пространства и взаимодействие с природой. (На фото: здание  Центра Bergeron в Торонто, ZAS Architects + Interiors.)

Здание Центра Bergeron в Торонто, ZAS Architects + Interiors.

ЛЮБИМЫЕ ПРЕДМЕТЫ

Среди любимых дизайнерских предметов — светильник Déchaînements VDC14_07A Винченцо Де Котиса (на фото), лампа Horsehair от Apparatus Studio.  Кресло Eva, Giorgetti, и походный чайный сервиз  Tea-Case, Louis Vuitton, 1926 года, принадлежавший когда-то махарадже княжества Бароды.  

Светильник Déchaînements VDC14_07A Винченцо Де Котиса.

МАСТЕРА ЛЮКСА

Мне импонируют работы Алессандро Ла Спада, Карло Скарпы и Винченцо Де Котиса. Каждый уникален, но объединяет их то, что они создают предметы на уровне искусства. Как, например, люстра Jardin de Verre из муранского стекла, спроектированная Алессандро Ла Спада.  

Люстра Jardin de Verre, диз. А. Ла Спада. Муранское стекло.

ПУЛЬС АЗИИ

Меня не перестает восхищать история стремительного преображения Сингапура. Это место воплощения передовых и смелых проектов. Город-государство умело совмещает разный мировой опыт. В нем успешно уживаются инновационная и американская бизнес-архитектура и азиатская философия планирования пространства. 

Сингапур. Отель Marina Bay Sands. Пейзажный бассейн на крыше небоскреба.

JET-SET

Мне повезло с профессией, скучать не приходится. Проекты в разных странах, для европейских фабрик, лекции и презентации… В поездках я всегда с удовольствием открываю для себя новые места. Из последнего, к примеру, Парижский отель Vernet.

Парижский отель Vernet. Автор интерьеров — Франсуа Шампсор (Francois Champsaur).
Парижский отель Vernet. Франсуа Шампсор пригласил художника Жан-Мишеля Альберолу (Jean-Michel Alberola), который расписал плафон и разработал дизайн коврового покрытия.

«Развитие предметного дизайна в России и тем более на Урале — это тяжкий каждодневный труд. Ты должен жить этим, чтобы твое дело стало успешным. Тут в ход идет все: победы в международных конкурсах, участие в выставках, публикации в международной прессе и личное обаяние»

Шкаф Egocentric. Кровать Monaco. Cветильник, колл. Butterfly.

www.interior.ru

Екатерина Елизарова о светильниках для Preciosa • Интерьер+Дизайн

Российский дизайнер Екатерина Елизарова представила в январе 2018 года в Париже, на выставке maison&objet коллекцию светильников Geometric. Ее выпустила чешская компания Preciosa.

По теме:  Русские дизайнеры и бренды на парижской выставке maison & objet

«Я первый русский дизайнер, с которым Preciosa начала сотрудничество, — говорит Екатерина Елизарова. — Презентовали коллекцию в октябре на выставке iSaloni в Москве, осенью 2017 года.

По теме: Светильник-«спорткар» Екатерины Елизаровой

«Мне нравится работать со стеклом, но опыт стеклодувного ремесла — был у меня впервые. Я посетила фабрику и лично изучила весь процесс изготовления и даже изготовила один экземпляр сама, который хранится теперь у меня. Стеклодувное производство стало для меня творческим откровением и вдохновением. Только представьте себе: доменные печи, которые 365 дней в году накалены до температуры свыше 1000 градусов! Находиться в этом цеху — непростая задача, но люди, которые там работают, по несколько часов в день, многие годы, испытывают на себе высокие температуры.

После раскаленных доменных печей стекло вновь охлаждают и затем шлифуют и полируют до состояния бриллианта. На качество изделия сильно влияет процесс смешивания ингридиентов, из которых делают стекло. Формулу идеально прозрачного стекла Preciosa хранит в секрете.»

Екатерина Елизарова рассказывает, что заказ был сформулирован так, чтобы создать дизайн, который был бы понятен во всех странах мира. «Демократичная цена (530 евро) при ручной работе производства и уникальности каждого элемента тоже должна повлиять на популярность изделий. Коллекция кастомизируется: можно выбрать и заказать рисунки засечек на стекле.  Акцент сделан на основании из латуни. В будущем коллекция пополнится вариантами из бронзы и хрома.

Чехия издавна славится традициями стеклодувного дела. В 1548 году семейство Вандер поселилось в местечке Мшено, основав стеклодувную мануфактуру. Маленькое предприятие стало быстро расти и вскоре выбилось в лидеры стекольного производства Богемии. В 1948 году двадцать пять предприятий в городах Яблонец, Либерец и Турнов объединились в группу Preciosa («Прециоза»). Компания сохраняет многовековые традиции ручного стеклоделия, реализуя смелые идеи и находя новые решения, в том числе и благодаря российским дизайнерам. 

Екатерина Елизарова, выпускница Уральской государственной архитектурно-художественной академии и британского Университета Хаддерсфилд. Она завоевала многие престижные международные премии, в числе которых Red Dot, A’ Design, Eurasian Prize. Прооектирует коллекции мебели и света, сотрудничает с Bosa, Asko, De Gournay, Giulia Novars,  Smania, Matlight Milano, RM, Capital Collection.

www.interior.ru

В гостях у дизайнера Екатерины Елизаровой

«У каждого есть свой скелет в шкафу, — улыбается Екатерина Елизарова, встречая нас в холле своей квартиры, — но я решила поместить его на потолок». Дизайнерскую люстру Muse Катя освободила от плафона и повесила только остов — такая вольность вполне позволительна для дизайнера, в активе которого сотрудничество с Хайме Айоном и работа для итальянских марок, включая Bosa, Bisazza, Roncoroni Moretti, Linea Light. Впрочем, и в остальном большая квартира в живописном районе Екатеринбурга стала настоящей мастерской, где Катя опробует свои идеи и работы в действии.

Сапожник без сапог — это не про нее. В квартире все предельно функционально, и почерк хозяйки чувствуется во всем. Гостиная служит мини-галереей, где Катя разместила работы своих друзей-художников, один из которых — талантливый живописец Александр Воронов.

Серия работ, посвященная придуманной повседневной жизни героев комиксов, дополняется коллекционными виниловыми игрушками, которые Катя и ее друг привозят из многочисленных поездок.

На этом шутки заканчиваются и начинается серьезная работа. В каждой комнате — своя история: кабинет идеально спланирован для работы, здесь разрабатываются эскизы для будущей мебели и других объектов, которые с неутомимой энергией Катя запускает в производство.

Участие в известном парижском аукционе дизайна, где за ее консоль Noah развернулась настоящая битва, — всего лишь одна из недавних побед. Еще одна консоль из лимитированной серии стоит в холле как раз под люстрой-скелетом, образуя футуристическую композицию. Лакированные панели, скрывающие входную дверь и небольшую комнатку рядом для хранения вещей, тоже сделаны по эскизам Кати.

Она же разработала мебельную систему для гостиной: отделка из металла медного цвета перекликается со светильниками и другими деталями декора помещений: от ручек входных дверей до шторы в гардеробной, наполняя квартиру теплыми бликами света.

А двери в спальню — тот самый прототип, с которого началась фирменная линия стеновых панелей и дверей, их изготавливают для других проектов дизайнера в Италии. Необычный выбор стекла, его огранка и сложная лакировка поверхностей превращают предмет, который в обычном интерьере играет подчиненную роль, в главного героя.

Переливами цветов и блеском, особенно в лучах утреннего и вечернего солнца, они напоминают легендарные уральские самоцветы. Но если в сказках принято надеяться на чудо, то Катя предпочитает создавать его своими руками. www.elizarova.com

www.elledecoration.ru

Пентхаус в Екатеринбурге: проект Хайме Айона и Екатерины Елизаровой

Первый частный интерьер известного испанского дизайнера Хайме Айона волею судьбы появился именно в Екатеринбурге. С проектом пентхауса в столице Урала нас познакомила его соавтор — дизайнер Екатерина Елизарова.

Гостиная. Двери, камин и отделка стены из мрамора и латуни выполнены по эскизам Хайме Айона. Люстра Josephine, Metalarte, кресло Arpa, Se London, диван, CTS Salotti, вазы, Natuzzi. Соседняя комната — библиотека.Гостиная. Двери, камин и отделка стены из мрамора и латуни выполнены по эскизам Хайме Айона. Люстра Josephine, Metalarte, кресло Arpa, Se London, диван, CTS Salotti, вазы, Natuzzi. Соседняя комната — библиотека.
Фото: 
Джорджо Поссенти (Giorgio Possenti)

Нет ничего интереснее в нашей работе, чем встретить интерьер с историей. И совсем необязательно это должен быть дом, в котором прожили несколько поколений владельцев. Иногда за современным интерьером скрывается история, достойная отдельного рассказа. Именно так и получилось с этим проектом. Я узнал о нем четыре года назад. На ужине в честь запуска своей новой коллекции испанский дизайнер Хайме Айон (Jaime Hayon) рассказал по секрету, что ему предложили оформить пентхаус в центре Екатеринбурга. К слову, это был первый частный интерьер в его биографии. И смельчаками, которые обратились к нему, стали наши соотечественники. Но к моему гордому энтузиазму примешивалась, безусловно, изрядная доля скепсиса.

Лестница на второй этажЛестница на второй этаж
Фото: 
Джорджо Поссенти (Giorgio Possenti)

Честно говоря, я с трудом представлял, как авангардный дизайнер сможет найти общий язык с нашим заказчиком, который по определению отличается требовательностью и, чего уж скрывать, твердым характером. Мы периодически созванивались со студией Айона и встречались с ним то в Париже, то в Милане, и каждый раз мне сообщали, что работа над проектом задерживается. Вероятно, подумал я с сожалением, дизайнерская коса все-таки нашла на уральский камень. И надо же было такому случиться, что, когда мы объявили о нашем конкурсе «Выбор года», первый проект, который прислали на рассмотрение, был из Екатеринбурга!

Дизайнер Екатерина ЕлизароваДизайнер Екатерина Елизарова
Фото: 
Джорджо Поссенти (Giorgio Possenti)
Стеновые панели холла, зеркало и скамья, все — дизайн Хайме Айона. Бра Copaсabana, Metalarte. Стеновые панели холла, зеркало и скамья, все — дизайн Хайме Айона. Бра Copaсabana, Metalarte.
Фото: 
Джорджо Поссенти (Giorgio Possenti)

Конечно, я сразу узнал почерк Хайме Айона. По очередному совпадению в России с ним работала уже хорошо знакомый вам дизайнер Екатерина Елизарова, которая и рассказала мне продолжение этой истории. «Как часто бывает, — начала она издалека, — заказчик пересмотрел массу проектов, моя студия была лишь одним из претендентов. Но я сразу поняла, что ему нужно необычное решение. В одном из разговоров хозяин упомянул, что его друзья даже заказали интерьер иностранному декоратору, и тогда я решила, что судьба посылает мне отличный шанс.

Зона столовой на первом этаже. Светильники, Bosa, стулья, ограниченная коллекция, Se London, стол выполнен по эскизам Хайме Айона. Зона столовой на первом этаже. Светильники, Bosa, стулья, ограниченная коллекция, Se London, стол выполнен по эскизам Хайме Айона.
Фото: 
Джорджо Поссенти (Giorgio Possenti)

Разве может быть что-то интереснее для начинающего дизайнера, чем работа в команде с настоящей звездой? Мы отказались от всех имеющихся проектов, в том числе и моего собственного, и начали поиск. Моим настоящим увлечением является промышленный дизайн, и, помимо интерьеров, я разрабатываю объекты мебели. Одним из моих любимых авторов всегда был Хайме Айон, и я предложила владельцу квартиры сделать проект с ним. К счастью, заказчик разделял мои вкусы, и я начала действовать.

Кухню от гостиной отделяет лишь стеклянная перегородка. Кухонный гарнитур, Lube, стулья, BD Barcelona, подвесной светильник Copaсabana, Metalarte. Стол выполнен по рисунку Хайме Айона.Кухню от гостиной отделяет лишь стеклянная перегородка. Кухонный гарнитур, Lube, стулья, BD Barcelona, подвесной светильник Copaсabana, Metalarte. Стол выполнен по рисунку Хайме Айона.
Фото: 
Джорджо Поссенти (Giorgio Possenti)
Фрагмент гостиной первого этажа. Кресло Lounger, BD Barcelona, столики, Se London, газетница, Natuzzi. Консоль для книг, дизайн Хайме Айона. Фрагмент гостиной первого этажа. Кресло Lounger, BD Barcelona, столики, Se London, газетница, Natuzzi. Консоль для книг, дизайн Хайме Айона.
Фото: 
Джорджо Поссенти (Giorgio Possenti)

Понадобилась изрядная настойчивость — Хайме сам не был уверен, понравится ли заказчику его стиль, но наконец принял этот вызов и прилетел в Екатеринбург. Он начал работать над первым этажом, где были запланированы гостиная, кухня и столовая, я — над вторым. По первоначальному проекту пространство первого этажа хотели разделить на несколько комнат, но тогда бы пропал эффект панорамного вида на город. В результате мы решили оставить его целиком открытым, выделив лишь библиотеку, и приступили к работе». Уверен, что это решение было самым правильным. Когда я оказался в квартире, меня ошеломило сочетание ультрамодной отделки гостиной и панорамы одного из самых динамичных мегаполисов России.

Холл втoрого этажа. Светильники Couples, Bosa, и двери в спальню выполнены по дизайну Екатерины Елизаровой. Консоль, Smania, вазы, Natuzzi. Холл втoрого этажа. Светильники Couples, Bosa, и двери в спальню выполнены по дизайну Екатерины Елизаровой. Консоль, Smania, вазы, Natuzzi.
Фото: 
Джорджо Поссенти (Giorgio Possenti)

В лакированных панелях пастельных тонов, которыми отделаны стены первого этажа, отражается солнечный свет и облака, и кажется, что ты сам паришь вместе с ними в воздухе. За панелями скрываются двери в подсобные помещения и вся техническая начинка. Мебель и отделка гостиной были разработаны студией Хайме Айона: некоторые объекты создавались специально, готовые – адаптировались под проект. Только диван хозяева выбрали сами — за его комфорт. Сложность возникла с кухней; в конце концов от технически трудновыполнимого проекта Хайме отказались, и Екатерина подбирала кухню для уже выстроенного пространства. Она же разработала часть светильников и специальные зеркальные ниши для размещения готовых люстр, усиливающие отражение света.

Ванная на втором этаже. Раковина, The Hayon Collection, Bisazza Bagno, мозаика, Bisazza. Ванная на втором этаже. Раковина, The Hayon Collection, Bisazza Bagno, мозаика, Bisazza.
Фото: 
Джорджо Поссенти (Giorgio Possenti)
Спальня на втором этаже. Кровать, тумбочка, Smania, настольная лампа, Baccarat, слева — скамья, выполненная по дизайну Екатерины Елизаровой.Спальня на втором этаже. Кровать, тумбочка, Smania, настольная лампа, Baccarat, слева — скамья, выполненная по дизайну Екатерины Елизаровой.
Фото: 
Джорджо Поссенти (Giorgio Possenti)

Одним из самых сложных объектов оказалась лестница: для удобства хозяев пришлось делать нестандартную высоту шага и вписывать ее в уже существующий проем. Изящные перила-соты, нарисованные Айоном, собирали как большой пазл, но с ювелирной точностью. На втором этаже находятся рабочий кабинет, несколько гостевых комнат и спальня хозяев. Катя разработала для каждой комнаты уникальные двери, которые вместе с ее собственными объектами на свой лад продолжают дизайнерский стиль гостиной, однако в более мягком варианте, как того хотели сами заказчики.

Сначала Хайме Айон не был уверен, понравится ли его авангардный стиль заказчику.

«Проект получился очень смелым, но вместе с тем удивительно комфортным, — говорит Катя. — А гостиной хозяева просто гордятся». С этим нельзя не согласиться, ведь именно такие интерьеры со временем становятся классикой дизайна. По счастью, очередной подобный объект теперь появился и у нас.

Ванная на первом этаже. Раковина, ванна, The Hayon Collection, Bisazza Bagno.Ванная на первом этаже. Раковина, ванна, The Hayon Collection, Bisazza Bagno.
Фото: 
Джорджо Поссенти (Giorgio Possenti)

Elle Decoration

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

www.elledecoration.ru

Интервью с дизайнерами и архитекторами

13 мая 2014 г.

Екатерина Елизарова – из тех редких дизайнеров, которым хватает смелости заявлять о себе на международной арене. Она признается, что не была образцовой студенткой УГАХА, не училась промышленному дизайну (окончила дизайн интерьера). Главный урок, который помогает ей в жизни: никогда не ограничивать себя каким-либо рамками, всегда мыслить шире, избавляясь от шаблонов и стереотипов. Сегодня ее предметы интерьера отмечены многочисленными международными наградами. Но одним из самых ярких событий в ее дизайнерской карьере стало недавнее участие в знаменитой миланской выставке ISaloni.

 

Екатерина Елизарова – из тех редких дизайнеров, которым хватает смелости заявлять о себе на международной арене. Она признается, что не была образцовой студенткой УГАХА, не училась промышленному дизайну (окончила дизайн интерьера). Главный урок, который помогает ей в жизни: никогда не ограничивать себя каким-либо рамками, всегда мыслить шире, избавляясь от шаблонов и стереотипов.
Сегодня ее предметы интерьера отмечены многочисленными международными наградами. Но одним из самых ярких событий в ее дизайнерской карьере стало недавнее участие в знаменитой миланской выставке ISaloni.

- Екатерина, вас хорошо знают как дизайнера интерьеров. Почему вы вдруг начали придумывать мебель? И когда у вас появилось желание попробовать себя в качестве предметного дизайнера?

- Я действительно начинала с дизайна интерьеров и продолжаю этим заниматься. Просто в какой-то момент пришло осознание, что мне неинтересно использовать в своих объектах то, что уже придумано другими. Это не совсем дизайн, а больше декораторство. Я не в полной мере реализовывала свой творческий потенциал. Поэтому примерно три с половиной года назад я начала проектировать собственную мебель и воплощать ее в жизнь.

- Почему вы отказались от сотрудничества с местными производителями мебели и занялись поиском партнеров в Италии? Это ведь наверняка более сложно – договориться с зарубежной фабрикой.

- У меня не было принципиальной позиции работать только с зарубежными производствами. Изначально мы вели переговоры с самыми разными компаниями, в том числе – производственными мастерскими Екатеринбурга. Но, к сожалению, среди наших производителей даже компании с хорошим портфолио не смогли обеспечить нам нужное качество.

Реализуя один из интерьерных проектов, мы поровну поделили объем работ между итальянским и нашим производителем. Местную компанию мы выбирали очень тщательно. У нее было много успешно реализованных объектов, и мы не сомневались, что она справится с поставленными задачами.
Условия для обеих сторон были одинаковые: за три месяца предстояло произвести, привезти и установить мебель. Только итальянцам это было сложнее, поскольку им нужно было закончить работы намного раньше, чтобы в эти сроки груз успели доставить, пройти таможенный контроль, самим приехать сюда и установить мебель (они никому не доверяют монтаж).

По факту, когда итальянская часть работ была полностью закончена, наши производители привезли на объект буквально 5% от всего объема, который нужно было выполнить. Ну и помимо этого, результат выглядел весьма небрежно. Большинство моей мебели имеет покрытие идеальным глянцевым лаком. И, к сожалению, у нас еще не понимают, каким образом это сделать идеально. Даже на пробных выкрасах под лаком виднелась пыль, какие-то мелкие волоски. Для меня это неприемлемо.

Поэтому сейчас я работаю с итальянскими производствами. С ними я уверена, что моя мебель будет изготовлена на должном уровне. К тому же, мы не останавливаемся на достигнутом. У нас появляются новые идеи, мы усложняем конструкции и формы, добавляем в мебель новые материалы, вводим сложные лакировки – и мне важно, чтобы наши партнеры имели достаточный опыт и могли выполнить любые наши задумки. Те производства, с которыми мы сотрудничаем, в третьем, а то и в пятом поколениях занимаются работами по дереву, по металлу, по мрамору. У них есть свои хитрости. И работая с ними, мы сами развиваемся и каждый раз узнаем много нового.



- Когда вы говорите «мы», вы кого имеете в виду?

- Говорить только «я» было бы слишком эгоистично, потому что очень много людей помогает мне в моем большом деле. Это и ребята из моей студии, и мои итальянские партнеры. Создание мебели – труд одной большой команды, поэтому я часто говорю «мы».

- Расскажите, как вы решили заявить о себе на международной выставке? Это же первый для вас подобный опыт?

- За границей мы работаем не первый год, поэтому там меня, конечно, знают. И в какой-то момент мне предложили попробовать, причем пригласили поучаствовать на двух площадках сразу. Я согласились, ведь у нас есть что показать, каждый продукт сделан на достаточно высоком уровне. Мы выставили свои работы на ISaloni Satellite и на Ventura Lambrate. Для каждой выставки – свои коллекции, в соответствии с выставочной концепцией. Для ISaloni скорее коммерческие продукты, а для Ventura Lambrate – арт-объекты. Кстати, в последнем случае получился такой игровой дизайн – интересная вневременная консоль с двумя вращающимися зеркалами. Мы даже сами не ожидали такого результата: когда воплотили ее в жизнь, пришли в полнейший восторг. Идеальная лакировка, 100% глянец, покрытие как у фортепиано (впрочем, практически как у всей остальной мебели, которую мы представляли в Милане).


Консоль "Пришелец" на Ventura Lambrate

Консоль называется «Пришелец». И она действительно оправдывает свое название, поскольку совершенно не понятно, когда она был сделана – вчера или сорок лет назад. Ее забрали у нас прямо после выставки и увезли в галерею Тревизо, на север Италии. Она будет стоять в галерее-шоу-руме.

- Вы первый раз были на ISaloni как участник, а не как зритель. Прочувствовали эту атмосферу изнутри. Какие у вас самые яркие эмоции?

- Участие в ISaloni для меня колоссальный опыт и большое испытание, потому что это действительно трудно. Прежде всего, трудно туда пробиться. Например, для участия в основной зоне ISaloni Satellite десятки тысяч молодых дизайнеров со всего мира присылают свои заявки. И для начала нужно пройти этот отбор, твои продукты должны иметь высокий уровень идеи, подачи, производства, отделки. Попутно это целая бюрократическая волокита. Полтора месяца мы просто заполняли бумаги для того, чтобы участвовать в выставке! Каждый продукт должен иметь свой сертификат. И не столько целый продукт, а каждый материал в отдельности, который использован при производстве, каждый вид отделки. Этим занимается отдельная организация, и после всех процедур она на трех листах выдает сертификат соответствия европейского стандарта с печатями, со своей лицензией, что все соответствует заданным критериям.

Сама выставка – тоже своеобразная проверка на прочность. К тому же, у нас было две площадки в разных частях города. Машины у нас там не было, а чтобы поймать такси во время выставки, нужно выстоять километровые очереди. Поэтому мы ходили пешком, возвращались всегда очень поздно и крайне уставшие. Но, несмотря на это, было очень здорово. Мы обрели много новых друзей – по соседству с нами были стенды дизайнеров из Финляндии, Бразилии, Китая, Японии. Нас окружали талантливые ребята из разных уголков мира. Было много общения с ними, с посетителями, с прессой.


Стенд Екатерины Елизаровой на выставке ISaloni

Отдельно стоит отметить высокий уровень организации выставки ISaloni. Когда ты приезжаешь на все готовое, это один эффект – все помпезно, очень красиво. Но мы увидели ее с другой стороны, как будто она только проснулась, с растрепанными волосами. Мы видели, как она приводит себя в порядок. Когда павильоны превращаются в муравейник из строителей, отовсюду слышна такая колоритная итальянская «лексика». Мы наблюдали за этим и до последнего думали, что они не успеют закончить. Но случилось просто какое-то волшебство. Они за ночь сделали невозможное, и к моменту открытия утром Fiera Milano предстала во всем своем парадном величии, со своими лощеными стендами. Для нас это было невероятно.


За пару дней до открытия

- За время работы выставки повстречались вам какие-нибудь знаменитости?

- Самая интересная встреча произошла на третий день выставки, уже под самый занавес. Мы тогда уже не ожидали, что может произойти еще что-то интересное, поскольку день итак был насыщен всякими событиями. Мы устали от интервью и съемок и практически закрывали свой стенд, когда вихрем мимо нас пронесся Марсель Вандерс вместе со своей свитой, сначала в одну сторону, потом в другую. А затем он развернулся и подошел ко мне. Это очень приятный момент для дизайнера, когда такой величины мастер оценивает твои работы. Вандерс был на моем стенде, смотрел мою мебель. Я ему рассказала про основную концепцию, процесс создания и материалы. И то, что в зоне конкурса Satellite стоит мой барный стул из серии «Ангелы и Демоны». А он ответил: «Я видел твой барный стул, я его заметил». Конечно, для меня это было очень приятно. Он пожал мне руку, сказал, что это достойно, и помчался дальше. Я в тот момент даже не успела до конца оценить, что произошло, но это было круто.


Барный стул "Ангелы и Демоны", выставленный в конкурсной зоне


Стенд Екатерины Елизаровой посетил не только Марсель Вандерс, но и другие знаменитости - например, Александр Воронов из Екатеринбурга

- Что дальше? Есть желание переехать в Европу, начать работать там?

- Зачем? Меня здесь все устраивает в плане жизни. Мне совершенно ничего не мешает жить в Екатеринбурге и при этом работать по всей России и за рубежом, ездить на производства, участвовать в конкурсах или других значимых мероприятиях по всему миру. Мне наоборот здесь здорово – это для меня такая точка сохранения. Я приезжаю сюда, здесь все знакомо, все спокойно, размеренно, все процессы под контролем.

Я, конечно, встречаю недоумение, когда знакомлюсь с кем-либо за границей. Все искренне удивляются, когда узнают, что я из России, но не из Москвы и даже не из Питера. Поэтому на выставке меня называли «российским самородком».

К сожалению, в Европе практически никто не знаком с русским дизайном, в особенности с предметным. У нас в стране очень много хороших интерьерных дизайнеров, но даже они известны только в пределах своих городов или в лучшем случае по России. А промышленных дизайнеров мало. И еще меньше тех, кто стремится заявить о себе на мировой арене. Это для меня еще одна причина не менять страну. И оставаясь российским дизайнером, получать признание на международном уровне.

 

www.berlogos.ru

Elements ASKO by EKATERINA ELIZAROVA: союз дизайна и моды. Блог о кухне

Известные бренды всегда стремятся привлекать дизайнеров к созданию новой линейки товаров. Екатеринбургский дизайнер Екатерина Елизарова спроектировала pop-up store для показа коллекции встраиваемой техники Elements by ASKO. В интервью с молодым модным дизайнером мы поговорим о том, как рождаются новые коллекции кухонной техники.

26 мая в 19.00 в Центре дизайна Artplay (Москва) компания Asko открыла pop-up store, посвященный коллекции Elements by ASKO, эксклюзивный проект которого разработала российский дизайнер Екатерина Елизарова.

Мы решили узнать подробнее об этом событии и поговорить с Екатериной о том, как рождаются новые коллекции кухонной техники. Тем более что Екатерина живет и работает в Екатеринбурге и до нее рукой достать… по крайней мере пока.

Екатерина Елизарова

дизайнер

 

лауреат многих престижных премий Red Dot, A’Design Award & Competition, Design and Design International Award, Favorite Design, сотрудничает со всемирно известными брендами, такими как Bosa и Bisazza. В 2015 году получила престижную премию «Дизайнер года» по версии журнала ELLE DECORATION.

Екатерина убеждена – нельзя ограничивать себя какими-то рамками, нужно мыслить широко и не бояться экспериментов. Именно поэтому она была приглашена для создания проекта первого в России pop-up store, посвященного коллекции Elements by ASKO. Некоторыми подробностями об этом дизайнер Екатерина Елизарова поделилась в эксклюзивном интервью для компании Осмин.

Чем обусловлено твое участие в этом проекте? Личное пристрастие к марке ASKO, близость ее концепции, счастливый случай или запланированное намерение?

– Откровенно говоря, никакого особого пристрастия к ASKO у меня не было. Более того, я не сильно была знакома с их техникой. Знала только, что это шведская фабрика, которая выпускает бытовые приборы в духе скандинавского дизайна. Близкое знакомство и сотрудничество состоялось благодаря Диме Рангелову, российскому представителю компании. Именно он пригласил меня в проект после церемонии ELLE DECORATION, где мне вручали премию в номинации «Дизайнера года».

ASKO всегда проявляет интерес к молодым перспективным дизайнерам, а мое имя сейчас набирает обороты на международном уровне. Были встречи и переговоры в Москве, и выбор пал на меня. Я приняла предложение оформить временный интерьер для показа новой коллекции кухонной техники Elements by ASKO.

В чем для тебя особенность и значимость этого проекта?

– Наверное, в дерзости подхода. Для ASKO это чистый эксперимент – презентовать свои новинки таким образом. И я тоже проектировала интерьер в формате pop-up store впервые! Наше обоюдное стремление к новизне, к воплощению смелого дизайна на базе передовых технологий позволило создать этот демонстрационный павильон, ломающий привычные стереотипы.

Вся бытовая техника представлена в интерьере, встроенной в кухонную мебель. Всё как в реальной кухне, но всё – нереально красиво, стильно, элегантно! Это первый имиджевый проект ASKO и первый в России pop-up store высокотехнологичной бытовой техники.

Новая коллекция Elements by ASKO – крутая линейка с мощным функционалом внутри! Все очень логично, функционально и максимально удобно для человека. В полной мере оценить достоинства техники Elements я смогла на Неделе дизайна в Санкт-Петербурге. На кулинарном мастер-классе мы стали потрясенными свидетелями того, что готовить с ASKO просто, быстро и сказочно вкусно! А приготовление на пару – это еще и здорОво. Поистине высокая кухня во всех смыслах!

Кто еще из дизайнеров проектировал для GorenjeGroup, в структуру которой входит ASKO, с кем тебе теперь выпало стоять в одном ряду?

– Многие дизайнеры мировой величины сотрудничали с компанией, в том числе Карим Рашид, Ора Ито, знаменитая студия автомобильного дизайна Pininfarina. И все они создавали свои коллекции в духе философии марки – простота, цельность, функциональность, делающие повседневную жизнь лучше.

Теперь и твое имя будет вписано в историю знаменитого бренда, что очень радует нас, твоих земляков. А как тебе работалось с ASKO? Хотелось бы продолжить сотрудничество?

– Работать было хорошо, комфортно. Ребята в команде деятельны и очень профессиональны, точно знают, чего хотят. Всё быстро, четко, слаженно. Это во многом заслуга Димы Рангелова как человека с особым видением и пониманием трендов. Считаю, что холдингу Gorenje с ним невероятно повезло.

Поскольку первый мой опыт сотрудничества с ASKO оказался успешным, хотелось бы продолжить, и переговоры уже ведутся. Проектирование техники более трудоемкий процесс, на это уйдет полтора-два года, но это же безумно интересно.

В недалеком будущем дизайнер Екатерина Елизарова начнет работу над проектированием новой линейки встраиваемой техники Asko. А Осмин рада будет рассказать об этом своим читателям, которые, как и мы, предпочитают эффективные комплексные решения на кухне.

blog.osmin.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о